четверг, 17 июля 2014 г.

Мишель КАМИДИАН (Париж), историк ювелирного искусства, коллекционер ЭКСПЕРТЫ – САМОЗВАНЦЫ. Геза фон Габсбург и другие.

 

Мишель КАМИДИАН (Париж), историк ювелирного искусства, коллекционер
ЭКСПЕРТЫ – САМОЗВАНЦЫ. Геза фон Габсбург и другие.
Ошибки экспертизы.
В принципе, никто не мешает объявить себя экспертом, даже по части творчества Фаберже. Официальной процедуры присвоения звания в подавляющем большинстве стран мира, в том числе в США, нет.  Страховые компании отказываются страховать ошибку эксперта - искусствоведа, поскольку трудно установить, где начинается «случайная ошибка», а где «умышленное действие», что в принципе, является мошенничеством.   
Для наглядного примера некомпетентности западных «специалистов» и «экспертов» Русского искусства, может послужить Царскосельская выставка «Блестящая Эпоха Фаберже»1992 года, обложка каталога которой украшало императорское пасхальное яйцо фирмы Карла Фаберже   «Букет Желтых Лилий»1893г.
 В 1991 году, незадолго до открытия этой знаменательной выставки, это произведение было выставлено на продажу на ноябрьском женевском аукционе «Sotheby's».
 Лот под номером 394, был описан как: «Часы» (проданные) фирмой Фаберже.
 Каталожное описание этого лота указывало на его происхождение как подарок врученный в 1892 году Российской императорской семьей лечащему доктору- Георгу Иоганну Мецгеру, основоположнику современного массажа.
 В описании этого лота, эксперты Sotheby's, упомянули об их сходстве с императорским подарком «Яйцо-часы Лилии»1899г. фирмы К.Фаберже.(Оружейная Палата, Музей Кремля)
 Оценка 25.000-35.000 швейцарских франков ($20.000-$25.000) была невероятно низкой для этого произведения, и была сравнима с мелкой каменной пластикой фирмы Фаберже.
 Яйцо-часы были проданы за $100.000 долларов.
 Дело в том, что никто из многочисленных присутствующих фабержеведов, «экспертов», коллекционеров и дилеров, не увидел в проданных «часах», то, что на выставке Блестящая эпоха Фаберже будет представлено как: Императорское Яйцо-Часы фирмы Карла Фаберже.
 Стоимость императорских пасхальных яиц на антикварном рынке, на тот период времени, варьировалась в диапазоне $3М.
 Уже, бывший владелец, после вычета аукционных комиссионных сборов, получит примерно $80,000 и будет очень этому рад, поскольку сумма в несколько раз превышала «экспертную» оценку. На самом деле, наивный владелец ( родственник д-ра Мецгера), даже не подозревал, что по некомпетентности «экспертов»—самозванцев, он стал жертвой элементарного обмана.
 Аукционный дом и их «эксперты», гордились достигнутым результатом. Присутствующая на аукционе публика была удивленна неожиданным результатом, и выразилась бурными аплодисментами. В свою очередь, я был разделен между двумя чувствами: с одной стороны, конечно, был очень рад, что удалось приобрести шедевр, вожделенный объект многих коллекционеров, а с другой четко понимал, что являюсь «одноглазым королем в царстве слепых».
 Эти «Часы», вскоре, станут поперек горла многих национальных организаций и институтов, включая в том числе и Оксфордский университет.( )
 Моя покупка вскоре, станет началом длинной истории, а скорее историей моей жизни, которая послужит залогом этому повествованию.
 Со дня покупки, и по сей день, мне пришлось плыть одному против течения, и бороться с устоявшимися монополиями, такими как гигант Lloyds, что выглядело как борьба «Давида против Голиафа».
 Я, ни о чем не сожалею, поскольку, в силу сложившихся жизненных обстоятельств, это сопротивление я ассоциировал с моей миссией- борьбой против царившего беспредела в мире русского искусства, и легиона «экспертов»-самозванцев, которые своими корыстными соображениями и деятельностью наносят большой вред не только искусству К.Фаберже, но и порочат культурное наследие России.
 Я уже давно осознал, что являюсь временным обладателем всех тех произведений искусства, которые с любовью приобрел в течении многих лет собирательства, также прекрасно понимал, что все, по большому счету— это: суета сует,—все суета!
 Несмотря на предупреждения и угрозы, не собирался менять своих жизненных принципов.
 Руководствуясь кредо: «Кто знает, тот должен!», я желал просто разоблачить инсайдеров-монополистов, которые только, и греют руки в этом хаосе.
 Итак, факт наличия профессиональной ошибки «экспертов» Sotheby's, более чем очевиден.
 Очевиден также факт некомпетентности всех тех, кто цинично злорадствуя, чувствуя себя защищенными институтами правосудия и страховыми корпорациями, выступили на этом процессе против значимого для культуры России имени К.Фаберже.
 При проведении любой экспертизы, естественно, присутствует человеческий фактор. На профессиональном пути своего развития, человеку присуще, иногда, ошибаться. Когда, при проведении экспертизы, значимых произведений допускаются грубейшие ошибки, и регулярно с каждым годом повторяются, то в этом уже нужно видеть не только некомпетентность «экспертов», но и скорее их шарлатанство.
 Западные аукционные дома содержат штат «специализированных экспертов», которые поддерживают хорошие отношения с «независимыми экспертами», коллекционерами и владельцами антикварных специализированных магазинов, с кем они регулярно консультируются.
 Когда в руки экспертов аукционных домов, случайно попадает незаурядное произведение, то об этом сразу становится также известно и тесному кругу профессионалов.
 В этой ситуации конфликт интересов становится понятным.

 Основную клиентуру специализированных аукционов составляют дилеры и коллекционеры, или их представители. По причине присутствия подделок, и во избежание каких либо проблем, многие предпочитают переплачивать, и покупать произведения искусства в специализированных магазинах, нежели на аукционах.
 Для аукционных продаж издаются каталоги в которых всем лотам дается оценка, состоящая из первой, минимальной оценки, называемой -резервом, т.е. по которой владелец согласен продать выставленный лот, эта оценка ближе к  цене дилера, и второй которая по мнению «экспертов» указывает более реальную ее стоимость. Для особенно дорогих произведений оценка не указывается, и о ней можно узнать по особому запросу,  такая политика позволяет аукционному дому заранее определить соответствующую политику продажи.
 Несмотря на то, что аукционные дома обещают возврат денег в случае если будет доказано, что проданное ими произведение является подделкой, тем не менее, этого почти не происходит, так как это очень трудно доказать, поскольку на каждом последующем этапе разбирательств срабатывает формат двойных стандартов и понятий.
 При такой ситуации, судебные разбирательства чреваты тем, что у сильного всегда бессильный виноват, и , как правило, при проигрыше приходится платить не только за услуги своих адвокатов, но и все расходы противоположной стороны.
 Нередко, когда лот продается в разы выше второй оценки, а иногда даже превышает на порядок, или даже два эту оценку.
 На рекордных результатах продаж, международные аукционные дома делают себе большую рекламу, и хвалят своих экспертов чтобы привлечь к себе новых наивных клиентов, но в достигнутом результате нет их заслуги, наоборот, в этом нужно видеть их некомпетентность, поскольку именно они претендуют на то, что формируют Арт Рынок антикварного и современного искусства.
 На самом деле, заслуга принадлежит тем кто правильно оценивает и понимает значимость выставленных на продажу произведений, и не обращает внимания, ни на мнение, ни на оценку аукционных «экспертов» и их консультантов!
 В статье «Квадратные пасхальные яйца», опубликованную в каталоге выставки был поднят один уместный вопрос: «как случилось, что такие прославленные и ведущие «эксперты-фабержеведы», «специалисты» русского искусства, прошли мимо такого распознаваемого в искусстве образа- «Яйца-часов фирмы Карла Фаберже?», и это, несмотря на их же указания в каталоге сходства с императорским Яйцом-часами « Букет Лилий»1899 года. Как случилось, что они забыли об одном из постулатов: «Произведения фирмы Фаберже сами о себе говорят, что мы - Фаберже!».
 Может быть на этом женевском аукционе 1991г. произошла такая же мистификация, как и на нью-йоркском предпасхальном аукционе Parke-Bernet 1964г., на котором за $2,450 долларов был продан лот N 259, лаконично описанный как: « Золотые часы в яйце», которые на самом деле оказались Императорским пасхальным «Яйцо с часами»1887г. фирмы К.Фаберже. Удивительно, но на этом же аукционе через лот под N 260 был продан за $1150 золотой портсигар, обозначенный как фирмы Фаберже, с указанием мастера Генриха  Вигстрема.  К сожалению, такие мистификации регулярно продолжаются и в наши дни, но с той разницей, что презентуемые ведущими «экспертами» (императорские пасхальные яйца фирмы Фаберже), оказываются лишь подделками, а те которые в каталогах ими описываются как в стиле Фаберже, на самом деле оказываются подлинными императорскими яйцами.
 За всю историю западного фабержеведения, не было ни разу случая, чтобы заявленное «экспертами» яйцо из серии императорских пасхальных яиц фирмы К. Фаберже, и представленное как шедевр фирмы К. Фаберже, оказалось подлинным.
 И наоборот, каждый раз, когда ведущие «эксперты» ставили под сомнение подлинность императорских пасхальных яиц Фаберже, то оказывалось, что они на самом деле являлись подлинными, и что они в очередной раз ошиблись.
 К сожалению эти скандальные ситуации, не извещаются, и очень быстро забываются. Наглости некоторых «экспертов» нет предела, они уже давно сбились с толку, и просто, на волне неразберихи, ими же созданном хаосе, продолжают свою безнаказанную деятельность.
 До открытия в 1993г. выставки «Фаберже Придворный ювелир» в Париже в Музее декоративного искусства, и в  Санкт- Петербурге в Государственном Эрмитаже, состоялся симпозиум посвященный творчеству Фаберже, на котором присутствовал один из «ведущих экспертов» и кураторов предстоящей выставки д-р Геза фон Габсбург, которому был задан волнующий многих российских коллег вопрос: как случилось что проданный на аукционе лот: «Часы» Фаберже, оказались яйцом-часами, из прославленной серии пасхальных императорских яиц, и, что никто, за исключением одного не понял этого?
 Г-н Габсбург, «эксперт» Фаберже, сперва лукаво ухмыльнулся, задумался и приняв умный вид, начал невнятно что-то говорить, а присутствующие российские коллеги, сотрудники музеев не поняв смысла сказанного, возможно ссылаясь на неудачный перевод, просто промолчали, не получив на заданный вопрос должного ответа.
 В начале 1994 г-ин Габсбург, возможно, воодушевленный своим выступлением перед российскими коллегами, и прошедшими выставками, в журнале ART&AUCTION опубликовал статью о фальшивках под названием «FAUXBERGÉ», в которой, между прочим, указывал на Императорское Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий»1893г.
 Такое заявление было неуместным и опрометчивым, поскольку в статье «Квадратные пасхальные яйца», опубликованную в каталоге выставки «Блестящая эпоха Фаберже», это произведение уже было введенно в искусствоведческий и научный  оборот, в котором было доказано их подлинность как, подарка Императора Александра III доктору Мецгеру, выполненный фирмой Карла Фаберже.
 В 1998 г, через четыре года после публикации этой статьи, российский искусствовед и историограф  творчества К. Фаберже Валентин Скурлов, в связи с систематизацией своих исследовательских разработок, разгадал алгоритм нанесения инвентарных номеров на разнообразную продукцию фирмы, что дало ему возможность отнести яйцо-часы не к 1892, как это было указано в каталоге Sotheby's, а точнее к 23 декабрю 1893 года( *книга Амстердам 1971г.....), что в свою очередь даст ему возможность в РГИА найти оригинальный счет фирмы К.Фаберже, за личной подписью ( заплатить) самого Императора Александра III, подтверждающий подарок оплаченный на кануне вручения Мецгеру, 22 декабря 1893 года.
 Озабоченные последствиями такой находки, которая могла бы серьезно повредить репутацию,   Габсбурга и Солодкоффа -кураторов готовящейся выставки, в преддверии намеченной на 2000 год самой крупной выставки «Мир Фаберже» в США ( Вильмингтон, штат Делавер), выразили желание организаторов выставки о моем участии на ней.
 После переговоров, относительно главного экспоната; Яйца-часов, и других произведений из моей коллекции, кураторы также выразили желание чтобы я написал две статьи для каталога выставки: «Русские эмали в начале 20 века», а также статью об выдающемся русском скульпторе Борисе Фредмане Клюзеле, выполнившего для фирмы Фаберже многочисленные заказы, в том числе и для Английского короля Едварда VII, которые сегодня является гордостью Великобританской коллекции Фаберже.
 После встречи со мной в Париже, оба куратора продолжили свою поездку и направились в Санкт-Петербург, где встретились с Валентином Скурловым, который им подтвердил подлинность найденной в РГИА информации о подарке Императора доктору Мецгеру.
 После того как экспонаты из моей коллекции были мною переданы г -ну Солодкоффу, в Лондоне произошел инцидент, яйцо-часы было повреждено, до его отправки в США.
 Два стебля и один бутон с букета цветов, венчающего произведение были сломаны, что было от меня скрыто, и стало явным лишь по происшествию 7 лет.
 Также окажется, что все необходимые для их транспортировки документы и фотографии были мистическим образом потеряны.
 Удивляет еще другой, уже не мистический факт, контракт по передачи экспонатов был фальсифицирован одним из кураторов, г-ом Солодкоффым.
 Долгие годы он, и страховка будут настаивать, что контракт был подписан мною.
 Во время разбирательств, мои адвокаты письменно попросят Солодкоффа ответить, подписывал ли он этот контракт, на, что он ответит: «вопрос грамматически не правильно поставлен».
 После графологической экспертизы он признается, что все таки подписывал он, но по моей просьбе.
 Сговор
 Окажется, что страховка Lloid's и кураторы г-да Габсбург и Солодкофф, умышленно, во избежание выплат компенсации решили дать ложные показания.
 Через три недели после открытия выставки мне сообщили, что произошел маленький инцидент и сломан один серебренный бутон из букета, и по этому случаю страховка предлагает компенсацию в 10% от декларированной суммы $2,5М т.е $250.000 и для чего требуется мое согласие на проведении реставрации в США. Поскольку я присутствовал на открытии выставки, где Яйцо-часы «Букет Желтых Лилий» были выставлены буквально в самом центре выставочного зала в секции : «Прославленные шедевры мастера фирмы Карла Фаберже-Михаила Перхина, и никто мне об этом инциденте не говорил раньше, то я возразил на такое предложение и попросил не предпринимать ни каких реставрационных работ, до их возвращения в Лондон.
 Задуманный кураторами и страховкой план окажется элементарным— не доплатить $1М.
 Габсбург и Солодкофф, являются уполномоченными экспертами страховки, Солодкофф оценил ущерб в ~50% от $2,5М, т.е.  $1,250.000, а предлагалось заплатить лишь $250.000.
 Начнутся разбирательства, которые через 7 лет перейдут в судебные, и в результате предвзятых мнений и двойных стандартов, как ангажированных страховкой «экспертов», так и судьи Высшего королевского суда Великобритании, окажется, что Яйцо-часы «Букет Желтых Лилий» уже не являются произведением фирмы Карла Фаберже, а просто работой неизвестных австрийских фабрикантов, и что все «ведущие эксперты», ангажированные Lloyd's , теперь выражают свои однозначные сомнения по их поводу, и это несмотря на то, что они изменили свои взгляды только по происшествию страхового случая, и это, несмотря на присутствие фирменных и государственных клейм, оригинальной коробки, счета и ссылки в книге подтверждающей этот подарок, и приглашения по окончанию выставки в Вильмингтоне, продлить ее в более камерном формате в Лас-Вегасе.
 Чтобы привлечь Габсбурга к участию в судебном процессе, мои адвокаты задали ему несколько вопросов и попросили прислать его характеристику и профессиональные рекомендации. Он предоставил письмо с перечислением всех своих регалий и достоинств. В заключение он добавил следующее:
 «Мое личное мнение – это не Фаберже и поэтому стоит только части страховой стоимости. Я полагаю, что первоначально Мишелю Камидиану была предложена сумма ущерба в размере 15%. Он должен был бы ее взять».
 Находясь под  защитой своего американского гражданства, Габсбург попытался уклониться от участия в лондонском суде. Однако за неделю до начала процесса представители страховой компании попросили судью допустить Габсбурга и Ружникова в качестве свидетелей.  Не взирая на то, что Габсбург не предоставил комплект необходимых документов для участия в судебном процессе и проигнорировал крайний срок их подачи, судья объявил, что, поскольку дело чрезвычайно важно, а рассматриваемые суммы велики, Габсбургу и Ружникову разрешалось участвовать на судебном процессе.
 Несмотря на это обстоятельство, Габсбург все же попытается, через моих адвокатов, уговорить меня отказаться от его присутствия на суде и решить некоторые связанные с ним вопросы вне суда.
 Естественно, такая попытка Габсбурга уклонится от процесса для меня была неприемлемой, и я отказался от такого предложения.
 Многие журналисты, представляющие СМИ, заинтересовавшиеся этим делом,  обещали журналистское расследование, которое, после лондонских судебных интриг, почему-то никто так и не провел.
 Описание этого страхового случая даст нам возможность проследить за организованной и совместной работе страховых агентов, их адвокатов и разных «экспертов», которые в силу своей ситуации неизбежно находятся в конфликте интересов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий