суббота, 30 июня 2018 г.

Обучение ювелирному искусству в семье Фаберже.


30 июня 2018 г. Валентин Скурлов.

Обучение ювелирному искусству в семье Фаберже.

Проверил разные источники по обучению Карла Фаберже. Он учился первоначально  два с половиной года в Анненшуле, с сентября 1857 по  январь 1860 г. В начале 1860 года с семьей переехал в Дрезден.  В Дрездене учился в Торговой школе. обучение продолжалось два с половиной года, до лета 1863 года. После этого была практика. Во Франкфурте-на-Майне у ювелира Фридмана, затем во Флоренции. Известно, что во Флоренции Карл был четыре месяца. Возможно, он был у родственников своей бабушки со стороны матери. Бабушка - итальянка Каролина Лотто. Она умерла в 1875 году. Вот почему Карл на всю жизнь полюбил итальянскую оперу. После Флоренции Карл поехал на полгода в Англию, возможно, в Шеффилд, центр английского серебряного производства. Это была первая половина 1864 года. И последние полгода 1864 года Карл стажировался в Париже, в ювелирной фирме Шлосса. Скорее всего, он приобретал навыки коммерции.
Из архивных документов Анненшуле явствует, что до отъезда в Европу, Карл практически не знал французского языка (оценка "двойка"). Домашним языком и языком в школе был немецкий. Обучение в Анненшуле было очень сложное, так как эта школа была приравнена в статусу гимназии. Известно, например, что будущий ученый Франц Лесгафт  (1833 - 1909) оставался в Анненшуле два раза на второй год и отец Лесгафта, староста Петербургского Серебряного цеха, перевел Франца в Петришуле, где, требования не были столь жесткими.
         Младший брат Карла Фаберже Агафон Густавович родился в Дрездене в октябре 1862 года.  Как выяснилось относительно недавно, в начале  1870- х гг. (скорее всего 1871-1872 гг.) Агафон  был привезен в Петербург, где учился в Аннншуле, на реальном отделении, то есть без обучения греческому языку и латыни, которые давали право на поступление в университет. Но с реального отделения можно было поступать в технические высшие учебные заведения. Надо отметить, что и в Анненшуле и в Петришуле было очень хорошо поставлено рисование и немало учеников этих школ в дальнейшем продолжали обучение в Рисовальной школе Общества поощрения художеств (Б. Морская, 38) или , с конца 1870-х гг. - в Центральном училище технического рисования барона Штиглица. Проучившись в Петербурге три или четыре года, в 1875 году Агафон вернулся для продолжения обучения в Дрезден, где поступил в ту же школу Хандельшуле, где обучался его брат. Про обучение Агафона более известно. В школе было три класса по 25 чел. Из них один класс для иностранцев, а два - для немцев. В школе практиковались учебные экскурсии с обзакомлением с производством. Известно, что ученики ездили в Лейпциг для изучения работы большой типографии. В школе учились представители многих европейских стран, включая России, но даже американцы. Вполне возможно, что Агафон, брал уроки рисования у живописцев дрезденской Академии художеств после окончания учебы в Хандельшуле.
Как известно, в 1882 году Карл "выписал" Агафона к себе, для работы в фирме, видимо, посчитав обучение Агафона завершенным. Возможно, что вызов младшего брата был вызван также смертью Хискиаса Пендина, наставника Карла Фаберже в ювелирном ремесле. В том же 1881 году Карл Фаберже получил звание "золотых дел мастера"  Серебряного цеха  СПб Ремесленной управы.
         Как отмечает Франц Бирбаум, Агафон Густавович Фаберже был более художественно одаренным, чем его старший брат Карл. Хотя Евгений Фаберже отмечает, что Карл Густавович был искусным "рисовальщиком". Несомненно. сказывались гены. Вполне возможно, что начальным художественным образованием Карла занимался дедушка живописец -педагог Карл Юнгштедт (1801 - 1860), после смерти которого Карл Густавович отправился с отцом в Европу.  Работ Карла Юнгштедта мы не знаем, но известно, что он был воспитателем будущего профессора батальной живописи Виллевальде.
        Средняя сестра Густава Фаберже вышла замуж за ревельского музыканта Богдана Венига, который переехал в Петербург. У них было пять детей, один из которых Карл  Богданович (1833 - 1908 гг.) учился в Академии художеств. Вполне вероятно, что и Карл в Петербурге общался с двоюродным братом и учился рисованию. Карл Богданович в дальнейшем стал профессором живописи Императорской Академии художеств.
Таким образом, художественное окружение Петербурга и Дрездена создавало все возможности для получения художественного образования.
В 1872 году Карл женился на Августе-Юлии Якобс, отец которой в 1844 - 1877 гг. был штатным столяром Царскосельского дворцового управления. Известны его художественные работы в мебели. Тесть-столяр умер в Царском Селе в 1895 году. Евгений Фаберже отмечает, что дедушка Якобс был выдающимся столяром - эбенистом, то-есть специалистом по эбеновому дереву. Вот почему, в обстановке Карла Фаберже мы находим черный дуб с зеленой кожей - любимая мебель, кстати, Императора Александра II, исключительно редкая сейчас в музеях и на антикварном рынке. Августа Богдановна, в своем будуаре на Б. Морской предпочитала мебель карельской березы. Точно такую же мебель любила императрица Мария Федоровны. Нельзя забывать, что дедушка Карла Фаберже столярных дел мастер Карл-Петер (1766-1858) прибыл в Пернау (Пярну) в 1794 году, в 1896 году женился на дочери богатого купца-белокожевенника  и записался в Ремесленную управу Пярну мастером. В отдельных документах он указан как "фабрикант стульев", был явно богатым, так как в Пярну имели недвижимость в разных местах. Возможно, что и Карл Густавович приезжал к деду-столяру в Пернау.
Заслугой деда-столяра было то, что он отправил сына Густава обучаться в Петербург, хотя первоначальное ювелирное образование Густав получил в Ремесленной школе в Пярну. Есть листы оплаты за эту школу, где Густав учился с семи (!) лет. в конце 1820-х гг, в 15 лет Густав переехал в Петербург, обучался у придворного золотых дел  мастера Кейбеля и ювелира Шпигеля,  но экзамен на золотых дел мастера сдавал в 1841 г. в Пярну.
Отцовским подвигом Густава надо считать, что он не пожалел финансов на образование сыновей, дал им широкое европейское экономическое и художественное образование, да еще со знаем иностранных языков. 
Карл Фаберже также, по традиции семьи,  дал прекрасное образование своим сыновьям и не жалел для этого средств. Все четверо сыновей  обучались на реальном отделении Петришуле. Но полностью школу закончил только младший брат Николай (1884 – 1939). В 1900 г. Карл отправил Николая учиться Лейпциг у придворного ювелира Мая. С 1902 г. Николай жил в Европе, приезжал периодически в Петербург, но с осени 1906 г. возглавил Лондонский магазин Фаберже.
Евгений Карлович (1874 – 1960). В 1891 – 1894 гг. обучался в Академии художеств в Ханау, это 25 км от Франкфурта-на-Майне (очевидно, Карл Фаберже вспомнил свое  обучение в франкфуртского ювелира Фридмана). В 1894 году Евгений вернулся в Петербург и стал правой рукой отца, рисовал проекты ювелирых изделий.
Агафон Карлович (1876 – 1951) тоже начинал учиться в Петришуле, но затем отец перевел его в частную гимназию Видемана на 9-ой линии Васильевского отсрова, 46. Эта гимназия была известна тем, что давало коммерческое образование. Если в обычной государственной гимназии обучение стоило 50 руб. в год, в Петришуле 100 руб., то у Видемана -  250 руб. Преподавателями были профессора Университета, который располагался, как известно, тоже на Васильевском острове. Вот почему, среди всех братьев, Агафон был самым лучшим финансистом и коммерсантом.
Александр Фаберже (1877 – 1951) также не закончил полного семилетнего курса Петришуле и после 5-го класса поступил в Центральное училище барона Штиглица. Учился в 1902 – 1906 гг. на «4» и «5», но диплома не получил, поскольку был отправлен отцом на работу в Московское отделение фирмы, после разрыва Карла Фаберже с английским партнером Алланом Боу в мае 1906 года. Но и в Москве Александр посещал вечерние классы Строгановского училища.  В том же 1906 году отец послал Александра учиться эмалевому искусству в Париж, но, оттуда Александр быстро вернулся. Парижские мастера сказали, что ему нечему учиться в Париже: «Это мы к Вам должны ехать учиться».

                                            ххххххххх

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ФИРМЫ ФАБЕРЖЕ
В изложении Евгения Фаберже в письме племяннику Александру А.Фаберже 19 декабря 1947 года. Архив Татьяны Фаберже.

«…Ты интересуешься нашими предками:
они были французские протестанты (гугеноты) и после отмены Нантского эдикта Людовиком XIV в 1685 году (эдикт был в пользу протестантов и был издан Генрихои IV в 1598 г.) покинули Францию (они были родом из Пикардии, но не знаю точно, жили ли они именно в Амьене, но это очень вероятно). Много способных и замечательных ремесленников, художников и других талантливых хороших людей – протестантов покинули тогда Францию и пошли в Германию, где наши поселились и долго жили (около 100 лет в Шведте-на-Одере, немного южнее Штеттина), переженились с немками и. конечно. Онемечились. Оттуда мой прадед почему-то эмигрировал в прибалтийский край в город Пернов (Пернау) в лифляндской губернии России. Там родился мой дел Густав Петрович Фаберже, женился в 1842 г. на Шарлоте Юнгштедт, дочери художника Карла Юнгштедта, стал золотых дел мастером и переселился в Санкт-Петербург, где открыл маленький магазин с мастерской на углу Большой Морской и Кирпичного переулка в подвальном помещении, потом перевёл магазин на первый этаж того же дома, а потом на  той же Большой Морской, напротив старого его магазина, в доме Руадзе. Потом этот дом перешёл к Кононову, а затем его купил полковник Гартонг. В Санкт-Петербурге родился 18/30 мая 1846 г. мой отец Петер-Карл Фаберже (с детства его называли Карлом). Воспитывался он в Анненшуле на Кирочной, потом в Дрездене в Хандельшуле. Он конфирмовался в Дрездене в Кройцкирхе, учился ремеслу главным образом у сотрудника его отца Петера-Хискиасаса Пендина, но и во Франкфурте-на-Майне в фирме Фридмана, и в Париже у Шлосса. Был одно время и в Лондоне, не знаю у кого.  Карл Густавович поставил дело на более широкую ногу; изготовлял не только золотые и бриллиантовые вещи, но занялся также и эмалевыми и серебряными.
Карл Густавович женился 8 ноября 1872 г. на Августе Богдановне (Готтлибовне) Якобс, дочери придворного столярного мастера Готтлиба Филипповича Якобса в Царском селе (он был родом из Риги, но когда-то был шведского происхождения). Вскоре после женитьбы Карла Густавовича, отец его с женой переселились в Дрезден, где он там и умер в начале 1894 года. Карл Густавович в 1882 г. выписал из Дрездена своего младшего брата Агафона Густавовича, который оказался отличным сотрудником, художником-рисовальщиком, Он умер в 1895 г. от воспаления легких.

                                                    ххххх

        Из Записок Франца Бирбаума по истории фирмы Фаберже (1919 год).
        ОСНОВАНИЕ ФИРМЫ И ОБЩИЙ ОБЗОР ПРОИЗВОДСТВА

Ювелирное депо Фаберже основа­но в Петрограде (Петербурге. — Ред.-сост.) в 1848 (на самом деле, в августе 1842 г. – Ред.-сост.) году Густавом Фабер­же [i](1). Началом послужила скромная мастерская, работы ее соответствовали ее размерам. Это были модные в то время, довольно неуклюжие золотые браслеты, брошки и медальоны в виде ремней с пряжками, более или менее искусно скомбинированные. Предметы эти украшались камнями или эмалями. В старинных рисунках фирмы еще встречаются образцы этого производства. Это были мастерские, каких много, и со вступлением в дело двоих сыновей — Карла и Агафона Густавовичей — мастерская расширилась,  и художественная сторона производства стала предметом особых забот. Оба брата, получившие художест­венное образование за границей, не замедлили приложить свои знания на практике. Карл Густавович, убежденный поклонник классических стилей (таким он остался и до настоящего времени), уделял им все свое внимание. Агафон Густавович, по своей натуре более живой и впечатлительный,  искал вдохновения всюду: в произведениях старины, в восточных стилях, еще мало изученных в то время, и в окружающей природе. Сохранившиеся его рисунки говорят о постоянной работе, о непрерывных исканиях. Часто на одном месте мы находим по десяти и более вариантов на один и тот же мотив. Как бы проста ни была задуманная вещь, он ее рассматривал со всех точек зрения и не приступал к ее исполнению, пока не исчерпан всех возможностей и не рассчи­тал все эффекты. Достаточно сказать, что в ювелирных работах он редко довольствовался рисунком, но лепил восковую макетку и распределял на ней нужные камни, заботясь проявить красоту каждого из них. Крупные камни ждали неделями рисунок своих оправ. Надо было дать каждому камню наибо­лее для него выгодное назначение, не безразлично, будет ли он вставлен в брошку, кольцо или диадему; в одном предмете он может пройти и незамечен­ным, в другом — наоборот, все его качества будут выделены. Затем нужно решить вопрос антуража, то есть чем он будет окружен. Антураж должен не умалить его качества, а выделить их, скрывая в то же время возможные его недостатки. Наконец, нужно придать ему  то положение, при котором он отбрасывает наибольшее количество лучей. Так работал Агафон Густавович, и я счастлив, что на мою долю выпало поработать с ним несколько лет. Само собой разумеется, что на исполнение обращалось столько же внимания, нередко вещь за ничтожный недостаток браковалась и отправлялась в тигель, то есть в плавильный горшок. Одними из первых работ, которые доставили братьям Фаберже известность, были копии с керченских украшений (выполнены по заказу германского императора Вильгельма II [1]. Копия со знаменитого ожерелья с подвесками в виде амфор обратила внимание знатоков и придворных кругов. Исполнение этой работы потребовало, помимо большой точности, еще восста­новления некоторых давно забытых приемов. Братья Фаберже блестяще вышли из всех затруднений, и вслед за этим ожерельем получены были заказы на целый ряд копий с керченских древностей. Эрмитаж с его галереею драго­ценностей стал школой для ювелиров Фаберже. После керченской коллекции они изучали все представленные там эпохи и особенно век Елизаветы и Екате­рины II. Многие из ювелирных и золотых произведений были скопированы с большой точностью, и затем были исполнены новые композиции, пользуясь этими образцами как руководством. Лучшим доказательством совершенства, достигнутого в этих работах, служат неоднократные предложения некоторых заграничных антикваров исполнить ряд работ, но без наложения пробирных клейм и имени фирмы. Разумеется, предложения эти были отвергнуты.
Композиции хранили стиль прошлых веков, но прилагались они к современным предметам. Вместо табакерок изготовлялись папиросницы и туалетные несессеры, вместо безделушек без определенного назначения — настольные часы, чернильницы, пепельницы, электрические кнопки и т. д. Производство расширялось с каждым днем, пришлось выделить золотые изделия в особую мастерскую, а затем то же сделать и для  серебряных. Заваленные работой, братья Фаберже не в состоянии были вести хозяйство мастерских, а потому решили создать автономные мастерские, владельцы которых лишь обязыва­лись работать по рисункам и моделям фирмы и исключительно для нее. Так были основаны ювелирные мастерские Хольмстрема и Тилемана, золотых изде­лий Реймера, Коллина, Перхина, серебряные Раппопорта, Аарне, Вякеве и другие [ii](2). Каждой из них был выделен определенный род изделий, и в них подмастерья специализировались на определенном роде работы. Изделия всех этих мастерских носят клеймо мастера, и когда место это позволяет, то и клеймо фирмы.
По времени первыми являются ювелирные мастерские Реймера, Коллина и Хольмстрема. Первая относится еще ко времени Густава Фаберже, и о характере ее работ я уже упомянул. Вторая мастерская (Коллина) исполняла копии кер­ченских древностей и все работы, близкие им по характеру. Большим спросом пользовались в то время оправы резных крупных [iii]сердоликов и других пород агатов в виде брошек, колье и т, д. Оправы эти делались из матового высокопробного золота в виде ободков из мелких бус, шнурков, перемежающихся с резным или филиграновым орнаментом. Третья, исключительно ювелирная, управлялась Хольмстремом - отцом, а по смерти его — сыном.


[1] Возможно, по заказу императора Вильгельма I, который правил до 1888 г.


[i] Фирма Фаберже основана в Петербурге в августе 1842 года. Об этом свидетельст­вуют упоминание в рекламном листке фирмы в 1900 г. и документы о присвоении Карлу Фаберже звания придворного ювелира (Российский государственный исторический архив — РГИА, ф. 472, оп. 43, д. 130), а также материалы выставки в Нижнем Новгороде в 1896 г.

[ii]  Ф. П. Бирбаум употребляет иногда искаженное написание фамилий. Гольстрем — это Август Хольмстрем, фамилия которого, впрочем, в русской транскрипции иногда записывалась как Гольмстрем. То же с фамилией Виктора Арне — правильно надо Аарне. Вместо Гольминг — надо правильно Хольминг.

                                            хххххх
       Еще во времена Густава Фаберже один из членов императорского дома очень интересовался ювелирным ремеслом и хотел лично ему обучиться. С этой целью он обратился к Фаберже, чтобы тот составил ему реестр всех нужных инструментов и инвентаря мастерской. Старый мастер, которому поручили это дело, был большой оригинал [ii]  (Это Хискиас Пендин – В.С. ). В список инструментов, между молотками, штихелями, чеканами он включил «плоский ремень достаточной толщины». Заказчик обратил внимание на этот ремень и не мог понять, на что он может быть употреблен в ювелирных работах. На его вопрос старик ответил: «Ваше высочество, это первый и самый необходимый инструмент, без него ни один ученик еще не обучался ювелирному искусству». Краткая и правдивая иллю­страция всей педагогики обучения того времени.




Комментариев нет:

Отправить комментарий