понедельник, 28 сентября 2009 г.

Мой визит с Татьяной Фаберже в Германию. Август 2009.

Интервью Надежде Рунде.

25 сентября, 2009, Дингольфинг

Многоуважаемый господин Скурлов, здравствуйте!

Вас беспокоит корреспондент русскоязычной газеты « КОНТАКТ» Надежда Рунде. Может быть, Вы припомните наш интернетный контакт несколько лет назад. Вы любезно ответили на мои вопросы, касавшиеся изысканий в плоскости фабержеведения.
Материал был опубликован. Многие читатели выражали восторг, сделали для себя благодаря Вашим обстоятельным ответам много открытий. И если бы Вы были настолько любезны, что согласились бы ответить ещё на некоторые вопросы, наше издание с удовольствием ещё бы дало несколько материалов на эту тему. Я нисколько не сомневаюсь в том, что Вам есть о чём рассказать. Слушала Ваше интервью на радио с упоением. Надеюсь, поделитесь кладами Ваших изысканий и с нашей газетой.
Наша общая с Вами знакомая Ирочка Лейнонен рассказала мне о той замечательной встрече, которая недавно состоялась в её гостеприимном доме в Лауше во время Вашего недавнего приезда в Германию и о совместном посещении музеев в Кобурге.
Ира - удивительный человек! Она притягивает к себе необычайно талантливых людей. Впрочем, она и сама человек неординарный, просто очень скромный, в чём Вы наверняка уже сами не раз убеждались.

Беру на себя смелость предложить Вам некоторые вопросы.

с благодарностью Надежда Рунде



- Валентин Васильевич, со времени нашего первого с Вами интервью прошло три года. В нём Вы рассказали о книге, изданной Вами совместно с Татьяной Фаберже к
160-летию со дня рождения великого Карла Фаберже. Издание называлось «Фаберже – министр ювелирного искусства». Мне стало известно, что за это время вышло ещё два солидных издания. Расскажите, пожалуйста, о них подробнее. ( Я имею в виду Вашу новую книгу, подготовленную совместно с Татьяной Фаберже и Виктором Илюхиным "К. Фаберже и его продолжатели" (Коллективная монография под общей редакцией Валентина Скурлова, Санкт-Петербург, «ЛИКИ РОССИИ», 2009 г., ISBN 978-5-87417-292-3) и сборник статей "Старый Петербург" (поиски, находки, открытия) 2009 года (к 50-летнему юбилею секции истории Старого Петербурга при Музее истории Санкт-Петербурга) с тремя Вашими статьями ("Загадки дачи Фаберже", "Клиенты фирмы "Фаберже"" и "Тайна саквояжа Карла Фаберже").


ОТВЕТ. Действительно, в феврале 2009 года вышла в свет монография «Фаберже и его продолжатели. Камнерезные фигурки «Русские типы». 2500 иллюстраций, большинство из которых цветные. В книге 640 стр. Она посвящена второй по значимости, после императорских пасхальных яиц, группе ассортимента Фаберже – камнерезным, блокированным фигуркам. Этих фигурок Фаберже исполнил около 70. Фигурка имеют сейчас цену порядка 1,5 – 2 млн. долл. Более 10 «каменных человечков» известны из документов или воспоминаний, их ещё предстоит найти. Не исключено, что они могут быть находиться в Германии. Раздел, посвящённый Фаберже, является первым каталогом - резонне (полным каталогом) фигурок, в чём и ценность книги среди фабержеведов. Вторая, большая часть книги посвящена современным продолжателям дела Фаберже в России. Это более 30 мастерских и мастеров, работающих в технике блокированной камнерезной миниатюры.
Что касается сборника «Старый Петербург», то это старые статьи членов Секции истории города (общества историков-краеведов, не профессионалов) при Музее истории Санкт-Петербурга. Секция в мае 2009 года отметила 50-летие, через неё прошло около 200 чел., в настоящее время она насчитывает более 50 членов. В этом году был издан первый юбилейный сборник статей. Мои статьи публиковались в
1990-х годах в петербургских газетах. Сам я в Секции 20 лет.

- В предыдущем интервью, о котором я уже говорила выше, Вы упоминали о том, что
одним из белых пятен в истории семьи Фаберже является отсутствие сведений о точном месте захоронения Шалотты Фаберже, матери Карла, умершей в 1903 году в Дрездене? Удалось ли что-то относительно этого выяснить в самые последние годы?

ОТВЕТ. Это была наша большая недоработка, что мы раньше не приехали в Дрезден, где с 1860 по 1894 год, жил Густав Петрович Фаберже, и до 1903 года его супруга Шарлотта Карловна Фаберже. Здесь в Дрездене родился младший брат Карла, Агафон Густавович Фаберже, главный художник фирмы в 1882 – 1895 гг. Ему принадлежит идея императорских пасхальных яиц, прославивших фирму. Дрезден – родина Фаберже (Агафона Густавовича). Пока нам, к сожалению, не удалось найти, где он учился. Мы полагали, что в Хандельшуле, но в списках его нет, как нет и Карла, старшего брата, хотя во всех биографиях пишут, что Карл учился в Дрездене и был конфирмован в Кройцкирхе. Не учился Агафон и в Академии художеств или в художественно-промышленном училище. Тогда где?
Уже вернувшись в Петербург, я нашел в домашнем архиве свидетельство, что в 1900 – 1902 гг. в Дрездене учился Николай Карлович Фаберже (1884 – 1939) младший сын Карла Фаберже. Он жил в пансионе Тиде (Tiede), обучался у придворного ювелира Мау. Были бы благодарны любым сведениям о пансионе и ювелире.
Зато в Дрездене мы приобрели замечательных друзей в лице д-ра Шелике, его супруги Валерии Дмитриевны и Виталия Колесника из Немецко-Русского института. Мы, с Татьяной Фаберже выступили 24 августа в Институте с докладом-сообщением о нашей работе. Среди слушателей была д-р Ольга Васильевна Гроссманн, которая живёт в Дрездене почти полстолетия, с 1960 года, и в этом году написала книгу «Русский мир Дрездена». Она уже помогла нам в работе с архивами. С помощью д-ра Шелике на Троицком кладбище Дрездена мы нашли документально зафиксированное место захоронения матери Карла Фаберже, Шарлоты Карловны, урождённой Юнгштедт. Сама могила не сохранилась. Мы посадили на этом месте цветы, планируем поставить памятник. Шарлотта умерла 17 августа 1903 года, 20 августа её хоронила её дочь, сестра Карла Фаберже, г-жа Вильгельмина (в России её звали Василиса) Николаи (1848 1928). Муж Василисы из семьи петербургских немцев, купцы 2-ой гильдии, владельцы (тесть, муж и брат мужа) большой столярной мастерской. В частности делали мебель для дворца великого князя Владимира Александровича, сейчас «Дом Учёных». Сын Василисы, Фёдор Фёдорович Николаи, в 1917 году был главным инженером Николаевской железной дороги, имел загородный дом в Левашово, недалеко от дачи своего дяди ювелира Карла Фаберже. Умер во время блокады в 1942 году. Семья Николаи имела собственный 4-этажный дом в центре Петрограда, на улице Жуковского, 18.
С нами, в исследовательской группе, была родственница семьи Фаберже, г-жа Ангелика Шааф. Бабушки Ангелики и Татьяны Фаберже – родные сёстры. Шааф – известная семья, оружейники, приглашены в Россию еще Александром I, придворные поставщики с 1824 года. Ангелика – прирождённый исследователь, хорошо поработала в архивах. Именно она обнаружила в архивах место захоронения Густава Петровича Фаберже. К нашему изумлению, он оказался похоронен не в Дрездене. Его прах покоится в стене крематория в Готе! Фаберже всегда были оригинальными. В Готе в 1878 году открыли первый в Европе крематорий, и почему-то Фаберже решили, что лучше места для Густава не найти. Во всяком случае, на карте «Фаберже в Германии» появился новый город.
Еще одним вопросом по Дрездену, который следует прояснить – это Дрезденское филателистическое общество. До 1908 года в Петербурге функционировало Петербургское отделение Дрезденского общества, пока на его основе не было организовано Российское филателистической общества. Среди учредителей (27 чел.) были Агафон Фаберже, его учитель в филателии Фридрих Брейтфусс (1850 – 1911), двоюродный племянник Карла Фаберже архитектор Карл Шмидт и главный бухгалтер фирмы Фаберже Эмиль Зальцер. Мой старый товарищ, проживающий с 1992 г. в Штуттардте, Феликс Галин провёл большую архивную работу и установил место захоронения в 1942 году в Штуттгардте Эмиля Зальцера. Но его семья, очевидно, осталась в России. Он был женат на русской, по фамилии Гаевская. Неизвестно куда девалась его богатая филателистическая коллекция, которую Зальцер пополнил в 1928 году, когда специально для этого приезжал в Агафону Фаберже в Гельсинфорс.
Агафон Карлович, дел Татьяны, бежал 10 декабря 1927 году из Советской России по льду Финского залива. Известен как выдающийся филателист мирового уровня.
Хотелось бы найти ещё следы пребывания Карла Фаберже в Нюрнберге в 1885 году на выставке, на которой он, по одним сведениям, получил золотую медаль, по другим – почётный диплом. Дорога из Петербурга в Нюрнберг пролегала через Дрезден. В том же 1885 году Карл Фаберже просит для своего отца оформить заграничный паспорт бессрочный (надо было переоформлять его каждые пять лет). Для вручения паспорта Карл заезжал к отцу.
Еще одна фамилия, которая отсутствует в рассказе «Русский Дрезден» - русского придворного архитектора, первого ректора Училища бар. Штиглица в Петербурге проф. Максимилиана Мессмахера. После отставки в 1897 году он удалился на покой в Дрезден, где в конце 1890-х гг. для него была выстроена роскошная вилла. Её сейчас занимает служба навигации Дрезденского аэропорта. Практически все художники фирмы Фаберже – птенцы «гнезда Мессмахера», учились в Центральном училище технического рисования бар. Штиглица. Училищу три года назад возвращено имя учредителя. Теперь это Академия барона Штиглица. Еще одно немецкое имя вернулось в Петербург, что исторически справедливо! Нашли мы и могилу - памятник профессора Мессмахера на Йоханнитесфридхоф.
Яркое впечатление для нас с Татьяной Фаберже – посещение русского православного храма в Дрездене, шедевра архитектуры. Храм проектировал и строил придворный русский архитектор Харальд Боссе. У настоятеля храма, отца Георгия в этом году юбилей: 25 лет служения в Дрездене. Я обратил внимание на великолепные витражи. В России в храмах практически нет витражей, это немецкая работа, а я много посещал церквей и соборов. Отец Георгий провел для нас экскурсию. В настоящее время он занят установкой новых колоколов, отлитых в Донецке. Оказывается русская паства Дрездена составляет более 10 тыс. чел. – это впечатляет.

- Какие-нибудь научные организации или общественные объединения Германии
поддерживают Вас в Вашей кропотливой работе, если речь касается уточнения фактов, связанных с периодом проживания членов семьи Фаберже в Германии?

ОТВЕТ. Мы установили контакт с Немецко-Русским Институтом в Дрездене. Я очень рад знакомству с г-ном Леандром Лутцем из Немецко-Русского общества в Тюрингии. Он организовал экскурсию в Кобург по местам, связанным с русской царской фамилией. Мы познакомились с д-ром Бахманном. Через Иру Лейнонен я познакомился с тюрингскими исследователями русско-немецкой тематики. Но я рассчитывал найти единый немецкий центр изучения России. Я вижу, что в каждой немецкой земле есть подобные общества, но они действуют разобщено, нет единой координационной программы. А следы пребывания Фаберже находятся во всех уголках Германии. Я это перечислил в интервью 2006 года.

- В России в 1993 году был основан Русский национальный музей .Это первый частный музей в Российской Федерации. Известно, что кропотливым исследовательским трудом, тщательным и строгим отбором экспонатов, музею удалось собрать крупнейшую коллекцию, центральное место в которой занимают изделия всемирно известной фирмы К. Фаберже. Расскажите, пожалуйста, о своём сотрудничестве с этим музеем. В чём оно заключается?

ОТВЕТ. Я сотрудничаю с музеем с момента его основания в 1993 году. Это корпоративный музей (более точное название, чем «частный»). Одним из направлений коллекционирования выбрано «фаберже» (именно так, с маленькой буквы, как «брегет»), хотя есть и большой раздел русской живописи и иконы.
9 мая этого года с помощью РНМ открыт музей Фаберже в Баден-Бадене, где демонстрируется часть коллекции не только Фаберже, но и его современников. В дальнейшем экспозиция будет меняться, чтобы показать всё собрания. Это процесс перманентный, поскольку собрание продолжает пополняться, вещи Фаберже появляются на аукционах. В частности в Лондоне СОТБИС осенью этого года предложит к продаже более 100 неизвестных произведений великой фирмы Фаберже, когда-то принадлежавших семье великого князя Владимира Александровича и его супруги Марии Павловны. Открытие первого в мире музея Фаберже именно на немецкой земле я считаю выдающимся событием.
Мое сотрудничество с РНМ выражается в исследовательской работе. Музей выпустил три тома Справочника русских мастеров золотого и серебряного дела, книгу о знаках и жетонах Фаберже, участвовал в выставке «Фаберже-Картье» в Мюнхене 5 лет назад. Я с г-ном Ивановым, генеральным директором музея, выпустил три книги, в том числе монографию «Антикварно-художественный рынок Петербурга» (2008). Музей проводит экспертизы сложных вещей, в которых я также принимаю участие.

- В Санкт-Петербурге в 1996 году возрождён уникальный журнал "РУССКИЙ ЮВЕЛИР", который был основан ещё в 1912 году. Журнал награждён за заслуги в мемориализации памяти Карла Фаберже и в связи с 300-летием основания Санкт-Петербурга. Расскажите, пожалуйста, о своём сотрудничестве с этим изданием.

ОТВЕТ. Идея назвать так журнал родилась у меня. Кстати, возрождение имени журнала обошлось дешевле, чем регистрация нового названия. Журнал существует 13 лет и является уважаемым профессиональным изданием, который знают по всей России. Это первый на постсоветском пространстве ювелирный журнал. В советское время таких не было. На базе редакции в 2000 году родился ещё журнал «Антикварное Обозрение». Я хотел назвать его «Русский антиквар». Пока мы спорили о названии , слух дошел до предприимчивых конкурентов, и когда мы пошли фиксировать название в Бюро по печати, оказалось, что некто недели две назад его зарегистрировал. Это был для меня урок по сохранению коммерческой тайны и по части темпов в учредительской работе. В обоих журналах вышло более сотни моих материалов, есть достаточно серьёзные научные статьи. Всё, что связано с историей русского ювелирного искусства, особенно Фаберже – воспринимается «на ура» не только редакцией, но читателями.

- Вы недавно побывали в Германии. Чем для Вас примечательна эта поездка и
чем она была вызвана?

ОТВЕТ. Предыдущая моя поездка в Германию была в 1995 году, на неделю, во время выставки «Фаберже» в Гамбурге в 1995 году. До этого я был в ГДР летом 1989 года, за четыре месяца до падения Берлинской стены. Есть что сопоставить и сделать исторические оценки.
Поездка в августе этого года вызвана поисками следов пребывания семьи Фаберже в саксонской земле. Примечательна поездка была открытием места захоронения матери Карла. Мы получили также сведения о месте захоронения его отца, Густава Петровича. С Татьяной Фёдоровной Фаберже мы приобрели новых друзей, обрели новые впечатления.
Помимо Дрездена, уже по собственной инициативе, я посетил городок - малыш Лауша, который «на карте генеральной кружком означен не всегда», на границе Тюрингии и Баварии. В Лауше проживает семья Роберта и Ирины Лейнонен. Последний раз я видел Роберта в 1990 году, когда изучал по его материалам Смоленское евангелическое кладбище в Петербурге (в 1990 году еще Ленинграде), на котором похоронены брат и сестра Карла Фаберже, соответственно Агафон (1862 – 1895) и Александрина, в замужестве Кошке (1844 – 1897). На этот раз я получил царский подарок от Роберта – двухтомник его мемуаров под названием «Жизнь на полустанке». Считаю, что история жизни Роберта должна увидеть свет на родине автора – в Санкт - Петербурге. В лице Ирины Лейнонен я приобрёл неутомимого помощника по электронным ресурсам Германии, которыми Ирина уже владеет в совершенстве.
Ирина организовала также встречу с русско-немецкими энтузиастами: д-ром Войхонским, г-ном Геннадием Колмогоровым и г-ном Леандром Лутцем. Эта встреча была для меня полезна. Немного удручило то обстоятельство, что со стороны государственных органов не видно большой поддержки развитию российско - немецких исследований. В то же время, на русско-немецкой встрече в ратуше Дрездена я был изумлён статистикой. Я не подозревал, что в период 1989 – 2006 гг. выехало из стран бывшего СССР 2,3 млн. чел. Со всей ответственностью заявляю, что пренебрежение к изучению колоссального опыта русско-немецкого (как угодно: немецко-русского) взаимодействия история не простит. Никто как немцы не знают специфику русского менталитета, никто как немцы не вложили так много в освоение гигантской территории России. Я это увидел во время моей поездки в июле этого года по Транссибирской магистрали, с посещением Иркутска и Владивостока. Везде следы немецкого освоения в XVIII – XX веках, везде лютеранские кирхи. Если не использовать опыт для обоюдной пользы России и Германии, то место Германии займут другие страны. Даже прозвучала парадоксальная мысль, что в эпоху «холодной войны» федеральное правительство глубже и интенсивнее изучала СССР (тогда тоже нызывали «Россия»). Неужели толчком к изучению России опять нужно похолодание отношений между странами? У нас колоссальная совместная история.
Моя специализация – вторая половина 19 века – до 1917 года, и я всегда помню, что весь XIX век у Росси не было войн с Германией и взаимодействие культурное, экономическое, даже религиозное и идеологическое было очень интенсивным. Все русские царицы были из Германии, кроме датчанки Дагмары. А великие княгини ? Практически все… Советский период (70 лет) не приветствовал изучение добрых взаимоотношений XIX века. Сейчас создалась парадоксальная ситуация: тысячи грамотных русских немцев вернулись на родину и никакого интереса в «российскому прошлому»?
В Берлине я встретился с внучкой архитектора Карла Шмидта д-ром Эрикой Фогт.. Есть проблема с изданием её «книги про дедушку» в России. Будем продвигать и этот проект. Шмидта знают и любят в Петербурге и России.
Из берлинских впечатлений отмечу посещение Национального музея истории Германии, где в это время проходила выставка «Германия и Польша», посвящённая началу Мировой войны 1 сентября 1939 года. Здесь меня заинтересовала карта миграции поляков в Германию во время войны. Я никогда не думал, что несколько миллионов поляков осело в Германии. Вот почему в сборной Германии по футболу так много польских фамилий. Очень понравилась основная экспозиция музея – история Германии, особенно XIX века, образование Германской империи и промышленный подъём, бюст Борзига и т.д. Здесь очень много с Россией и развитием России. Как специалист по ювелирному искусству я посетил Художественно-промышленный музей в Берлине. Понял, откуда Максимилиан Мессмахер брал аналог при организации Художественного - промышленного музея при училище барона Штиглица. Он изучал музей в Берлине. По части музееведения Германия впереди планеты всей, немецкие уроки творчески реализуются в России.

- Мне известно, что во время этой поездки Вы посетили главные музеи Кобурга.
Кобург занимает особое место в многовековой истории взаимоотношений России и Германии. Могли бы Вы как историк осветить наиболее яркие моменты этих взаимоотношений? Чем они примечательны?
ОТВЕТ. К стыду своему, я мало что знал о Кобурге. На экскурсии по Кобургу и его замкам, которую устроил г-н Леандр Лутц, а провёл её сам д-р Бахманн, я был потрясён обширностью взаимосвязей России и Кобурга и количеством исторических контактов Кобурга со всеми династиями Европы. В этом городке состоялись знаковые события для российского императорского дома, да и для судеб России. Одно из направлений моих исследований – подарки из Кабинета Его величества. За период царствования Александра III их вручено около 10 тыс., а в период царствования Николая II – более 25 тыс., из них 5 тыс. исполнил Фаберже. По архивным документам часто проходили служащие Кобургского дворца. Оказалось, что дедушка жены д-ра Бахманна получал такие «русские подарки», будучи служащим Кобургского замка. Вот как тесен мир. Но и это не всё. Огромное количество подарков вручалось в Кобурге многочисленным гостям, посещавшим это династическое гнездо со всех стран Европы. И этот вопрос также требует своего изучения. Тема имеет и прикладное значение. Я знаю, что у немцев ничего не пропадает, поэтому антиквары всего мира заинтересованы в появлении на рынке исторически атрибутированных артефактов, то есть предметов работы Фаберже и других придворных ювелиров. Я никогда не забывал, что герцогиней Саксен-Кобург-Гота была великая княгиня Мария Александровна, сестра Александра III, муж которой проживал в Кобурге. Мария Александровна получала немалое денежное довольствие от русской казны, но во время поездок на родину в Россию предпочитала жить за счёт своих братьев: великих князей Владимира, Павла, Сергея и Алексея Александровичей и, естественно, старшего брата - Александра Александровича (Императора III). Этот факт «бесплатных поездок» в Россию очень развеселил д-ра Бахманна и г-на Лутца. В силу такой экономии, Мария Александровна была очень богата, привозила много подарков в Лондон и Кобург и исследование прошедших через её руки ювелирных вещей составит занимательный роман. И это роман должен быть написан.
В Германии в начале 1920-х гг. проживали сотни тысяч русских эмигрантов, здесь осело много «русских вещей! Только Германия, из всех стран мира, в соответствии с Раппальским договором 1922 года, признала национализацию ценностей свергнутых классов и поэтому в Германии на аукционе «Лепке-хауз» в Берлине уже в 1927 году проходили самые значительные в довоенный период распродажи царских вещей и огромного количества предметов Фаберже. Много таких вещей осело и во время последней мировой войны, несмотря на то, что страны-победители усиленно вывозили из Германии художественные ценности. Но в последнее время я заметил значительный рост рынка «русско-немецкого антикварного рынка». Немецкий фарфор, вяло раскупаемый в Германии, мог бы пополнить пустые полки антикварных магазинов больших российских городов. Германия колоссально богатая вещами страна. Если есть проблемы со сбытом, надо эти вещи продавать в России, в Казахстане, на Украине. Как говорится – полный вперёд. Это будет взаимовыгодная торговля. Видите, в такой маленькой сфере, как антиквариат, сколько полезного для наших государств.

Комментариев нет:

Отправить комментарий