пятница, 28 сентября 2018 г.

Визит Скурлова в регион



Валентин Скурлов обозначил точки соприкосновения в творчестве и биографии Василия Зуева и Аркадия Пластова

В сентябре учёный секретарь мемориального фонда Фаберже Валентин Скурлов принял участие в Международной ассамблее художников «Пластовская осень» в Ульяновске.

По приглашению Правительства Ульяновской области, Министерства искусства и культурной политики, Ульяновского областного художественного музея Валентин Васильевич стал участником VII научной конференции «А.А.Пластов и его эпоха», где выступил с исследованиями по творчеству Аркадия Пластова.

Валентин Скурлов представил доклад «Аркадий Пластов и Василий Зуев: сравнительный анализ биографий». В своем исследовании он затронул темы влияния наследственности на развитие одарённости в музыке и изобразительном искусстве, сделал акцент на то, что оба художника в 1917 году вернулись в Симбирск. Оба мастера имеют отношение к Петербургскому Центральному училищу технического рисования им. Барона Штиглица (ЦУТР).

Так, Василий Зуев был его успешным выпускником, получив уникальное классическое художественное образование и унаследовав лучшие традиции петербургской художественной школы. Учитель Аркадия Пластова Дмитрий Архангельский также заканчивал ЦУТР и передал своему талантливому воспитаннику все знания, полученные в известном училище. У обоих великих земляков в творчестве присутствует церковная тема, тема любви к родной природе. Выступление Скурлова  на конференции выделялось нестандартной подачей, новизной, глубоким знанием художественного наследия России.

В очередной раз приезжая в Ульяновскую область, Валентин Васильевич передал в Музей художника фирмы Фаберже В.И.Зуева подарки для детей, участников пяти региональных конкурсов, посвящённых творчеству Зуева и Фаберже. Среди них большое количество книг по искусству и произведения современной миниатюрной живописи.











Музей В.И.Зуева р.п.Чердаклы

Пополнение экспонатов в Музее Василия ЗУЕВА. -

В Администрацию р.п. Чердаклы Ульяновской области от Борисовой В.И.
              ЗАЯВЛЕНИЕ.
      Прошу принять в дар Музею В.И. Зуева от потомков швейную машину фирмы Зингер, которую В.И. Зуев подарил своей сестре Марии. Эта реликвия сохранилась в семье Гришиной Анны Александровны, дочери Марии Ивановны Зуевой (Потаповой).
       На этой машине М.И. Зуева обшивала своих внучат Митягиных и Гришиных.
   Реставрация швейной машины произведена Борисовым С.В.
27.09.2018     В.И. Борисова (подпись)






О пребывании В.В.Скурлова, ученого секретаря мемориального фонда К. Фаберже,в Ульяновской области.

С 17.09-19.09.2018 года в В.В. Скурлов,ученый секретарь мемориального фонда К.Фаберже,  кандидат искусствоведения, Почетный академик Российской Академии художеств,по приглашению Правительства Ульяновской области,Министерства искусства и культурной политики региона,ОГБУК"Ульяновский областной художественный музей" принял участие в седьмой научной конференции"А.А.Пластов и его эпоха".На конференции с интересными исследованиями по творчеству А.А. Пластова выступили
Пластова Т.Ю.,президент Фонда поддержки творческой молодежи имени А.А.Пластова,кандидат филологических наук.зав.кафедрой гуманитарных наук Московского государственного академического института им.В.И.Сурикова,  профессор (она же была модератором конференции);Неменская Л.А., кандидат философских наук, доцент, заместитель управления непрерывного художественного  образования Московского центра развития кадрового потенциала образования;Кривонденченков С В.,ведущий научный сотрудник Государственного Русского музея,кандидат искусствоведения; Сарита Вуйкович,директор Музея современного искусства Республики Сербской;
Гавриляченко С.А.,секретарь Союза художников России,профессор Московского государственного академического института им.В.И. Сурикова и др.Валентин Васильевич выступил с докладом"Аркадий Пластов и Василий Зуев: сравнительный анализ биографий".
Валентин Васильевич Скурлов передал собравшимся привет и добрые пожелания от Почетного председателя Мемориального Фонда Фаберже и напомнил, что мы находимся накануне  памятной даты: 24 сентября исполняется 100 лет со того дня, как Карл Фаберже покинул навсегда Россию.
В своем исследовании В.В.Скурлов затронул темы влияния наследственности на развитие одаренности в музыке и изобразительном искусстве, сделал акцент на то ,что оба художника в !917 году вернулись в Симбирск,что, если сам  Василий Зуев ,художник -миниатюрист фирмы К. Фаберже,был успешным выпускником Петербургского Центрального училища технического рисования им.барона А.Штиглица (ЦУТР),получив уникальное классическое художественное образование и унаследовав лучшие традиции петербургской художественной школы,то не сам А.А.Пластов , а его  учитель - Архангельский также заканчивал ЦУТР и соответственно передал своему талантливому ученику все знания в изобразительном искусстве,полученные в ЦУТРе им.барона А.Л. Штиглица,у обоих великих земляков в творчестве присутствует церковная тема,тема любви к  родной природе. Выступление В. В. Скурлова  на конференции выделялось нестандартной его подачей,новизной , глубоким знанием художественного наследия России.
В очередной раз приезжая в Ульяновскую область ,Валентин Васильевич передал в Музей художника фирмы К.Фаберже В.И. Зуева подарки для детей региона,участников пяти региональных конкурсов,посвященных творчеству В.И. Зуева и К.Фаберже,большое количество книг по искусству и произведения современной миниатюрной живописи.Надолго запомнится В.В.Скурлову, Л.А.Терехиной, Н.Е.Боровлевой,членам регионального отделения  ИППО, визит в с.Арское в храмовый комплекс,встреча с о.Алексеем(Кормишиным),настоятелем храмового комплекса,человеком удивительным и неординарным,пришедшим своим путем к Богу,подвижником и просветителем.Добрыми словами за гостеприимство и за рассказы о чудесах исцеления в Арских храмах,об их чудотворных иконах гости благодарят матушку Гавриилу,искреннюю помощницу о.Алексея.Торжественное событие под сводами  Арского храма по случаю вручения В.В.Скурлову удостоверения и знака члена ИППО организовала председатель Ульяновского регионального отделения ИППО  Гудень Н.С.,как собственно и вся поездка в с Арское была организована ее стараниями.Как отметила жена Валентина Васильевича Ирина Леонидовна Скурлова(урожденная Новикова), человек глубоко верующий,сопровождавшая его в поездке,стараниями Ксении Петербургской, особо почитаемой святой и в северной столице и в Арском,им посчастливилось познакомиться с региональным духовным центром,ведь в Санкт-Петербурге семья Скурловых живет рядом с храмом Ксенюшки Петербургской.
В ходе визита В.В. Скурлова в Ульяновскую область обсуждались и вопросы создания в р.п. Чердаклах музейно-образовательного комплекса им. В.И.Зуева. Главной задачей ,которая будет стоять перед музеем В.В.Зуева в р.п. Чердаклах на два года - это подготовка к празднованию в 2020 году 150-летия со дня рождения нашего гениального земляка.

Сообщение от Ольги Сазоновой, заведующей Отделом комплектования Морской библиотеки им. Адмирала Лазарева в Севастополе.


Добрый день, уважаемый Валентин Васильевич. Выставили подаренные Вами книги на абонементе, так больше читателей их увидит. Получилась красивая выставка, а книги сразу заинтересовали читателей. Так что, ещё раз спасибо за замечательную литературу! С уважением, Ольга.




четверг, 6 сентября 2018 г.

Российский государственный исторический архив. Фонд 525 (Императрица Александра Федоровна). Опись 3. Дело 113. Денежные документы по суммам Ея Величества за 1914 год. Часть 1. - Выписал Валентин Скурлов.

Лист 26-об.:
По счету Общества поощрения крымского татарского кустарного производства...57 руб. 60 коп. 
То же,....54 руб. 30 коп.
Итого: 111 руб. 90 коп. 

Лист 39:
Общество поощрения крымского татарского кустарного производства 
г. Ялта
18 ноября 1913 г. № 1
СЧЕТ Ея Императорскому Величеству
(надпись)  Подарки
1 Медный кувшин....7 руб.
1 Медный кувшин....4 руб.
1 Кисет, вышитый золотом....7 руб.
1 Кисет, вышитый бисером....3 руб.
6 серебряных филиграновых пуговиц , по 0-40 руб.....2 руб. 40 коп. 
3 серебряных зарф (чашка)  по 10 руб....30 руб.
Всего:    54 руб. 30 коп. 
Вице - председательница Общества Любовь Леонидовна Янова [супруга начальника Управления Ливадийскими дворцами генерала-майора Янова]
12 декабря  Получила Л.Л. Янова
2 января 1914 г. "Верно" Герингер  [камер-фрау]

Лист 42:
Общество поощрения крымского татарского кустарного производства 
г. Ялта
19 ноября 1913 г. № 2
(виза) Для Базара
3 серебряных филиграновых шпильки для шляп, по 1 руб.....3 руб.
Медная посуда:
Кофейник....4 руб. 30 коп.
Медные блюда...  2 руб. 50 коп.
Гугум [?]  средней величины...   5 руб. 
 Саат [?]......3 руб.
Из деревни Карбекли резьба по меди:
2 Казана....14 руб.
1 Ваза....4 руб.
Большая посуда для компота ...12 руб.
Средней величины  (посуда для компота)...9 руб.
Итого?  57 руб. 60 коп.
12 декабря.
2 января 1914 г.
Получила для передачи Л.Л. Янова

КУРЛЮКОВ, ЛЮБАВИН, ЧИЧЕЛЕВ – Поставщики Высочайшего двора.


КУРЛЮКОВ, ЛЮБАВИН, ЧИЧЕЛЕВ – Поставщики Высочайшего двора.
РГИА, Поставщики, 1903 год.
 (на бланке фирмы)  Орест Фёдорович КУРЛЮКОВ,
магазин Ильинка, дом Хлудова. Фабрика: Воронцовская ул., дом № 21 в Москве
Его Высокопревосходительству Господину Министру Императорского Двора
Московского фабриканта золотых, серебряных и бриллиантовых изделий О.Ф. Курлюкова
ПРОШЕНИЕ.
Состоя долгое время компаньоном в фирме тестя моего Поставщика Высочайшего Двора Ивана Петровича Хлебникова, и открыв в 1884 г. собственное торговое дело, я имею счастие в течение всего этого времени исполнять вещи и образа для надобностей Высочайшего Двора, так и для разных городов и обществ для верноподданических подношений Их Императорских Величеств.
    К Торжественному Дню Священного Коронования Их Императорских Величеств на моей фабрике были исполнены в числе других - блюдо от всех городов и уездов Московской губернии.
(далее перечисляет важнейшие поставки - В.С.)
     Имея счастие всеподданнейше исполнять в течение почти 40-летней торговой деятельности верноподданические подношения Их Императорских Величеств, я осмеливаюсь всепочтительнейше просить Ваше Высокопревосходительство, об исходатайствовании мне Высочайшей милости на дарование мне звания Поставщика Высочайшего Двора с правом иметь на вывеске изображение Государственного герба.
Московской 1-ой гильдии купец Орест Фёдорович Курлюков.
--------------------------------------------------------------
                                                ХХХ
РГИА, Поставщики, 1905 год.
Лист 220:
Ея Императорскому Величеству Государыне Императрице Марии Фёдоровне
потомственного почётного гражданина Александра Венедиктовича Любавина
    Всеподданнейшее прошение.
    Торгуя в Санкт-Петербурге около 50 лет серебряными и золотыми изделиями и около 15 лет имея свою собственную фабрику, я был осчасливлен заказами для Высочайшего Двора и поставляя свои изделия по требованию Вашего Императорского Величества.
    Наградой за мои добросовестные поставки послужило дарование мне звание Поставщика Высочайшего Двора с правом иметь на вывеске изображение Государственного Герба.
     Ныне я достиг преклонных лет, здоровье мое сильно пошатнулось, я почти ослеп, а потому совершенно неспособен продолжать ведение своего дела, ввиду чего я передал свою фабрику и магазин сыну моему Николаю Александровичу Любавину, работавшему вместе со мною и под моим руководством в течение 15 лет и преобретшему в нашем деле солидную опытность.
      Будучи убежден в том, что сын мой, приняв на себя дальнейшее ведение принадлежавшей мне фабрики, будет также добросовестно исполнять порученные ему заказы и поставки, я осмеливаюсь повергнуть к стопам Вашего Императорского Величества мою верноподданнейшую просьбу осчасливить сына моего благосклонным содействием Вашего Величества к оставлению за ним, как моим преемником звания Поставщика Высочайшего Двора.
Июня 11 дня 1905 года
Вашего Императорского Величества верноподданный  Александр Любавин
Жительство имею: Невский пр., 11
                                                        ХХХ
РГИА, 1870 год
О даровании разным лицам звания Поставщиков Высочайшего Двора с правом иметь на вывеске изображение Государственного Герба.
(на бланке)
ЧИЧЕЛЕВ Иван Дмитриевич,
Московский купец, Москва, Лубянка, дом Голицына
Ваше Императорское Величество!
      Когда Господь Бог благословил труды мои и когда ювелирные работы простого русского мастера удостоились в 1867 г. на Парижской всемирной выставке награды от комиссии международных экспертов, я осмелился помыслить о великом для меня счастии, чтобы изделия мои обратили Высочайшее внимание Вашего Величества.
      Усердная молитва моя была услышана и Ваше Императорское Величество осчасливили меня на Всероссийской выставке покупкою моих изделий и заказом.
       Осчасливьте Всемилостивейший Государь, русского простого мастера дозволением ему именоваться ювелиром двора Вашего Величества! Молитвенная просьба моя да не будет отвернута Покровителем трудящихся!
Вашего Императорского Величества верноподданный
Ювелир Московский купец Иван Дмитриев Чичелев
1870 г. Август 24
Жительство:  Москва, Лубянка, дом кн. Голицына


"Как большевики продавали бриллианты в 1920-х годах."


Заголовок
После революции и во время индустриализации большевики продавали за бесценок императорские сокровища и шедевры Эрмитажа и Кремля, «спасая молодую республику». Судьба многих ценностей доныне неизвестна. Многие шедевры оказались на Западе нелегально, а значит, Россия может потребовать возвращения этих изделий, если они вдруг объявятся.
Большевистская пещера Али-Бабы
В большевистской России перед наркоматом торговли была поставлена задача – искать валюту любыми путями на нужды революции. Все экспроприированные у «буржуев» культурные ценности попадали в хранилища ВЧК, а позднее в Гохран -  Государственное хранилище ценностей. Затем ими распоряжалась специальная комиссия особоуполномоченного ЦИК Совета народных комиссаров. Разговор был короткий. Церковная утварь XII века? Религия – опиум для народа, на продажу! Императорская корона? Советская Россия не место для уборов кровавых царей, на продажу!
Вот что пишет в своих мемуарах дворянин-марксист Георгий Соломон, заместитель комиссара торговли, в конце 1920-х годов разочаровавшийся в Советской России и сбежавший на Запад.
«…Я упомянул о национализированных в государственный фонд драгоценных камнях и ювелирных изделиях. Заинтересовавшись ими, так как они представляли собой высокой ценности обменный фонд, я с трудом, после долгого ряда наведенных справок, узнал, в конце концов, что все драгоценности находятся в ведении Наркомфина и хранятся в Анастасьевском переулке в доме, где находилась прежде ссудная казна. В условленный день мы поехали туда».
Соломон увидел большой пятиэтажный дом. Когда он вошел внутрь, то сразу вспомнил детство, сказки своей няни о разбойниках, хранивших награбленные сокровища в глубоких пещерах... Громадные комнаты были завалены  комнатам, заваленным сундуками, корзинами, ящиками, просто узлами в старых рваных простынях, скатертях... Все это было полно драгоценностей, кое-как сваленных в этих помещениях...
«Кое-где драгоценности лежали кучами на полу, на подоконниках. Старинная серебряная посуда валялась вместе с артистически сработанными диадемами, колье, портсигарами, серьгами, серебряными и золотыми табакерками... Все было свалено кое-как вместе... Попадались корзины, сплошь наполненные драгоценными камнями без оправы... Были тут и царские драгоценности... Валялись предметы чисто музейные... и все это без всякого учета. Правда, и снаружи и внутри были часовые. Был и заведующий, который не имел ни малейшего представления ни о количестве, ни о стоимости находившихся в его заведовании драгоценностей...»
Как чекист подарил жене аграф царицы
Об увиденном Соломон доложил своему непосредственному начальнику  - комиссару торговли Леониду Красину. Они вместе съездили  в Анастасиевский переулок... Красин также был поражен. В конце концов, после долгих совещаний, было решено выделить дом с сокровищами в особое учреждение, которое и назвали «Государственным хранилищем» (сокращенно  - Гохран).
Как пополнялся Гохран? Очень просто. При обыске у «буржуев» отбирали все ценные предметы, юридически для сдачи их в хранилища ВЧК, а затем в Гохран. Но даже основатель этого учреждения Георгий Соломон не сомневался, что «большая часть шла по карманам лиц, производивших обыски и изъятия, и лишь ничтожная часть сдавалась в казну».
Так, Соломон припоминает встречу с женой чекиста, обладательницей изысканного царского аграфа(ювелирного украшения в виде застежки или пряжки – «Совершенно Секретно»).
Аграф был в виде ветки из трех маргариток почти в натуральную величину с несколькими платиновыми листочками. Лепестки маргариток представляли собою прекрасные кабошоны из темно-синей бирюзы, осыпанные мелкими бриллиантами, с сердечками из крупных бриллиантов. Листики были осыпаны бриллиантовой пылью, изображавшей росу. И цветки, и листики, прикрепленные к платиновым пружинкам, дрожали при малейшем движении. Аграф, помимо высокой ценности камней, восхищал художественной работой.
На вопрос, откуда у нее эта царская драгоценность, женщина, не смущаясь, ответила:
«А мне ее подарил муж…»
«В засуху поливать поле из лейки»
Директор Оружейной Палаты Дмитрий Иванов был одним из немногих, смевших протестовать против вывоза и продажи культурных ценностей России за границу.
Так, Иванов заступился за коронные регалии российских императоров, которые потом стали основой коллекции Алмазного фонда. Спас серебряный сервиз Екатерины Великой, подаренный ею фавориту Орлову, не дал пустить с молотка золотую шпагу с брильянтами фельдмаршала Остен-Сакена, героя Отечественной войны и коменданта Парижа. Эту шпагу ему преподнесла столица Франции в благодарность за то, что парижане «почитали себя не в военном положении, но пользовались всеми выгодами и ручательствами мирного времени». Брильянты из рукоятки шпаги все же вытащили и продали. Это была тенденция тех лет –раскурочивать бесценные творения,  переплавлять золото и серебро…
В 1928 году Иванов спас пасхальные яйца Фаберже от передачи в Гохран и последующей продажи(До революции фирма Карла Фаберже выполнила 50 пасхальных яиц, которые были вручены заказчикам – членам императорской семьи – «Совершенно Секретно»). Эти яйца попали в Кремль в 1917 году, когда Временное правительство эвакуировало их из-за угрозы наступления немцев на Петроград.
До 1922 года в Кремле хранились все яйца, подаренные императрицам - супруге и матери Николая II, другие императорские ценности мирового уровня. В сундуках, ящиках, корзинах, узлах… Но в конце концов в Оружейную палату Кремля пришли люди из особой ударной бригады Гохрана, аккумулировавшего все экспроприированные ценности России...
Как писал потом Дмитрий Иванов, «в течение нескольких минут всё это вскрывалось, и решалась судьба произведений, имевших всемирное значение». Вещи Фаберже в итоге  забрали в Валютный фонд, для продажи за границу. Летом 1927 года после череды ходатайств Иванову удалось вернуть эти изделия, но ненадолго…
Противостояние с большевиками закончилось предсказуемо: против Иванова сфабриковали обвинение в краже вещей из Палаты и он покончил с собой, оставив предсмертную записку: «Не расхищал, не продавал, не торговал, не прятал Палатских ценностей».
Историю самоубийства Иванова спецслужбы засекретили, а на следующий день после его кончины бригада Гохрана забрала триста антикварных предметов из Оружейной палаты…
За два года до смерти Иванов напишет большевистскому начальству:
«Все известные в истории попытки использовать произведения искусства для поднятия финансов оказались сплошь неудачными. Результат неизменно был такой же, как если в засуху выходить в поле и поливать его из лейки. Пользы никакой, но вред от утраты культурных ценностей не замедлит дать о себе знать»...
Причем образованный, эрудированный дворянин Иванов приведет исторические примеры: во времена Людовика XIV, Кромвеля, Петра I предпринимались попытки продать и продавались «ненужные» ценности. Ни к чему хорошему это никогда не приводило.
От Хаммера до Вексельберга
В первые послереволюционные годы в Гохране были собраны драгоценности Романовых, Оружейной палаты, Русской православной церкви, а также ценности, изъятые у частных лиц. Именно из Гохрана часть культурных ценностей была продана за границу в два этапа - начале 20-х и в начале 30-х годов. Множество ювелирных изделий были переплавлены и проданы в таком виде, чтобы избежать обвинений в продаже награбленного. Некоторые исчезли в неизвестном направлении. До сих пор считаются пропавшими 8 яиц Фаберже. В 1922 году в описи Оружейной палаты они еще присутствуют. Эта опись до сих пор хранится в архиве. Но затем следы теряются. Началась беспрецедентная распродажа национального достояния по всему миру, в которой активно участвовали западные перекупщики. Например, американский предприниматель Арманд Хаммер.
Хаммер был одним из немногих, кому довелось общаться и с Лениным, и Горбачевым -  первым и последним лидерами Советской России. Его официально называли другом СССР, а такое звание надо было заслужить… В 1921 году Наркомат внешней торговли и коммерческая компания Хаммера подписали договор о поставке американской пшеницы в РСФСР. Взамен советские власти обязались поставить Хаммеру икру, пушнину и реквизированные предметы искусства из Гохрана. В Москве Хаммер прожил 8 лет, покупал картины, скульптуры, собрал огромную коллекцию вещей из русских музеев. Например, ему досталась «Юнона» Рембрандта. Сейчас она хранится в музее Хаммера в Лос-Анджелесе…
В начале 30-х годов Хаммер вывез несколько пасхальных императорских яиц Фаберже, приобретя их у большевистского правительства в том самом «универсаме» «Гохран» по бросовой цене, а затем выгодно перепродал на Западе.
Часть яиц попали в знаменитую антикварную лавку A La Veil Russie в Нью-Йорке. Там их впоследствии приобрел миллиардер Малкольм Форбс. Потомки магната не особо почитали искусство, и нуждались в деньгах. Они продали коллекцию папы Виктору Вексельбергу, привезшему девять яиц и пару сотен других изделий Фаберже в Россию. Эта сделка, несомненно, ставшая исторической, свершилась в 2004 году и обошлась Вексельбергу в 100 млн. долларов.
«В американских таможенных регистрах нет никаких сведений о легальном ввозе императорских яиц Фаберже, которые хранились потом в коллекции Форбса, на территорию Соединенных Штатов, - рассказал «Совершенно Секретно» искусствовед  Валентин Скурлов, ученый-фабержевед с мировым именем, -  Остается предположить, что попали они туда по нелегальным каналам. Этим, в частности, занимался американский миллиардер, «друг Ленина» Арманд Хаммер, который, как обнаружилось уже после его смерти, был тайным агентом Коминтерна…»
Музейные войны: все против всех
По мнению Скурлова, если культурные ценности в 1920-30-е годы попали за границу нелегально, теневым путем, то Россия может потребовать их обратно, в случае появления их на рынке. Впрочем, вряд ли это требование будет удовлетворено.
Мало кто знает, что в мире идет скрытная бесконечная музейная война между разными государствами.
Например, Германия не один десяток лет отбивается от требований Египта вернуть древнеегипетский бюст царицы Нефертити. Его нашла и вывезла немецкая археологическая экспедиция в начале XX века. Вопрос о возвращении приходилось рассматривать кайзеру, Гитлеру, Эриху Хонеккеру и Ангеле Меркель. Вернуть бюст они отказались. Пару лет назад Германия побоялась экспонировать бюст в Египетском музее в Гизе, куда свозили произведении искусства Древнего Египта.
Греция требует от Британии мраморы Элджина – собрание античных шедевров афинского акрополя, которые лорд Элджин вывез в Лондон в начале XIX века. Британия также отказывается и боится экспонировать мраморы за границей ввиду их спорного статуса.
Италия требует от США вернуть статую «Атлет из Фано». Эту бронзовую древнегреческую скульптуру американцы извлекли со дна Адриатического моря, близ итальянского города Фано в 1964 году. Сейчас она находится в музее в Калифорнии.
Год назад история музейных войн пополнилась противостоянием Россия-Украина.
Украина требует 600 предметов из музея Айвазовского в Феодосии, там 200 картин плюс графика, личные вещи. А самое главное, до сих пор не решен вопрос со скифским золотом Крыма.
В 2013 году четыре музея Крыма отправили в Амстердам на выставку, в которую включили лучшие экспонаты из уникальных собраний. Это уникальные археологические артефакты из скифского золота, драгоценные камни, шкатулки, мечи, домашняя утварь, декреты, статуи. После того как Крым присоединился к России, возник вопрос, кому Нидерланды должны вернуть ценности. Украина подала иск в окружной суд Амстердама, заявив, что предметы занесены в ее национальный музейный реестр. Но крымские музеи с этим категорически не согласны. У Голландии обязательства и перед Украиной, и перед крымскими музеями. Окружной суд Амстердама должен решить судьбу скифского золота 8 апреля. Возможно, читатель уже знает исход этого необычного судебного дела…
Пропавшие шедевры Эрмитажа
Тридцатые годы XX века стали настоящим реквиемом по культуре. В 29-34 годах СССР начинает распродавать коллекцию картин Эрмитажа. Стране не хватало валюты для индустриализации, при покупке техники для строительства заводов, электростанций. Пополнить валютные запасы решили за счет Эрмитажа и Русского музея.
Было создано специальное агентство «Антиквариат». Оно открылось в Ленинграде и занималось торговлей уникальным национальным достоянием. Из залов и запасников лучших музеев было отобрано около 3 тысяч картин. На продажу шла не только живопись, но и художественное серебро, бронза, византийские эмали. Это были произведения различной художественной ценности, но полсотни знаменитых шедевров навсегда покинули Россию - работы Тициана, Рембрандта, Рубенса, Рафаэля, Ренуара, Сезанна,  и других мастеров. Шедевры купили американский банкир Эндрю Меллон, нефтяной миллиардер Галуст Гюльбенкян, уже упоминавшийся Хаммер, ряд американских музеев. 
Меллон, например, купил «Мадонну Альба» Рафаэля и «Благовещение» Ван Эйка. Сейчас эти полотна находятся в национальной галерее искусства в Вашингтоне – по завещанию банкира. Рембрандтовский «Портрет старика» и рубенсовский «Портрет Елены Фоурмен» достались Гюльбенкяну и сейчас хранится в музее его имени в Лиссабоне.
Практика продаж шедевров прекратилась после специального заседания политбюро. Этому предшествовала борьба музейных работников с «Антиквариатом», многочисленные письма-протесты властям. Например, академик Иосиф Орбели и сотрудница Эрмитажа Татьяна Лиловая писали письма Сталину в защиту музейных шедевров. Кроме того наступила Великая депрессия, антиквариат упал в цене, а Гитлер запретил торговлю с СССР и берлинские аукционы, на которых распродавалось национальное достояние России.
«Антиквариат» продает почти исключительно уники, причем вырученные суммы настолько ничтожны, что не могут играть никакой серьезной роли в государственном бюджете, - пишет Татьяна Лиловая, -  Наступил тот момент, когда уровень музея как собрания мировых сокровищ сильно поколеблен и стоит на грани, за которой он вынужден будет превратиться в рядовой европейский музей среднего качества..»
Архивы засекречены
Культурные потери России начала прошлого века до сих пор дают о себе знать. Причем, многие архивы засекречены и искусствоведам это мешает в профессиональном плане Так, в последние годы пятерка мировых фабержеведов решает судьбу Нефритового яйца Фаберже – настоящее ли оно императорское. вводом в оборот Нефритового яйца. Яйцо было продано за несколько миллионов долларов и теперь задача владельцев объявить его царским. Но пятерка фабержеведов к консенсусу прийти не может. В том числе и потому, что нужные сведения о проданных в 20-30е годы шедеврах до сих пор засекречены.
«Я в феврале держал в руках это нефритовое яйцо, - рассказал «Совершенно Секретно» Валентин Скурлов, - Пришел к выводу, что это натура, но там сложная история. Чтобы получить доказательства, нужен доступ к архивам. Но попасть туда сложно, просто не пускают, например, в архивы КГБ и министерства внешней торговли. До сих пор многие сведения засекречены. Если бы ученым дали списки всех предметов искусства, что продали в 1920-30-е годы…»
Причем, споры о необходимости продажи антиквариата ведутся до сих пор.
«У нас до сих пор некоторые считают, что большевики правильно делали, продавая бесценные вещи, потому что государство покупало на эти деньги разные секреты, танковой стали, например, - говорит Скурлов, -  Я считаю, что неправильно. Продали очень дешево, просто разбазаривали. Те же пасхальные яйца Фаберже продали по дешевке, а сейчас за ними гоняются миллиардеры».


"Как большевики продавали бриллианты в 1920-х годах."


Продажа бриллиантов большевиками.  Из переписки Валентина Скурлова с исследователем Александром Могилевским.
Февраль 2014 г.
Что касается Вашего вопроса по Агафону Фаберже, то в книге указано, как он вывозил марки. Он почти два года передавал свои самые ценные вещи в Финляндское Генконсульство и оттуда его коллекции переправлялись диппочтой, поэтому , когда Агафон с супругой и 4-летним сыном бежал в Финляндию в декаборе 1927 года, его уже ждали в Хельсинки его вещи. 
Что касается переправки людей (белой эмиграции), то они, конечно, переправлялись не с пустыми руками, и самыми ходовым товаром были конечно не подносы серебряные, как у Остапа Бендера при переходе румынской границы, а наши милые камушки, как их называют специалисты "белые камни". Они, конечно, гораздо транспортабельнее. Из необычных способов приведу такой который описан Юлианом Семеновым и имел подтверждение в "белыми камнями" Александра Фаберже. Он запаковал свои камни в детскую куклу, с которой выезжал официально 6-летний сыен Александра , со своей матерью в ноябре 1918 г. из Петрограда в Финляндию. Были окна в финской границе и народ бесрепятственно переправлялся. В 1923 году из Петрограда выезжал главный бухгалтер фирмы Фаберже Отто Бауэр. Он в туфлях жены спрятал в каблуке 10-каратник.  
В 1918 году писатель Джон Рид был задержан на финляндской границе, с камнями в каблуках. Он вез их для поддержки действий Комм. Интернационала. Председателем 3-го Интернационала был Григорий Зиновьев. 
Как пишет в своих мемуарах Матильда Кшесинская, многие дамы в Кисловодске прятали свои бриллианты в тюбики и коробочки  с помадой. Но такие способы рев. матросы знали и сразу залезали в такие парфюмерные коробки. Сама Матильда прятали свои брил-ты на ночь в ножке кровати. Шарик отвинчивался и на ниточке спускались камни вниз. Правда, возникает вопрос. Почему моряки не отвинтили этот шарик?. Что-то тут не то.
В то же время в каких то мемуарах читал, что старую графиню заставляли вставать на границе в  неудобную позу, и раздвигали ей  ягодицы, ища (и часто находя) там бриллианты.  Все же лучший способ был переходить границу нелегально, минуя такие осмотры с обнажением интимных частей тела. 
Общее описание конъюнктуры рынка драгкамней Европы, после нашествия туда  белой эмиграции было таковым. Бриллиантов и драгоценных камней было столько, особенно в первых портовых городах: Ревеле, Риге и Гельсинфорсе, что цена на них упала до невозможности. Улла Тилландер пишет, что он покупал их в Гельсинфорсе задаром и перепродавал в Париж с прибылью очень хорошей (полагаю 500 % не меньше). Тот же, кто добрался до Парижа, также не мог получить настоящую цену, поскольку был переизбыток "сдатчиков". Но все-таки для парижских и лондонских диамантеров рынок в 1921 - 1929 гг. (до "черного вторника") был, потому что хорошо покупали американцы, которые тогда вывезли много хороших европейских и русских камней. После 1929 года рынок, по оценке 
Что касается продажи Советским правительством таких же камней, особенно из Гохрана, то  поначалу Запад держал не только "золотую" , но и "бриллиантовую блокаду, но когда подключился Леонид Красин, хорошо знающий психологию западного рынка, нервы и "диамантеров" не выдержали. Красин шантажировал по одиночке. Он говорил: "Вот Вы не берете, а Вейс уже согласился, хотя я знаю, Вы связаны круговой порукой". - И хотя Норберт (Норман?) Вайс божился, что его оклеветали армянские диамантеры Парижа, слух был вброшен, а против мифа бороться можно только мифом. Вот так работая с каждым отдельно, Красин добился, что его стали ловить покупатели и выстроилитсь в очередь. Лед был сломан. и Цены пришли в нормальное русло. 
В.В.С.,  здоровья. 
Я не закончил одну фразу. По оценке Евгения Фаберже в 1932 г. рынок драгкамней упал в 5-6 раз  к уровню 1928 года и восстановился только к Всемирной выставке в Париже, 1937 года, когда стали массово приезжать американцы. Но все опять рухнуло 1 сентября 1939 года, когда началась Вторая Мировая война.

                                    Х Х Х

Четверг, 20 февраля 2014, 21:01 +05:00 от "Alex Mogilevski"
Уважаемый Валентин Васильевич,

Добрый вечер! Как Вы поживаете? Что нового слышно?

Я хотел спросить Вас, подходит ли для публикации статья про алмазы Голконды?

А еще хочу спросить у Вас, известны ли случаи, когда после революции люди уезжали из России и смогли вывезти бриллианты, которые им потом обеспечили достойную жизнь в эмиграции? Я точно знаю про Феликса Юсупова, но кому еще повезло?

Очень интересно, что Агафон Фаберже вывез свою коллекцию марок. А были ли еще необычные формы спасения капитала?

С искренним уважением,

Александр
                                  ХХХ
22 февраля 2014, 8:41
Уважаемый Валентин Васильевич,

Добрый день! Большое спасибо за Ваше письмо!

У нас тут сплошное веселье - два дня назад было -3 градуса, а сейчас - 31 градус!!! Правда, говорят, что это последние такие морозы....

Помимо Агафон Фаберже и Феликса Юсупова обнаружил информацию о том, что Мария Павловна смогла вывезти часть своих драгоценностей, но ей помогал английский дипкурьер. Без его помощи у нее мало что бы получилось.

Интересно бы узнать о таком выдающемся человеке, как Михаил Иванович Терещенко, который в 1913 году купил крупнейший синий алмаз и огранил его у Картье. Так и осталось непонятным, то ли ему удалось вывезти его из России, то ли пришлось отдать в уплату освобождения из крепости... У Вас нет такой информации..

Цены на бриллианты и вообще все ценности очень упали в те годы, Европа не восстановилась от первой мировой, да и одномоментный вплеск сокровищ из России был необыкновенный. думаю, что в мировой истории случай уникальный. Но при всем при том, особняки, картины, скульптуры и прочие предметы роскоши остались в России и пользы владельцам не принесли. А вот ламазы, даже с дисконтом могли помочь выжить, ведь иногда разница между жизнью и смертью заключается в пайке хлеба...

Я не закончил одну фразу. По оценке Евгения Фаберже в 1932 г. рынок драгкамней упал в 5-6 раз  к уровню 1928 года и восстановился только к Всемирной выставке в Париже, 1937 года, когда стали массово приезжать американцы. Но все опять рухнуло 1 сентября 1939 года, когда началась Вторая Мировая война.



"Как большевики продавали бриллианты в 1920-х годах."






21.01.14
ГАРФ.
Фонд 7733, оп.1, 8052
НКФ СССР, отдел международных расчетов
Записки и доклады о реализации ценностей
Сентябрь 1921

Лист  3
Вопрос о реализации госценностей не является новым в истории, он известен с XVII века в Западной Европе, Америке, Франции, Германии, и не только в Западной Европе, но также и в России при Петре I-м.
Весь вопрос сводится к тому, чтобы реализовать как можно выгоднее для нас с финансовой стоны и одновременно без ущерба для ученого мира, т.е. чтобы вещи, имеющие историческую ценность были бы сохранены для истории, как показатели известной эпохи, уровне развития данной эпохи и т.д.
Если подходить к этому вопросу правильно, то можно одновременно сохранить наши финансовые интересы и сохранить музейные вещи. Для этого необходимо а) из драгоценных вещей, имеющих историческое значение, вынуть драгоценные камни, заменив их поддельными, точно подгранить стекла и по цвету и по грани. Это также не ново в истории (Лувр, Британский музей).
Но при теперешней постановке дела как в центре, так и на периферии, мы не только не достигаем вышеупомянутых целей, а больше того, терпим большие убытки в виде жалованья рабочим, перевозки, тары и т.п. А благодаря неумелому подходу к делу и отсутствию специалистов-архивариусов, драгоценные камни ломаются, портятся и превращаются в обесцененные не только для музея, но и как самый простой рыночный товар.
Для скорого и точного учета всех ценностей, а такого у нас до сих пор нет не только в Республике, но и даже в Гохране, где громадное количество ценностей уже сконцентрировано, необходимо назначить опытных архивариусов, которые должны следить, чтобы отбирались все имеющие историческую, музейную ценность.
Что касается реализации металлических (зол., сер., платин.) изделий, необходимо: а) выяснение через Наркомфин, будем ли мы продавать изделия из означенных металлов на внутреннем или внешнем рынках, и если будем, то необходимо назначить людей, обязанность которых следить за строгой сортировкой вещей, т.е. они должны будут годные к продаже вещи отбирать, а остальные все плавить (если они не имеют ценности исторической или музейной), что до сих пор не делается, ибо не выяснен вопрос, будем ли мы продавать или нет.
В отношении имеющихся в Гохране камней необходимо принять срочные меры к организации продажи их в Англии, как центре бриллиантового рынка.
Сбыт же там камней мог быть организован путем открытия в Лондоне особой аукционной конторы, т.к. этот город в осеннем сезоне является мировым рынком торговли драгоценными камнями.
Кроме того, открытием самостоятельной конторы удалось бы избежать давления со стороны треста диамантеров, имеющих резиденцию в Лондоне, городе, притягивающим скупщиков драгоценных камней Европы и Америки.
При продаже необходимо уделять сугубое внимание нашим уникумам, которые должны быть проданы исключительно с аукционов в Лондоне, для чего необходимо отобрать все эти уникумы, их сфотографировать и в каталоге разослать по Европе и Америке с указанием достопримечательностей веса, цвета, грани и т.д. назначив аукцион в Лондоне приблизительно через 6 месяцев после рассылки прейскуранта. Особенное внимание следует уделить Америке, как главной покупательнице уникумов и музейных вещей, так как у нее своих нет, а во вторых, благодаря ее покупательной способности. Ко всему вышеизложенному надо добавить еще то, что и Наркомвнешторге есть уже сконструированный аппарат (Отд. Худ. ценностей) с филиалами на периферии, который уже проводит в жизнь реализацию художественных ценностей и сосредоточение таковых на своих складах. Таким образом, не создавая нового аппарата, а путем ввода в этот отдел специалистов по реализации ценных металлов и камней или же путем некоторой реорганизации этого отдела мы можемуже приступить к работе по реализации ценностей.

Лист  6
Наркомвнешторгу
Тов. Красину
Доклад об организации конторы в Лондоне для реализации ценностей.
Гражд. А. Брука.
Работая в Гохране, я убедился, что у нас имеются ценности, которые мы можем реализовать за границей, приобретая таким образом валюту для наших заграничных закупок. Сумма стоимости наших ценностей очень внушительна (точно мы не можем установить и, вероятно, не установим до тех пор пока во-первых не будет хозяина, а во-вторых, пока сам процесс работы не будет изменен, чтобы он не носил характера ношения воды в решете), но как специалист утверждаю, что она настолько велика, что организовать реализацию в государственном масштабе необходимо. Но именно "организовать", а не так, как это было до сих пор, что и Коминтерн, и Регистр, и всякие учреждения, кому нужны были деньги, получали из Гохрана Х количество бриллиантов, и каждая организация сама их реализовывала, продавая "из под полы" и, как за таковые, такую и цену получая. Поэтому я и предлагаю открыть контору для реализации наших ценностей. Что касается самой техники, то ее можно очень легко организовать. Я исхожу по имеющемуся у меня по этому делу опыту. В 20 году мне было поручено заняться этим делом в бытность мою в Германии (поручение ЦК партии), и в разгар реакции, когда было известно, что "Russischen gold macht die Revolution" я поставил дело так, что во-первых продавал вполне легально, не " из-под полы", а как гросист и самым крупным фирмам Германии Iriedlandes, Schneider, Hugo, Mescheke и другим, ибо, как groskaufman имел к ним доступ и , как таковой, продавал и в клубе диамантеров, а во-вторых имел банк конто и, если нужно бы было, мог иметь и кредит, и это относится все к периоду, когда нам нельзя было торговать, но теперь когда для нас открываются широкие горизонты, и мы начинаем торговать и должны торговать, то нам необходимо поставить дело. Kaūfmahisch. Для этого я предлагаю открыть в Лондоне контору, где мы, как и каждый гросист, который имеет "Offis(e)os" в Hatten garden сумеем продавать и связаться с самыми крупными фирмами Англии, Фрнации, Голландии и Бельгии, которые, главным образом, покупают на Лондонской Бирже (Hatten garden) свои товары. Об. Л. А также сумеем завязать связь с Американскими Фирмами, которые нам очень нужны, так как у нас имеются товары, которые они только могут купить (нам еще придется некоторые товары продавать исключительно с аукциона,, где они и являются главными покупателями). Так как в связи с законом о пошлине в Америке, туда не привозят обыкновенный товар, там открылись гранильные фабрики, то из Америки приезжают за сырьем, которого у нас много, так называем. "Can(p)gvod", так их в Голландии называют (это бриллианты старой грани толстые, которые теперь режутся пополам и гранятся снова).
Еще вот по каким соображениям нам необходимо открыть контору: нам невыгодно поручать продавать товар какой-нибудь фирме по следующим мотивам: во-первых просто из-за суммы, которую мы теряем в виде куртажных (а надо заметить, что здесь будет необыкновенный куртаж, а просто, когда он продаст наш товар, он уплатит столько, сколько он дал бы за товар в момент, когда он у нас его получил), а во-вторых, как коммерсант, он заинтересован наш товар не продавать, а когда будет спрос, продавать свой товар, а наш пр держать, чтобы цену не сбивать и т.д. (всего в докладе не скажешь). А во-вторых, имея там " Offis", мы можем завязаться с каким-нибудь банком, который сможет нам открыть клеит, так как мы будем являться крупным коммерсантом.
Что касается второго вопроса, открытия мастерской в Антверпене, я исхожу из следующих соображений: так как у нас имеется много тысяч каррат бриллиантов, которых нам невыгодно продавать в таком виде, в каком они сейчас, чисто коммерческие соображения (специалисту понятные, но не специалисту труд объяснимые, пришлось бы написать целый трактат), я и предлагаю открыть гранильную в Антверпене (там открыть мастерскую, это не значит покупать оборудование, машины и т.д., ибо там имеются специальные большие фабрики, которые для этого и выстроены, чтобы сдавать молл-станок на чем шлифуют, мелким группам гранильщиков, и давать наш товар перегранивать, что нам будет гораздо выгоднее, нежели продавать их такими, какие они у нас, не смотря на то, что они потеряют известный % в весе и плату за работу, ибо качество их улучшиться, что не то, что покроет все, но и даст еще известный % вздорожания товара.
Лист 7
Предлагаю Антверпен для этой цели вот почему:
1. В Антверпене за перегранку мы будем платить дешевле, чем где бы то ни было.
2. Антверпен имеет специалистов для перегранки, в то время когда ни Амстердам, ни Лондон их не имеют.
3. В другом месте нам нужно было бы оборудовать гранильные, а тут они готовые.
4. В Антверпен приезжают для покупки специально такого товара из Аргентины, Чили и т.д.
В заключение скажу это все реально возможно выгодно во всех отношениях, а главное не требует больших затрат и больших штатов.
А. Брук.
12/IX -21 года.

Лист  8

КОПИЯ
Записка о распродаже государственных ценностей
Во Франции государственные драгоценности были подвергнуты тщательному рассмотрению в 1887 году, при чем в продажу были обращены исключительно такие, которые имеют только материальную, а не художественную и историческую ценность. Все лучшее было оставлено и помещено в Лувр, где выставлены для постоянного и ничем не стесненного всенародного обозрения такие драгоценные предметы, как знаменитый своей красотой и исключительной чистотой воды бриллиант под названием "РЕГЕНТ", весом в 136 каратов и стоимостью не менее 15 миллионов франков золотом, рубин под названием "КОТ ДЕ БРЕТАНЬ", бриллиант "МАЗАРИНИ" и шпага французских королей и императоров, работы 19-го столетия, с эфесом, украшенным лучшими бриллиантами.
В 18 столетии революционным правительством также была учреждена особая комиссия, которая производила разбор коронных драгоценностей, но, не смотря на ее заботы о сохранении художественных предметов, многие из них были тем не менее уничтожены или проданы с торгов при крайне невыгодных условиях и по смехотворно низким ценам. Еще менее удачной оказалась работа по реализации королевских ценностей в эпоху английской революции в 17 столетии; художественные были распроданы зря, при весьма невыгодной обстановке, а предметы из ценных металлов были просто сплавлены, при чем была безвозвратно утеряна вся их добавочная стоимость в художественном и историческом отношениях. Уцелела при этом сплаве по видимому только 1 ложка. Все остальные королевские регалии в Англии новейшего происхождения: они выставлены для обозрения в ТОУЭРЕ, но доступ к осмотру обставлен которыми формальностями.
Отдельные случаи продажи или сплава государственных ценностей имели место не редко, но производилось это без надлежащего разбора и с весьма малыми в смысле выгоды результатами. Так напр., Людовиком 14-ым были сплавлены предметы из драгоценных металлов, также погибли многие превосходные предметы по распоряжению Фридриха Великого, то же повторилось при секуляризации церковных имуществ в Германии. С особенным варварством были сплавлены при Петре Великом подвески от ризы Владимирской иконы, представлявшие очень небольшую ценность в материальном отношении и огромную в художественном и историческом. Непоправимые утраты понесены и при Николае I, к эпохе которого относится ряд установленных наукой вопиющих фактов.
Лист 8-об.
В последнее время при революции в Португалии художественные предметы, которыми португальский двор был очень богат, не подверглись никаким продажам, что же касается бриллиантов, имеющих лишь материальную ценность, то предполагалось их распродать, но судя по газетным сведениям оказалось, что они были подменены фальшивыми еще при королях.
Относительно судьбы коронных ценностей в Германии и Австрии сведения до сих пор очень недостаточны. Все же известно, что в Баварии после революции создан и открыт для всенародного обозрения Резиденц-музеум, состоящий из предметов искусства, ранее находившихся во владении королевского дома. По видимому то же самое имеет место и в Пруссии, где, не смотря на тяжелые экономические условия, продолжается рост музеев, как главнейшего условия для высококвалифицированной художественной промышленности. Наконец в Австрии, несмотря на еще более бедственные условия, продажи художественных ценностей после революции по видимому тоже произведено не было.
Д. Иванов.
С подлинным верно: секретарь