пятница, 17 апреля 2009 г.

ЛОПАТО Марина Николаевна. Справка о научных трудах.

  С П Р А В К А.

  ЛОПАТО Марина Николаевна, исследователь творчества Фаберже, специалист по западноевропейскому ювелирному искусству, автор более 30 научных статей.
Кандидат искусствоведения (1974). Доктор искусствоведения (2006). Место работы: Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, заведующая сектором западноевропейского серебра. Сотрудничает с <Фондом Искусства Фаберже>. Член Международной ассоциации историков ювелирного искусства.

  Научные труды.

  1. Плакетное искусство Германии XVI века. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения. Институт живописи, ваяния и зодчества им. И.Е.Репина. Ленинград, 1972.

  2. Западноевропейские плакетки XV ‘ XVII веков в собрании Эрмитажа. Каталог выставки в Эрмитаже. . Составитель и автор вступительной статьи Лопато М.Н., Ленинград, 1976. – 68 с., илл. 

  3. Ювелирные изделия Фаберже. – Статья в журнале <Декоративное искусство СССР>. # 6, 1983, сс. 41-43.
Цитаты :
  <...Неослабевающий интерес к этой несколько одиозной фигуре ювелира прошлого века>.
  <…Нередки у Фаберже работы явно безвкусные, с налетом пошлости...Высокий профессионализм и техническая изобретательность, характерные для лучших произведений фирмы, прикрывают порой неоригинальность идеи... Изображение зверей, цветов, ягод, народных типов – дань откровенному натурализму, причем подчищенному, отшлифованному, блистающему бриллиантами... слащавых, красивеньких вещей, до тошноты сахарных>.
 
  4. Lopato Marina. New Light oн Faberge, APOLLO, 1984, pp.43-49.

  5. Феномен Фаберже. – Статья с каталоге <Великий Фаберже>, первой в СССР выставки, посвященной творчеству Фаберже. 1989 г., Елагиноостровский дворец-музей, Ленинград. 1990, сс.16-34.
Цитата :
  <Натуралистический иллюзионизм фигурок – зверей и птиц, животных и цветов – в первый раз ошеломляет. Однако нецке и китайские цветы-камень, послужившие, как гласит предание, толчком к созданию подобных изделий, сделаны с той мерой обобщенности, недосказанности, которая сообщает им глубокую образность. Они дают возможность дальнейшего размышления и домысливания, являясь как бы исходным моментом в цепи ассоциативных связей. В то время, как цветы и зверушки Фаберже суть лишь красивые копии. Банальна мысль художнила их задумавшего и прямолинейно пластическое решение. Поражает в этих изделиях не художественный образ, а искусство камнерезов, умелое владение эффектными ремесленными приемами>.

  6. Императорские пасхальные яйца Фаберже. Новые данные. Статья в журнале APOLLO, Лондон, февраль 1991.

  7. Ювелиры царского двора. – Статья в каталоге выставки <Блестящая эпоха Фаберже. С.-Петербург – Париж – Москва> в Екатерининском дворце Царского Села>. Санкт-Петербург, 1992, сс. 33-42.
Цитаты :
  <Существует мнение, думается небезосновательное, что толчок появлению у Фаберже фигурок из камня был дан А.К.Денисовым-Уральским. Впервые они могли встретиться в 1882 г. на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве. В 80-90 гг. талантливый самоучка делает привычные для уральских кустарей наборные картины из камней и <горки>. В эти же годы он учится в Петербурге, демонстрирует свои пейзажи Урала и минералогические коллекции на различных выставках, в том числе на Парижской в 1889 году. Денисов окончательно перебирается в Петербург в 1902 году и организует свое дело, купив магазин у известного ювелира Шуберта на Мойке, 42, и активно участвует в создании Горно-промышленного агенства с постоянной минералогической выставкой по тому же адресу>.

  <Камнерезные изделия Денисова-Уральского и Фаберже во многом схожи и прежде всего тематикой, пониманием свойства камня, техническими приемами его обработки. Пожалуй только ими был применен способ составления составления человеческих фигурок путем склеивания кусочков разных пород камня. Можно, конечно, вспомнить фигурки М. Динглингера, но саксонский мастер делал металлическую конструкцию, в которую вставлял камни, жемчуг, кораллы. Прием же Денисова-Уральского и Фаберже восходит, как мне кажется, к <наборным картинам> уральских кустарей и к натуралистическим натюрмортам, украшавшим пресс-папье, шкатулки и получившим распространение с 1830-1840-х годов. От этих накладок и каменных пейзажей оставался только один шаг к трехмерным фигуративным изображениям>.


  8. Геза фон Габсбург, Mарина Лопато. <Фаберже: Придворный ювелир. Ювелирные изделия>. Каталог выставки. С.-Петербург. Государственный Эрмитаж. Фонд искусства Фаберже. – Вашингтон, 1993. 476 с., илл. 
  Статьи : 
<Вступление>, в соавторстве с Г.фон Габсбургом. С.14-16.
<Новая информация о Фаберже из русских документов>. С.55-70. Библиография : 29 наименований.
  <К вопросу о датировке императорских пасхальных яиц>. Ц.71-75
  < Мемуары Бирбаума>. Ваступление и примечания Марины Лопато. С.444

  9. Историзм в России. Стиль и эпоха в декоративном искусстве. 1820-е – 1890-е годы. Каталог выставки. Государственный Эрмитаж. Научные редакторы Н.Ю. Бирюкова, И.Н. Ухановa. Вступительные статьи: M.Н. Лопато, Т.А.Петрова. – СПб., 1996. – 428 с.

  10. Альбом ювелирного дизайна Дома Фаберже. – Статья в каталоге выставки <Карл Фаберже. Золотых дел мастер царя>. Стокгольм, 1997. сс..39-45.

  11. Серебро времен Наполеона в коллекции Эрмитажа. Статья в Материалах III конференции <Ампир в России>. 24.11.1997. ГМЗ <Царское Село>.

  12. Studien yur euroraeischen Goldschmiedekunst des 14. bis 20. Jahrhunderts : Festschrift fuer Helmut Seling yum 80. Geburtsstag am 12. Februar 2001. Muenchen, 2001. 415 s., ill. 
   
  13. Немецкое художественное серебро в Эрмитаже : каталог выставки / Государственный Эрмитаж. СПб. : Славия, 2002. 235 ., илл.


  14. Ювелирный авангард. Истоки. Параллели. Каталог выставки в Эрмитаже. Авторы научных статей и составители: M.Н. Лопато и Ф.Фальк. – СПб., 2002. – 135 с.
  М.Н.. Лопато. К вопросу об авангарде и его месте в современном ювелирном искусстве. – сс. 5-11
Цитаты их статьи :
  <На выставке представлены работы двадцати пяти художников-ювелиров. Почти все он профессионалы высокого класса, маститые и признанные, участники престижных выставок, пбремененные дипломами и наградами различных конкурсов. Работы многих из низ преобретались прямо с выставок музеями России, Германии, Испании, Франции, а также частными лицами. Они вполне успешно владеют традиционными ювелирными техниками, что дает им неограниченную свободу при создании ювелирного произведения. Желая как можно полнее выразить свою идею, они экспериментируют с новыми технологиями и материалами. Это позволяет им выйти на другой, более современный, уровень, достичь пригинальных и порой неожиданных эффектов. Считают ли они свое искусство авангардным ? Что такое для них авангард ? Все ли могут согласиться с тем, что сказал во время дискуссии, проходившей на выставке <Зверский авангард> в 1999 году один из ее участников, петербургский ювелир Сергей Станкевич : <То, что было вчера, уже не авангард. Задача – воплотить ощущение текущего. Авангард – это гребень движущейся волны. Он несет в себе и саму традицию, и ее отрицание в каждый текущий момент времени> ?. Стоит, думается, услышать самих худoжников, чьи суждения прозвучали тогда <за круглым столом>.

  Корр. : Вы мижете перевести в слова понятие <авангард в ювелирном искусстве> ?
  Геннадий Быков : Что такое ювелирное искусство ? В нем, как в капле воды, отражается все. Есть и своя спежифика – в новых технологиях. Поэпому ювелирное искусство не может не быть авангардным.
  Корр. : Вот как Морис Бежар в свое время открещивался от клейма хореографа-авангардиста : <Я вовсе не революционер. Я только обмел пыль. Все мои работы опираются на двойную традицию – на традицию обучения и традицию искусства. Что такие традиция ? – Дух поиска !>.
  Геннадий Быков : Англичане, кстати, говорят : <Зачем ныжна традиция, если ее нельзя нарушить>. Для меня, например, Фаберже – один из авторитетных художников. Он был авангардистом своего времени. У него прослеживается ритм той эпохи. Мы владеем всеми техниками и если надо, можем сделать вещи в духе Фаберже. Но такие работы не выражают мое творческое лицо. Это коммерция. Я против фабержизма. Многие считают, что авангард – это плохо, непрофессионально, несерьезно. Часть общества воспитывается на отвращении к авангарду, не понимая, что это и есть современное искусство. Прививают мысль, что настоящее искусство это технически виртуозная поделка, откровенно воспроизводящая признанный шедевр. А что такое авангард ? – Другое название искусства свободы мысли, творчества.
............
  Марина Лопато :
  Художники смело разрушают семантическую пару бриллиант – золото. Кто бы мог представить себе, что сочетание сверкающего холодным блеском бриллианта и мягкого мерцания прозрачного акрила вызовет ощущение радостного открытия и эстетического удовольствия ? Бриллиант органично вошел в эти остросюжетные работы.
  Наверное, не все эти работы, представленные на выставке, можно с полной уверенностью отнести к авангардным. Более того, значительная часть их соответствует стилистике постмодернизма. В ряде вещей мы видим некоторую игру смыслов, лежащими порой на поверхности. Игровой момент, кажется, вообще главенствует. Он присутствует даже там, где художник его не предполагал. Во многих случаях прослеживается использование известных уже форм и идей. Кто-то вдохновллся идеями 
Art - deko, a кто-то заглянул еще глубже – в архаическое искусство. В каких-то работах обнаруживаются признаки стиля (включение фабрично изготовленных элементов), столь характерного для постмодернизма. Тем не менее, все эти художники живут поисками новых средств выражения, адекватных сегодняшнему дню. Они все разные – 
кто-то лирик, кто-то технократ, но в основном – это высокие профессионалы, владеющие новыми технологиями. Главное же, у них есть идеи, умение мыслить пластическими образами в категориях конца XX, a подчас и началa XXI века.> 

  15. Швейцарские ювелиры в Петербурге. – Статья в сборнике <Швейцарцы в Петербурге>. СПб., 2002, сс. 222-230.

  16. Альбом рисунков ювелирных изделий фирмы Фаберже. Статья в Сообщениях Государственного Эрмитажа. Выпуск 62. СПб.,2004, с.27.

  17. Польское художественное серебро XVI – первой половины XIX века в Эрмитаже : каталог выставки / Государственный Эрмитаж. СПб. : Славия, 2004. 107 с., илл.

  18. Ювелиры Старого Петербурга. СПб., Русский Ювелир, 2004. – 70 с., илл., библиогр., с,33
Цитаты;
   
  19. Формирование и развитие школы ювелирного искусства Петербурга XVIII – XIX вв. СПб., 2005. 205 с.

  20. Формирование и развитие школы ювелирного искусства Петербурга XVIII – XIX вв. СПб., 2006. Автореферат на соискание ученой цтепени доктора искусствоведения. СПб., 2006
   
  21. Ювелиры Старого Петербурга.- Издательство <Эрмитаж>, СПб., 2006. –272 с.

  22. W blasku srebra : Srebra z XVI – XIX w. zz yiem Rzwczypospolitej Obojga Narodow : Katalog wystawy. Warsyawa, 2006.
 
  23. Серебро кенигсбергских мастеров из собрания Государственного Эрмитажа : каталог выставки / Государственный Эрмитаж. СПб. : Славия, 2006.

  24. О чувстве вкуса и новых тенденциях. – Интервью кпрреспонденту журнала <СИЗИФ>. # 4, 2009, сс,18-21.

  Mарина Николаевна Лопато, ведущий научный сотрудник Отдела Западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа, авляется также давним союзником и покровителем резчиков по камню в стенах одного из крупнейших музеев мира. Наблюдая за возрождением и развитием мелкой камнерезной пластики в Петербурге с конца 80-х годов прошлого века, Марина Николаевна имеет ясное представление о тех успехах, которых за последние двадцать лет добились мастера, работающие этом специфическом направлении декоративно-прикладного искусства. И поэтoму нам было особенно приятно, когда Марина Николаевна согласилась ответить на ряд вопросов редакции нашего альманаха. Беседа, которая протекала в легкой и непринужденной обстановке, доставила искреннее удовольствие обеим сторонам....

  Корр. : Вы являетесь одним из крупнейших специалистов по наследию Карла Фаберже в мире. А насколько интересны для Вас работы современных мастеров, занимающихся резьбой по твердому цветному камню ? 
  Mарина Лопато : Вы знаете, я не уверена, что являюсь одним из крупнейших специалистов по Фаберже в мире. Крупным специалистом может считаться тот, кто в состоянии установить подлинность предмета, атрибутировать его. А я далеко не всегда могу это сделать. Здесь много причин – и нехватка каких-то архивных документов, и отсутствие лаборатории, в которой можно было бы провести подробный анализ.
  Дело в том, что с Фаберже я столкнулась довольно случайно. В начале 80-х стали появляться подделки, которые, видимо, переправлялись за границу. И мне, тогда еще довольно молодому специалисту, пришлось разбираться с этими вещами, так как меня вызывали в <серый дом> для поределения их подлинности. Надо было быстро учиться, а литературы не хватало, и я пошла в архивы в поисках материала о Фаберже. Потом я написала статью, которую опубликовали за границей. Судя по всему, это была бомба, так как спустя некоторое время Кеннет Сноуман, один из крупнейших знатоков Фаберже на Западе, написал на нее отзыв в таком духе, что вот, мол, большевики нам столько лет никакой информации не давали, а теперь молодежь показывает, что мы мало что знаем.
  И, кроме того, специализация на Фаберже среди сотрудников Эрмитажа в те времена невысоко котировалась. Все это касалось дурным вкусом.


  Корр. : А какого, кстати, мнения по этому поводу придерживаетесь Вы ?
  M.Л. : По поводы художественных достоинств работ Фаберже ? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Среди огромного количества созданных им работ есть и великолепные изделия, настоящие шедевры, но есть также вещи, которые иначе как дурновкусными назвать нельзя. Во многом это издержки того, что Фаберже был заложником той ситуации, в которой находился. Сам-то он, скорее всего, обладал вкусом безупречным. Но, являясь поставщиком императорского двора, он вынужден был постоянно подстраиваться под столь важного заказчика.
  Инициатива исходила по большей части от императорской семьи, а не от самого Фаберже. И предпочтения императрицы Александры Федоровны играли тут решающую роль. А у принцессы из маленького немецкого города Гессена был довольно провинциальный вкус. Но у нее была претензия на то, что она в искусстве разбирается, в том числе и в ювелирном. Более того, Александра Федоровна иногда сама рисовала эскизы, которые навязывала Фаберже. И дело было там не только в художественном вкусе, но и в том, что многие ее затеи было невозмизно исполнить тезнически. И Фаберже с ведущими своими мастерами либо затягивал заказ, либо терял эти <эскизы>, либо втайне вносил в проект изменения.
  Кроме того, санм Фаберже был, в первую очередь, руководителем огромного предприятия, имевшего ряд филиалов. Я думаю, что при таких обьемах производимой продукции фирма просто не в состоянии была все делать идеально. Это заметно даже в саных дорогостоящих и известных произведениях. Когда мы составляли акт приемки пасхальных яиц из коллекции Вексельберга, то обнаружили ряд совершенно недопустимых моментов. Пайка оловом, например. Конечно, многие предметы были повреждены – ведь их постоянно возили по всему миру. Но эти пайки, безусловно, появились не только в результате позднейшей реставрации. 
  Мы отвлеклись, однако. Вы спрашивали про современных мастеров ? Конечно, мне очень интересны современные работы. Причем работы не только резчиков по камню, но и ювелиров. Другое дело, что я не могу посвящать современным настерам столько времени, сколько бы хотела. Очень много различной текущей работы в Эрмитаже, которую я просто обязана делать. Возможно, в будущем я смогу уделить этому вопросу несколько большее внимание, чем сейчас. 

  Kорр. : Почему, на Ваш взгляд, камнерезное искусство наших дней не вызывает интереса у таких коммрческих структур, как аукционные дома Sotheby’s или Christie’s. Которые уже много лет занимаются популяризацией Фаберже на рынке искусства ?
  М.Л. : Ну, я думаю, что причина самая прозаическая – время еще не пришло. Слишком уж недавно все эти работы сделаны. И потом я не уверена, что они в полной мере информированы о современных работах. А вы пытались с ними каким-то образом связаться ? 

  Корр. : Нет, к сожалению...
  M.Л. : Ну вот, видите. На самом деле они полностью сосредоточены на укреплении позиций Фаберже на рынке, поскольку именно это приносит им действительно большие доходы. Кроме того, мне кажется, что начинать нужно все-таки не с таких серьезных аuкционных домов, как Sotheby’s или Christie’s, а каких-то более скромных организаций. Ведь существуют и другие аукционы – заручиться их поддержкой будет гораздо легче.

......
  М.Л.  
  ...У каждого художника есть свии приоритеты, свои цели. Один пытается выявить какие-то своиства камня, другой стремится к выразительной форме, третий вкладывает в свою работу какой-то смысл или идею. Каждый из этих подходов по-своему представляет интерес, а потому не только уместен, но и необходим. И если какая-то экспериментальная по-своей сути работа не очень хорошо состыковывается с использованным материалом, то это побочный эффект эксперимента. Эксперимент ведь и не может всегда быть удачным.



  В истории искусства всегда можно обнаружить множество примеров, в которых присутствует некоторая неадекватность материалу. И даже в камнерезной пластике это может быть свойственно не только работам тех художников, которые каких-то современных тенденций придерживаются.
  За примерами далеко ходить не надо. Посмотрите на работы уральских мастеров, делающих многоцветные фигуры, которые стилистически весьма архаичны. Едва ли можно скасать, что для них важно выразить идею именно с данном материале. Органичной связи как таковой нет. Внешне это не камень, а скорее фарфор.
  Ну, а что касается перехода на качественно иной уровень, то он произошел уже довольно давно. Если посмотреть на работы Фаберже непредвзято, то становится очевидно, что это по большому счету игрушки, дорогие безделицы, основное оредназначение которых – радовать, забавлять их владельца. А современные мастера стремятся в своих работах что-то выразить, вложить в них какие-то идеи и чувства. Это вещи более глубокие, несущие на себе отпечаток личности художника. 


1 комментарий:

  1. Ну что тут скажешь? Фаберже не червонец, чтобы нравиться всем. Я за плюрализм...

    ОтветитьУдалить