вторник, 21 апреля 2009 г.

Романтический авангард. Перечитывая книгу, заметки на полях.

«Альбом ювелирного искусства. РОМАНТИЧЕСКИЙ АВАНГАРД». Авторы-составители: Ирина Карпова, Игорь Лобортас. Киев, 2003. 240 с., илл.

«…С появлением архитектуры и целого мира архитектурных традиций, направлений и стилей в ювелирное искусство вошло множество заимствованных узоров и линий, орнаментальных решений. Монументальное творчество в архитектуре является одним из самых влиятельных видов современного искусства. Очень часто в прошлом именно архитектурные идеи находили своё отражение в произведениях ювелирного искусства, и это рассматривалось как признак художественного и технического мастерства. Однако в настоящее время, благодаря погоне за лёгкой прибылью, в ювелирном деле господствует поточные литьевые схемы, в силу своей специфики не способные отразить сложный архитектурный образ. Товарно-денежные отношения, удешевляющие производство, лишь усугубляют это кризисное положение, так как для конвейерного метода количество важнее качества. Выход из создавшегося положения – это возвращение к прежним принципам ювелирного творчества, свободным от дешёвых технологий, принципам, на основе которых создавались настоящие произведения искусства.
Благодаря накопленному за многие века опыту современное ювелирное искусство отличается своей тематической широтой. Это мотивы живой природы, формы архитектуры и узоры орнамента, религиозные и мифологические образы, невероятные сочетания цвета и материалов. Веяния сегодняшнего дня в ювелирном искусстве располагают к синтезу всех этих образов, придавая украшению особую динамику действия, переходящего зачастую в настоящую драматургию. Новые произведения должны дополнять и даже превосходить лучшие мировые образцы, становясь притягательными для истинного ценителя и коллекционера».

«…особая группа уникальных ювелирных изделий. Сюда мы относим и ювелирные работы для кабинета, создающих особую атмосферу в рабочей комнате. Как правило, это большие скульптурные работы, выполненные в минипластике (это новый термин; у нас говорят «мелкая пластика» - В.С.) из драгметаллов и камней, одним своим присутствием нарушающих рутинное течение кабинетной жизни».

«Уникальная работа может быть ценной и без камней, и исполнить её бывает по силам только избранным мастерам, вложившим в неё колоссальный объём мысли, энергии творца, технологии. Более ярко этот факт проявляет себя в живописи: в знаменитых картинах ценят не краски, холсты или рамы, а то, что создано рукой мастера.
«В нашей стране (Украина ? – В.С.) с 1917 года в области ювелирных украшений традиции создания стиля, соответствующего образу жизни человека, фактически утеряны. Открытые пути на Запад (почему только Запад? А Восток ? – В.С.) дали возможность нашим эстетически изголодавшимся людям вкусить ещё недавно запретные плоды западного ювелирного разнообразия – от турецких и эмиратских изделий (вот где Восток! – В.С.), зачастую почти кустарных, до высокотехнологичных, но выхолощенных до минимализма художественных форм украшений салонов Европы и Америки».

«Начиная с середины XIX века в связи с процессом демократизации общества возникла потребность удовлетворения спроса среднего класса на простые и доступные изделия. Это позволил осуществить быстрорастущий технический прогресс. Склонность большинства известных ювелиров и ювелирных школ Европы к упрощению труда до уровня литья сделала своё «чёрное» дело – ручные ювелирные работы стали анахронизмом, а затем их вытеснили «марки» и «брэнды» знаменитостей и продукция малоизвестных фирм массового литьевого исполнения.
«…во всех странах с устойчивой экономикой усиливаются застойные и консервативные тенденции, что сдерживает творческий эксперимент и изобретательскую деятельность»
.
«Традиционно произведение искусства становились предметом коллекционирования. Это справедливо и в отношении ювелирных украшений. Но в отличие от антикварных ценностей, произведений живописи и скульптуры, собирание ювелирных раритетов отличается своим прагматическим характером, так как, помимо эстетического удовлетворения для коллекционера, это ещё и надёжный и более компактный способ хранения капитала.
В наши дни в Украине образовался слой общества с высоким достатком. Вопрос сохранности своих средств - далеко не второстепенный для этих людей. При экономической нестабильности мировой финансовой системы деньги постоянно подвергаются опасности обесценивания. Поэтому своё состояние лучше измерять не только деньгами, но и чем-то более надёжным, например, дорогими предметами искусства. Одним из идеальных примеров этого явления является создание коллекции ювелирных произведений. (Вещи Фаберже формируются как коллекции. Если начать собирать зверей, то возникнет потребность собрать «всего Брэма» - В.С.)
Складываются ювелирные коллекции по-разному: одни путём естественного накопления фамильных ценностей, передающихся по наследству, когда-то купленных или полученных в дар, другие коллекции создаются целенаправленно. Иногда чёткой границы между этими двумя способами собирания нет: так, специально собранные драгоценности могут перейти по наследству, и наоборот, накопленные фамильные украшения подталкивают к составлению коллекции».

«…И, безусловно, дополнительные баллы коллекции добавляют её публичные выставки и демонстрации, сопровождаемые выпуском альбомов и каталогов, содержащих описания и изображения предметов. Издание такого альбома или каталога как раз и подтверждает значимость собрания. Зачастую эти каталоги позднее становятся историческими документами. (Правильно делали Форбсы – показывали коллекции. Правильно делает Вексельберг – покупает коллецию Форбса – В.С.)
Признаком исключительности коллекции является её международное признание. Истинная ценность таких собраний произведений искусства в любой стране, при любой системе экономических координат не вызывает сомнений.
(Автор вспоминает Гульбенкяна, князей Юсуповых, Матильду Кшесинскую, Кельхов, Савву Морозова и Третьякова которые вошли в историю как коллекционеры и собиратели. Собирание – это подвиг, предназначение – В.С.)

«Собирание и демонстрация коллекции может быть выгодным бизнесом. Постоянный и творческий обмен экспонатами между коллекционерами, каталогизация и пополнение собрания – всё это придаёт вес коллекции и коллекционеру как в современном обществе, так и перед лицом истории» (Вексельберг, Патриарх Алексий – тоже собирает пасхальные яйца – В.С.)
«Как ателье, работающему в области ювелирного искусства, нам предстояло найти место среди традиций мирового и украинского ювелирного искусства. Рассмотрев историю и оценив современное состояние ювелирного мира Украины, мы пришли к выводу, что до уровня собственно искусства ювелирное дело Украины так и не поднялось. Со времён зарождения украинской нации в нашей стране развивалось ювелирное ремесло, которое так и не оформилось в искусство мирового значения.
Во времена СССР любая частная инициатива каралась, а потому ювелирное дело уходило в подполье. Его нишу заняли изделия ювелирных заводов. Поэтому в Советском Союзе образовался такой вакуум в области свободного ювелирного творчества. Помимо очевидных отрицательных сторон, это имело и свои положительные стороны. Как когда-то Моисей освободил свой народ от египетского рабства, так и исторические обстоятельства пресекли всякое влияние западных достижений на развитие современного ювелирного искусства. Сорок лет скитаний в пустыне изгладили у евреев память о Египте; за семьдесят четыре года тоталитарного строя ювелирное дело невольно утратило следы европейских традиций. Свобода, полученная таким образом, раскрепощает художников, архитекторов, изобретателей и даёт толчок к созданию невиданных доселе чудес. Эстетически неотягощённое, оно открыто навстречу любым ультра-новыми даже опережающим свою эпоху тенденциям в современном искусстве, ювелирном в частности. А потому, любой эксперимент сегодня может стать не только национальной классикой завтра, но и передовым явлением мирового значения» (Вот так и никаких компромиссов. Только мировое значение – В.С.)

«Исторически сложилось так, что в Украине не было фундаментальной национальной ювелирной школы, не было всемирно известных мастеров или хотя бы единичных изделий, представленных в мировых коллекциях или на знаменитых аукционах. Продукция мастерской Иосифа Маршака (фабрики, не мастерской – В.С.) имела местное значение. Мастерская столового серебра Стрельбицких во Львове ориентировалось на ювелирные традиции Австро-Венгрии. Панагии, кресты, оклады киевских и черниговских мастеров 16 века нельзя отнести к светским украшениям. Скифская пектораль принадлежит украинскому искусству условно, правильнее сказать территориально, так как отражает дух иного народа» (Интересная мысль. Территориальная принадлежность ювелирной культуры. Русская культура на территории бывшей Восточной Пруссии отличается от великорусской культуры. Также отличается и русская культура прибалтийских стран. Это уже субкультура, отличная от культуры русской метрополии – В.С.). Разве что сокровища времён Киевской Руси несут на себе отпечаток национального характера. (В чём он национальный характер в украинском ювелирном искусстве? – В.С.) Киевские клады 1887-го и 1889-го годов содержали княжеские украшения, однако созданы они были по образцам византийского искусства, а потому национальный элемент в них выявлен неярко (к тому же клады эти принадлежат России и выставлены в Русском музее). С утратой киевской государственности, центр ювелирного дела перемещается в Москву, где постепенно опыт мастеров Киевской Руси трансформируется в русскую школу ювелирного искусства, изменив свои первоначальные черты. История показывает, что если и создавались на украинской земле выдающиеся ювелирные произведения, то они до наших дней не сохранились. Или, возможно, такие произведения так никогда и не выходили из рук украинских мастеров» (Не верю. Украинские художники и мастера творили в Москве и Петербурге – В.С.)
Безусловно, новое направление в ювелирном искусстве должно создаваться с учётом многих существующих мировых шедевров, однако обращение к эталонам должно быть избавлено от подражательности. Следуя ювелирным канонам в средствах, мы решили избрать особую цель – вписать теперь уже украинскую страничку в историю ювелирного дела» (Похвальная цель. А как у других. Распад Австро-Венгерской империи – что на руинах. Где ювелирное искусство входящих в империю стран? – В.С.)
Экономическая ситуация в Украине оставляет желать лучшего, и большинство считает её неблагоприятной для развития искусств и изобретательской деятельности в целом» (Создание больших богатств, новых миллионеров -= предпосылка процветания ювелирного дела – В.С.) Но если мы сопоставим периоды взлёта великих Фаберже, Шанель, Диор с датами хотя бы из школьного учебника истории, то увидим ложность стереотипных представлений о «лёгких» временах и «лёгкой» жизни этих великих людей. Революции и войны, кризисы и катаклизмы, выпавшие на их долю, не явились препятствием на пути из таланта. Таким образом, вопреки общему мнению, сложившаяся экономическая ситуация может иметь самые выгодные стороны для развития именно ювелирного производства.
Лоббистские круги в ювелирной промышленности Украины, защищая свои интересы, повлияли на законодательную базу, в результате чего ввоз ювелирных изделий из-за рубежа стал невыгоден экспортёрам. (Но так же поступал Бисмарк, ввёл высокие таможенные пошлины. Так же делал и Витте – В.С.). Это стало преимуществом для отечественных производителей эксклюзивов, что стимулировало выпуск украшений высокого класса, соответствующих западным образцам или даже превосходящих их. К тому же, стоимость равноценных по качеству украинских украшений этой категории в десятки раз ниже европейских изделий» (Ну не в десятки, но ниже. Труд дешевле – В.С.)
Экономический кризис в Украине повысил стремление к вкладыванию средств в ювелирные раритеты. Во времена социальных катаклизмов, переоценки ценностей человек желает приобрести вещи, не поддающиеся обесцениванию. Уникальные ювелирные украшения предоставляют такую возможность.
И ещё одно положительное следствие кризиса – удешевление высококачественного труда. Именно это обстоятельство породило известные флорентийские мозаики, создало продукцию «бижу» Дома Коко Шанель, обеспечило славу Домов Картье и Фаберже. Известно множество других подобных примеров.

ХХХ
Характеристики мастеров – это просто песня.

Карпова – «основоположник», «непревзойдённые произведения», «утончённость натуры, проникновенность души и невероятно сильный дух дополняют обаятельность и красоту это необыкновенной женщины».
Сладкевич – «классик современного ювелирного искусства Украины»
Польков – «неординарный талант», «бесперецедентная серия колец»
Тарновский – «корифей ювелирного ателье» «Особый дар концептуального мышления».
Ткачук – «получила право в формировании стиля ателье»
Зубковская – «корифей ювелирного ателье», владеет великолпной ювелирной граикой, «Чудесные украшения»
Алла Сокол – «собственный почерк» и «замечательные работы»
Максим Юнгер – «Корифей» «ряд уникальных работ», «философский склад ума»
Анатолий Рак – «закрепщик высокого класса»
Юрий Манько – «мастер наивысшей категории, которому доверяют самые сокровенные работы»
Владислав Филин – «классик современной ювелирной фотографии Украины» «создал новую неподражаемую форму съёмки драгоценностей»
Игорь Лобортас – основоположник ювелирного ателье «Лобортас». Разрабатывает идеологию тактику и стратегию ателье.
Сергей Шевченко - основоположник ювелирного ателье «Лобортас». Разрабатывает и ведёт основную финансовую политику ателье.
Фотопортреты: 13 лидеров и ещё 10 + 11 человек – рядовые сотрудники. Всего 34 человека.

Читал Валентин Скурлов, 2006 год.

Работа на войну. Петроградские фирмы (1917 год). (Выписка из Архива 12.04.1993)

Государственный Исторический архив Санкт-Петербурга.Фонд 569, оп.15, д.2246.

СПИСОК фабрик, заводов, мастерских, типографий, литографий и прочих промышленных предприятий, работающих на оборону и расположенных в районе Петрограда.
Начато: 28.01.1917. Окончено: 28.01.1917.


- Хирургическая мастерская в доме 24 по Морской улице. (Принадлежит) Адольфу (ошибка; надо Альберту – В.С.) Августовичу ГОЛЬМСТРЁМ
Центральный Военно-Промышленный Комитет. 240 чел (!).

- Гравёрная, гильошерная, золотых и серебряных вещей и позолотная мастерская под фирмой «Э. КОРТМАН», д.34, Невский пр., Константин Прокофьевич Прокофьев. Технический Комитет Главного Интендантского Управления, Военно-Окружное Интендантское Управление, Войсковые части Армии, кадетских корпусов и военных училищ – 88 чел.

- МЕДАЛЬНАЯ Мастерская. Д.35 по Итальянской улице. Рудольф Егорович Триман. Главное Военно-техническое Управление, Автомобильный отдел. – 20 чел.

- Мастерская золотых изделий в доме 22 по Садовой ул. (Принадлежит) Абраму Шоломовичу БЕЙЛИНУ-ЛЕВКОВУ. Русское Общество беспроволочных телеграфов и телефонов. – 8 чел.

- Фабрика пуговиц и металлических изделий. (Принадлежит) Евдокии Васильевне КОПЕЙКИНОЙ. Лиговка, 42. Окружное Интендантское Управление. – 90 чел.

- Ювелирная фабрика. В д.15 по 4-ой Рождественской улице. (Принадлежит) Вере Петровне ДИТВАЛЬД с Сыновьями (фирма «ЭДУАРД»). Министерство Императорского двора. – 163 чел.

- Фабрика золотых и серебряных изделий «Бр.ГРАЧЁВЫ», в д.14 по Певческому пер. Главное Военно-Техническое Управление. – 60 чел..

Прогресс в искусстве.- Журнал ГОРОД, № 12, 2007. Из статьи М. Золотоносова. «Почему население Петербурга не любит новой архитектуры».

Те, кто обвиняет зрителя (покупателя, клиента) в косности и консерватизме, сами себя по умолчанию позиционирую (провозглашаю) приверженцами прогресса, движения вперёд. Одни консерваторы, другие прогрессисты. При этом прогресс сводится к замене старых изделий новыми, построенными на новой стилистике и с применением новых материалов. На этой основе и производится подмена понятий.
Прогресс в искусстве – вещь фиктивная, если было всё так просто, то Ананова надо установить в иерархии художественных ценностей выше Фаберже (что некоторыми и делается). То же касается и ювелирного искусства как вида искусства. С ювелирным искусством связаны новые материалы, технологии, здесь о прогрессе говорить можно, имея в виду эффективность сложение, сокращении сроков производства и т.д. Однако подменять этим прогрессом прогресс собственно в ювелирном искусстве – значит передёргивать карты.

Впрочем, я отнюдь не хочу отрицать остаточного существования в сознании многих эстетического консерватизма. Десятилетиями населению Петербурга настойчиво внушалась реальная ценность архитектурного наследия, вдалбливались догмы о величии и красоте Петербурга-Ленинграда, проверить которые было нетрудно – достаточно просто пройтись по центру города.
Всё это пока не распылилось бесследно даже несмотря на то, что «старых ленинградцев» вследствии миграции остаётся всё меньше в общем составе горожан, а «новым петербуржцам» исторический облик города уже не представляется бесспорной ценностью. Тем более что отдельные производители ведут выгодную для них пропаганду, нацеленную на внедрение идеологии разгружения исторического наследия, приучают к мысли, что кич – это нормально и прогрессивно.
Наши «антиконсерваторы» обычно пользуются ещё и таким аргументом. Архитекторы постоянно меняли город, начиная с XVIII века. «Город начала XIX века был совершенно не похож на Петербург начала XX века, тем более начала XXI века… Пётр I создавал новый город. Если вы объявляете себя продолжателями его традиций, постоянно делайте Петербург новым».
Здесь передернуты карты. С определённого момента, а именно с начала XX века, облик Петербурга уже сознаётся как самостоятельная ценность, нуждающаяся в охране. И тем изменений архитектурного облика замедляется, возникает активная архитектурная публицистика с протестами против бездумной застройки (в частности, архитектурного критика Г. Лукомского – смотри, к примеру, резко негативную рецензию на новопостроенное здание Этнографического музея: Об архитектуре Петербурга // Русская художественная летопись. 1912. № 5). На новом историческом витке, ценность города как такового была осознана в конце 1950-х – 1960-е годы, в связи с хрущёвским уничтожением. Поэтому сегодня заявлять, что Петербург-Ленинград перестраивался непрерывно и никому даже в голову не приходило его охранять, значит выдавать за истину то, что является всего лишь выгодой для архитектурно-строительной корпорации.

Живые камни Фаберже

Александр ЖАБСКИЙ

При упоминании имени Карла Фаберже перед глазами у всех, особенно после недавней покупки ее части миллиардером Ваксельбергом, возникает видение вереницы необычайно красивых и сумасшедше дорогих пасхальных яиц. Значительно меньше людей припомнят, что Карл был основателем и главой ювелирной фирмы в Петербурге, которая тогда с легкостью затыкала за пояс и Тиффани, и Картье. А вот о том, что резцу фирмы Фаберже принадлежат десятки «человеческих фигурок», виртуозно вырезанных из разноцветных камней, большинство, пожалуй, и не слышало. Зато узнает теперь, когда вышел удивительный фолиант «К. Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы».

Узнает и удивится: оказывается, группа этих фигурок - вторая по значимости после императорских пасхальных яиц. И число их примерно одинаково. Но не только их редкость и принадлежность высокопоставленным клиентам фирмы, но и выдающееся мастерство, явленное ее камнерезами под руководством автора идеи – великого Карла Фаберже – выделяют эту группу ювелирных шедевров.
Вообще говоря, всевозможные человеческие фигурки русские умельцы делают с петровских времен, хотя и до основания Петербурга на Руси существовали деревянные, глиняные, фарфоровые, костяные и каменные игрушки-человечки. У Фаберже были предшественники и современники, делавшие фигурки также из бронзы, серебра, керамики, той же кости. Этим занимались не только прикладники, но даже и скульпторы, в том числе столь известные, как Евгений Лансере и Паоло Трубецкой. Так что «человеческие фигурки» были пластически вполне разработаны. Гениальная догадка Фаберже состояла в том, что он первым начал делать их в блокированном виде из разных, как тогда говорили, «сибирских и уральских камней».
А начиналось все так. В 1907 году к Фаберже пришли работать два выдающихся художника-камнереза, два Петра - Кремлев и Дербышев. Они окончили екатеринбургское художественно-промышленное училище, где обучались у скульптора, выпускника училища барона Штиглица Федора Грюнберга. В том же году Фаберже принял на работу талантливого скульптора Бориса Фредмана-Клюзеля – тоже выпускника училища Штиглица, а также и стокгольмской Академии художеств. Он тут же был отправлен в служебную командировку к английскому королевскому двору. Именно в Англии в конце 1907 года Фредман-Клюзель вылепил свои первые модели «каменных человечков» на тему «русских типов», «английских типов» и «Алисы в Стране чудес». Весной 1908 года по этим моделям Кремлев и Дербышев изготовили на оборудовании и из камней фабрики Верфеля первые каменные фигурки, которые приобрел сам император Николай II. Успех превзошел все ожидания, поэтому 1908 год можно считать годом рождения серии «Русские типы» каменной пластики Фаберже.
Между прочим, созданию серии предшествовали сложные жизненные обстоятельства самого хозяина фирмы. В 1906 году он решил уйти на покой и передать свое дело сыновьям. Ему уже исполнилось 60 лет, тогда как его отец передал ему фирму в 58 лет. Но по ряду причин пришлось изменить решение, и он руководил фирмой до января 1918 года. В этот, последний период ее деятельности и возникли не только «русские типы», но и новые императорские пасхальные яйца.
Замысел написать книгу о «человеческих фигурках» родился у Валентина Скурлова еще в 1997 году, когда вышла его монография об императорских пасхальных яйцах фирмы Фаберже. Тут надо сказать, что Валентин Васильевич – фигура не только в Петербурге, но и в сфере мирового антиквариата весьма и весьма заметная. Он – заслуженный деятель декоративно-прикладного и камнерезного искусства, консультант-исследователь по Фаберже Русского отдела антикварного дома «Кристи», эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций, ученый секретарь российского мемориального фонда Карла Фаберже. Если читатели помнят, в прошлом году я рассказывал о его участии в судебном процессе в Лондоне, где слушалось дело о возмещении непоправимого ущерба, причиненного недобросовестными экспонентами одному из пасхальных яиц фирмы Фаберже.
- Именно тогда мы с Татьяна Фаберже – правнучкой Карла Фаберже, живущей в Швейцарии, куда ее прадед эмигрировал в 1920 году, познакомились с коллекционером Виктором Илюхиным, который работал в Лондоне и Женеве, - рассказывает мне, пока я трепетно перелистываю богато иллюстрированный том, Валентин Скурлов. – Без его финансовой и творческой помощи моя книга о пасхальных яйцах вряд ли бы вышла в свет...
Когда годом позже Виктор Илюхин купил на аукционе «Кристи» фигурку «Богомолец», то пригласил Валентина Скурлова в Лондон для ее изучения и сбора информации обо всех ее «собратьях».
- Принадлежность самого «Богомольца» фирме Фаберже не вызывала сомнений, - уточняет Валентин Васильевич, - однако мне хотелось узнать, кто автор скульптурной модели, да и вообще побольше о подобных «русских типах».
А в апреле 2005 года на аукционе «Сотбис» грянула невиданная сенсация - продали четыре фигурки Фаберже! И впервые цены на каждую превзошли миллион долларов. Это побудило Валентина Скурлова форсировать свою исследовательскую работу. И осенью того же года в питерском журнале «Антикварное обозрение», членом редколлегии которого он теперь состоит, вышла его статья «Человеческие фигурки. Карл Фаберже и его продолжатели». В ней Валентин Васильевич представил не только творения фирмы Фаберже, но и работы, выполненные в продолжение ее традиций ведущими российскими камнерезами, которые исторически сосредоточены в Петербурге и Екатеринбурге.
- Там сложились целые школы, – говорит Валентин Скурлов, - каждая из которых, поверьте, достойна монографии! А отдельной книги заслуживает своеобразный художник Василий Коноваленко, чье «запретное» камнерезное творчество пришлось на 50-70-е годы прошлого века. В 1981-1989 годы он творил уже в эмиграции. В Америке живут его поклонники и почитатели, но и в России его помнят и ценят.
- Но почему камнерезу-то пришлось эмигрировать?! – не могу я взять в толк. – Что в его творчестве могло не устраивать власти?
- Изготовление камнерезных и ювелирных изделий тогда было под запретом. Оттого так печальны судьбы Василия Коноваленко, которого вытолкнули в эмиграцию, Михаила Монастырского, посаженного на пять лет за организацию ювелирного производства, и художника Николая Клочкова, которого исключили из Союза художников.
Оказывается, «органы» держали камнерезов под постоянным присмотром. Не удивительно, что многие изделия той поры утрачены – их прятали-перепрятывали, а власти конфисковывали…
- В 1983 году все тринадцать работ Монастырского передали после судебного процесса над ним в Эрмитаж - якобы для обучения будущих искусствоведов на примере высококачественных подделок, - многозначительно вздыхает Валентин Васильевич. - Их не сфотографировали, как полагается, и что ж удивляться что такие ценности пропали в результате кражи, обнаруженной летом 2006 года. А ведь там была и фигурка дворника – то ли копии, то ли римейка знаменитой фигурки Фаберже.
Современное поколение камнерезов ничего подобного, конечно, не испытало, хотя и оно тоже видело не так уж много хорошего. Государственная ювелирная промышленность развалилась, частная только становится на ноги. Молодым художникам непросто: они столкнулись с жестоким законами рынка в сфере искусства. И все же главная проблема, как всегда – творческая. Куда идти, что и как делать, чтобы достойно пронести «знамя Фаберже».
«Перелопатив», с одной стороны, огромный, а с другой – чрезвычайно разрозненный и далеко не всегда доступный массив материалов, касающихся «эпохи Фаберже», авторы коллективной монографии сделали то, что до них еще никто не делал.
- Мы впервые составили перечень фигурок, которые приобрел у Фаберже лично император Николай II, - их двадцать одна штука, - не скрывает гордости Валентин Скурлов. – Где искали сведения о таких покупках? В Российском государственном историческом архиве и в фондах Павловского музея-заповедника. Многое отыскалось в семейном архиве Татьяны Фаберже. Татьяна Федоровна - автор пяти книг и многочисленных статей, читает лекции по истории фирмы своего прадеда по всему миру. И во всех уголках планеты раздобывает новую информацию о Фаберже. В 2006 году Татьяна Федоровна учредила «Фонд Татьяны Фаберже» в нашей стране, куда нередко приезжает.
Нельзя не отдать должное тому, что большую работу по идентификации фигурок Фаберже проводят известные аукционные дома. Вице-директор «Кристи», руководитель Русского отдела Алексис де Тизенгаузен продал уже, начиная с 1984 года, более полутора десятков фигурок, а через руки руководителя Русского отдела «Сотбис» Жерара Хилла, автора знаменитой монографии по искусству фирмы Фаберже, прошло не менее десятка.
Когда писалась книга, выяснилось, что не хватает литературно-аналитических материалов и по современному камнерезному искусству России.
- Мы столкнулись с отсутствием искусствоведческой мысли, анализом и синтезом знаний и сведений о современных камнерезах, за исключением редких журнальных статей, выставочных каталогов и разрозненных публикаций. Ветераны не больно-то склонны распространяться о былых «подвигах», ибо еще далеко не изжит страх советских времен, а молодежь пока не наработала опыта. И все же художники-камнерезы способны порой и сами рассказать о секретах своего мастерства. Было решено предоставить им слово на страницах книги, которая стала таким образом коллективной монографией и от такой «прямой речи», мне кажется, только выиграла.
В сущности, мы получили настоящую. Энциклопедию русского камнерезного искусства от Фаберже до наших дней. И в этом ее бесспорная ценность. Однако о шедеврах из ожившего камня хорошо бы не только читать, но и видеть их наяву – фотографии не передают и доли того художественного впечатления, которые они способны произвести. Конечно, состоятельные коллекционеры, которым только и по карману изделия современных русских мастеров, стоящие хоть и не столько, сколько подлинный «Фаберже», но тоже немало, имеют возможность ими постоянно любоваться. Однако очень хотелось бы, чтобы камнерезные миниатюры были доступны широкому кругу ценителей прекрасного.
- Давно созрела идея создания особой экспозиции в новых залах Эрмитажа в здании Главного штаба, - удивляет Валентин Скурлов. – На ежегодных наших деловых встречах с Пиотровским он уж который год подтверждает свое обещание, да все что-то никак не складывается. Вот и недавно Михаил Борисович заверил, что экспозиция откроется в этом году. Что ж, наберемся терпения и будем ждать…

Россия – родина слонов.

В России очень любили слонов. Правда никогда их не видели. Первым о слонах рассказал тверской купец-путешественник Афанасий Никитин в своей книге “Хождение за три моря”. Он поведал, как слоны помогают индийским крестьянам по хозяйству, и русский народ заочно полюбил этих добродушных и трудолюбивых животных.
Первый слон появился в Петербурге в царствование Петра Великого, в 1716 г. Он был подарен императору персидским шахом. С тех пор слоны жили при царском дворе. Если слон умирал, присылали другого. Это был проверенный временем дипломатический подарок. Специально в Царском Селе был выстроен слоновник. Иногда, очень редко, слон отправлялся пешком из Царского Села в Петербург - это всего 25 вёрст - и гулял там по улицам. Зрелище для горожан было необычайное. Они с разинутыми ртами смотрели на заморское чудо. Собаки визжали от страха, а слон не обращал на них внимания. Вот так и родилась знаменитая басня Ивана Крылова “Слон и Моська”. Впоследствии на памятнике баснописцу в Летнем саду, великий скульптор-анималист Пётр Клодт изобразит Слона вместе с Моськой.
XIX в. был временем последних географических открытий. Гамбургский купец Гагенбек снабжал все зверинцы и зоопарки мира дикими животными, выловленными в Африке и Азии. Таким образом звери попадали и в Россию. Известен ужасный случай 1888 г., когда стадо диких слонов, привезённых Гагенбеком в Гамбург, разбежалось по городу, калеча ни в чём не повинных прохожих. Этот случай широко обсуждался в мировой прессее, обрастая фантастическими слухами. Говорили о тысячах задавленных. Карл Фаберже хорошо знал обо всех германских новостях по сообщениям отца из Дрездена. Может быть, этот эпизод заставил Фаберже задуматься о “феномене слона”.
В северной столице 145 лет назад был открыт первый зоологический сад. Сюда часто ходили художники фирмы Фаберже за вдохновением и здесь могли видеть этих замечтаельных животных.
Еще в Петербурге был Зоологический музей Академии наук на Васильевском острове, рядом с Кунсткамерой, - один из лучших музеев мира, в котором, конечно, экспонировались чучела слонов - как индийских, так и африканских. Евгений Фаберже пишет, что в музей ходил скульптор Тимус и лепил мамонтёнка. Правда, фигурки Мамонта в анималистике Фаберже нам до сих пор не удалось обнаружить.
Во время очередного прихода слона в Петербург из восточных земель


Таким образом слишком много факторов привело к тому, что Карл Фаберже исполнил первого Слона для царской коллекции.

РГИА, Ф.472 (Канцелярия его величества) оп.2, д.1418.
О СЛОНАХ, подаренных Государю Типератору Бухарским Ханом.
Н.: 09.06.1839
К.: 01.12.1839. На 34 лл.
СЛОН шёл пешком из Оркнбурга с 25 мая по 1 августа (67 дней).
15 000 рублей выделено на содержание слона, по примеру 1816 года.
На продовольствие слона - 11 400 руб.
На жалование вожакам и 2 служителям - по 100 руб. каждому - 3 600 руб. ИТОГО: 15 000 руб
В 1816 г. лицам при слонах от Шаха Персидского подарки:
Двум слоновщикам , каждому сукна 4 арш., атласу моск. 12 арш., часы серебряные и по 50 руб. сереброи, а двум конюшим при слонах, каждому: сукна 4 аршина, тафты московской 10 арш. и деньгами по 25 руб серебром.
Теперь (1839 г. ) вожаку слона: сукна 5 арш., атласу 10 арш. и деньгами по 30 руб. серебром и двум помощникам, каждому: сукна 5 арш., атласу по 10 арш. и деньгами по 15 руб. сер.
Толмачу Костромитинову: 600 руб. ассигнациями и четырём казакам: 15 руб сер., уряднику 25 руб. сер.
Чиновнику 14 кл. Александрову положить 1200 руб. в год ассигнациями (курс 2 ½ к сер. рублю).

Квашнин Сергей Иванович - био

Квашнин Сергей Иванович – художник-гравер - родился в 1955 году в г. Шахунья Нижегородской области. В настоящее время он известен не только как художник-гравер, гравер по штампам, но и проектировщик ювелирного инструмента: различные станки, вальцы, лобзики и штихеля – фирменная продукция мастера. А начиналось все с художественной школы в г. Шахунья, где родился и провел свое детство Сергей Иванович. Он до сих пор помнит своего преподавателя – художника-гравера Торопова Валерия Лаврентьевича (ныне заслуженный деятель искусств), который и подтолкнул его к данной профессии. В школе Сергей Иванович познал работу с металлом. В результате чего, по окончании ее он поступил в Павловское художественное училище на специальность «Гравер», где учился с 1971 по 1974 годы и закончил его с отличием. Именно в школе и училище была заложена база фундаментальных знаний по многим предметам. Например, глубокие знания по такому предмету как черчение, в дальнейшем очень помогло становлению Сергея Ивановича, как профессионала своего дела и позволило в дальнейшем создавать инструменты и штампы. Рисунок преподавал художник от бога Иван Федорович Гришаев.
После окончания училища с 1974 по 2000 годы работал гравером на Кировском электромашиностроительном заводе им. Лепсе. Именно в этот период появились его первые разработки самого разнообразного инструмента, среди которых и ювелирно-граверный. Во время работы на заводе с 1980 по 1985 учился и закончил художественно-графический факультет Костромского государственного педагогического института. С глубоким уважением вспоминает преподавателя профессора, доктора наук, заслуженного деятеля искусств Короткова Николая Александровича
Уже в 1990 году Сергей Иванович представил свой инструмент на выставке ремесел и увидел интерес к нему. Фактически он стал первым, кто начал производство ювелирно-гравёрного инструмента, приспособлений, оборудования. В 1993 году стажировался в двух ювелирных фирмах в Греции, в результате чего возрос еще больший интерес к своей профессии и открылись горизонты для дальнейшего роста. Основной вид деятельности, которым занимается художник уже 19 лет – это штампы. Миллионы женщин носят украшения, которые были изготовлены с использованием его штампов. Стиль мастера узнаваем и в культовых ювелирных изделиях – крестах, ладанках и многих других. Запатентованным инструментом пользуются многие ювелиры. Инструмент и штампы отличаются неоспоримым качеством, которое придаёт мастеру колоссальный авторитет. Одно из основных направлений деятельности – работа в стиле К.Фаберже. Работая в этом направлении, он реализует свои творческие разработки. За это в недавнем прошлом был награждён орденом Карла Фаберже.
На сегодняшний день Сергей Иванович – участник многих российских и международных ювелирных выставок. Он сотрудничает с большим количеством ювелирных фирм, как в России, так и за рубежом. Сергей Иванович не хочет останавливаться на достигнутом и хочет идти дальше. В его планах разработка и изготовление ювелирных изделий, как массового производства, так и эксклюзивных высокохудожественных авторских работ, орденов и медалей.

МЕДАЛЬОНЫ НАСТОЛЬНЫЕ. Подарки из Кабинета Его Величества.

Валентин Скурлов, эксперт

Поводом для появления настоящего текста послужило появление на антикварном рынке настольного медальона - подарка из Кабинета Его Величества с документом, удостоверяющим, что подарок был вручен генералу Пантелееву. Изделие выполнено фирмой Фаберже, золото, бриллианты, нефрит. Клейм нет, но есть кабинетские ярлыки, которые помогают в исследовании, которое проводилось в Российском государственном историческом архиве.
Среди подарков из Кабинета Его Величества особое место занимают НАСТОЛЬНЫЕ МЕДАЛЬОНЫ с портретом императора. Сама идея настольных медальонов возникла из необходимости поощрять этой высшей наградой монархии лицо, которое, в силу каких-то причин не могло носить такой же по классу подарок - нагрудный медальон. Но если нагрудные медальоны-портреты придумал царь Петр Первый, то первый настольный медальон был исполнен ювелиром (очевидно Карлом Ганом) только в 1893, а вручен только в 1902 году. Таким образом в прошлом году исполнилось только 100 лет вручения этой награды-подарка. Первым обладателем настольного медальона стал духовник Их Величеств протопресвитер отец Иоанн Янышев. Портрет, полученный им, остается самым дорогим - 6475 руб. Вдова Янышева в 1911 году продала вещь обратно в Кабинет за 3200 руб., предварительно вынув сами миниатюры - оставила себе на память (что практиковалось) и какие-то бриллианты.
Настольные медальоны являются очень редким предметом антиквариата. Они встречаются гораздо реже знаменитых императорских пасхальных яиц Фаберже. В российских государственных музеях нет ни одного. Существует еще рамка - колонка от Фаберже с миниатюрным портретом великого князя Александра Михайловича, но, скорее всего это просто замена портрета царя на портрет великого князя. Мы приводим полный Список этих интересных предметов русского ювелирного искусства, в помощь специалистам и арт-дилерам. Больше всего таких медальонов должно быть в Германии - 9 штук, в том числе 2 - у наследников бывшего германского императора. 8 медальонов национализированы в 1917 году и вошли в состав имущества Гохрана. Возможно, коллекционеры попытаются найти эти раритетные предметы Список составлен по материалам Российского государственного исторического архива (орфография сохраняется).


Р Г И А.
Фонд 468, оп. 43, д.1016

НАСТОЛЬНЫЕ МЕДАЛЬОНЫ.
1. 25.02.1893 Украшенный бриллиантами, с портретами Императоров Николая I, Александра II и Александра III, (фирма….. ?), 7500 руб.
04.01.1902 Переделан фирмой Гана в настольный медальон с двумя портретами: Императора Николая II и Александра III, 6475 руб. (Миниатюра - портрет Николая I, 150 руб. снята с настольного медальона и вставлена 20.03.1903 в треугольную рамку с 10-ю миниатюрными портретами, работы ювелира Фаберже, представлена в комнаты Императрицы Александры Федоровны. Сейчас эта рамка, но уже с 9-ю портретами, находится в музее Ричмонда, штат Вирджиния, США.-В.С.) и записан вновь под № 2
2. 04.01.1902 Украшенный бриллиантами, с портретами императоров Николая II и Александра III, переделан фирмой Гана из медальона № 1, 6475 руб.
04.01.1902 Духовнику Их Величеств Иоанну Янышеву
29.01.1911 Приобретен от г-жи Е.П.Янышевой , 3200 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
3. 20.05.1905 Эмалевый, украшенный бриллиантами, с местом для портрета, от ювелира Кехли, 2540 руб.
20.04.1905 Вставить миниатюру № 233, портрет Императора Александра II, художника Вегнера (100 руб.) и записать под № 4, 2640 руб.
4. 20.04.1905 Медальон настольный, с портретом Императора Александра II, 2640 руб.

20.04.1906 Генералу-адъютанту, генералу-от-инфантерии Рылееву
5. 06.06.1906 Украшенный бриллиантами и розами, от ювелира Кехли, 2000 руб.
06.06.1906 Вставить миниатюру № 273, портрет Императора Николая II, художника Зуева, ( исполнена 06.04.1906, 150 руб.), и записать под № 6, 2150 руб.
6. 06.06.1906 Настольный медальон, переделан из № 5, с миниатюрой № 273, 2150 руб.
06.06.1907 Фельдцехмейстеру Германской службы фон Бок
7. 04.08.1906 Золотой, эмалевый, украшенный бриллиантами, с местом для портрета (фирма ……?), 2250 руб.
11.08.1906 Вставить миниатюру № 233, портрет Императора Николая II, художника Эйснера (исполнена 14.12.1902, 75 руб.) и записать под № 8, 2325 руб.
8. 11.08.1906 Настольный медальон, с миниатюрой № 233, 2335 руб.

11.08.1907 Французскому посланнику в Токио, г-ну Арману
9. 06.09.1906 Золотой, с бриллиантами, от ювелира Кехли, 1800 руб.
06.09.1906 Вставить миниатюру № 277, портрет Императора Николая II (вынута из табакерки с портретом № 42, 150 руб.), записать под № 10, 1950 руб.
10. 06.09.1906 Настольный медальон, с миниатюрой № 277, 1950 руб.
06.09.1907 Генералу-от-инфантерии Малахову

11. 06.09.1906 Золотой, с бриллиантами, от Фаберже, 1800 руб.
06.09.1906 Вставить миниатюру № 276, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 02.08.1906, 200 руб.), и записать под № 12, 2000 руб.
12. 06.09.1906 Настольный медальон, с миниатюрой № 276, 2000 руб.
06.09.1907 Генералу-от-инфантерии Эллису
13. 19.11.1906 Золотой, с бриллиантами, желтой эмали, от Кехли, 1800 руб.
18.02.1909 Вставить миниатюру № 284, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 16.10.1906, 200 руб.), 2000 руб.
18.06.1909 Германской службы, действительному тайному советнику графу Кассини

14. 21.02.1907 Нефритовый, орлец, золото, бриллианты, от Болина, 1850 руб.
15.11.1907 Вставить миниатюру № 281, Портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 16.09.1906, 200 руб.), 2050 руб.
18.11.1907 Германскому канцлеру, графу Бюлову
.
15. 21.02.1907 Золотой, с зеленой эмалью, от Фаберже, 2300 руб.
07.07.1914 Регенту Персии Наср-Уль-Мульку, 2300 руб.
09.07.1914 Вставлена миниатюра № 368, портрет Николая Второго, в кавалергардской форме, художника Зуева (исполнена 05.05.1913, 200 руб.), 2500 руб.
Аукцион «Кристи», Женева, 1981 г.. оценка 80 000 – 100 000. швейц. франков
Продан на аукционе «Кристи», Нью-Йорк, 2000 г. за 351 000.$.
16.21.02.1907 Золотой, с разноцветной эмалью (фирма ……?), 2300 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета Его Величества
17. .21.02.1907 Золотой, на колонке с орлом (фирма…… ?), 1800 руб.
04.02.1908 Вставить миниатюру № 279, портрет Императора Николая II, художника Зуева (миниатюра исполнена 16.09.1906, 200 руб.) и записать под № 20, 2000 руб.
17.04.1908 Министру Императорского Двора барону Фредериксу
18. 21.02.1907 Медальон на колонке (фирма……. ?), 1800 руб.
13.07.1913 Вставить миниатюру № 327, портрет Императора Николая II (исполнена 01.06.1911, 200 руб.) и записать под № 41, 2000 руб.
13.07.1913 Германскому Императору Вильгельму II

19. 15.11.1907 Медальон, с миниатюрой № 281, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 16.09.1906, 200 руб.), 2000 руб.
18.11.1907 Германскому канцлеру графу фон Бюлову
20. 16.04.1908 Медальон с нефритом, украшенный бриллиантами, с местом для портрета, от Болина, 1850 руб.(миниатюра художника Зуева, 200 руб.), 2050 руб.
17.04.1908 Министру Императорского Двора барону Фредериксу
21. 04.1908 Медальон (бывший № 15, от Фаберже), с миниатюрой № 280, 2500 руб.
20.10.1908 Вынута миниатюра и записана под № 290, медальон записан под № 24, по цене 2300 руб.
22. 16.04.1908 Медальон с нефритом, украшенный бриллиантами, с местом для портрета, от Болина, 1850 руб.
08.01.1911. После вставления миниатюры № 298, медальон записан под № 34

18.01.1911 Вставлена миниатюра № 298, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 27.07.1908, 200 руб., записана под № 287, Переделана 26.05.1909 художником Зуевым, записана под № 298, новая цена 250 руб.), 2100 руб.
18.03.1911 Германскому Императору Вильгельму II
23. 17.08.1908 Медальон с местом для портрета, на золотой колонке, украшен бриллиантами, от Фаберже, 1800 руб.
24. 20.10.1908 Бывший № 21, с вынутой миниатюрой, то есть с местом для портрета, 2300 руб.
07.07.1914 Регенту Персии Наср-Эль-Мульку (миниатюра № 368 от художника Зуева, 13.05.1913, «Его Величество в кавалергардской форме». Вставлена 09.07.1914 в настольный медальон, для пожалования Регенту Персии)
25. 17.11.1908 Бывший № 23, со вставленной миниатюрой № 289, портрет Императора Николая II, художника Зуева ( 200 руб.), 2000 руб.
17.11.1908 Генерал-адъютанту, генерал-фельдмаршалу графу Милютину
1930-е гг. Продан американскому миллионеру Арманду Хаммеру
1950-е гг. В коллекции музея города Ричмонда, щтат Вирджиния, США
26. 17.12.1908 Медальон настольный, с бриллиантами, белой и голубой эмали, от Фаберже, 2000 руб.

03.03.1913 Ювелиру Бланку вставить миниатюру № 311, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 22.09.1909, «Его Величество в форме Преображенского полка», 200 руб.), и записать под № 38, 2200 руб.
03.03.1914 Статс-секретарю, тайному советнику Коковцову
27.27.01.1909 Медальон настольный, в виде «колонки золотой, Louis XVI, с золотым орлом, с рамкой, осыпанной бриллиантами и короной из роз», от Фаберже, 1800 руб.
15.03.1910 Вставлена миниатюра № 297, портрет Императора Николая II (миниатюра исполнена 16.10.1906, 200 руб., записана под № 283. Переделана 26.05.1909 художником Зуевым, записана под № 297, новая цена 250 руб.), медальон записан под № 33, 2050 руб.
15.03.1911 Германской службы гофмейстеру, графу Эйленбургу

28.17.07.1909 Прямоугольный медальон, из нефритовой пластины запаса Кабинета, с отделкой из бриллиантов, от Фаберже, 1766 руб.
10.03.1913 Ювелиру Бланку вставить миниатюру № 311, портрет Императора Николая II, художника Зуева, «Его Величество в морской форме» (исполнена 13.08.1911, 200 руб.), 1966 руб.
10.03.1914 Хану Хивинскому
29.17.07.1909 Прямоугольный медальон, из нефритовой пластинки запаса Кабинета, с отделкой из бриллиантов, от Фаберже, 1608 руб.
12.07.1916 Вставить миниатюру № 154, портрет императора Николая Второго, художника Зуева ( 200 руб.), 1808 руб.
12.07.1916 Генералу-адъютанту, барону Мейендорфу

30. 17.07.1909 Овальный медальон, из нефритовой пластины запаса Кабинета, от Фаберже, 1584 руб. 12 1/2 коп.
13.07.1913 Вставить миниатюру № 324, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 01.07.1911, 200 руб.), 1784 руб. 12 1/2 коп.
13.07.1914 Германскому послу графу Пурталесу
31.17.07.1909 Медальон в виде «колонки с рамкой золотой, с бриллиантами.», от Фаберже, 1800 руб.
18.01.1911 Вставлена миниатюра № 302, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена 15.05.1909, 200 руб. и записана под № 294. Переделана художником Зуевым 26.05.1909 и записана под № 302, 250 руб.), медальон записан под № 35, 2050 руб.
18.03.1911 Генерал-адъютанту Германского Императора фон Плессену
32.20.08.1909 Медальон настольный в виде «колонки-рамки золотой с бриллиантами», от Фаберже, 1800 руб.
Вставить миниатюру, портрет Императора Николая Второго, художника Зуева (исполнена....., ....руб.), .... руб.
21.04.1911 Генералу-лейтенанту Арапову

33. 15.-3.1910 Медальон настольный, бывший № 27 (от Фаберже), с миниатюрой № 297, 2050 руб.
(Миниатюра № 297 переделана художником Зуевым из миниатюры № 283. Миниатюра № 283 исполнена художником Зуевым 16.10.1906, 200 руб. Передана художнику Зуеву для переделки 26.05.1909, записана под № 297 по цене 250 руб. Вставлена в настольный медальон № 27,
15.03.1910 Германской службы гофмейстеру, графу Эйленбургу
34. 18.01.1911 Медальон настольный, бывший № 22 (от Болина), с миниатюрой № 298, 2100 руб.
(Миниатюра № 298 переделана 26.05.1909 художником Зуевым из миниатюры № 287, в 200 руб.. Новая цена 250 руб. Вставлена в медальон № 34, 18.01.1911
18.03.1911 Германскому Императору Вильгельму II
35. 11.07.1911 Настольный медальон, бывший № 31, от Фаберже, с миниатюрой № 302, 2050 руб.
(Миниатюра № 302, переделана 26.05.1909 художником Зуевым из миниатюры № 294 в 200 руб. Новая цена 250 руб. Вставить в медальон № 35, 18.01.1911
18.03.1911 Генералу-адъютанту германского императора фон Плессену

36. 29.01.1911 Приобретен от г-жи Янышевой, золотой с бриллиантами медальоне, с портретами Императоров Александра III и Николая II, 3200 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
37.19.06.1913 Настольный медальон, в виде колонки, от ювелира Фаберже, 1800 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
38. 03.03.1913 Настольный медальон, бывший № 26 (от Фаберже), с миниатюрой № 311, 2200 руб.
Миниатюра № 311 от художника Зуева, 22.09.1909, 200 руб., вставить в медальон № 26, 03.03.1913
03.03.1913 Статс-секретарю, тайному советнику Коковцову
39. 10.03.1913 Настольный медальон, бывший № 28 (от Фаберже) с миниатюрой № 331, 1966 руб.
Миниатюра № 331 исполнена 13.08.1911 художником Зуевым, «Его Величество в морской форме», 200 руб. Вставлена в медальон № 28, 10.03.1913)
10.03.1913 Хану Хивинскому
40. 19.08.1913 Настольный медальон в виде колонки, работы ювелира Фаберже, с миниатюрой № 366, 2000 руб.
19.06.1913. - Передать ювелиру Фаберже для вставления миниатюры № 366, портрет Императора Николая II, художника Зуева, «Его Величество в мундире Преображенского полка» (исполнена 15.05.1913, 200 руб.), 2000 руб.
19.06.1913 Представлено Его Величеству
41. 13.07.1913 Настольный медальон, бывший № 18, с миниатюрой № 327, 2000 руб.
Миниатюра № 327 от художника Зуева, 01.06.1911, 200 руб. Вставить в медальон № 30, 13.07.1913
13.07.1913 Германскому Императору Вильгельму

42. 13.07.1913 Настольный медальон, бывший № 30 (от Фаберже), с миниатюрой № 3 324, 1784 руб. 12 ½ коп.
Миниатюра № 324 от Фаберже 01.07.1911, 200 руб. Вставить в медальон № 30, 13.07.1913
13.07.1913 Германскому послу Пурталесу

43. 08.02.1914 Медальон настольный нефритовый, с бриллиантами, работы ювелира Фаберже, 1800 руб.
.Вставить миниатюру № 148, портрет Императора Николая II, художника Зуева (исполнена......, записана под № 365. По новому журналу , после апреля 1915 года записана под № 148, 200 руб.), 2000 руб.
12.07.1916 Генералу-адъютанту Пантелееву

44.18.04.1914 Настольный медальон нефритовый, с бриллиантами, работы ювелира Фаберже, 1800 руб.
23.08. 1917 Имущество бывшего Кабинета
45.18.04.1914 Настольный медальон из орлеца (фирма?), 1750 руб.
23.08. 1917 Имущество бывшего Кабинета
46.18.04.1914 Настольный медальон из лазуревого ляписа, работы ювелира Болина, 1800 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
47.18.04.1914 Настольный медальон из орлеца и нефрита (фирма?), 2000 руб.
20.07.1914 Вставить миниатюру № 367, портрет Императора Николая II, художника Зуева, «Его Величество в стрелковой форме» (исполнена 15.05.1913, 200 руб.), 2200 руб.
21.07.1914 Премьеру-министру Франции Вивиани
(В 2000 году Настольный медальон из нефрита и орлеца, фирма Болин, продан на аукционе «Кристи» - В.С.)

48. 21.07.1914 Настольный медальон из нефрита и орлеца (бывший № 47), с миниатюрой № 367, 2200 руб.
Миниатюра № 367 от художника Зуева, 13.05.1913 «Его Величество в стрелковой форме», 200 руб. Вставлена 20.07.1914 а медальон № 47
21.07.1914 Премьер-министру Франции Вивиани

Ф.468, оп.43, д.1000

1. 21.02.1907, бывш. № 16. С местом для портрета, из разноцветной эмали, работы ювелира Фаберже, 2300 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
2. 17.07.1909, бывш. « 29, Тоже, нефритовый, работы ювелира Фаберже, 1608 руб.
12.07.1916 По вставлении миниатюры № 154, записан под № 9
3. 29.01.1911, бывш. № 36 С портретом Императоров Александра III и Николая II, золотой с бриллиантами, приобретен от г-жи Е.Л.Янышевой, 3200 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
4. 11.07.1911, бывш. № 37. С местом для портрета, в виде золотой колонки с бриллиантами, работы ювелира Фаберже, 1800 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
5. 08.02.1914, бывш. № 43. Тоже, нефритовый, работы ювелира Фаберже, 1800 руб.
12.07.1916 По вставлении миниатюры № 148, записан под № 10
6. 18.04.1911, бывш. № 44 Тоже, 1800 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
7. 18.04.1911, бывш. № 45. Тоже, из орлеца, 1750 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
8. 18.04.1914, бывш. № 46 Медальон настольный с местом для портрета, из лазуревого ляписа, работы ювелира Болина, 1800 руб.
23.08.1917 Имущество бывшего Кабинета
9. 12.07.1916, бывш. « 2 (1608 руб.), с миниатюрой № 154 (200 руб.), 1808 руб.
12.07.1916 Генералу-адъютанту Мейендорфу
10. 12.07.1916, бывш. № 5 (1800 руб.), с миниатюрой № 148 (200 руб.), 2000 руб.
12.07.1916 Генералу-адъютанту Пантелееву
11. 06.10.1916 Медальон настольный в виде колонки с бриллиантами, работы ювелира Фаберже, 2700 руб.
03.08.1917 . Представлен бывшему Министру Императорского Двора (графу Фредериксу - В.С.).
12. 23.05.1917 Медальон в виде колонки с местом для портрета, работы ювелира Фаберже, 3400 руб.
23.8. 1917 Имущество бывшего Кабинета

АНАЛИЗ.
Исполнены в 1893-1917 гг. 31 настольный медальон. Вручено 24, один возвращен, после смерти протопресвитера отца Иоанна Янышева. в остатке на 23.08.1917 г. - 8 изделий. 12 медальонов вручено российским подданным, 12 - иностранцам, причем император Германский получал их дважды. Также два медальона получил министр Императорского Двора граф Фредерикс, но 3 августа 1917 года медальон был «предоставлен» графу по какому-то произвольному распоряжению какого-то комиссара. Вряд ли это было хищение. Последними, кто получил эти подарки по «Высочайшему распоряжению», были генералы-адъютанты Пантелеев и Мейендорф. 12.07.1916 генерал Пантелеев получил настольный портрет Государя «в связи с 60-летием пребывания в офицерских чинах».
Фирмой Гана исполнен 1 медальон, ювелиром Кехли - 4 , ювелиром Болином - 4, ювелиром Фаберже - 16 штук. Не установлен авторство 6 медальонов, но есть основания утверждать, что они выполнены фирмой Фаберже. Большинство миниатюр выполнено художником фирмы Фаберже Василием Зуевым, подтвердившим славу «придворного миниатюриста».)

Фонд 468, оп. 43, дело 994.

МЕДАЛЬОНЫ С ДВОЙНЫМИ ПОРТРЕТАМИ.

1. 17.04.1881 С портретами Его Величества и Императора Александра II, изготовлен ювелиром Зефтигеном, 11350 руб.
27.04.1881 Государственному канцлеру князю Горчакову

2. 4.06.1881 С портретами Его Величества и Императора Александра II, изготовлен ювелиром Зефтигеном, 12295 руб.63 коп.
4ю.06.1881 Генерал-адъютанту, графу Милютину
3. 8.08.1881 С портретами Императоров Николая I и Александра II, изготовлен ювелиром Болином, 14600 руб.
25.08.1881 Всемилостивейше пожалован Его Императорскому Высочеству Великому Князю Константину Николаевичу
4. 18.03.1882. С портретами Его Величества и Императора Александра II, изготовлен ювелиром Зефтигеном, 9551 руб.
24.07.1886 Члену Государственного Совета, генерал-адъютанту графу Александру Владимировичу Адлербергу 1-ому
5. 11.05.1883. С портретами Его Величества и Императора Александра II, изготовлен ювелиром Болином, 8350 руб.
12.05.1883 Члену Государственного Совета, генерал-адъютанту, генералу-от-инфантерии графу Баранову 2-ому
6. 3.12.1884 С портретами Его Величества и Императора Александра II, куплен от коллежского советника графа Баранова, 7500 руб.
13.12.1884 Переделан и ценность увеличена на 33 руб. Итого: 7533 руб.
24.08.1890 Московскому генерал-губернатору, генерал-адъютанту, генералу от кавалерии Долгорукову
7. 15.04.1889 С местом для двух портретов, куплен от генерал-адъютанта Галла (принадлежал графу А.В.Адлербергу), 6200 руб.
14.05.1889 Употреблен на медальон с портретом Его Величества № 7 в 11529 руб.
8. 1.09.1890. С портретами Его Величества и Императора Александра II, изготовлен ювелиром Фаберже, 5611 руб.
17.04.1892 Переделан и вновь записан на приход под № 9
9. 17.04.1892. С портретами Его Императорского Величества и Императоров Николая I и Александра II, переделан из медальона № 8, 5848 руб.
17.04.1892 Члену Александровского Комитета о раненых, генерал-адъютанту , адмиралу графу Гейдену
10. 17.02.1893 С портретами Его Императорского Величества и Императора Александра II, куплен от Опеки над имуществом умершего князя В.А.Долгорукова, 6500 руб.
25.02.1893 Переоценен и вновь записан на приход под № 11 в 7533 руб.

11. 25.02.1893 С портретами Его Императорского Величества и Императора Александра II, переоценен из медальона № 10 в 6500 руб., новая цена: 7533 руб.
18.01.1896 Перенесен в новую шнуровую книгу и записан под № 2


МЕДАЛЬОНЫ С ПОРТРЕТОМ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА:

1. 10.02.1877. Куплен от сенатора Карамзина, 4477 руб.
28.12.1886 Действительному тайному советнику, статс-секретарю Рейтерну
2. 23.02.1880 Переделан ювелиром Болиным, с портретом Императора Александра II, 16511 руб.
28.09.1881 Генерал-адъютанту, графу Адлербергу 2-му
3. 23.02.1880 Переделан ювелиром Болином, 9687 руб.
12.05.1883 Члену Государственного Совета, генерал-адъютанту, генералу от кавалерии, князю Долгорукову
4. 22.02.1882 С местом для портрета, куплен от полковника князя Суворова, 4000 руб.
8.04.1882 Отпущен ювелиру Бутцу, для переделки
5. 08.04.1882 С портретом Его Величества, переделан ювелиром Бутцем, 4210 руб.
14.05.1889 Употреблен на медальон с портретом Его Величества, № 7 в 11529 руб.
6. 14.05.1889 С местом для портрета, от медальона № 5, в 4210 руб., цена: 1950 руб.
12.08.1889 С разрешения г-на Управляющего Кабинетом обращен в лом
7. 14.05.1889 С портретом Его Величества, изготовлен из медальонов № 5 и № 7, 11529 руб.
14.05.1889. По случаю пребывания в СПБ Его Величества Шаха) Представлен Его Императорскому Величеству и вручен Его Величеством Шаху Персидскому
8. 21.09.1889. С портретом Его Величества, изготовлен ювелиром Фаберже, 5890 руб.
10.07.1890 Члену Государственного Совета, финляндскому генерал-губернатору, генерал-адъютанту, генералу от инфантерии графу Гейдену 2-му

9. 1.09.1890. С портретом Его Императорского Величества, изготовлен ювелиром Фаберже, 3992 руб.
22.04.1895 Его Светлости Эмиру Бухарскому
10. 17.02.1893. С портретом Его Императорского Величества, куплен от Опеки над имуществом умершего князя В.А.Долгорукова, 8500 руб.
25.02.1893. Переоценен и вновь записан на приход под № 11, в 9687 руб.
11. 25.02.1893. С портретом Его Императорского Величества, переоценен из медальона № 10, в 8500 руб., цена: 9687 руб.
18.01.1896 . Перенесен в новую шнуровую книгу и записан в ней под № 1

ТРОСТИ, УКРАШЕННЫЕ ДРАГОЦЕННЫМИ КАМНЯМИ:
1. 13.09.1872 Трость с золотым набалдашником, украшенным бриллиантами и таким же наконечником, куплен у Министра Императорского Двора, 25240 руб.
20.05.1889 Употреблен на трость № 2, в 30932 руб.

2. 20.05.1889 Трость с золотым набалдашником, наконечником и цепочкою, украшенными бриллиантами, переделана из трости № 1, в 25240 руб. Цена: 30932 руб.
18.01.1896 Перенесена в новую шнуровую книгу и записан в ней под № 1.

понедельник, 20 апреля 2009 г.

Васнецов В.М. для кабинета его величества

Работа художника Виктора Михайловича Васнецова (1848-1926) для Кабинета Его Величества.
По материалам РГИА, Фонд 468 <Кабинет Его Величества>. Оп. 43, Дело 1001.
Выписал В.В.Скурлов.

03.05.1895. ОБРАЗ Спаса Нерукотворного для бракосочетаний. Писан на холсте профессором Васнецовым. 600 руб.

03.05.1895. ОБРАЗ Феодоровской Божией Матери для бракосочетаний. Писан на холсте профессором Васнецовым. 600 руб.

Хххх
РГИА, Ф.468, оп.43, дело 1019.

20.12.1894. ОБРАЗ Спаса Нерукотворного. Эскиз профессора Васнецова, вставленный под стеклом, в золотом окладе и ризе из сапфиров и бриллиантов, изготовленном фаброкантом Кейбелем, 6480 руб.
20.12.1894 Препровожден в Управление Гофмаршальской части 13 ноября 1894 г. ко дню бракосочетания Его Величества

20.12.1894. ОБРАЗ Феодоровской Божией Натери. Эскиз профессора Васнецова, вставленный под стеклом, в золотом окладе с сиянием из рубинов и бриллиантов, изготовленным фабрикантом Кейбелем, 4790 руб.
20.12.1894 Препровожден в Управление Гофмаршальской част 13 ноября 1894 г. ко дню бракосочетания Его Величества


10.07.1900 ОБРАЗ Феодоровской Божией Матери живописный, образца для бракосочетаний, копия с В.Васнецова, написан художником Блазновым< 75 руб.
23.08.1901 Помещен в золотой оклад и ризе с сиянием из драгоценных камней для бракосочетаний, работы мастера Кейбеля, 4331 руб.
05.09.1902 Представлен ко дню бракосочетания Е.И.В. великой княжны Елены Владимировны

xxxx

Журнал НИВА, 1900, # 31, с.619.
О произведениях русских участников художественно-промышленного отдела Всемирной выставки в Париже :
<Большой интерес возбуждает также серебряный кованый с эмалью иконостас работы Овчинникова, по рисунку художника Васнецова>.

Часы ДВА. Коллекция часов одного коллекционера.

Великие люди ценят своё время. Часы для них – категорически императив. Прибор, без которого невозможна жизнь, если, конечно не считать «внутренних часов». Деятельность великих людей строится по «регламенту», в котором многие события расписаны на годы вперёд, а внутри суток – счёт идет на минуты. В сорока помещениях личной половины императора в Александровском дворце, в каждом зале, кабинете, в спальне были часы, соответствующие историческому стилю интерьера или эстетическим предпочтениям владельца, которые, со временем менялись. Соответственно, менялись и часы, хотя и нечасто, потому что к часам приобреталась привычка.
Эстетика бытия задаёт свои параметры и предметам интерьера, в которых творят великие. Вспомним ежедневную картинку из телевизора. Российский президент на фоне нефритовой лампы и нефритовых же часов в стиле Фаберже. Это «имперский стиль» великой российской державы. Прекрасный забайкальский нефрит – олицетворение мощи России, её природных богатств.
Рассмотрим коллекцию.
Какие вещи обращают на себя внимание. Нами выбрано 20 предметов. По закону великого итальянского экономиста Парето (1893 год), 20 % трудовых и творческих усилий дают 80 % результата. Сфера применения закона за последние 100 лет серьёзно расширилась. Он действует и в искусстве. Выявляем в коллекции системообразующие, «программные» изделия. Например, группа часов из камня. Это лапидарные, скупые по дизайну каменные «параллелепеды» из нефрита или ляпис-лазури. Вроде просто. Но всегда должно быть чего-то чуть-чуть. На совершенно простом бальном платье, в котором появлялись царские дочери на балу в Зимнем дворце – необычайной красоты и величины бриллиантовая брошь – царская. И сразу становится ясно, кто здесь на балу – великая княжна. Так и на ляписовом параллелепипеде циферблат окружён эмалевым пояском, поверхность циферблата – изумительная прозрачная, так называемая устричная эмаль.
Такой же дорогой поясок вокруг циферблата на родонитовых прямоугольных часах. Ляпис-лазурь самый дорогой поделочный камень, редок даже в изделиях Фаберже. Родонит такой раскраски называется «орлец» - камень чисто русского происхождения, гордость Урала.
Обратим внимание на часы в форме Лиры. Удалось найти архивный документ от 7 декабря 1892 года. Этим часам 115 лет. Приобрела их императрица Мария Фёдоровна, мать последнего российского императора. Она ещё не «вдовствующая», а фактическая императрица. Фаберже – её любимый ювелир. Она называет его «несравненный гений». Это один из первых шедевров Фаберже в серии настольных часов, и самый старый в коллекции. Документ гласит: «Часы «Лира», Людовик XVI», 525 руб.
Цена впечатляет. Это годовой оклад штабс-капитана. Ювелир в Санкт-Петербурге получал 50 руб. в месяц, а в Москве – 40 руб. 525 рублей - очень большие деньги. Часы мы атрибутировали по инвентарному номеру. Фаберже изделия нумеровал. В товарных журналах и в фирменных счетах эти номера находили своё отражение. На этих часах «Лира» инвентарный номер № 45211. Великий ювелир Михаил Евлампьевич Перхин нацарапал номер перед сдачей предмета Карлу Фаберже. Придворный ювелир передал его царю. На счёте подпись доверенного фирмы. Многие часы в коллекции – с нацарапанными инвентарными номерами. Наличие номеров повышает степень атрибуции и ценность коллекции.
А вот еще часы в форме Лиры. Совсем не часто встречающаяся форма. Инвентарный № 9276. Это последние часы, исполненные Михаилом Перхиным. Номер соответствует 1903 году. Перхин умер 28 августа 1903 года. Согласно счёта, это «Часы розовой эмали, с золотом и полужемчугами, 500 руб.». Что такое «полужемчуга» ? Это жемчужины, которые разрезались пополам и закреплялись на клей, декорирую циферблат. Жемчуг был настоящий, не выращенный, поэтому дорог. Жемчужины у Фаберже – все как на подбор, калиброванные. Трудность состояла в подборе жемчужин одинакового размера, цвета и качества. Только Фаберже мог позволить себе такую трудоёмкую и дорогостоящую работу. Эти часы, как и предыдущие, держала в своих руках императрица Мария Фёдоровна, и переставляла их с одного стола на другой. Вообще царица была привязана к своим вещам. Будучи цесаревной, в течении 25 лет она привыкла к скромной жизни и ценила дорогие вещи. Уезжая ежегодно в зарубежные поездки, чаще всего в Копенгаген к родителям, она брала любимые предметы, даже пасхальные яйца, с собой. Часам Фаберже и Мозера она доверяла. Мозеровский механизм был первого класса, практически не опаздывали и не «спешили». Фирма «Мозер и Ко» ба поставщиками царского двора, магазин на Невском проспекте, дом № 26. Царица ценила надёжность и красоту.
В вот часы из жадеита. Редкость их в том, что они не опираются на ножку, а лежат на столе. Чтобы узнать время, надо посмотреть сверху на циферблат. Очень дорогой предмет. Инвентарный нацарапанный № 2557. В счёте от 12 декабря 1899 года эти часы обозначены как совместная, «семейная» покупка императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны: «Часы жадеит, Людовик XV, с ландышем, 103 полужемчужины». Каждый из супругов уплатил 250 руб., а общая стоимость составила 500 руб. Очень дорого! Обычно часы стоили 130-250 руб. Но это часы особенные. Ландыши – любимые цветы императрицы Александры Фёдоровны. Часы – совместные супружеские покупки, ценились особенно. Здесь – согласованная эстетическая концепция, а не вкусовые предпочтения одного из супругов, которые могут не совпадать.
Александра Фёдоровна, также как и вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, имела свой бюджет- 2 млн. руб. в год. Иногда предметы она покупала самостоятельна. Часы от Фаберже были прекрасным подарком. Некоторые часы царская чета дарила многочисленным европейским родственникам.
А вот часы желтой эмали с рокайлями. Форма более простая – квадрат. Употребляется достаточно часто. Нацарапан инвентарный номер № 58818. Это также совместная покупка императора Николая II и его супруги. В счёте от 11 августа 1898 года (110 лет назад) записано: «Часы четырёхугольные, жёлтой эмали, Людовик XV, 171 полужемчужина». Цена 335 руб., по 167 руб.50 коп. уплатил каждый. Часы классические, с точки зрения чистоты стиля. В учебниках по искусствоведению, такие предметы показывают как «типичный Людовик XV».
В коллекции представлены два экземпляра, приобретённые лондонским клиентами фирмы Фаберже. Вот часы самой распространённой прямоугольной формы на ножке. Они серебряные, покрыты малиновой эмалью. Но обратите внимание, рисунок напоминает ситчик. Это уже рисунок, живописная эмаль, да ещё по гильошированному фону («гильоше»» – это тонкая фигурная нарезка по металлу, серебру или золоту). Эти часы исполнил мастер Генрих Вигстрём, которому Михаил Перхин завещал свою мастерскую. Инвентарный номер № 18792. Часы малиновые эмали, полужемчужины. Приобрёл 16 октября 1909 года (почти 100 лет назад) Принц де ля Москова (фамилия такая, наследник рода Бонапарт) в Лондоне за 30 фунтов 10 шиллингов. Отметим, что один английский фунт обменивался тогда за 9 руб. 50 коп. золотом., то есть стоимость часов 290 руб. В Товарном журнале Фаберже (Архив Татьяны Фаберже, Женева) указана и себестоимость – 164 руб. Нетрудно посчитать, что Фаберже имел прибыль 126 руб. Вообще, торговля в Лондоне не была для Фаберже прибыльной. Очень дорого стоила транспортировка. Но здесь были важные клиенты.
Ещё одни часы из Лондонского магазина Фаберже. Инвентарный № 14933. По номеру и по пробирным клеймам можно определить, когда часы исполнены. Эти – в 1907 году. Продажа 16 февраля 1910 года в Лондоне: «Часы, зелёная живописная эмаль, накладки, 41 фунт стерлингов (389 руб.50 коп.)». Себестоимость – 179 руб. Здесь прибыли фирмы составила 200 руб. 50 коп. Хороший бизнес! Но и часы – достойные.
Исторически интересными являются часы с миниатюрой, видом на Неву, Биржу и Петропавловскую крепость. Эмаль «камайо». Этот вид наблюдается из покоев Зимнего дворца. Вполне возможно, что это был подарок царю от родственников. Часы богато украшены алмазами огранки «роза» Мастер Михаил Перхин. Часы исполнены до 1898 года. Ранние экземпляры Перхина очень редки.
Такой громадный барометр мог принадлежать только царю. Это русский манометр, надписи по-русски. Работы мастера Виктора Аарне, которого Евгений Карлович Фаберже называл «наш Лалик». Барометры от Фаберже практически неизвестны в мире, но в нашей коллекции он присутствует! Подобная лимонно-жёлтая эмаль характерна только для Аарне.
Самой редкой формой была веерообразная, эмаль «салмон» цвета, полужемчужины. В коллекции присутствуют часы такой формы. Только один экземпляр. Очень дороги.
Самые дорогие часы в последние годы – это шестиугольной формы. Во времена Фаберже это ещё не было признанным гербом государства Израиль. Это была шестиконечная Вифлеемская звезда. Этот символ употребляется более чем на 40 российских княжеских, графских и дворянских гербах.
Не более 5% часов – треугольной формы. Треугольник – признанный масонский символ. Но в витрине императрице Александры Фёдоровны на выставке на первой публичной выставке предметов Фаберже в доме фон Дервиза в 1902 году мы видим как раз треугольные часы. Фамилия «ювелира Фаберже» (скорее всего, сыновья Карла: Агафон или Александр) как кандидата на приём в масоны имеется в 1906 году (справочник «Масоны России»).
Единственные часы из известных в сегодняшнем мире антиквариата и музейных коллекции – яйцеобразной формы – присутствуют как раз в коллекции.
Часы, принадлежавшие вице-адмиралу российского флота, великому князю Александру Михайловичу исполнены в форме Андреевского флага российского флота. Элементарная простота, но безупречная ювелирная работа, но сильнейшее эстетическое воздействие. Здесь многое читается из истории. На ум приходят «морские» страницы из знаменитых мемуаров великого князя Александра Михайловича. Эти часами пользовался великий князь и его супруга, великая княгиня Ксения Александровна, сестра императора Николая II. Мастер Карл Армфельд, приобрёл мастерскую Виктора Аарне в 1904 году.

Валентин Скурлов. Лондон, 19 января 2008 года.

ТИЛЛАНДЕР.

Наша справка.
Фирма «А.Тилландер» - одна из лучших ювелирных фирм Санкт-Петербурга и России Александр-Эдвард Тилландер (1837-1918) приехал в Петербург из Финляндии в 1848 году, учился у золотых дел мастера Фредрика Хольстениуса в Царском Селе. В компании с другими ювелирами в 1860 году основал фирму, которую возглавил в 1870 году. В 1881 году фирма имела 30 рабочих и годовой объем производства 70 т.р. Вместе с отцом, с 15 лет в фирме работал его сын Александр-Теодор Александрович Тилландер (1870 -1943), купец 2 гильдии, возглавивший фирму в 1895 году, в возрасте 25 лет. (Александр-Теодор дед Уллы Тилландер). Годовой объем производства превышал 100 тыс. руб. Фирма неоднократно поставляла свои вещи к Высочайшему двору, и только невыполнения ряда формальностей не позволила ей получить звание поставщика Высочайшего Двора. Если бы не революция 1917 г., фирма получила бы искомое звание. Мастерские и магазин размещались по адресу: Большая Морская, 28, в 1911 году магазин переехал по адресу: Невский пр., 26 (бывший магазин Карла Гана, помещение приобретено за 12 тыс. руб.)). С того же года, А.А.Тилландер – представитель фирмы «Бушерон» в России. Он же – один из учредителей Общества петербургских ювелиров (декабрь 1911 г.), председатель Финского лыжного общества в Петербурге, яхтсмен и буерист.
1 сентября 1917 года году фирма в Петрограде была официально закрыта, а в сентябре 1918 года вновь открыта в Гельсинфорсе (Хельсинки), где существует и поныне, будучи одним из авторитетнейших ювелирных предприятий Скандинавии. Сын Александра Александровича, Герберт Тилландер (род. в 1909 г. в Санкт-Петербурге, умер в 2006) активно участвовал в делах фирмы, выдающийся геммолог-эесперт, автор книг, занесен в «Энциклопедию Финляндии». Его дочь, г-жа Улла Тилландер-Годенхиелм (род.1937 г.) много лет работала в семейной фирме, в 1977-1998 гг. – директор фирмы по менеджменту; последовательно занималась научной работой по истории петербургского и европейского ювелирного искусства, Автор многочисленных научных статей и монографий. Именно г-жа Улла Тилландер ввела в 1980 году (25 лет назад) в научный оборот сведения по биографиям мастеров фирмы Фаберже, включая фотографии из семейных архивов. Эти материалы теперь считаются классическими и цитируются новыми поколениями исследователей.
Г-же Тилландер принадлежит честь нахождения двух альбомов рисунков мастерской Г. Вигстрема, без которых трудно теперь представить историю фирмы Фаберже. Первая публикация этих рисунков была в каталоге выставки «Фаберже» в Эрмитаже (1993).
В 2000 году в Париже альбомы Вигстрема вышли отдельной книгой под названием «Золотой век Фаберже». В 2005 году г-жа Улла Тилландер успешно защитила докторскую диссертацию при государственном университете Хельсинки на тему «Русская императорская наградная система. 1895-1917 гг.». Большую работу Улла Тилландер проводит по воспитанию молодёжи, в качестве члена международного «Фонда искусства Фаберже», работая в жюри конкурсов молодых художников-ювелиров, которые проводит фонд.
В 2008 году д-р Улла Тилландер выпустила в свет новый капитальный труд «Фаберже и его мастера. Финские грани». Роскошное подарочное издание, в котором опубликованы новые материалы из семейных архивов мастеров, работавших у Фаберже, в том числе мемуары последнего из живших мастеров фирмы Ялмара Ярмфельдта (1873-1959).
За выдающие заслуги в научных исследования по истории фирмы Фаберже, д-р Улла-Тилландер-Годенхиелм награждена Международным фондом Фаберже почётным знаком-орденом Карла Фаберже (знак № 22). Награда вручена 9 февраля 2009 г. в Мемориальной библиотеке им. князя Голицына во время презентации книги д-ра Уллы Тилландер.
Редакцию журналов «Антикварное Обозрение» и «Русский Ювелир» искренне поздравляет д-ра Уллу Тилландер с заслуженной наградой, желает здоровья для новых творческих свершений во имя благородного дела Фаберже, российского, финского, европейского и мирового ювелирного искусства.

Валентин Скурлов
Х Х Х

22 октября 2005 года в актовом зале университета г. Хельсинки состоялась защита диссертации на соискание степени доктора наук г–жи Тилландер-Годенхильм на тему «Русская императорская наградная система. 1895-1917 гг», итог пятилетнего труда г-жи соискатеотницы.. Защита вызвала большой интерес. Присутствовало более 200 чел., в том числе иностранные гости. Интерес публики можно объяснить несколькими причинами:
- гносеологический аспект проблемы (научно-исторический)
- интерес музейщиков
- интерес антикваров
- интерес государственных чиновников-практиков.
Российская государственная наградная система до 1917 года работала как сложившая система. Эта система была столь же огромна и сложна, как была сложна сама империя. Эту систему нельзя было развалить одним ударом. Она продолжала работать в каких-то ее элементах еще минимум полтора десятилетия. Так, Временное правительство, вовсе не собиралось уничтожать сложившуюся и хорошо работавшую систему. Термин «императорские» подарки поменяли на «государственные» и убрали короны с государственного герба. При Советской власти продолжали награждать часами из запаса бывшего Кабинета Его Величества. Появились новые, но необходимые подарочные вещи: «красные шаровары», патефоны, кожаные портфели.
Подарки с изображением императорской символики большевиками уничтожались, ха хранение владельцам грозила тюрьма. Массив этих вещей сохранился только на Западе. Этот момент позволил г-же Тилландер находит кабинетские вещи в зарубежных коллекциях коллекциях. Остались т.н. «дипломатические подарки», которыми награждались граждане и подданные иностранных государств. Русские подарки на Восток были богаче, но практически эти вещи недоступны для обозрения. Западные державы, в отличие от восточных деспотий, ограничивали получение подарков. Англичане считали иностранные подарки предательствои интересов Британской империи. Мало кабинетских подарков было в Австро-Венгрию, но много во Францию, Германию, Болгарию, Румынию, Грецию, Данию, Швецию и Финляндию. Именно, в двух последних странах г-жа Тилландер нашла интересные экземпляры русских кабинетских вещей и описала их в своей работе. Кроме того, г-жа Тилландер ввела в научный оборот документы по русским подаркам, обнаруженные ею в королевском архиве Швеции. При награждении соблюдались многие условия, совокупность которых выстроена диссертантом в систему. Одним из таких условий был принцип адекватности обмена подарками с зарубежной державой. Не все государства могли дарить русскому царю такие же богатые ювелирные вещи. Абиссийнский негус дарил в Россию африканских львов. Внутри страны подарки чиновникам оплачивались за счет соответствующих министерств. При этом стоимость подарка увеличивалась на 10%. Эта надбавка (порядок введен еще в 1829 г. императором Николаем I) переходила в фонд Комитета помощи раненым. Обратно, в Кабинет принимались подарки только с портретами или с вензелями; этот порядок был введен в 1880-х гг., когда в Кабинет стали возвращать много старых подарков, которые уже нельзя было использовать по их прямому назначению. В то же время дорогостоящие подарки с вензелями и портретами часто меняли хозяев. Поэтому табакерок, например, в природе существовало гораздо меньше, чем награжденных.
Основной массив документов по кабинетским подаркам хранится в Российском государственном историческом архиве. Надо отдать должное г-же Тилландер, которая, владея пятью европейскими языками мужественно осваивала русский язык, да не простой, а «русский канцелярит», на котором написаны документы рубежа XIX – XX вв. Картотека учета подарков имеется в РГИА, но, но, к сожалению, не полная. Трудность чтения рукописных материалов, ошибки в написании фамилий. Не случайно, при последнем посещении РГИА, президент России В.В.Путин поставил задачу переноса документов на машинные носители. До сих пор даже картотека не имела фильмокопий! К сожалению Российский государственный исторический архив закрыт с апреля 2005 года для переезда. Поэтому в ближайшие два-три года, повторить научный подвиг г-ж Тилландер неврозможно. Не все сведения дают и журналы "Прихода-расхода кабинетских подарков". Некоторые подарки обезличены, то есть нет фамилий получателей. Например: Переданы Его Величеству", но неизвестно, кому вручил император конкретный подарок. Или: "Передано в Священный Синод 10 наперсных крестов". В конце концов, в Архиве Синода можно найти, кому вручены эти 10 крестов, но это невообразимый архивный поиск. Таким образом, г-жа Тилландер открывает горизонты новых исторических изысканий. Казалось бы, какое это имеет значение, установление 10 фамилий священников, которые награждены из Кабинета. Не скажите! Помимо научного значения (установления истины) это имеет практическое значение для многочисленных генеалогических и биографических исследований. Ведь чиновник заслужил эту награду. Тот же священник был на государственной службе в ведомстве Священного Синода и получал государственные награды. Надо отметить, что раздел «Церковные вещи – подарки из Кабинета» - один из сильнейших в диссертации. С докладом по этому разделу г-жа Тилландер выступала в апреле 2004 года на конференции по церковной культуре, которая проходила в апреле 2004 года в Академическом институте живописи, ваяния и зодчества им. И.Е.Репина в Санкт-Петербурге. Тот доклад, свидетельствую, вызвал большой интерес собравшихся.
Анализ позволил выявить и изъяны наградной системы. Выяснилось, что министры императорского двора, отец и сын графы Адлерберги, не забывали в первую очередь себя и свою многочисленную родню, включая свои фамилии в наградные списки даже по самым незначительным поводам. Министр двора, граф Воронцов-Дашков, в этом смысле был значительно благороднее и скромнее.
С годами ассортимент царских подарков значительно расширился. Ушли в легенду «шубы с царского плеча», наградными кафтанами 1-ой и 2-ой степени награждались только мастеровые казенных заводов(замечательная находка г-жи Тилландер). Меньше стало перстней и брошей, но больше портсигаров, запонок, настольных часов, чернильниц, многочисленных ковшей и братин и кубков, появились портреты настольные в рамках (медальоны). Надо сказать, что ассортиментный аспект кпроблемы кабинетских подарков еще не исследован в должной мере, так же как и ценовая структура. Но это уже предмет исследования следующих поколений историков, надеюсь, российских.
Работа проделана г-жой Тилландер колоссальная. На каком-то этапе массив превзошел мыслимые возможности восприятия информации. Работа явно превысила рамки кандидатской (по российским критериям) диссертации. Объем книги – 571 стр. В российской кандидатской диссертации достаточно 150 стр. Нам кажется, достаточно было было бы сосредоточить внимание исследователя на проблеме "кабинетских подарков". Проблема «царских и императорских наград" достаточно освоена российскими учеными. Здесь находок у диссертанта гораздо меньше. Но, как традиционно пишут в отзывах на авторефераты, "недостатки работы нисколько не умаляют заслуг диссертанта и он заслуженно достоин искомой степени». Совершенно искренне присоединяюсь к этой фразе-штампу.

Петроградская сторона. ЮВЕЛИРЫ НА ПЕТРОГРАДСКОЙ.

На рубеже XIX и XX вв., петербургские ювелиры и художники охотно переселялись на тихой Петроградской стороне. Здесь было спокойно, почти деревенская идиллия. Цены на помещения были значительно ниже, чем в центре, поэтому большая фабрика фирмы «Братьев Грачёвых» разместилась в Певческом переулке. Можно назвать также платиновую мастерскую Линдфорса (Б. Зеленина, 6), эмалевую мастерскую Александра Петрова (Б.Зеленина, 23).
С постройкой каменного Троицкого моста (1903) сообщение с центром города, где располагались ювелирные магазины и мастерские значительно улучшилось, Каменноостровский проспект получил мощный толчок к развитию, а сам проспект стал роскошной витриной Петербурга.
В начале 1900-х годов главный мастер фирмы Фаберже Франц Петрович Бирбаум переселяется на Петроградскую сторону. Он поселяется в одном из трёх домов, принадлежавших семье эмальеров Петровых. В доме № 26 по Б.Зелениной размещалась эмальерная мастерская, Дом № 3 по Лодейнопольской улице принадлежал одному из сыновей Петрова – Дмитрию Александровичу. Бирбаум поселился в доме № 5 по Лодейнопольской, в доме мастера-эмальера фирмы Фаберже Николая Александровича Петрова. Сам Александр Петров, который приобрёл участок в 1890 году умер в 1904 году.
С постройкой главного дома фирмы на Б.Морской улице, первая эмалевая мастерская размещалась в подвальном помещении. В составе каждой из четырёх мастерских (Перхина, Хольмстрёма, Хольминга и Тилемана) входили по одному-два эмальера, но важнейшие эмалевые работы исполнялись в мастерских братьев Николая и Дмитрия Петровых. По сведениям полицейского ведомства, в 1906 году в мастерской на Б.Зелениной работало более 20 человек. Соседом Бирбаума в доме по Лодейнопольской был художник Иван Комаленков, который снимал квартиру месте с матерью и женой.
С лёгкой руки Бирбаума поселяются на Петроградской художник Евгений Эдуардович Якобсон, мастер-гравёр Лейзер Стрих.
Два дома на Большой Зелениной улице принадлежали постащику Высочайшего двора Альберту Кейбелю, в том числе красивый дом № 33. Рядом, в деревянном доме № 4 по Барочной улице проживал один из знаменитых братьев Грачёвых.
В доме 26-а по той же Б. Зелениной имели мастерские много художников, в том числе скульптороы, сотрудчавшие с Фаберже: Артемий Обер и Георгий Малышев. На Большом промпекте Петроградской сторьноны, в доме № 8 проживал художник фирмы Александр Ивашев, автор проекта последнего из императорских пасхальных яиц 1917 года, т.н. «Созвездие Цесаревича»
На Большой Дворянской улице в доме 22 поселился заведующий магазином Фаберже швейцарец М.А. Гурье. Ещё его отец, (родом из Невшателя) торговал часами в России Жена Михаила Антоновича Гурье жена была россиянка украинского происхождения. С его дочерью Евгенией Михайловной (1906 г.р.) я встречался в Швейцарии два раза, в 1994 и 2000 году. Она рассказывала о своей картире, которую покинула в сентябре 1917 года, поскольку отец, будучи очень прозорливым, предчувствал революцию и выехал в Швецию, где был пять лет заведующим магазином у Болина. «У нас была семиконнаньтная квартира, жили втроём, приходила горницная и кухарка. У меня была бонна и учителя. Когда мы выехал в Швецию, в квартире поселилась моя тётя, жена морского офицера. Её мужу в Кронштадте, во ремя Февральской революции матросы выколили глаза. У кухарки тоже был жених, матрос. В один прекрасный день, уже после Октября 1917 года, кухарка ввыставила креслдо в гостиной, уселась в него, рядом встал, опёршись на спинку кресла рукой, как на фотографиях её матрос. Кухарка молвила: оторопевшей хозяйке: «Теперь наша влась. Вы будете жить в комнатке при кухне, я я здесь!». Матрос продал семейную реликвию Михаила Гурье – орден Почётного легиона, которым был награждён его прадед – он принимал в собственном доме Наполеона. Кровать на которой спал император, тепрь в музее в Невшателе. Среди жидьцо дома в 1917 году Евгения Михайловна помнит госпожу «товарища») Колоннтай, которая работала неподалёку, в захваченном большевиками особняке Матильды Кшесинской. «Помню и Ленина, который выступал с балкона особняка», - вспоминает Евгения Михайловна. «Когда мы уезжали, отец попросил знакомого шофёра, который работал в бывшем императорском гараже. Нам подали роскошный автомобиль, на борту которого красовались ещё нестёртые очень большие и красивые гербы императрицы Марии Фёдоровны.»Вы очень праильно делаете, что уезжаете, скоро здесь будет очень плохо», сказал отцу, с грустью, пожимая руку, шофёр бывшей вдовствующей императрицы. Я хорошо запомнила его ролскошную кожаную куртку. Мы ничего не взяли из вещейё. Рассчитывали на скорое вовращение. Особенно мне не хватало меховых вещей, ведь в Стокгольме были холодные зимы». В том же доме жили родственники скульптора Бориса Фрёдмана-Клюзеля, академик-медальер Монетного Двора Васютинский, один из предствителей клана Нобелей. Остаётся добавить, что дом построил выдающийся архитектор петербургского модерна Карл Карлович Шмидт, двоюродный племянник Карла Фаберже, строитель дома фирмы на Большой Морской улице, 24.
Кард Шмидт строил и другие дома на Петроградской стороне, в том числе дом 77 по Кронверкскому проспекиту. В этом доме проживал другой знаменитый клиент Фаберже – богатый сахароззаводчик Леопольд Кёниг. Там же аходилась фабрика зонтиков Александра Трейберга, который был тестем Агафона Карловича Фаберже. Трейберг был поставщикоом Высочайшего двора, ему принадлежал магазин художественных изделий «Александр» (в собственном доме, на Невском пр., 11).
Сам Борис Оскарович Фрёдман-Клюзель жил в доме 26 по Каменноостровскому проспекту. Теперь этот дом называют «домом Кирова», так как в нём находится музей-квартира ленинградского партрийного вождя. Но это было позже, а во до революции в доме проживаи клиенты Фаберже, такие как балерина Антонина Нестеровская, будущая супруга князи императорской крови Гавриила Константиновича. На Каменноостровском, в собствееном особняке (дом 44) проживал такй важный клиент Фаберже, как Эмир Бухарский. Можно было бы упомянуть, что на Каменном осрове, который входит в состав Петроградского района находились дачи юелиров Болина и Гаусвальда, клиентов Фаберже Половцова и Елисеева и многих других значительых персон города.
Перед перовой Мировой войной на Каменноостровский промпект, в дом № 63 перехал в новую квартиру руководитель ювелирной мастерской фирмы Фаберже Альберт Хольмстрём.
На Лахтинской улице, 5 в собственном двухэтажном деревянном доме проживал торговец бриллиантами Чарльз Букналл, великобританский подданный, совладелец фирмы «Сакс и Букналл». Фирма Фаберже покупала у Сакса и Букналла драгоценные камни. К Саксу приезжал в 1910 году французский писатель, нобелевский лауреат Анатоль Франс. Приемная дочь Сакса сопровождала писателя в поездке по России. Поездка закончилась тем, что А.Франс женился на мадемуазель Сакс.
Петроградская сторона была местом проживания

БЕЙЛИН Лазарь Борисович, 1915-1916 , золотых и серебрях дел мастер. П.С., Большой проспект, 2.
ВЕШАУ Алексей Фёдорович. 1905-1910. З и С.: Рыбацкая улица, 8.
ВОЛЧЕК Леонтий Осипович. 1915: торговля золотыми и серебряными изделиями. Б.Зеленина, 18.
ГОЗНЫЙ Сима Лейбович. Купеческое свидетельство с 1900 г. П.С., Большой пр., 7. Магазин золотых вещей по адресу: П.С., Большой пр., 50.
ГОЛУБКОВ Василий Еремеевич. 1914-1917: З и С. Б.Дворянская, 28
ГОЛУБКОВ Иеремей (Еремей) Андрееввич. В Ремесленном цехе с 1881 г. СДМ. 1900-1908: З и С. Б.Дворянская, 28. В 1899 предъявил в СПб Пробирное управления золотые изделия.
ГОЛУБКОВА Анна Егоровна. 1910: З и С. Б.Дворянская, 28.
«ГОЛУБКОВОЙ АННЫ ЕГОРОВНЫ Сыновья». 1912: З и С. Б.Дворянская, 28.
«Братья РАЧЁВЫ». Фабрика серебряных изделий. Певческий переулок, 14.
ГРЕНВАЛЬ Иоганн Вильгельм. 1894: З и С.. Б.Дворянская, 28. 1895: М.Посадская, 28
ГУРВИЧ Давид Янкелевич.Ювелир. 1910: П.С., Большой пр., 27
ДАЛЬМАН Александр Карлович (1957 г.р.), финляндский уроженец. Серебряных дел мастер с 1881 г. На фабрике в 1897 г. 13 рабочих и 6 мальчиков, выработано изделий на 25 тыс. руб. На Всемирной выставке в 1893 г. получил бронзовую эмаль и почёитгный диплом за эмалевые изделия. В 1897 г. на выстаке в Стокгольме наградждён серебряной медалью. В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже получил почётный диплом. 1892: П.С., Малый пр.. 26. 1894-1900: Б.Зеленина, 10. 1903: Старая деревня, Благовещенская,, 129. 1906: Б.Зеленина, 27
ЕМЕЛЬЯНОВ Василий Емельянович. 1895- 1908: З и С. Б.Дворянская, 4. Мастер с 1874 г.
ЗЕЛИНГ. ЗДМ. 1849: Б.Дворянская, д.Ляхова
ИВЕЛЬСТОЛЬЮН Иоганн Вильгельмович. 1900. З и С..Ввведенская ул., 1
КВЯТКОВСКИЙ Михаил Фёдорович. 1903. Серебро: П.С., Большой р., 64
КЕЙБЕЛЬ Альберт-Константин Юльевич. (1854-1910). Серебряных дел мастет с 1881. В купцах с 1880 г., при отце, купец 1 гильдии. Чен СПб коммерческого суда. 1895: З и С., изгготовление орденов. Поставщик Капитула орденов.С 1908 – владелец мастерской. Проживает: Б.Зеленина, 35. Мастерская: Б.Зеленина, 30.
КОЗИН Гавриил асильевич. 1900, Справочная книга Купеческой управы: купец 2 гильдии, 62 года, , в купцах с 1872 г. Адрес: П.С., М.Посадскачя, 20., торговля брилл., золотыми и мелкими серебряными вещами там же, а так же: Б.Дворянская, 9-11, Б.Дворянская, 27.
КОЛЬБЕ и ЛИНДФОРС. Платиновый завод. 1875: Б.Зеленина, 6. 1903: 6 рабочих, паровой двигатель. 1910: владелица Линдфорс Мария Карловна, купчиха 2 гильдии, 61 г., финляндская уроженка, купеческое свидетельство с 1894 г. 5 раб. Годовое производство: 41 тыс.руб.
КРУГ Роман Юлианович. 1867: ЗДМ. П.С., Большой пр., 16, кв.2
КУЦЫЙ Арон Янкелевич. 1895: торговля золотыми и серебряными изделиями, купец 2 гильдии. Б.Дворянская, 13. П.С.Большой пр., 28.
ЛЕВИН Абель Давыдович. 1900: 28 лет, купец 2 гильдии, гильдейские платит с 1894. П.С., Большой пр., 27 Магазин часов, золотых и серебряных изделий.
ЛЕВИН Давид Ниселевич. 1913-1917: Зи С. Широкая ул., 6
ЛЕВИН Михаил Григорьевич. 1902. З и С. П.С., Малый пр.. 42
МАРТЕНС Фридрих. 1874: золотых и серебряных дел мастер. П.С., Большой пр., 19
МИНИКЕС Исаак (Ицка) Вульфович, виленский мещанин. 1900-1910 гг. З и С., Б.Дворянская, 8. 1908: П.С., Большой пр., 22
МИХАЙЛОВ Семён.1874: З и С. П.С., Большая Гребецкая, 14
МИХЕЛЬСОН Карл Иванович. 1867. ЗДМ, П.С., Большой пр., 50, кв. 8 и 9 (магазин). 1874: Б.Зеленина, 18.
НОРДСТРЁМ иАлександр Иванович. 1901-19016 Справочная книга купеческой управы, 30 лет, шведский подданный. Гесеровский пер., 21.
НОРДСТРЁМ Вильгельм Германович. 1886: Справочная книга купеческой управы. 24 года, гильдейские платит с 1884, купец 2 гильдии. Гильдейская улица, 13. Торговля золотм и серебром под фирмой «Нордстрёи и Павлов».
НОРДСТРЁМ Иван ильгельм. В 1874 ЗДМ, предъявил к клеймению 1 пуд 23 ф.48 з. золотых изделий. В 1880 г., 56 лет, шведский подданный, платит гильдейские с 1867. Геслеровский пер., 13.
«НОРДСТРЁМ и ПАВЛОВ». 1900-1908. Торговля золотыми и серебряными изделиями. Владелица: Павлова Ксения Александровна. В 1909-1912: владелец Павлов Павел Васильевич, купец 2гильдии, 35 лет. Изделия: листовое серебро, серебрянаяи платиновая проволока, серебряные аппликации, медные планки. Прокатно-вальцовочная мастерская: Геслеровский пер., 19.
ПАВЛОВ Василий Павлоич. 1886? Купец 2 гильдии, из крестьян Новоторжского уезда, 29 лет. Гильдейские патит с 1884. Торговля под фирмой «Нордстрём и Павлов».
ПАВЛОВ Иван Фёдорович, зубцовский мещанин. 1895: З и С., П.С., Большой пр., 66
ПАВЛОВ Павел Васильеич, купец 2 гильдии, 26 лет., п.п.г. 1910: серебрягнопрокатный завод «Нордстрём и Павлов», осн. В 1869. Геслеровский пер., 19. 10 раб., 1 двигатель на 25 л.с.

20 лет спустя...

Выставка «Великий Фаберже. искусство ювелиров придворной фирмы».
8 февраля- 1 октября 1989 года в Елагиноостровском музее в Ленинграде.

Из вступительной статьи директора дворца-музея, кандидата искусствоведения Вячеслава Васильевича Мухина:

«Выставка «Великий Фаберже. Искусство ювелиров придворной фирмы», открытая в выставочном корпусе Елагиноостровского дворца-музея – первая за годы советской власти в нашей стране. В течение многих десятилетий имя Фаберже, художника-ювелира, главы крупного ювелирного производственного и торгового предприятия XIX – начала XX веков, ассоциировалось на его родине с пышной безвкусицей бытовой обстановки последнего российского монарха, с эклектикой – хаотическим нагромождением художественных стилизаций эпохи историзма, наконец, со всеми «ложно» и «псевдо» национальными и западными веяниями в искусстве его времени. Избыточное социологизирование художественных процессов современной Фаберже эпохи фактически исключило из истории отечественного искусства не только творчество этого мастера, но и почти всех его современников. По-существу, из истории была извлечена глава, период и целый вид художественного творчества в России, который венчает это имя.
Теоретические сентенции идеологов и историографов искусства минувших десятилетий предопределили соответствующие практические шаги. Творчество Фаберже и художников его круга не исследовалось и не популяризировалось, их произведения длительное время не собирали музеи. В конце 1920-30-х годов именно эти произведения в первую очередь продавались через внешнеторговые организации и «торгсины», как бы расширяя мощный отток произведений русского ювелирного искусства, хлынувший за рубежи страны со времени послевоенной эмиграции.
В последние годы, которые в связи с пересмотром значения историзма в отечественной истории культуры стали эпохой своеобразного обобщения и аккумуляции художественного опыта предшествовавших эпох, а также стиля модерн, по иному воспринимается вклад Фаберже и мастеров его круга в культурное наследие России рубежа веков. В первых публикациях на русском языке И. Родимцевой, М. Лопато, В. Мухина, посвящённых искусству художников фирмы, была дана объективная его оценка, но малотиражные специальные издания не решили главной задачи – открытия этого яркого явления в русском искусстве для широкой художественной общественности нашей страны. Решение этой задачи в определённой мере ускорит настоящая выставка»

«Несомненно, что большинство современных направлений в дизайна в искусстве художественной обработки металла восходит своими истоками к творческим открытиям художников круга Фаберже. Этот факт получил своё отражение в предметном составе выставки в Елагиноостровском дворцовом комплексе. Наряду с основной группой произведений, представляющих наследие фирмы, в неё включены изделия художников Лениградского производственного объединения «Русские самоцветы», а также ряда финских мастеров и предприятий, в деятельности которых нашли своё развитие традиции искусства Фаберже.
В основу экспозиционного принципа выставки «Великий Фаберже. Искусство ювелиров придворной фирмы» заложена историко-эволюционная линия развития искусства фирмы на протяжении почти полувекового периода, начиная с последней трети XIX века и вплоть до Октябрьской революции, представленная творчеством почти всех её ведущих художников».

«Устроители выставки выражают признательность музеям Москвы и Ленинграда, а также ленинградским коллекционерам Е.М.Голод и Е.Г.Аскинази, предоставившим на выставку произведения из своих собраний.
Сердечно благодарны мы также зарубежным экспонентам выставки господам Шефферам (Нью-Йорк), Бертель Гардберг (Хельсинки(, Хансу Болин (Стокгольм) и Мишелю Камидиану (Париж).
Особая роль в формировании состава экспозиции выставки принадлежит одному из самых активных её организаторов госпоже Улле Тилландер-Годенхиелм. Именно благодаря её энергии и увлечённой работе выставка пополнилась интересными экспонатами их з Европы и Америки.
Устроители выставки считают своей приятной обязанностью выразить искреннюю благодарность Генеральному консулу Финляндской республики в Ленинграде господину Я. Кауринкоски и его супруге Каарин Кауринкоски, активно способствовавшим эффективному сотрудничеству советских и финских организаторов этой международной выставки».
Участники выставки.
Москва.
Государственный музеи Московского Кремля.
Государственный музей декоративно-прикладного искусства народов СССР.
Государственный Исторический музей.
Всероссийский музей народного и декоративно-прикладного искусства.
Ленинград.
Государственный Эрмитаж.
Государственные музеи-заповедники городов Петродворца, Пушкина и Павловска.
Государственный музей истории Ленинграда.
Елагиноостровский дворец-музей декоративно-прикладного искусства.
ЛПО «Русские самоцветы».
Хельсинки.
ОУ «А.Тилландер» АВ
Собрание Бертеля Гардберга
Стокгольм.
Фирма «Болин»
Нью-Йорк.
Коллеция «А ля Вьей Русси».
Париж.
Коллекция Мишеля Камидиана.
Автор каталога.
Главный хранитель Елагиноостровского дворца-музея Питерская Л.К.
Научный редактор.
Мухин В.В.
Содержание каталога.
1. Вступительная статья.
Директор Елагиноостровского дворца-музея Мухин В.В.
2. Феномен Фаберже.
Заведующая сектором Государственного Эрмитажа Лопато М.Н.
3. Произведения Фаберже в коллекции Отдела русской культуры Эрмитажа.
Научные сотрудники Государственного Эрмитажа Завадская Л.А., Орлова К.А.
4. Произведения фирм Фаберже и Брицына в Петродворце.
Главный хранитель ГМЗ в г. Петродворце Вернова Н.В.
5. Одесское отделение фирмы «Карл Фаберже»
Научный сотрудник ВНИИювелирпром ЛПО «Русские самоцветы» Скурлов В.В.