понедельник, 20 апреля 2009 г.

Часы ДВА. Коллекция часов одного коллекционера.

Великие люди ценят своё время. Часы для них – категорически императив. Прибор, без которого невозможна жизнь, если, конечно не считать «внутренних часов». Деятельность великих людей строится по «регламенту», в котором многие события расписаны на годы вперёд, а внутри суток – счёт идет на минуты. В сорока помещениях личной половины императора в Александровском дворце, в каждом зале, кабинете, в спальне были часы, соответствующие историческому стилю интерьера или эстетическим предпочтениям владельца, которые, со временем менялись. Соответственно, менялись и часы, хотя и нечасто, потому что к часам приобреталась привычка.
Эстетика бытия задаёт свои параметры и предметам интерьера, в которых творят великие. Вспомним ежедневную картинку из телевизора. Российский президент на фоне нефритовой лампы и нефритовых же часов в стиле Фаберже. Это «имперский стиль» великой российской державы. Прекрасный забайкальский нефрит – олицетворение мощи России, её природных богатств.
Рассмотрим коллекцию.
Какие вещи обращают на себя внимание. Нами выбрано 20 предметов. По закону великого итальянского экономиста Парето (1893 год), 20 % трудовых и творческих усилий дают 80 % результата. Сфера применения закона за последние 100 лет серьёзно расширилась. Он действует и в искусстве. Выявляем в коллекции системообразующие, «программные» изделия. Например, группа часов из камня. Это лапидарные, скупые по дизайну каменные «параллелепеды» из нефрита или ляпис-лазури. Вроде просто. Но всегда должно быть чего-то чуть-чуть. На совершенно простом бальном платье, в котором появлялись царские дочери на балу в Зимнем дворце – необычайной красоты и величины бриллиантовая брошь – царская. И сразу становится ясно, кто здесь на балу – великая княжна. Так и на ляписовом параллелепипеде циферблат окружён эмалевым пояском, поверхность циферблата – изумительная прозрачная, так называемая устричная эмаль.
Такой же дорогой поясок вокруг циферблата на родонитовых прямоугольных часах. Ляпис-лазурь самый дорогой поделочный камень, редок даже в изделиях Фаберже. Родонит такой раскраски называется «орлец» - камень чисто русского происхождения, гордость Урала.
Обратим внимание на часы в форме Лиры. Удалось найти архивный документ от 7 декабря 1892 года. Этим часам 115 лет. Приобрела их императрица Мария Фёдоровна, мать последнего российского императора. Она ещё не «вдовствующая», а фактическая императрица. Фаберже – её любимый ювелир. Она называет его «несравненный гений». Это один из первых шедевров Фаберже в серии настольных часов, и самый старый в коллекции. Документ гласит: «Часы «Лира», Людовик XVI», 525 руб.
Цена впечатляет. Это годовой оклад штабс-капитана. Ювелир в Санкт-Петербурге получал 50 руб. в месяц, а в Москве – 40 руб. 525 рублей - очень большие деньги. Часы мы атрибутировали по инвентарному номеру. Фаберже изделия нумеровал. В товарных журналах и в фирменных счетах эти номера находили своё отражение. На этих часах «Лира» инвентарный номер № 45211. Великий ювелир Михаил Евлампьевич Перхин нацарапал номер перед сдачей предмета Карлу Фаберже. Придворный ювелир передал его царю. На счёте подпись доверенного фирмы. Многие часы в коллекции – с нацарапанными инвентарными номерами. Наличие номеров повышает степень атрибуции и ценность коллекции.
А вот еще часы в форме Лиры. Совсем не часто встречающаяся форма. Инвентарный № 9276. Это последние часы, исполненные Михаилом Перхиным. Номер соответствует 1903 году. Перхин умер 28 августа 1903 года. Согласно счёта, это «Часы розовой эмали, с золотом и полужемчугами, 500 руб.». Что такое «полужемчуга» ? Это жемчужины, которые разрезались пополам и закреплялись на клей, декорирую циферблат. Жемчуг был настоящий, не выращенный, поэтому дорог. Жемчужины у Фаберже – все как на подбор, калиброванные. Трудность состояла в подборе жемчужин одинакового размера, цвета и качества. Только Фаберже мог позволить себе такую трудоёмкую и дорогостоящую работу. Эти часы, как и предыдущие, держала в своих руках императрица Мария Фёдоровна, и переставляла их с одного стола на другой. Вообще царица была привязана к своим вещам. Будучи цесаревной, в течении 25 лет она привыкла к скромной жизни и ценила дорогие вещи. Уезжая ежегодно в зарубежные поездки, чаще всего в Копенгаген к родителям, она брала любимые предметы, даже пасхальные яйца, с собой. Часам Фаберже и Мозера она доверяла. Мозеровский механизм был первого класса, практически не опаздывали и не «спешили». Фирма «Мозер и Ко» ба поставщиками царского двора, магазин на Невском проспекте, дом № 26. Царица ценила надёжность и красоту.
В вот часы из жадеита. Редкость их в том, что они не опираются на ножку, а лежат на столе. Чтобы узнать время, надо посмотреть сверху на циферблат. Очень дорогой предмет. Инвентарный нацарапанный № 2557. В счёте от 12 декабря 1899 года эти часы обозначены как совместная, «семейная» покупка императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны: «Часы жадеит, Людовик XV, с ландышем, 103 полужемчужины». Каждый из супругов уплатил 250 руб., а общая стоимость составила 500 руб. Очень дорого! Обычно часы стоили 130-250 руб. Но это часы особенные. Ландыши – любимые цветы императрицы Александры Фёдоровны. Часы – совместные супружеские покупки, ценились особенно. Здесь – согласованная эстетическая концепция, а не вкусовые предпочтения одного из супругов, которые могут не совпадать.
Александра Фёдоровна, также как и вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, имела свой бюджет- 2 млн. руб. в год. Иногда предметы она покупала самостоятельна. Часы от Фаберже были прекрасным подарком. Некоторые часы царская чета дарила многочисленным европейским родственникам.
А вот часы желтой эмали с рокайлями. Форма более простая – квадрат. Употребляется достаточно часто. Нацарапан инвентарный номер № 58818. Это также совместная покупка императора Николая II и его супруги. В счёте от 11 августа 1898 года (110 лет назад) записано: «Часы четырёхугольные, жёлтой эмали, Людовик XV, 171 полужемчужина». Цена 335 руб., по 167 руб.50 коп. уплатил каждый. Часы классические, с точки зрения чистоты стиля. В учебниках по искусствоведению, такие предметы показывают как «типичный Людовик XV».
В коллекции представлены два экземпляра, приобретённые лондонским клиентами фирмы Фаберже. Вот часы самой распространённой прямоугольной формы на ножке. Они серебряные, покрыты малиновой эмалью. Но обратите внимание, рисунок напоминает ситчик. Это уже рисунок, живописная эмаль, да ещё по гильошированному фону («гильоше»» – это тонкая фигурная нарезка по металлу, серебру или золоту). Эти часы исполнил мастер Генрих Вигстрём, которому Михаил Перхин завещал свою мастерскую. Инвентарный номер № 18792. Часы малиновые эмали, полужемчужины. Приобрёл 16 октября 1909 года (почти 100 лет назад) Принц де ля Москова (фамилия такая, наследник рода Бонапарт) в Лондоне за 30 фунтов 10 шиллингов. Отметим, что один английский фунт обменивался тогда за 9 руб. 50 коп. золотом., то есть стоимость часов 290 руб. В Товарном журнале Фаберже (Архив Татьяны Фаберже, Женева) указана и себестоимость – 164 руб. Нетрудно посчитать, что Фаберже имел прибыль 126 руб. Вообще, торговля в Лондоне не была для Фаберже прибыльной. Очень дорого стоила транспортировка. Но здесь были важные клиенты.
Ещё одни часы из Лондонского магазина Фаберже. Инвентарный № 14933. По номеру и по пробирным клеймам можно определить, когда часы исполнены. Эти – в 1907 году. Продажа 16 февраля 1910 года в Лондоне: «Часы, зелёная живописная эмаль, накладки, 41 фунт стерлингов (389 руб.50 коп.)». Себестоимость – 179 руб. Здесь прибыли фирмы составила 200 руб. 50 коп. Хороший бизнес! Но и часы – достойные.
Исторически интересными являются часы с миниатюрой, видом на Неву, Биржу и Петропавловскую крепость. Эмаль «камайо». Этот вид наблюдается из покоев Зимнего дворца. Вполне возможно, что это был подарок царю от родственников. Часы богато украшены алмазами огранки «роза» Мастер Михаил Перхин. Часы исполнены до 1898 года. Ранние экземпляры Перхина очень редки.
Такой громадный барометр мог принадлежать только царю. Это русский манометр, надписи по-русски. Работы мастера Виктора Аарне, которого Евгений Карлович Фаберже называл «наш Лалик». Барометры от Фаберже практически неизвестны в мире, но в нашей коллекции он присутствует! Подобная лимонно-жёлтая эмаль характерна только для Аарне.
Самой редкой формой была веерообразная, эмаль «салмон» цвета, полужемчужины. В коллекции присутствуют часы такой формы. Только один экземпляр. Очень дороги.
Самые дорогие часы в последние годы – это шестиугольной формы. Во времена Фаберже это ещё не было признанным гербом государства Израиль. Это была шестиконечная Вифлеемская звезда. Этот символ употребляется более чем на 40 российских княжеских, графских и дворянских гербах.
Не более 5% часов – треугольной формы. Треугольник – признанный масонский символ. Но в витрине императрице Александры Фёдоровны на выставке на первой публичной выставке предметов Фаберже в доме фон Дервиза в 1902 году мы видим как раз треугольные часы. Фамилия «ювелира Фаберже» (скорее всего, сыновья Карла: Агафон или Александр) как кандидата на приём в масоны имеется в 1906 году (справочник «Масоны России»).
Единственные часы из известных в сегодняшнем мире антиквариата и музейных коллекции – яйцеобразной формы – присутствуют как раз в коллекции.
Часы, принадлежавшие вице-адмиралу российского флота, великому князю Александру Михайловичу исполнены в форме Андреевского флага российского флота. Элементарная простота, но безупречная ювелирная работа, но сильнейшее эстетическое воздействие. Здесь многое читается из истории. На ум приходят «морские» страницы из знаменитых мемуаров великого князя Александра Михайловича. Эти часами пользовался великий князь и его супруга, великая княгиня Ксения Александровна, сестра императора Николая II. Мастер Карл Армфельд, приобрёл мастерскую Виктора Аарне в 1904 году.

Валентин Скурлов. Лондон, 19 января 2008 года.

Комментариев нет:

Отправить комментарий