вторник, 11 декабря 2012 г.

Письма Франца Петровича Бирбаума Евгению Карловичу Фаберже в 1921-1939 годах.


                                                                Письмо №1.
Пометка Евг. Фаберже: Отв(вет) 20.12.21
                                                                                 Лозанна 12 Декабря 1921
                                      Дорогой Евгений Карлович,
Я недавно познакомился с одним представителем крупного швейцарского консорциума, который приобретает имущества и предприятия в России. Я подумал, что хорошо бы Вам продать им Ваш дом и фирму вот почему: восстановить Ваше дело в России собственными силами и средствами я считаю невозможным и выгодная продажа его несомненно желательна. Это также мнение Августы Богдановны, с которой я говорил об этом.
Я представляю себе дело так: Вы, т.е. Товарищество К.ФАБЕРЖЕ продаёте консорциуму дом на Морской и фирму. Вырученная сумма будет достаточна, чтобы обеспечить Вашу мать, Вас самих и братьев. Кроме того, если консорциум будет продолжать дело под фирмой «Фаберже» Вы выговариваете себе участие в «Conseil dadministration» .
Если Вы разделяете мнение Августы Богдановны, то я заведу предварительные переговоры с представителем консорциума, а чтобы иметь на чём базироваться, прошу Вас ответить мне возможно скоро

                                                      Письмо №2.
Пометка Евг. Фаберже: отв(ет) 14.02.22
    Montana S/Sierre.
Sporting House

                                                  Дорогой Евгений Карлович!
Я сейчас получил глупый запрос от Association de propetection des interets Siisses en Russie
c предложением указать свидетелей или представить доказательства, что я сдал ценности на хранение консульству. Квитанции от консульства были у меня конфискованы при аресте, так что прямого доказательства нет. Циммерман, который принял ценности, умер.
Я думаю, что Вы помните, что я сдал ценности на хранение и что они пропали в Норвежском консульстве, а потому прошу написать мне такого рода показание, указывая, что Вам известно факт сдачи мною на хранение, но не известно стоимость и содержание вклада (как оно на самом деле и есть). Очень прошу Вас не задержать ответ.
Пришлите его, пожалуйста, по адресу Montana S/Sierre,
uде я пробуду по всей вероятности до Апреля.
С пожеланием всего лучшего и с приветом всем.
                                                                      Ваш
                                                              F. Birbaum
                                                     Письмо №3.
Примечание Евг. Фаберже: Отв(ет) 13.03.22.
                                           Montana S/Sierre.
                                           Дорогой Евгений Карлович,
Получили ли Вы моё последнее письмо, в котором шёл разговор о деле Норвежского консульства? Я Вам писал, что если Вы хотите что-нибудь начать, то время дорого, а до сих пор от Вас нет ни необходимых сведений, ни ответа.
       Не известно ли Вам, открыта ли финско-русская граница, не написать ли Вигстрему и просить его достать сведения о Петровой. Это стало,  может быть,  возможно?
Имеете ли Вы вообще какие-нибудь новости из Петрограда. Вот уже два месяца, как я просил Хуверскую организацию навести справки о некоторых лицах, но,  несмотря на обещание, ничего не получил.
Кстати, напоминаю Вам об обещанных Вами деньгах, мы получили несколько предложений продаж и сдач пансионов и думаем решить дело нынешней весной. Каждая сумма тогда будет играть роль. Жду от Вас ответа по всем этим вопросам.
Искренний привет Александру Петровичу и всем.
С пожеланием всего хорошего. Ваш Ф.  Бирбаум.

                                                         Письмо №4.
                                           Montana S/Sierre.
Примечание Евг.Фаберже: Отв(ет) 13.03.22

                                      Дорогой Евгений Карлович,
Вы не совсем верное поняли моё последнее письмо. Я конечно не могу Вас винить в том, что я очутился в плачевном положении. Я только констатировал факт, что не по Вашей вине, а по вине гг. Бауэра и Бызова я не получил в своё время то, что должен был получить и что другие сослуживцы получили полностью.
Свидетельство Ваше, хотя редактировано не совсем ясно (Вы пишите  «Il est  connu….,             тогда как всегда в таких случаях пишут «jai connaissance….              
Я его всё-таки отослал по назначению,  потому что времени нет вновь его составлять, да и вообще мне надоела эта канитель с «Association», канитель, от которой толка не видно.
По вопросу о предложенном доме никакого ответа не получил, следовательно дело им не подходит.
Что касается Вашей претензии к консульству, то я могу рекомендовать Вам опытного адвоката, которого лично знаю. Это муж моей двоюродной сестры. Он пользуется хорошей репутацией по всей Швейцарии.
Прежде всего, нужно бы узнать его мнений, есть ли какая-либо надежда выиграть или нет. Для этого нужно его ознакомить со всеми подробностями дела, что, конечно, не так легко. Если Вы мне составите такую сводку, я ему её пошлю с просьбою изучить и дать нам ответ.
Сам составить сводку не берусь, ибо многих подробностей не знаю.
Буду ждать ответа по этому вопросу, и если Вы хотите что-нибудь начать, то не медлите, потому что чем дальше, тем труднее будет восстановить факты, найти свидетелей и т.д.
Благодарю Вас за обещанные 1000 Frs.
Привет всем. Желая Вам всего лучшего, остаюсь
                                                                        Преданный Вам Ф.Бирбаум.

                                                            Письмо № 5.
Примечание Евг. Фаберже: Отв(ет) 13.03.22

                                                  Дорогой Евгений Карлович.
Получил Ваше письмо и чек на 1000 швейцарских фр.- за то и другое премного Вам благодарен.
Конечно, если рассчитать меня по курсу, то мне получать нечего, но Вы согласитесь, что Карл Густавович, определяя мне 12.500 руб. за 27 лет службы не думал мне дать 1170 фр., т.е. немного более 500 руб. он бы почел подобную награду за насмешку, и я также. Что касается жалования, которое я продолжал получать до отъезда, оно составляло ровно 4-5 фунтов хлеба в месяц и конечно нельзя называть это жалованием.
Весь этот вопрос, вопрос совести, а не курса и я уверен, что Вы на него так смотрите; со своей стороны я, конечно, также не собираюсь требовать то, что Вы не имеете возможности дать.
Я получил на днях письмо из Петрограда от матери Вани Комаленкова. Ваня умер, но она не знает где и когда. Письмо её является ответом на моё, которое Вы отправили с нарочным в Ноябре, передано оно было Комаленковой  Бауэром.
Вернулся ли этот нарочный и привёз ли он утешительного.
Вдова Петрова точно заколдована, письма к ней либо не доходят, либо она на них не отвечает. Никто ни мне, ни Вам о ней не пишет, несмотря на наши просьбы.
Я прочёл внимательно изложение дела для адвоката, из него видно, что иск во всяком случае может быть предъявлен только в сумме, означенной на квитанции, т.е. 100 000 руб., так как едва Вы можете доказать, что стоимость вещей была 1.603.614 руб. Циммермана ведь нет более в живых и только его показания могло бы иметь значение.
Я ещё пересмотрю Ваше изложение  раньше,  чем его отправить. Я нахожу, что Вы недостаточно напираете на некоторые обстоятельства.
1. Передав дом консульству, Вы лишались пользованием блиндированной комнатой и естественно было выговорить себе хранение там чемодана с ценностями.
2. Когда узнали Вы о перенесении Ваших вещей в Норвежское консульство, до или после кражи.
3. Когда узнали Вы о самой краже.
Когда Вы мне ответите на эти вопросы, я сам изложу дело для адвоката и пошлю Вам для пересмотра.
Тороплюсь кончить, чтобы не задерживать дело. Передайте пожалуйста Всем мой дружеский привет.
С пожеланием всего хорошего, Ваш. Ф. Бирбаум.
Montana S/Sierre.  Valais   Sporting House
  
                                                              Письмо №6.
Примечание Евг. Фаберже: Получено в Августе 1922.
Дорогой Евгений Карлович.
Я потому не писал, что до сих пор не получил их официозного источника то, что ждал, возможно даже. Что не получу совсем и придётся действовать иначе. Что касается тех заказов, о которых Вы пишете, то конечно трудно восстановить, что-нибудь без каких-либо документов. Одно верно помню – это заказ яйца для Царя (выполненный - В.С.) Ивашевым и Карлом Густавовичем. Это, если Вы помните, яйца из синего стекла, на котором было инкрустировано созвездие того дня, в котором родился наследник. Яйца поддерживалось амурами из серебра и облаками из матового горного хрусталя. Если не ошибаюсь, внутри яйца были часы с вращающимся циферблатом. Изготовление этого яйца было приостановлено войною. Готовы были амуры, облака, само яйца с инкрустацией и пьедестал был неокончен. Куда всё  это делось, понятия не имею и при моём посещении дома после разгрома никаких следов этой работы не видал.
Другое яйца, о котором говорит Вигстрём, должно быть простое деревянное с небольшой оправой, которое должно было быть поднесено в 1917 году, и которое Керенский не разрешил доставить царю.
Очень возможно, что были заказы Карла Густавовича с миниатюрами Зуева, но так как я их не рисовал, то  ничего о них сказать не могу.
Помню ещё заказ К.Г. (Карла Густавовича – В.С.) говорящего попугая, но неоконченный.
Что касается сумм, указанных Вигстрёмом, то, принимая во внимание стоимость работ в последние годы, они меня не особенно удивляют, но я не вижу основания платить за несданные работы.
Пишу Вам из Лозанны, куда приехал на несколько дней, возвращаюсь на свои горы.
С пожеланием всего лучшего и с сердечным приветом всем.

                                                              Письмо 7.
Ответ 5.III. 34
Aigle 2 Mars 1934
       Дорогой Евгений Карлович.
     Давненько не имею от Вас известий, надеюсь, что Вы здоровы и что всё благополучно, насколько это слово может быть употребляемо в настоящее время. О себе говорить не стану, ибо здоров и, если блестящие, то где они такие в наши дни. Живем, не голодаем, и не мерзнем и славу Богу. А у Вас в Париже встряска все же была и еще будет, если Парламент не обчистится. Нигде в газетах не нашел биографии Ставицкого, не польский ли он еврей? Меня бы это нисколько не удивило. Швейцария борется как может с коммунизмом и с безбожниками. В Lausanne  была устроена выставка всевозможных документов безбожнической пропаганды. Она будет открыта последовательно в главных городах Швейцарии. В Женеве Nicole  ее конечно закрыл, ибо свобода слова и пропаганды принадлежат исключительно  коммунистам. Но эта мера откроет многим его electeurs  глаза.
     11 марта швейцарский народ будет призван одобрить или отклонить новый закон, касающийся революционной пропаганды. Хочу надеяться, что закон это будет принят и Правительство получит конституционное право наказывать людей, вроде Nicole, которые до сих пор могли говорить что угодно безнаказанно. Поживем, увидим.
     Вы спрашиваете, кто Seiler из  Vevey. Я знаю его лишь как крупного антиквара и торговца ювелирными изделиями. Я видел у него много наших портсигаров и табакерок, он кажется,  был доверенным лицом Герцога Лейхтенбергского. Видел также у него большой портрет императрицы Марии Александровны, супруги Александра II, работы Винтергальтера и написанный великолепно. Из России, конечно, никаких известий не имею, больше наверное, некому писать. Когда найдется время, черкните словечко и если возможно, пришлите BeauxArts,  которые меня очень интересуют. А пока желаю от души всего хорошего.
Ваш Ф. Бирбаум.
ПРИМЕЧАНИЯ (В.В. Скурлов).
Ставиский (у Бирбаума Ставицкий). Сын еврейского дантиста – эмигранта из Киева, Александр Ставиский был импозантным мужчиной, любимцем дам, сибаритом, агентом полиции, провокатором и троцкистом.  Авантюристом высшей марки. Благодаря своим внешним данным, умению очаровывать и быть полезным, он  быстро вошел в высшее общество Франции, выступая как эксперт по России на различных дипломатических конференциях. Ставиский «прикупил» многих депутатов и министров, вовлекая их в поддержку своих авантюр. Первым из мошенников начал вкладывать в «пузыри» недвижимости, заключив контракт с мэрией Парижа на строительство жилых домов. Под строительство был выпущен заем в 100 миллионов франков.  Ставиский напечатал облигаций на гораздо большую сумму и вовлек в их распространение своих высокопоставленных друзей.  В условиях Великой Депрессии и падения курса франка бумаги Ставиского казались привлекательными, а коррупционная порука чиновников и полиции обеспечивала спекуляциям Ставиского известную прочность. Сотни тысяч французов бросились покупать облигации мошенника. Журналисты установили, что вся затея Ставиского изначально была мошенничеством. Тот объявил себя банкротом, сбежав с 650 миллионами франков вкладчиков. После этого все французские газеты наперебой стали разоблачать мошенника, а заодно всю систему коррупции во французских верхах. 8 января 1934 полиция, приехавшая арестовать Ставиского на его вилле, нашла афериста с пулей в голове.  Официальной версией было названо самоубийство. Вскоре выяснилось, что Ставиского убил агент полиции по указанию из высших государственных сфер. Итогом аферы стало противостояние ультраправых и левых сил во Франции, так как выяснилось, что Ставиский был  связан с международным троцкистским движением, переводя деньги на счета видных европейских троцкистов. Правые радикалы пытались  устроить переворот, сместив правительство социалистов. Уже через месяц поле гибели Ставиского на брусчатку Парижа пролилась кровь: полиция разогнала путчистов из националистических организаций, убив 10 и ранив 189 человек.

                                               Письмо № 8
Ответ 27. Х.36.
Aigle. 24 Sept. 36.
     Дорогой Евгений Карлович.
     Давненько нет от Вас известий. Как поживете, что поделываете в эти паскудные времена.  Что будет с Францией?  Вот вопрос, который все здравомыслящие здесь себе ставят. Какое легкомыслие связывать  себя с Советами; защищать их от Германии,  когда французам и всем вообще нужно было радоваться, если Германия наведет там порядок, какой бы то ни было ценой. Я получаю газету Солоневича («Голос России»), он вообще хорошо осведомлен о настроениях в самой России и вот многие рассуждают так: «Что важнее? Сохранить территории России или русский народ?»  И отвечает: «Важнее спасти народ, который вырождается физически и морально от большевизма и, если (за) это спасение нужно заплатить ценою территории, то надо платить. К тому же история учит, что все те, которые наезжали на Россию, были оттуда в конце концов вышиблены. Татары, Поляки, Шведы, Наполеон – все они уходили в разные сроки. Если же погибнет, ослабнет русский народ, то территории все равно достанутся соседям и тогда прочно останутся за ними».
    А каково в Испании, повторение 1917-18 годов, но только националисты нюни не разводят, как Временное Правительство и применяют к коммунистам их  же меры.  Тебе нехорошо на этом свете, убирайся на тот. Жестко, но справедливо. Как подумаем, сколько жизней было бы спасено, сколько бы страданий избегла бы Россия, если бы уничтожили бы вовремя большевистскую сволочь. Эту дрянь  сохранили, в миллионы хороших людей замучили,  громадную страну разорили.
     Существуют ли во Франции организации достаточно сильные, а главное решительные, чтобы противостоять коммунизму русскому или нет их – вот весь вопрос. Я думаю, что французский народ рассудительный, но увы, сколько легкомысленный и ослеплен политикой. Здесь выпущен заем народной обороны, надо надеяться, что он удастся, и что наш Conseil federal будет твердо отстоять, как Швейцарии, так и порядок в ней. Швейцарцы не любят давать полномочия своему правительству, и это, конечно, демократически, но бывают обстоятельства, когда надо действовать не спрашивая у всех позволения.
      Лето у нас отвратительно, мы все-таки живем в Gros-Bois, о чем, конечно никогда не жалеем. Теперь готовлюсь к выставкам, что Бог даст.
     Пишите о себе и знакомых. Жена шлет Вам привет.
Дружески жму Вашу руку.
Ваш
Ф. Бирбаум.
Большое спасибо за газеты, и за марки, которые радуют нашу племянницу.  


                                                               Письмо № 9.
Примечание Евг. Фаберже: Отв(ет) 22.03.37
Aogle 20 Mars 37

                                                    Дорогой Евгений Карлович.
Как поживаете, что поделываете? В стране цветов и цветочек. Они что-то цветут все красные. Париж из Ville Lumiere    стал la Ville Fleur.            Бедная Франция связала себя с международной шайкою и дорого за это платит. Везде понемногу начинают открывать глаза на большевистскую опасность и начинают принимать меры всерьёз, и я надеюсь, что и во Франции здравый смысл возьмёт верх. У нас все кантоны Французской Швейцарии приняли меры, не дожидаясь решения Федерального Совета, а в немецкой части все католические кантоны сделали то же  самое. Это показательно и Вы видите отсюда положение. Коммунисты должны будут сосредоточить свою деятельность в тех кантонах, где они ещё не запрещены, а это, конечно, поведёт и там к их запрещению, если Федеральный Совет раньше не решит общих мер.
Я почему-то всё-таки думаю, что III Интернационал доживает свои последние дни. С талин постарается изворачиваться, но едва ли ему это удастся, слишком многие точат на него зубы изнутри и снаружи.
Я абонировался на газету «Голос России» братьев Солоневичей. Она единственная, которая, не мудрствуя лукаво, смотри здраво на положение, и я верю Солоневичам, потому что всё, что они говорят, основано на личном опыте и наблюдении. А они говорят, что в России накопилась такая ненависть к большевикам, что взрыв будет ужасный, поголовная резня  беспощадная. Я не сторонник такой расправы, потому что многие невинные при этом погибнут, но как подумаешь о том, что выстрадал русский народ за эти годы, удивляться не приходится и осуждать трудно.
А как с «Выставкой». Я сильно опасаюсь, что при такой обстановке она не будет открыта вовремя, а во-вторых, что мало кто рискнёт приехать в Париж. Посмотрим, не будет ли поворот руля после истории в Clichy.
Я провёл зиму в Aigle,  тётка так ослабла, что нельзя было её оставить одну. Снега было вообще мало, за исключением больших высот, зато сегодня снег идёт повсюду, как глубокой зимой. Устроил выставку в  Lausanne, хорошо удалась, несмотря на всё.
Как будет время, напишите словечко. Жена благодарит за чай и шлёт Вам сердечный привет. Спасибо также за газеты. От души всего хорошего.
Ваш Ф. Бирбаум
                              
                                                               Письмо  10.
Пометка Евг. Фаберже: Апр. 1939
Дорогой Евгений Карлович.
Спасибо за карточку, хотя с большим запозданием, поздравляю с прошедшими праздниками и желаю всего хорошего.
Думали ли мы, что после 14-го года придётся ожидать новую европейскую бойню, но когда целые народы уподобляются баранам и дают себя вести сумасшедшим, можно всего ожидать. Вся нынешняя неурядица последствие большевизма и исчезновения Императорской России. Существуй она, не было бы ни Гитлера, ни Муссолини. Поскольку и тот и другой были симпатичные, пока они устанавливали порядок у себя, постольку они отвратительны, когда они спекулируют на обмане своих народов. Война почти неизбежная, но кончится она не в их пользу. Они успели своими последними «победами» восстановить против себя общественное мнение всех их окружающих.
Я бросил читать газеты, потому что один  bourrages de cranes,  надо жить, как  будто ничего не происходит, всё равно ничему не помешаешь произойти.
На днях приходил ко мне один американец антиквар, который скупил императорские пасхальные яйца. Спрашивал меня о нескольких подробностях. Между прочим,  о содержимом последнего яйца (стальное,  на снарядах). Я тотчас не мог вспомнить, но  теперь кажется, что внутри была продолговатая миниатюра, изображающая Императора Николая II и наследника на передовой позиции, так ли это? Если так, то сообщите ему при случае. Он купил у меня этюд цветов и предлагал устроить у себя в Нью-Йорке выставку моих работ. Всё это, я думаю, paroles en lair,  особенно в настоящее время. Интересно было бы составить точный список царских яиц с их описанием, но это ужасно трудно и пришлось бы сравнить память о них у Вас, у меня и у разных лиц. Очень опечалила меня смерть Николая Карловича, таким молодым. Господь даст ему покой, а нам? .......
Но будь, что  будет, хуже смерти не бывает, а она,  так или иначе неизбежная, пока будем жить, не теряя надежды и работать, поскольку можно. Нашей старухе тётке 94 года, она слабнет с каждым днём, но не сдаётся.
Я и жена шлём Вам сердечный привет и всё-таки надеемся Вас повидать un jour ou lautre.                         
 Ваш Ф.Б.
                                                      Письмо № 11.
                                                                        3.05.39
                                   Дорогой Евгений Карлович.
Спасибо Вам за письмо, столь содержательное и разнообразное.
Отвечу по порядку:
Американец, который приходил ко мне, приведённый   Seiler,ом из Vevey   зовут Victor J. Hammer. 682 Fifth Avenue New York.     
Относительно Базельских миллионеров, могущих финансировать издание о Русском Искусстве, я думал, что это дело безнадёжно, потому что Русским Искусством никто здесь не интересуется, самое большое, если они интересуются Швейцарским, и вообще западным искусством. Такое издание имеет несомненно большой интерес для будущих времён, когда Россия восстановится и,  главным образом,  для будущих русских граждан.
Кстати, не знаю, известно ли Вам, что в     Avenches  (римск. Aventicum) canton de Vaud                                нашли при раскопках, организованных добровольцами их учащейся молодёжи, золотой чеканный бюст весом 1 к. 400 г. римского императора Антонина Благочестивого 1-го столетия) после Р.Х. (Рождества Христова – В.С.).
Бюст этот единственный экземпляр подобной работы, дошедшей до нас и он великолепной сохранности. Найден он на 1 ½ глубины на месте римского храма. Думают, что он был закопан служителями храма перед каким-нибудь нашествием.
Что здесь думают о войне и принимают соответствующие меры, это понятно, но особенной боязливости, а тем более паники, нет. Меры по снабжению продуктами населения очень разумные, потому что они распределяют стоки среди населения и дают возможность вновь пополнить стоки.  Неимущим правительство выдаёт провизию бесплатно на 1 месяц. В случае мобилизации, подвоз продуктов будет остановлен и вообще затруднён, так что заблаговременное распределение очень разумно. Все соседи говорят об уважении нашего нейтралитета, это прекрасно, но не мешает нам быть готовыми ко всяким случайностям, это и делается по мере возможности. Швейцарию конечно можно завоевать, но взять её голыми руками, как Чехов или Албанцев нельзя, да игра не стоит свечей, которые при этом сгорят.
В списке книг есть много интересных, но теперь не время тратить на это деньги. Бог знает, как обернутся события,  и удастся ли мне продавать на выставках.
Работаю по-прежнему,  но приходится жить постоянно в   Aigle    из-за старушки тётки, которую нельзя оставить одну. Иногда удаётся оставить при ней родственников. Тогда мы удираем в горы на недельку. Были прошлым летом на 3500 м. Разрежённость воздуха затрудняла работу. Можно было двигаться только очень медленно, но виды были поразительные своим величием и мы только и мечтаем снова туда удрать.
Оба мы очень радуемся Вас увидеть, пожалуйста,  напишите заранее, чтобы Ваш приезд не совпал с какой-нибудь нашей экскурсией.
К  Madame  Бехтерев вряд ли скоро попаду, теперь самое интересное время для живописи, и надо мне воспользоваться. Если приедете, отправлюсь с Вами их навестить.                                Madame Andersen мы хорошо знаем, она несколько лет подряд жила неподалёку от  Aigle            летом.
Жду статью о К.Г. (Карле Густавовиче – В.С.) с нетерпением и интересом.
Жена шлёт Вам свой дружественный привет и оба ждём нынешним летом.
Дружеский Вам Ф. Бирбаум

Комментариев нет:

Отправить комментарий