вторник, 21 апреля 2009 г.

Живые камни Фаберже

Александр ЖАБСКИЙ

При упоминании имени Карла Фаберже перед глазами у всех, особенно после недавней покупки ее части миллиардером Ваксельбергом, возникает видение вереницы необычайно красивых и сумасшедше дорогих пасхальных яиц. Значительно меньше людей припомнят, что Карл был основателем и главой ювелирной фирмы в Петербурге, которая тогда с легкостью затыкала за пояс и Тиффани, и Картье. А вот о том, что резцу фирмы Фаберже принадлежат десятки «человеческих фигурок», виртуозно вырезанных из разноцветных камней, большинство, пожалуй, и не слышало. Зато узнает теперь, когда вышел удивительный фолиант «К. Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы».

Узнает и удивится: оказывается, группа этих фигурок - вторая по значимости после императорских пасхальных яиц. И число их примерно одинаково. Но не только их редкость и принадлежность высокопоставленным клиентам фирмы, но и выдающееся мастерство, явленное ее камнерезами под руководством автора идеи – великого Карла Фаберже – выделяют эту группу ювелирных шедевров.
Вообще говоря, всевозможные человеческие фигурки русские умельцы делают с петровских времен, хотя и до основания Петербурга на Руси существовали деревянные, глиняные, фарфоровые, костяные и каменные игрушки-человечки. У Фаберже были предшественники и современники, делавшие фигурки также из бронзы, серебра, керамики, той же кости. Этим занимались не только прикладники, но даже и скульпторы, в том числе столь известные, как Евгений Лансере и Паоло Трубецкой. Так что «человеческие фигурки» были пластически вполне разработаны. Гениальная догадка Фаберже состояла в том, что он первым начал делать их в блокированном виде из разных, как тогда говорили, «сибирских и уральских камней».
А начиналось все так. В 1907 году к Фаберже пришли работать два выдающихся художника-камнереза, два Петра - Кремлев и Дербышев. Они окончили екатеринбургское художественно-промышленное училище, где обучались у скульптора, выпускника училища барона Штиглица Федора Грюнберга. В том же году Фаберже принял на работу талантливого скульптора Бориса Фредмана-Клюзеля – тоже выпускника училища Штиглица, а также и стокгольмской Академии художеств. Он тут же был отправлен в служебную командировку к английскому королевскому двору. Именно в Англии в конце 1907 года Фредман-Клюзель вылепил свои первые модели «каменных человечков» на тему «русских типов», «английских типов» и «Алисы в Стране чудес». Весной 1908 года по этим моделям Кремлев и Дербышев изготовили на оборудовании и из камней фабрики Верфеля первые каменные фигурки, которые приобрел сам император Николай II. Успех превзошел все ожидания, поэтому 1908 год можно считать годом рождения серии «Русские типы» каменной пластики Фаберже.
Между прочим, созданию серии предшествовали сложные жизненные обстоятельства самого хозяина фирмы. В 1906 году он решил уйти на покой и передать свое дело сыновьям. Ему уже исполнилось 60 лет, тогда как его отец передал ему фирму в 58 лет. Но по ряду причин пришлось изменить решение, и он руководил фирмой до января 1918 года. В этот, последний период ее деятельности и возникли не только «русские типы», но и новые императорские пасхальные яйца.
Замысел написать книгу о «человеческих фигурках» родился у Валентина Скурлова еще в 1997 году, когда вышла его монография об императорских пасхальных яйцах фирмы Фаберже. Тут надо сказать, что Валентин Васильевич – фигура не только в Петербурге, но и в сфере мирового антиквариата весьма и весьма заметная. Он – заслуженный деятель декоративно-прикладного и камнерезного искусства, консультант-исследователь по Фаберже Русского отдела антикварного дома «Кристи», эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций, ученый секретарь российского мемориального фонда Карла Фаберже. Если читатели помнят, в прошлом году я рассказывал о его участии в судебном процессе в Лондоне, где слушалось дело о возмещении непоправимого ущерба, причиненного недобросовестными экспонентами одному из пасхальных яиц фирмы Фаберже.
- Именно тогда мы с Татьяна Фаберже – правнучкой Карла Фаберже, живущей в Швейцарии, куда ее прадед эмигрировал в 1920 году, познакомились с коллекционером Виктором Илюхиным, который работал в Лондоне и Женеве, - рассказывает мне, пока я трепетно перелистываю богато иллюстрированный том, Валентин Скурлов. – Без его финансовой и творческой помощи моя книга о пасхальных яйцах вряд ли бы вышла в свет...
Когда годом позже Виктор Илюхин купил на аукционе «Кристи» фигурку «Богомолец», то пригласил Валентина Скурлова в Лондон для ее изучения и сбора информации обо всех ее «собратьях».
- Принадлежность самого «Богомольца» фирме Фаберже не вызывала сомнений, - уточняет Валентин Васильевич, - однако мне хотелось узнать, кто автор скульптурной модели, да и вообще побольше о подобных «русских типах».
А в апреле 2005 года на аукционе «Сотбис» грянула невиданная сенсация - продали четыре фигурки Фаберже! И впервые цены на каждую превзошли миллион долларов. Это побудило Валентина Скурлова форсировать свою исследовательскую работу. И осенью того же года в питерском журнале «Антикварное обозрение», членом редколлегии которого он теперь состоит, вышла его статья «Человеческие фигурки. Карл Фаберже и его продолжатели». В ней Валентин Васильевич представил не только творения фирмы Фаберже, но и работы, выполненные в продолжение ее традиций ведущими российскими камнерезами, которые исторически сосредоточены в Петербурге и Екатеринбурге.
- Там сложились целые школы, – говорит Валентин Скурлов, - каждая из которых, поверьте, достойна монографии! А отдельной книги заслуживает своеобразный художник Василий Коноваленко, чье «запретное» камнерезное творчество пришлось на 50-70-е годы прошлого века. В 1981-1989 годы он творил уже в эмиграции. В Америке живут его поклонники и почитатели, но и в России его помнят и ценят.
- Но почему камнерезу-то пришлось эмигрировать?! – не могу я взять в толк. – Что в его творчестве могло не устраивать власти?
- Изготовление камнерезных и ювелирных изделий тогда было под запретом. Оттого так печальны судьбы Василия Коноваленко, которого вытолкнули в эмиграцию, Михаила Монастырского, посаженного на пять лет за организацию ювелирного производства, и художника Николая Клочкова, которого исключили из Союза художников.
Оказывается, «органы» держали камнерезов под постоянным присмотром. Не удивительно, что многие изделия той поры утрачены – их прятали-перепрятывали, а власти конфисковывали…
- В 1983 году все тринадцать работ Монастырского передали после судебного процесса над ним в Эрмитаж - якобы для обучения будущих искусствоведов на примере высококачественных подделок, - многозначительно вздыхает Валентин Васильевич. - Их не сфотографировали, как полагается, и что ж удивляться что такие ценности пропали в результате кражи, обнаруженной летом 2006 года. А ведь там была и фигурка дворника – то ли копии, то ли римейка знаменитой фигурки Фаберже.
Современное поколение камнерезов ничего подобного, конечно, не испытало, хотя и оно тоже видело не так уж много хорошего. Государственная ювелирная промышленность развалилась, частная только становится на ноги. Молодым художникам непросто: они столкнулись с жестоким законами рынка в сфере искусства. И все же главная проблема, как всегда – творческая. Куда идти, что и как делать, чтобы достойно пронести «знамя Фаберже».
«Перелопатив», с одной стороны, огромный, а с другой – чрезвычайно разрозненный и далеко не всегда доступный массив материалов, касающихся «эпохи Фаберже», авторы коллективной монографии сделали то, что до них еще никто не делал.
- Мы впервые составили перечень фигурок, которые приобрел у Фаберже лично император Николай II, - их двадцать одна штука, - не скрывает гордости Валентин Скурлов. – Где искали сведения о таких покупках? В Российском государственном историческом архиве и в фондах Павловского музея-заповедника. Многое отыскалось в семейном архиве Татьяны Фаберже. Татьяна Федоровна - автор пяти книг и многочисленных статей, читает лекции по истории фирмы своего прадеда по всему миру. И во всех уголках планеты раздобывает новую информацию о Фаберже. В 2006 году Татьяна Федоровна учредила «Фонд Татьяны Фаберже» в нашей стране, куда нередко приезжает.
Нельзя не отдать должное тому, что большую работу по идентификации фигурок Фаберже проводят известные аукционные дома. Вице-директор «Кристи», руководитель Русского отдела Алексис де Тизенгаузен продал уже, начиная с 1984 года, более полутора десятков фигурок, а через руки руководителя Русского отдела «Сотбис» Жерара Хилла, автора знаменитой монографии по искусству фирмы Фаберже, прошло не менее десятка.
Когда писалась книга, выяснилось, что не хватает литературно-аналитических материалов и по современному камнерезному искусству России.
- Мы столкнулись с отсутствием искусствоведческой мысли, анализом и синтезом знаний и сведений о современных камнерезах, за исключением редких журнальных статей, выставочных каталогов и разрозненных публикаций. Ветераны не больно-то склонны распространяться о былых «подвигах», ибо еще далеко не изжит страх советских времен, а молодежь пока не наработала опыта. И все же художники-камнерезы способны порой и сами рассказать о секретах своего мастерства. Было решено предоставить им слово на страницах книги, которая стала таким образом коллективной монографией и от такой «прямой речи», мне кажется, только выиграла.
В сущности, мы получили настоящую. Энциклопедию русского камнерезного искусства от Фаберже до наших дней. И в этом ее бесспорная ценность. Однако о шедеврах из ожившего камня хорошо бы не только читать, но и видеть их наяву – фотографии не передают и доли того художественного впечатления, которые они способны произвести. Конечно, состоятельные коллекционеры, которым только и по карману изделия современных русских мастеров, стоящие хоть и не столько, сколько подлинный «Фаберже», но тоже немало, имеют возможность ими постоянно любоваться. Однако очень хотелось бы, чтобы камнерезные миниатюры были доступны широкому кругу ценителей прекрасного.
- Давно созрела идея создания особой экспозиции в новых залах Эрмитажа в здании Главного штаба, - удивляет Валентин Скурлов. – На ежегодных наших деловых встречах с Пиотровским он уж который год подтверждает свое обещание, да все что-то никак не складывается. Вот и недавно Михаил Борисович заверил, что экспозиция откроется в этом году. Что ж, наберемся терпения и будем ждать…

Комментариев нет:

Отправить комментарий