понедельник, 28 сентября 2009 г.

СОКРОВИЩА ФАБЕРЖЕ НАДО ИСКАТЬ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

Золотой рог - Владивосток, Владивосток, 22 Июля 2009

Автор: СЕРГЕЙ КОЖИН

Сенсационное заявление сделал Валентин СКУРЛОВ, эксперт Министерства культуры РФ и консультант Русского отдела Аукционного дома "Кристи", на днях посетивший столицу Приморья. В масштабе всемирной истории Владивосток - еще младенец. Тем не менее белых пятен в его истории, как у иного многовекового городища: где ни копни, везде какая-то тайна.

Исчезновение золотых украшений, изготовленных в начале ХХ века в мастерских известнейшего русского ювелира Карла ФАБЕРЖЕ и предназначенных для отправки в Королевство Сиам (ныне Таиланд) через Владивосток, - одна из загадок нашего города.

- Сам Карл Фаберже, основатель крупнейшей в мире ювелирной фирмы, никогда не был во Владивостоке. Но здесь проездом, после строительства Транссибирской магистрали, в разное время побывали все его четыре сына - Евгений, Агафон, Александр и Николай. А руководитель Московского отделения фирмы Фаберже Александр бывал во Владивостоке дважды, по пути в Шанхай, - рассказал "ЗР" Валентин Скурлов, специалист по антиквариату и ювелирному мастерству, Кавалер ордена Карла Фаберже, а также член редколлегий журналов "Антикварное обозрение" и "Русский ювелир".

Известно несколько случаев, когда от имени императорского двора в адрес царствующих особ иностранных государств через Владивосток переправлялись посылки с ювелирными изделиями работы фирмы Фаберже. Так, в июне 1897 года император Японии получил от самодержца всея Руси Николая II РОМАНОВА набор для царского стола за 15 тыс. рублей, куда входили часы, зеркало в золотой оправе, ваза агатовая и сервиз. По тем временам это был очень дорогой подарок, по цене эквивалентный 10 кг золота! В те годы 1 грамм золота стоил 1,5 рубля, а полковник получал 120 рублей в месяц. Ювелир средней руки зарабатывал в Петербурге 50 рублей в месяц, в Москве 40 рублей. Карл Фаберже, правда, зарабатывал, аки настоящий полковник.

Интересно, что изначально в качестве подарка японскому императору, большому поклоннику лошадей, отправили орловского рысака стоимостью в три тысячи рублей! Но подарочный конь не вынес долгого пути по железной дороге и сдох на побережье Байкала. И тогда взамен околевшего рысака в Страну восходящего солнца послали вазу из яшмы, выточенную на Колыванском заводе и инкрустированную золотом. Ваза благополучно доехала до Владивостока, но когда коробку вскрыли в Иокогаме, выяснилось, что от презента остались лишь мелкие кусочки. Видимо, коробку с вазой где-то грохнули.

- Подарок от русского царя упорно не хотел ехать в Японию. Очевидно, предчувствовал приближающуюся войну 1904-1905 гг. Такая же оказия случилась и с зеркалом Фаберже, оно раскололось. А это, как известно, плохая примета, которая сбылась через семь лет, - шутит Валентин Скурлов.

Очень много изделий фирмы Фаберже уходило через Владивосток в Китай к Великому императору, его сановникам и их женам. В 1905-1906 годах Фаберже послал в Харбин партию из 200 украшений для русских офицеров и их жен, каждая вещь стоила не менее 100-150 рублей золотом. Но эти драгоценности не дошли до адресатов, они бесследно исчезли. Валентин Скурлов полагает, что искать их надо в столице Приморья.

- Но самая загадочная история, связанная с украшениями Фаберже и Владивостоком, произошла в 1917 и 1922 годах. Известно, что в январе 1917 г., за месяц до февральской революции, из Петербурга в Сиам* была отправлена посылка с украшениями в подарок Сиамскому королю. Карл Фаберже ежегодно отправлял ему 100-150 драгоценных вещей. Торговые отношения Сиама с Россией были налажены с 1907 г. А впервые король Сиама приобрел изделия фирмы Фаберже в 1897 году, когда приезжал в Питер за покровительством к Николаю Второму. Сегодня изделия Фаберже в Сиаме на уровне национальных сокровищ, - рассказывает Валентин Васильевич.

Так вот две посылки с изделиями фирмы Фаберже для сиамского короля пропали в горниле революции и вовремя гражданской войны. Тогда казалось, что навсегда. Но в 1922 году их следы обнаружились в одном из банков Владивостока. Последний командующий белогвардейскими частями на Дальнем Востоке генерал Михаил Детерикс их изъял и незначительную часть украшений продал китайцам для приобретения фуража и продуктов. Остальные он оставил во Владивостоке, так как его частям предстоял тяжелый переход в Харбин через Маньчжурию. При этом письменно поклявшись честью офицера вернуть России сокровища. Но куда он спрятал остальные сокровища Фаберже, генерал не сообщал.

В 1926 году в одном из банков Шанхая были найдены золотые украшения с клеймом Фаберже. Есть даже список этих вещей. Валентин Скурлов считает, что это драгоценности из посылки для сиамского короля. Остальную часть, полагает ученый, следует искать во Владивостоке. Потому как больше они нигде не всплывали, в том числе и на аукционах "Кристи" и "Сотбис".

http://www.zrpress.ru/zr/2009/56/14

«ДОМ ФАБЕРЖЕ» Вариант 96-го года.

25. 01. 96 г.
«ДОМ ФАБЕРЖЕ»
Оформление обложки: портрет К.Фаберже в овале (Евг. Фаберже0
(В книге М.Росса есть фотография милиционера у магазина б.Фаберже в 1937 году.
(Ерике Фойгт, внучке Карла Шмидта, срочно, материалы по Шмидту. Фото Шмидта, его биография, проект Русского Ллойда-Шмидта)
(Сейф Арнхейм)
(заказать рекламу «Ювелирный магазин 1937 г., Герцена, 24»)
(Кинофотоархив, магазин в 1949 году-заказать)

Магазин Фаберже в этом здании 20 лет перед революцией. Творческая мощь монархии воплатилась в творчестве мастеров и художников фирмы Фаберже (в миниатюрных вещах Фаберже)
Магазин: полотеры, швейцар, кража в магазине, случай с псевдо-Морганом, 1912, 2 встречи с Фаберже в 1917 г. (Н.Е. Врангель)
Бэйнбридж + фирма – это отдельная республика
Сноуман: размещение мастерских
Тилландер:мемуары старого мастера
Гурье: главный прикащик (фото Гурье у Татьяны Фаберже. История со швейцаром фирмы. Дворник – каменная фигурка. Сейф под током. Ночью, портсигары для подарков.
Альбом Якобсона: переснять качественно.
Список сотрудников Петербургского отделения.
Минералогический музей: переснять фото сотрудников и мастерских (бумагу в Минералогический музей)
Краснова: предыстория дома. Соседи (Пушкин). Морская улица – улица ювелиров и гурманов. Смуров, Кюба. Телефонные барышни – первые красавицы города, потому что высокие. Из Бирбаума: пасха, весь город у Фаберже.
Здесь не принято торговаться (мемуары Гавриила Конст.)
Мифы и легенды Дома Фаберже. Библиотека Фаберже, подвалы. Изъятия 1918-1920 гг.
Два последних яйца 1917 года для императора. Фото яйца 1917 г. из бедного кварца и нефрита исключительно сложной работы.
Сведения 1%1. 1917 г. 30 рабочих. Но больше 200 чел. Мастерская Гольмстрема – шприцы «Рекорд». Спасли жизнь многим солдатам. Вещи Фаберже дошли до многих раненых солдат, которым делали укол… Сама Лидия Трейберг переехала их загородного дома на Морскую 24, отдав дом в Левашово под госпиталь.
Бурный, спрессованный период. В это 20-летие вместилось в этот дом больше событий, чем за предыдущие 70 лет, но ведь ещё в XVIII веке этим домом владел тоже ювелир Адор. Магия места. Весь Петербург, кто такие Золотовы, владельцы дома до 1898 г. Кто там проживал, какие лавки. Купчая на заклад дома в 1912 г.
«Косс и Дюрр» - облицовка. 1 место на конкурсе фасадов 1901 г. (Комиссия Грима) Фасад («Каменное убранство Ленинграда»).
1923 г. АРКОМ, 1927 г. Снабжение иностранных рабочих и моряков, 1930 «Ленинградский эмальер», 1931-1936 г. торгсин, 1937 – Ювелирторг (антикварно-ювелирный магазин). 1949 г. Антикварный магазин. Второй зал – лампы. Фото: Кирилл Владимирович и ювелир Штейн во втором зале (?).
1920 г. Заселение Ивана Климкова, моряка минной дивизии.
Люди, которые там жили и работали, портреты мастеров. Рассказ Альмы Пиль про слона. Бэйнбридж: «Здесь не было суеты, все работали, каждый занимался своим делом». Фот: Евгения, Агафона, Николая (впервые), Александра (Николая переснять из книги у Комягина).
Запросить историческую справку в ГлавАпу и отчёт в проект Реставрации.
Фото интерьеров, современный вид, сейф, лестница, витражи.
Фото: генеральный директор ПТС, новый интерьер торгового зала, подвалы магазина (?)
1913 г.: «Революция уже висела в воздухе» (Гавриил Конст.). Забастовки у Фаберже.
Анализ фотографий торгового зала (1903 года, см. Бэйнбридж).
Обезьяна (не та, что восхищала посетителей Стокгольмской выставки). Крупные серебряные вещи, над которыми иронизировал Набоков, проезжая ежедневно по Большой Морской на учёбу в Тенишевское училище (см. Солодков). Ювелирные вещи на прилавках. Татьяна Шереметьева купила в 1912 г. М (9) брелок. В 1929 г. вышла замуж за Фёдора Фаберже.
История отъезда Карла. Фото германского документа Карла Фаберже (фото членов Швейцарского посольства), почему швейцарцев выселили из своего посольства на набережено ? см. Весь Петроград, 1917 г.

Члены РХПО, 1917: Армфельд Я.Авг., Морская 24; Фаберже Евг. К., Морская, 24; Эберг Г.Г., Морская, 24:, Якобсон Е.Э., 3-я Рожд, 7, кв. 26; Морская, 24.
Ювел. и мех. мастерская «Фаберже и К» на 1.1.1917 32 рабочих, на 1.04. 1918 г. – 1 рабочий.
1912 г. – присяжный мастер А. Хольминг, Морская, 24
ДОМ: это очень широкое понятие. Это здание, люди, мифы.
Он (Карл Фаберже) оставил в этом доме свою душу. Родину не унесёшь на подошвах сапог. Дух творчества не унести с собой. Не случайно, уехавшие на родину финские мастера так ничего и не создали.

Белые ночи для сиамского короля.

Автор Наталия Гречук.
- «Санкт – Петербургские ведомости». Рубрика «наследие». 5 июля 1997 года.

В те июльские дни столетней давности в российской столице ожидали высокого гостя из Франции – президента Феликса Фора. Но Фор не приехал. Газеты писали, что визит его откладывается до августа.
Зато прибыло другое высокопоставленное лицо, и факт этот был тем более значительный, что знаменовало собою начало официальных российско – сиамских отношений.
«Сегодня, 16 июня, по Варшавской железной дороге отправлен на границу императорский поезд, на котором прибудет в Петергоф его Величество Сиамский король», - писало в 1897 году «Новое время».
На дебаркадер петергофского вокзала короля Чулалонгкорна I вышел встречать 22 июня (4 июля) в полдесятого вечера сам Николай II с великими князьями и министрами. (Николай при сиамском «Ордене коронованных»; на белом мундире короля – наш орден Андрея Первозванного).
Два величества встретились как старые знакомые: Николай побывал в Сиаме в 1891 году.
Предпринявший то дальневосточное путешествие Николай был еще только наследником. Чулалонгкорн же – его полное имя Самдетч-Фра-Параминдр_Мага_Чулалонгкорн-Фра_ЧуУлаком-Фра – правил страной с 1868 года, вступив на престол пятнадцатилетним.
Для своего времени и для своих условий он оказался весьма прогрессивным правителем, говорилось в изданном по случаю визита короля в Россию очерке Е. К. Апостолиди. Он проложил в стране первый рельсовый путь, устроил телеграф для связи с миром, при нём пошли в Бангкоке трамваи, появилось электрическое освещение, открылся общественный театр.
Впрочем, с миром Чулалонгкорн устанавливал связь не только с помощью телеграфа – в Россию он прибыл, путешествуя по Европе. В России у него была и специальная задача: Сиам давно жаждал установить отношения на дипломатическом уровне. И старые и новые историки пишут, что поиски путей в этом направлении велись ещё с 60-х годов.
Король попал в самое замечательное наше время – белые ночи. Поселили его в Птергофе в Большом дворце, из окон которого он увидел канал с «Самсоном», фонтан ради случая даже не отключали на ночь; в конце же канала был выстроен круглый портик, в середине которого «сотнями огней горела эмблема Сиама: белый слон на красном поле».
Вообще принимали Чулалонгкорна на высшем уровне. Все столичные газеты подробно расписывали мероприятия, устроенные в его честь.
Естественно, состоялись «фамильные» завтрак и обед с царской семьёй и царедворцами (на них отсутствовала, правда, императрица Александра Фёдоровна – по уважительной причине: новорожденной дочери Татьяне не исполнилось ещё и четырёх недель). В какой-то момент был там сделан фотографом К. Е. Ганом и этот снимок: на фоне пальм и кадушках Николай и Чулалонгкорн, двое других сиамцев – принцы Свати, брат короля, и Шира, его сын…
На императорской яхте «Александрия» отвезли гостя в Петербург – показали Петропавловскую крепость, домик Петра, Зимний дворец, Эрмитаж. На Марсовом поле градоначальник Клейгельс устроил для него показательное тушение пожара паровыми машинами (впрочем, в этот день, 23 июня, шёл дождь; он и назавтра не перестал, из-за чего сорвалась поездка в Кронштадт, надраенный в ожидании королевского визита). Увидел восточный гость и знаменитый русский балет – в Петергофском театре дали «Коппелию» с Матильдой Кшесинской, Гердтом, Чектти и Булгаковым…
Расставание было трогательным. Гости и хозяева благодарили друг друга за встречу и произвели обмен наградами. Свита Сиамского короля получила кто орден Белого Орла, кто Анну I-ой степени, кто Станислава и т, д. В свою очередь, вознаграждены были и наши, сопровождавшие визитёров: барон Фредерикс, министр финансов Витте, гофмаршал Бенкендорф, градоначальник Клейгельс…. Генерал-адъютанту и вице-адмиралу Д.С.Арсеньеву, например, вручили бриллиантовую звезду ордена Большого Слона I-ой степени и к нему звезду из изумрудов и рубинов с бриллиантовым изображением Будды…
29 июня (11 июля). «после заката солнца», как сообщало «Новое время», царская яхта «Полярная звезда» с сиамской, как сказали бы теперь, делегацией отправилась дальше, в Стокгольм.
Король Чулалонгкорн мог быть доволен результатом своей миссии.
17 (29) ноября 1897 года последовало высочайше утверждённое мнение Государственного совета «Об учреждении Российского представительства в Сиаме».
14 (26) апреля 1898 года первый русский дипломатический представитель в Сиаме, в ранге поверенного в делах и генерального консула, А. Е. Озаровский отправил министру иностранных дел М.Н.Муравьёву следующую телеграмму: «Представил верительную грамоту. Вступил к исполнению обязанностей».
Наталия Гречук.
Фотография из Государственного архива кинофотодокументов.

Клара ЦЕЙДЛЕР.

Клара ЦЕЙДЛЕР работала для фирмы Фаберже. – Её фамилию даёт Франц Бирбаум в 1919 году в Списке, как художницу по эмали.
В 1918 году Клару Цейдлер увольняют из ЦУТР бар. Штиглица, где она была уже профессором. Сама Клара Цейдлер просит уволить её в январе 1918 по семейным обстоятельствам. Она выехала в Эстонию.
Мать Клары Цейдлер урождённая Кемпе, Берта Альбертовна.
У Берты было два брата в Петербурге:
Пётр Альбертович Кемпе, тайный советник, сенатор, обер-прокурор Уголовного Кассационного департамента Сената (1917), у него дочери Софья Петровна и Анна Петровна, жена Анна Карловна.
Второй брат Борис Альбертович, в 1900 году заведующий Российско-Американской резиновой мануфактуры, возможно работал с директорами фирмы Нейшеллером и Гильзе фан дер Пальс.
Сестра матери урождённая Агнесса Альбертовна Цейдлер была замужем за Карлом Маем.
Карл Май (1820 – 1895) директор частной гимназии на Васильевском острове. В этой гимназии учились Александр Бенуа, Константин Сомов и многие другие художники и учёные, например, акад. Дм. Лихачёв.
У Клары Цейдлер братья и сестра, известные личности в Петербурге:
\Герман Фёдорович Цейдлер, доктор медицины, профессор, действительный статский советник (1917);
Густав Фёдорович, врач, коллежский ассесор (1917);
Эмма Фёдоровна (сестра), учительница Школы при Резиновой мануфактуре.
Братья врачи Цейдлер известны ы Гельсинфорсе в 1920 – 1930-х гг., может быть и позже.
Клара Цейдлер закончила женскую гимназию в Валке (Лифляндской губернии), училась на «отлично», уже в гимназическом аттестате упоминалось, что Клара имеет способности к рисованию цветов. В 1900 году выезжала на Всемирную выставку в Париже с делегацией преподавателей и студентов ЦУТР бар. Штиглица.
Клара Цейдлер преподавала рисование цветов в Смольном институте благородных девиц, кроме того, в Училище Императорского Общества поощрения художеств.

Мой визит с Татьяной Фаберже в Германию. Август 2009.

Интервью Надежде Рунде.

25 сентября, 2009, Дингольфинг

Многоуважаемый господин Скурлов, здравствуйте!

Вас беспокоит корреспондент русскоязычной газеты « КОНТАКТ» Надежда Рунде. Может быть, Вы припомните наш интернетный контакт несколько лет назад. Вы любезно ответили на мои вопросы, касавшиеся изысканий в плоскости фабержеведения.
Материал был опубликован. Многие читатели выражали восторг, сделали для себя благодаря Вашим обстоятельным ответам много открытий. И если бы Вы были настолько любезны, что согласились бы ответить ещё на некоторые вопросы, наше издание с удовольствием ещё бы дало несколько материалов на эту тему. Я нисколько не сомневаюсь в том, что Вам есть о чём рассказать. Слушала Ваше интервью на радио с упоением. Надеюсь, поделитесь кладами Ваших изысканий и с нашей газетой.
Наша общая с Вами знакомая Ирочка Лейнонен рассказала мне о той замечательной встрече, которая недавно состоялась в её гостеприимном доме в Лауше во время Вашего недавнего приезда в Германию и о совместном посещении музеев в Кобурге.
Ира - удивительный человек! Она притягивает к себе необычайно талантливых людей. Впрочем, она и сама человек неординарный, просто очень скромный, в чём Вы наверняка уже сами не раз убеждались.

Беру на себя смелость предложить Вам некоторые вопросы.

с благодарностью Надежда Рунде



- Валентин Васильевич, со времени нашего первого с Вами интервью прошло три года. В нём Вы рассказали о книге, изданной Вами совместно с Татьяной Фаберже к
160-летию со дня рождения великого Карла Фаберже. Издание называлось «Фаберже – министр ювелирного искусства». Мне стало известно, что за это время вышло ещё два солидных издания. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее. ( Я имею в виду Вашу новую книгу, подготовленную совместно с Татьяной Фаберже и Виктором Илюхиным "К. Фаберже и его продолжатели" (Коллективная монография под общей редакцией Валентина Скурлова, Санкт-Петербург, «ЛИКИ РОССИИ», 2009 г., ISBN 978-5-87417-292-3) и сборник статей "Старый Петербург" (поиски, находки, открытия) 2009 года (к 50-летнему юбилею секции истории Старого Петербурга при Музее истории Санкт-Петербурга) с тремя Вашими статьями ("Загадки дачи Фаберже", "Клиенты фирмы "Фаберже"" и "Тайна саквояжа Карла Фаберже").


ОТВЕТ. Действительно, в феврале 2009 года вышла в свет монография «Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы». 2500 иллюстраций, большинство из которых цветные. В книге 640 стр. Она посвящена второй по значимости, после императорских пасхальных яиц, группе ассортимента Фаберже – камнерезным, блокированным фигуркам. Этих фигурок Фаберже исполнил около 70. Фигурка имеют сейчас цену порядка 1,5 – 2 млн. долл. Более 10 «каменных человечков» известны из документов или воспоминаний, их ещё предстоит найти. Не исключено, что они могут быть находиться в Германии. Раздел, посвящённый Фаберже, является первым каталогом - резонне (полным каталогом) фигурок, в чём и ценность книги среди фабержеведов. Вторая, большая часть книги посвящена современным продолжателям дела Фаберже в России. Это более 30 мастерских и мастеров, работающих в технике блокированной камнерезной миниатюры.
Что касается сборника «Старый Петербург», то это старые статьи членов Секции истории города (общества историков-краеведов, не профессионалов) при Музее истории Санкт-Петербурга. Секция в мае 2009 года отметила 50-летие, через неё прошло около 200 чел., в настоящее время она насчитывает более 50 членов. В этом году был издан первый юбилейный сборник статей. Мои статьи публиковались в
1990-х годах в петербургских газетах. Сам я в Секции 20 лет.

- В предыдущем интервью, о котором я уже говорила выше, Вы упоминали о том, что
одним из белых пятен в истории семьи Фаберже является отсутствие сведений о точном месте захоронения Шалотты Фаберже, матери Карла, умершей в 1903 году в Дрездене? Удалось ли что-то относительно этого выяснить в самые последние годы?

ОТВЕТ. Это была наша большая недоработка, что мы раньше не приехали в Дрезден, где с 1860 по 1894 год, жил Густав Петрович Фаберже, и до 1903 года его супруга Шарлотта Карловна Фаберже. Здесь в Дрездене родился младший брат Карла, Агафон Густавович Фаберже, главный художник фирмы в 1882 – 1895 гг. Ему принадлежит идея императорских пасхальных яиц, прославивших фирму. Дрезден – родина Фаберже (Агафона Густавовича). Пока нам, к сожалению, не удалось найти, где он учился. Мы полагали, что в Хандельшуле, но в списках его нет, как нет и Карла, старшего брата, хотя во всех биографиях пишут, что Карл учился в Дрездене и был конфирмован в Кройцкирхе. Не учился Агафон и в Академии художеств или в художественно-промышленном училище. Тогда где?
Уже вернувшись в Петербург, я нашел в домашнем архиве свидетельство, что в 1900 – 1902 гг. в Дрездене учился Николай Карлович Фаберже (1884 – 1939) младший сын Карла Фаберже. Он жил в пансионе Тиде (Tiede), обучался у придворного ювелира Мау. Были бы благодарны любым сведениям о пансионе и ювелире.
Зато в Дрездене мы приобрели замечательных друзей в лице д-ра Шелике, его супруги Валерии Дмитриевны и Виталия Колесника из Немецко-Русского института. Мы, с Татьяной Фаберже выступили 24 августа в Институте с докладом-сообщением о нашей работе. Среди слушателей была д-р Ольга Васильевна Гроссманн, которая живёт в Дрездене почти полстолетия, с 1960 года, и в этом году написала книгу «Русский мир Дрездена». Она уже помогла нам в работе с архивами. С помощью д-ра Шелике на Троицком кладбище Дрездена мы нашли документально зафиксированное место захоронения матери Карла Фаберже, Шарлоты Карловны, урождённой Юнгштедт. Сама могила не сохранилась. Мы посадили на этом месте цветы, планируем поставить памятник. Шарлотта умерла 17 августа 1903 года, 20 августа её хоронила её дочь, сестра Карла Фаберже, г-жа Вильгельмина (в России её звали Василиса) Николаи (1848 1928). Муж Василисы из семьи петербургских немцев, купцы 2-ой гильдии, владельцы (тесть, муж и брат мужа) большой столярной мастерской. В частности делали мебель для дворца великого князя Владимира Александровича, сейчас «Дом Учёных». Сын Василисы, Фёдор Фёдорович Николаи, в 1917 году был главным инженером Николаевской железной дороги, имел загородный дом в Левашово, недалеко от дачи своего дяди ювелира Карла Фаберже. Умер во время блокады в 1942 году. Семья Николаи имела собственный 4-этажный дом в центре Петрограда, на улице Жуковского, 18.
С нами, в исследовательской группе, была родственница семьи Фаберже, г-жа Ангелика Шааф. Бабушки Ангелики и Татьяны Фаберже – родные сёстры. Шааф – известная семья, оружейники, приглашены в Россию еще Александром I, придворные поставщики с 1824 года. Ангелика – прирождённый исследователь, хорошо поработала в архивах. Именно она обнаружила в архивах место захоронения Густава Петровича Фаберже. К нашему изумлению, он оказался похоронен не в Дрездене. Его прах покоится в стене крематория в Готе! Фаберже всегда были оригинальными. В Готе в 1878 году открыли первый в Европе крематорий, и почему-то Фаберже решили, что лучше места для Густава не найти. Во всяком случае, на карте «Фаберже в Германии» появился новый город.
Еще одним вопросом по Дрездену, который следует прояснить – это Дрезденское филателистическое общество. До 1908 года в Петербурге функционировало Петербургское отделение Дрезденского общества, пока на его основе не было организовано Российское филателистической общества. Среди учредителей (27 чел.) были Агафон Фаберже, его учитель в филателии Фридрих Брейтфусс (1850 – 1911), двоюродный племянник Карла Фаберже архитектор Карл Шмидт и главный бухгалтер фирмы Фаберже Эмиль Зальцер. Мой старый товарищ, проживающий с 1992 г. в Штуттардте, Феликс Галин провёл большую архивную работу и установил место захоронения в 1942 году в Штуттгардте Эмиля Зальцера. Но его семья, очевидно, осталась в России. Он был женат на русской, по фамилии Гаевская. Неизвестно куда девалась его богатая филателистическая коллекция, которую Зальцер пополнил в 1928 году, когда специально для этого приезжал в Агафону Фаберже в Гельсинфорс.
Агафон Карлович, дел Татьяны, бежал 10 декабря 1927 году из Советской России по льду Финского залива. Известен как выдающийся филателист мирового уровня.
Хотелось бы найти ещё следы пребывания Карла Фаберже в Нюрнберге в 1885 году на выставке, на которой он, по одним сведениям, получил золотую медаль, по другим – почётный диплом. Дорога из Петербурга в Нюрнберг пролегала через Дрезден. В том же 1885 году Карл Фаберже просит для своего отца оформить заграничный паспорт бессрочный (надо было переоформлять его каждые пять лет). Для вручения паспорта Карл заезжал к отцу.
Еще одна фамилия, которая отсутствует в рассказе «Русский Дрезден» - русского придворного архитектора, первого ректора Училища бар. Штиглица в Петербурге проф. Максимилиана Мессмахера. После отставки в 1897 году он удалился на покой в Дрезден, где в конце 1890-х гг. для него была выстроена роскошная вилла. Её сейчас занимает служба навигации Дрезденского аэропорта. Практически все художники фирмы Фаберже – птенцы «гнезда Мессмахера», учились в Центральном училище технического рисования бар. Штиглица. Училищу три года назад возвращено имя учредителя. Теперь это Академия барона Штиглица. Еще одно немецкое имя вернулось в Петербург, что исторически справедливо! Нашли мы и могилу - памятник профессора Мессмахера на Йоханнитесфридхоф.
Яркое впечатление для нас с Татьяной Фаберже – посещение русского православного храма в Дрездене, шедевра архитектуры. Храм проектировал и строил придворный русский архитектор Харальд Боссе. У настоятеля храма, отца Георгия в этом году юбилей: 25 лет служения в Дрездене. Я обратил внимание на великолепные витражи. В России в храмах практически нет витражей, это немецкая работа, а я много посещал церквей и соборов. Отец Георгий провел для нас экскурсию. В настоящее время он занят установкой новых колоколов, отлитых в Донецке. Оказывается русская паства Дрездена составляет более 10 тыс. чел. – это впечатляет.

- Какие-нибудь научные организации или общественные объединения Германии
поддерживают Вас в Вашей кропотливой работе, если речь касается уточнения фактов, связанных с периодом проживания членов семьи Фаберже в Германии?

ОТВЕТ. Мы установили контакт с Немецко-Русским Институтом в Дрездене. Я очень рад знакомству с г-ном Леандром Лутцем из Немецко-Русского общества в Тюрингии. Он организовал экскурсию в Кобург по местам, связанным с русской царской фамилией. Мы познакомились с д-ром Бахманном. Через Иру Лейнонен я познакомился с тюрингскими исследователями русско-немецкой тематики. Но я рассчитывал найти единый немецкий центр изучения России. Я вижу, что в каждой немецкой земле есть подобные общества, но они действуют разобщено, нет единой координационной программы. А следы пребывания Фаберже находятся во всех уголках Германии. Я это перечислил в интервью 2006 года.

- В России в 1993 году был основан Русский национальный музей .Это первый частный музей в Российской Федерации. Известно, что кропотливым исследовательским трудом, тщательным и строгим отбором экспонатов, музею удалось собрать крупнейшую коллекцию, центральное место в которой занимают изделия всемирно известной фирмы К. Фаберже. Расскажите, пожалуйста, о своём сотрудничестве с этим музеем. В чём оно заключается?

ОТВЕТ. Я сотрудничаю с музеем с момента его основания в 1993 году. Это корпоративный музей (более точное название, чем «частный»). Одним из направлений коллекционирования выбрано «фаберже» (именно так, с маленькой буквы, как «брегет»), хотя есть и большой раздел русской живописи и иконы.
9 мая этого года с помощью РНМ открыт музей Фаберже в Баден-Бадене, где демонстрируется часть коллекции не только Фаберже, но и его современников. В дальнейшем экспозиция будет меняться, чтобы показать всё собрания. Это процесс перманентный, поскольку собрание продолжает пополняться, вещи Фаберже появляются на аукционах. В частности в Лондоне СОТБИС осенью этого года предложит к продаже более 100 неизвестных произведений великой фирмы Фаберже, когда-то принадлежавших семье великого князя Владимира Александровича и его супруги Марии Павловны. Открытие первого в мире музея Фаберже именно на немецкой земле я считаю выдающимся событием.
Мое сотрудничество с РНМ выражается в исследовательской работе. Музей выпустил три тома Справочника русских мастеров золотого и серебряного дела, книгу о знаках и жетонах Фаберже, участвовал в выставке «Фаберже-Картье» в Мюнхене 5 лет назад. Я с г-ном Ивановым, генеральным директором музея, выпустил три книги, в том числе монографию «Антикварно-художественный рынок Петербурга» (2008). Музей проводит экспертизы сложных вещей, в которых я также принимаю участие.

- В Санкт-Петербурге в 1996 году возрождён уникальный журнал "РУССКИЙ ЮВЕЛИР", который был основан ещё в 1912 году. Журнал награждён за заслуги в мемориализации памяти Карла Фаберже и в связи с 300-летием основания Санкт-Петербурга. Расскажите, пожалуйста, о своём сотрудничестве с этим изданием.

ОТВЕТ. Идея назвать так журнал родилась у меня. Кстати, возрождение имени журнала обошлось дешевле, чем регистрация нового названия. Журнал существует 13 лет и является уважаемым профессиональным изданием, который знают по всей России. Это первый на постсоветском пространстве ювелирный журнал. В советское время таких не было. На базе редакции в 2000 году родился ещё журнал «Антикварное Обозрение». Я хотел назвать его «Русский антиквар». Пока мы спорили о названии , слух дошел до предприимчивых конкурентов, и когда мы пошли фиксировать название в Бюро по печати, оказалось, что некто недели две назад его зарегистрировал. Это был для меня урок по сохранению коммерческой тайны и по части темпов в учредительской работе. В обоих журналах вышло более сотни моих материалов, есть достаточно серьёзные научные статьи. Всё, что связано с историей русского ювелирного искусства, особенно Фаберже – воспринимается «на ура» не только редакцией, но читателями.

- Вы недавно побывали в Германии. Чем для Вас примечательна эта поездка и
чем она была вызвана?

ОТВЕТ. Предыдущая моя поездка в Германию была в 1995 году, на неделю, во время выставки «Фаберже» в Гамбурге в 1995 году. До этого я был в ГДР летом 1989 года, за четыре месяца до падения Берлинской стены. Есть что сопоставить и сделать исторические оценки.
Поездка в августе этого года вызвана поисками следов пребывания семьи Фаберже в саксонской земле. Примечательна поездка была открытием места захоронения матери Карла. Мы получили также сведения о месте захоронения его отца, Густава Петровича. С Татьяной Фёдоровной Фаберже мы приобрели новых друзей, обрели новые впечатления.
Помимо Дрездена, уже по собственной инициативе, я посетил городок - малыш Лауша, который «на карте генеральной кружком означен не всегда», на границе Тюрингии и Баварии. В Лауше проживает семья Роберта и Ирины Лейнонен. Последний раз я видел Роберта в 1990 году, когда изучал по его материалам Смоленское евангелическое кладбище в Петербурге (в 1990 году еще Ленинграде), на котором похоронены брат и сестра Карла Фаберже, соответственно Агафон (1862 – 1895) и Александрина, в замужестве Кошке (1844 – 1897). На этот раз я получил царский подарок от Роберта – двухтомник его мемуаров под названием «Жизнь на полустанке». Считаю, что история жизни Роберта должна увидеть свет на родине автора – в Санкт - Петербурге. В лице Ирины Лейнонен я приобрёл неутомимого помощника по электронным ресурсам Германии, которыми Ирина уже владеет в совершенстве.
Ирина организовала также встречу с русско-немецкими энтузиастами: д-ром Войхонским, г-ном Геннадием Колмогоровым и г-ном Леандром Лутцем. Эта встреча была для меня полезна. Немного удручило то обстоятельство, что со стороны государственных органов не видно большой поддержки развитию российско - немецких исследований. В то же время, на русско-немецкой встрече в ратуше Дрездена я был изумлён статистикой. Я не подозревал, что в период 1989 – 2006 гг. выехало из стран бывшего СССР 2,3 млн. чел. Со всей ответственностью заявляю, что пренебрежение к изучению колоссального опыта русско-немецкого (как угодно: немецко-русского) взаимодействия история не простит. Никто как немцы не знают специфику русского менталитета, никто как немцы не вложили так много в освоение гигантской территории России. Я это увидел во время моей поездки в июле этого года по Транссибирской магистрали, с посещением Иркутска и Владивостока. Везде следы немецкого освоения в XVIII – XX веках, везде лютеранские кирхи. Если не использовать опыт для обоюдной пользы России и Германии, то место Германии займут другие страны. Даже прозвучала парадоксальная мысль, что в эпоху «холодной войны» федеральное правительство глубже и интенсивнее изучала СССР (тогда тоже нызывали «Россия»). Неужели толчком к изучению России опять нужно похолодание отношений между странами? У нас колоссальная совместная история.
Моя специализация – вторая половина 19 века – до 1917 года, и я всегда помню, что весь XIX век у Росси не было войн с Германией и взаимодействие культурное, экономическое, даже религиозное и идеологическое было очень интенсивным. Все русские царицы были из Германии, кроме датчанки Дагмары. А великие княгини ? Практически все… Советский период (70 лет) не приветствовал изучение добрых взаимоотношений XIX века. Сейчас создалась парадоксальная ситуация: тысячи грамотных русских немцев вернулись на родину и никакого интереса в «российскому прошлому»?
В Берлине я встретился с внучкой архитектора Карла Шмидта д-ром Эрикой Фогт.. Есть проблема с изданием её «книги про дедушку» в России. Будем продвигать и этот проект. Шмидта знают и любят в Петербурге и России.
Из берлинских впечатлений отмечу посещение Национального музея истории Германии, где в это время проходила выставка «Германия и Польша», посвящённая началу Мировой войны 1 сентября 1939 года. Здесь меня заинтересовала карта миграции поляков в Германию во время войны. Я никогда не думал, что несколько миллионов поляков осело в Германии. Вот почему в сборной Германии по футболу так много польских фамилий. Очень понравилась основная экспозиция музея – история Германии, особенно XIX века, образование Германской империи и промышленный подъём, бюст Борзига и т.д. Здесь очень много с Россией и развитием России. Как специалист по ювелирному искусству я посетил Художественно-промышленный музей в Берлине. Понял, откуда Максимилиан Мессмахер брал аналог при организации Художественного - промышленного музея при училище барона Штиглица. Он изучал музей в Берлине. По части музееведения Германия впереди планеты всей, немецкие уроки творчески реализуются в России.

- Мне известно, что во время этой поездки Вы посетили главные музеи Кобурга.
Кобург занимает особое место в многовековой истории взаимоотношений России и Германии. Могли бы Вы как историк осветить наиболее яркие моменты этих взаимоотношений? Чем они примечательны?
ОТВЕТ. К стыду своему, я мало что знал о Кобурге. На экскурсии по Кобургу и его замкам, которую устроил г-н Леандр Лутц, а провёл её сам д-р Бахманн, я был потрясён обширностью взаимосвязей России и Кобурга и количеством исторических контактов Кобурга со всеми династиями Европы. В этом городке состоялись знаковые события для российского императорского дома, да и для судеб России. Одно из направлений моих исследований – подарки из Кабинета Его величества. За период царствования Александра III их вручено около 10 тыс., а в период царствования Николая II – более 25 тыс., из них 5 тыс. исполнил Фаберже. По архивным документам часто проходили служащие Кобургского дворца. Оказалось, что дедушка жены д-ра Бахманна получал такие «русские подарки», будучи служащим Кобургского замка. Вот как тесен мир. Но и это не всё. Огромное количество подарков вручалось в Кобурге многочисленным гостям, посещавшим это династическое гнездо со всех стран Европы. И этот вопрос также требует своего изучения. Тема имеет и прикладное значение. Я знаю, что у немцев ничего не пропадает, поэтому антиквары всего мира заинтересованы в появлении на рынке исторически атрибутированных артефактов, то есть предметов работы Фаберже и других придворных ювелиров. Я никогда не забывал, что герцогиней Саксен-Кобург-Гота была великая княгиня Мария Александровна, сестра Александра III, муж которой проживал в Кобурге. Мария Александровна получала немалое денежное довольствие от русской казны, но во время поездок на родину в Россию предпочитала жить за счёт своих братьев: великих князей Владимира, Павла, Сергея и Алексея Александровичей и, естественно, старшего брата - Александра Александровича (Императора III). Этот факт «бесплатных поездок» в Россию очень развеселил д-ра Бахманна и г-на Лутца. В силу такой экономии, Мария Александровна была очень богата, привозила много подарков в Лондон и Кобург и исследование прошедших через её руки ювелирных вещей составит занимательный роман. И это роман должен быть написан.
В Германии в начале 1920-х гг. проживали сотни тысяч русских эмигрантов, здесь осело много «русских вещей! Только Германия, из всех стран мира, в соответствии с Раппальским договором 1922 года, признала национализацию ценностей свергнутых классов и поэтому в Германии на аукционе «Лепке-хауз» в Берлине уже в 1927 году проходили самые значительные в довоенный период распродажи царских вещей и огромного количества предметов Фаберже. Много таких вещей осело и во время последней мировой войны, несмотря на то, что страны-победители усиленно вывозили из Германии художественные ценности. Но в последнее время я заметил значительный рост рынка «русско-немецкого антикварного рынка». Немецкий фарфор, вяло раскупаемый в Германии, мог бы пополнить пустые полки антикварных магазинов больших российских городов. Германия колоссально богатая вещами страна. Если есть проблемы со сбытом, надо эти вещи продавать в России, в Казахстане, на Украине. Как говорится – полный вперёд. Это будет взаимовыгодная торговля. Видите, в такой маленькой сфере, как антиквариат, сколько полезного для наших государств.

NikolajFABERGE/Dresden. (Копирайт. АРХИВ Татьяны ФАБЕРЖЕ).

Stadtfrchitekt Dipl. Ing. Kurd Driver 5064 Roesrath bei Koeln, 17.November 1958.

Sehr geerter Herr Faberge!

Mit nachfolgeden Zeilen moechte ich mir die hoefliche Anfrafe erlauben, ob Sie oder einer Ihrer Vervandten mit einem “Kolja Faberge”, geboren um 1883 zu Peterburg, vervandt sind. Dieser um 1900 junge Mann Kolja war mir befreundet. Ich bin heute 82 Jahre alt und damals lebte Kolja in der Pension maines Stefvaters Tiede zu Dresden gemeinsam mit mir die Jahre.
Er ging dann nach London , besuchte uns auch noch mal zu Weuhnachten, aber dann verlor sich fuer uns sein Weg. Wir hoerten, er lebe als Maler in Paris, konnten aber postalisch keine Verbindung mit ihn erhalten.
Da ich in einem Buch kuerzlich langer ueber die Juwelierfirma Faberge in Petersburg, London und Paris berichtet fand, kam mir der Gedanke, dass die Parfuemerfirma seinem Sohn gehoeren koenne, also alles Vermutungen und sollten sie nicht zutreffen, bitte ich seinen Brief zu entschuldugen. Anernfalls wuerde ich gern etwas ueber das spaetere Leben Kolja hoerts wit ich ebenso einige Jugend erinnerungen aus diesen fruehen Tagen berichten koennte.
In diesem Sinn verbleibe ich
mit freundlichen Gruesen
Kurd Driver

Kolja Faberge DRESDEN.

АРХИВ Татьяны ФАБЕРЖЕ.
Письмо друга Николая Фаберже по Дрездену (1900-е годы) Евгению Фаберже в Париж в 1958 году с воспоминаниями о Дрездене.

Stadtarchitekt Kurd Driver 5064 Roesrath bei Koeln.

Sehr geeherter Herr Faberge!

Ich habe mich ungemein gefreut, dass main Brief, so aufs geratewohl nach Paris geschickt, nun auf Umwegen doch seinen Zweck erfuellte und nun leider nicht mehr unsern lieben Kolja, sondern seinen Neffen erreichte und so danke ich Ihnen vielmals fuer Ihre freundliche Antwort. Dass Kolja 1939 verhatmismassig jung starb, bedaure ich aufrichtig. So bleibt nur ein liebes Gedenken und das warden Sie schon aus meinem Bild erstehenlasse, so saehe ich einen jungen Mann, mittelgross, etwas zart und feingliedrig, immer sehr gut angesogen, ohne irgendwie aufdringlich zu sein, in der Wesensart still und stets freundlich und fuer uns etwas juengere mit einem geheimnisvollen Ruch umwehr, denn ersollte wohl Heimlich ueber die russische Grenze gebracht worden sein, vielleicht war er in den damalgen russischen Zustanden irgend wie mit den Studenten iolegaler Taetigkeit verdachtigt worden, aber sicheres hoerten wir nicht. Er brachte ein russiches Rad mit, Marke Rekord, das er aber eigentlch nie benutzte in Dresden. Als er eigentlich nach England ging, verbliebes bei uns und er wollte es mir schenken, das wollte mein Stiefvateraber nicht, denn ich hatte eins, und soliess er es zurueck und ich wurde beauftragt, fuer seine Instandhaltung zu sorgen; nun es blieb bei uns nach einem halben Jahr fuhr ich noch mehrere Jahre drauf. Am besten ist er mir in Erinnerung im Sommer wohl 1902, wo er mit meinem Eltern in Schlesien in den Sommerferien im Riesengebirgewaren und wir gemeinsam wanderten, er immer mit der Kodakkamera bewaffnet und wo wir denerrsten Gebrauch des Rollfilms, den man im Freund einsetzen konnte, bestaunten. Es w..s r ein schooner warmer Sommer in einer noch unbeschwerten Zeit und so hat er ihn auch sicher gleich mir genossen. In Dresden arbeitete er, soweit wir das damals “Arbeit” nennen konnten, beiden Dresdner Hofjuwellier Mau und ich erinnere mich, das ser sich dort einmal einem goldenen Ring mit einem bluen Stein, wohl Saphir, arbeitete und wir uns alle ueber den dicken Goldreif uns ereiferten. Im einem harmonierten wir noch sehr, er seichnete sehr gut und machte immer sehr schoene Bleistiftzeichnungen und, da ich auch malerisch sehr tatigwar und das im ganzen Leben, weiter geflegt habe neben meinem Architektenberuf, so blickteich dann wohl doch manchmal mit Neid, wenn er etwas, so zart wie sein ganzes Wesen etwas wae< zustande gebracht hatte. So sind das alles Erinnerungen aus einer vor 60 Jahren zuruckliegenden Zeit. Das ser spaeter in Paris, wie ich hoerte als Maler lebte, weis ich nicht, woher es stammte. Ich wersuchte schon damals, mit einem Brief^ Paris, “peintre”, aber er kamwohl weder an noch zurueck und die Parier Faberge Adresse fand ich dann vor Jahren im Pariser Telefonbuch. Haette ich besser franzoesisch gesprochen, haette ich ja mal die Firma aufgesucht. So haben Sie vielen Dank vor Allem auch fuer Foto, das mich ihn doch nach so vielen Jahren die alten Zuege erkennen lies und es war mir eine Freude, in gadanken in diese Zeit unbeschwerten Jugend fuer kurze Seit zurueckkehren zu innen und so sein Sie mit Ihrer Gattin von Harzengegruest
Ihr
Kurd Driver