понедельник, 2 ноября 2009 г.

История ювелирного искусства.

11.01.2006
Введение
История ювелирного искусства неразрывна от истории государства.
Пожалуй, ни один вид искусства и промышленного производства не зависит так от государственного регулирования как ювелирное дело. Так было и остается во всех странах. Франция во время Великой революции сбросила корону, оковы монархии, уничтожила цеховщину, ювелирным мастерством мог заниматься любой. В результате снижения качества изделий, но ювелирное искусство не было уничтожено. Иное дело у нас, в России. Советское государство фактически запретило заниматься ювелирным ремеслом, ювелирное дело: искусство оказалось в загоне.
Авторитет имени, авторитет русских фирм Фаберже воспринимается как российское имя. ФАБЕРЖЕ во всем мире ассоциируется с Россией. САЗИКОВ, ХЛЕБНИКОВ, ОВЧИННИКОВ – славные имена предшественников. ФЕЛЬКЕРЗАМ: ФАБЕРЖЕ – ведущая фирма в мире. ФАБЕРЖЕ смело мог сказать: «я стоял на плечах гигантов». Нами был сделан анализ трудовых биографий ювелиров МЮТ по состоянию на 1927 года (в связи с закрытием фабрики МЮТ). Рабочие переходили с одного предприятия на другое. Трудовая миграция. Следовательно, они выбирали, где лучше, несли свое умение, накопленный опыт, обогащались новым опытом на новом предприятии.
Были два центральных художественно-промышленных училища: Строгановское и Штиглица. Два центра обучения и курируемые ими художественно-промышленные училища училища-филиалы, в 1995 году было отмечено 100-летие здания Училища Штиглица, сооруженное по проекту его первого директора академика архитектуры Максимилиана Месмахера.
Авторитет русской ювелирной школы. Задачи нашей ювелирной промышленности. Отрасли промышленности и торговли, несмотря на конкуренцию, мы обречены на взаимодействие. Рынок наш российский – особенный рынок. Его надо изучать. Здесь можно многое найти и многое потерять. Надо уметь войти на русский рынок. До революции – экспансия германских фирм на русском рынке. Дело пошло до того; что на русском рынке предлагались германские фабричные изделия в древнерусском стиле (как об этом пишет в своей статье С. Недлер). Франц Бирбаум пишет об экспансии французских фирм.: Картье и Шоме (существующих и поныне, из них Картье имеет магазин в Москве). Но, не проходило и дня, замечает далее Бирбаум, чтобы нам не приносили эти изделия в починку. Может быть, уступая дизайном французским изделиям, русские изделия отличались безукоризненным качеством закрепки. Фирма БОЛИН имела четырех французских художников, ее драгоценные изделия отличались изяществом и благородством. Фирма Болин специализировалась на драгоценных вещах для свадебных и иных подарков императорского двора. Мы делали изделия из серебра, продолжает Бирбаум. Но Россия еще не дошла до такого состояния, чтобы приглашать для работы себе как Париж, японцев. Между тем, в Париже японскую эмаль накладывали в некоторых мастерских японцы.
Бомонд предпочитал Картье. Провинция питалась изделиями московских фирм. Поэтому через Московское пробирное управление проходило более половины золотых, серебряных и ювелирных изделий России. В Москве оплата ювелиров была на 20 % ниже, чем в Петербурге. Извечный спор Москвы и Петербурга. Россия гигантскими шагами наверстывает сейчас отставание.
(В Петербурге изучают спрос на шампуни Фаберже).
Художник МЮТ, а, выпускник Строгановского училища Ногтев. Мишуев. Колярский – один из сочинителей герба России. Калугин – художник многих фильмов Ленфильма. Клавдия Апухина – о своих занятиях ювелирным делом и не вспоминала. По - разному сложились судьбы ювелиров в 1920-1930 годы. Расстрелянное поколение.
Философия русского ювелира. Отличие от западного. Это подметил еще биограф Фаберже, бывший сотрудник его Лондонского филиала Г.Ч. Бэйнбридж. Английский ювелир – ростовщик. Берет в заклад бриллианты. Зачем думать о качестве, если ростовщичество приносит больше доходов.
Взаимосвязь русского ювелирного искусства с мировой шкалой . См. БИРБАУМ, ссылки на западных ювелиров. Бирбаум фактически отразил многие вопросы, теоретические. теория вещи, теория Морриса. Ленин –«золотые нужники»(том 44 ПСС). Но ведь уже были золотые сосуды известного назначения (фирмы Генрихсен, продолжатель Любавин) из золота, эмали с гравировкой. Рабочие с яростью смотрели на изображения Ольги и Татьяны в образах святых. - На яйце «Красный Крест, 1915 года»?.
ОЛОВЯНИШНИКОВ, ХЛЕБНИКОВ, «БЕЙЛИН и Сын», ЛОРИЕ: все торговые дома. Успех был за торговыми домами, акционерными обществами. Новая схема управления. Выживает только многопрофильно предприятие.
Талантливые капиталисты. При этом не обязательно возглавлять Торговый Дом представителю фамилии, есть много талантливых директоров, приглашаемых. Хозяева предприятия входят в состав директората номинальными членами. ХЛЕБНИКОВ: фирма – директора Педашенко и др. Мария Педашенко – его дочь – ученица Училища Строгановского. Роль культурного ремесленника, воспитанного рабочего. Рабочего мастера, гордящегося своей профессией. Об этом говорит хорошо в своем очерке Регина Ванюшова – рабочие гордились своей профессией. Они хорошо зарабатывали, стремились привить вкус к профессии своим детям. Семейное дело. Роль капиталиста. Личность капиталиста-организатора. Роль его чрезвычайно велика. Мотор. Фаберже, как Форд, как Тэйлор. Организатор производства. Доскональное знание профессии (сам он сдал экзамен на мастера золотых дел). Обучение за границей. Так же Маршак – ездил за рубеж, изучал ювелирное производство. Привлекал к работе женщин. Так же БОЛИН. Привлекал французских художников, имел магазины в Баден-Бадене, в Лондоне и Париже, обучался за рубежом.
Клиенты и хозяева. Роль новой клиентуры буржуазной. Об этом хорошо сказал Бирбаум. Они уважали в художнике творца. Роль талантливых исполнителей. Дербышев (его друг Иван Шадр, вместе учились в Екатеринбургском художественно-промышленном училище, их учил Федор Грюнберг, он же Теодор Зальканс).
Революционное движение затронуло и рабочих-ювелиров. Но закончилось оно не в пользу бастовавших. И какие претензии хозяевам: грязные полотенца. Но в 1917 году именно забастовки погубили Московское предприятие Фаберже. Не помогли и обращения к военному министру Керенскому (завод выполнял военные заказы).
Попытки системного анализа. Точнее подходы системные. Производство, распределение, обмен и потребление. Классические схемы. Этого в книге нет. Есть мозаичность. Статьи очень разные. Но в мемуарах чувствуется биение эпохи, что очень важно. И, добавим, интересно. Такую информацию, что называется, не купишь. Откуда, к примеру, знать, что полировали камень бычьими хвостами. Между тем, это было.
А смертность от наждачной пыли? Пресловутая синюга, о которой пишет Мостовенко. Поражаешься условиям, в которых рабочие Екатеринбургской фабрики создавали шедевры. Мостовенко – еще один лидер производства. Руководитель божьей милостью. 25 лет возглавлял Екатеринбургскую Гранильную фабрику, затем, с 1911 года – Петергофскую фабрику. Во время работы в Петергофе активно сотрудничал с фирмой Фаберже, пригласил в качестве главного художника талантливого Е.Е. Лансере. Помощником у него был талантливый Гомилевский.
Мы не знаем, отчего погибли фирмы» Английский, магазин, НИКОЛЬС и ПЛИНКЕ». Они не передали знамя.
Талантливые заказчики: Нобель, Кельх, Владимир и Алексей Александровичи, братья Александра III, да и сам Александр III. Прекрасно разбирался в церковной археологии. Прочитал целую лекцию Мостовенко. Церковь в качестве заказчиков. Сейчас огромный спрос на церковные предметы. Предметы культа. Еще в 1925 году на предметы культа приходилось более половины серебряного производства в стране. Сейчас, конечно, усилиями только одной Софринской фабрики церковной утвари Московского патриархата не выполнить многочисленные заявки приходов. До революции на церковь активно работали такие фирмы как Оловянникова, Хлебникова, Овчинникова, Сытова, Сапожникова, Евстифеева, Журина, Смирнова и многих других.
Взаимосвязь с французским искусством и обучением. Уже не в Рим ездили художники, как это было в первой половине XIX века, а в Париж. Париж – центр ювелирной моде. Французские фирмы активно работали в России: Картье, Бущерон, Вальян (преемник его Гериа). Тиффани, американские искусственные бриллианты ТЭТА. Но Россия, как самобытное государство не попадало полностью под влияние Франции и, испытывая влияние французского искусства, японского, китайского (экспансия на Восток и необходимость изучения восточного искусства) сама влияла на мировую ювелирную моду. Это выразилось в Русских сезонах. Не случайно, автор предисловия к книге Г. Ч. Бэйнбриджа английский искусствовед сэр С. Ситуэлл называл Фаберже «ювелирным Дягилевым». Но Фаберже не был Дягилевым. Он был Фаберже. Фаберже был первой фирмой в Сиаме. Первыми (одними из первых) в Китае, Японии, Корее. Русские ювелирные изделия были особенно любимы на Востоке: Османская империя, Эфиопия, Египет, Южная Африка, Персия. Здесь русское ювелирное искусство знают и уважают. Удивительно, но страна древне развитого ювелирного искусства – Индия активно покупала изделия Фаберже. Процитирую тогдашнюю ситуацию на сегодняшний день, можно активно ожидать экспансию русских товаров. Китай (особенно Манчжурия). После русско-японской войны, резко возник интерес к русской культуре в Японии, и аналогично, многочисленные китайские и японские трофеи были перевезены в Россию. Александр Бенуа вспоминает о начале русско-японской войны, резко возник интерес к русской культуре в Японии, и аналогично, многочисленные китайские и японские трофеи были перевезены в Россию. Александр Бенуа вспоминает о начале русско-японской войны: Жаль было бы, если погибнет уникальная японская культура. Единственность и неповторимость русской цивилизации. Сейчас совсем иная географическая ситуация. Россия резко ужалась, стала многонациональной. Но она во главе русскоговорящего содружества, во всяком случае, во главе государств, где русский язык еще долго будет вторым языком общения, а может и вторым государственным языком.
Революция во Франции в конце XVIII века дала волну эмиграции в монархическую Россию. Революция 1917 года в России дала обратную волну – откат русской эмиграции, обогащенной в течении XIX века французской культурой. Поэтому так легко эмиграция адаптировалась и растворилась в Европе и во всем мире, внеся новые грани и краски.
Живы остаются только те народы, которые ценят свое духовное наследие.
Мир оказался слишком мал для Фаберже. ювелирное искусство как синтез трех искусств: об этом говорил Бирбаум. Живописи, ваяния и зодчества: Эмблемы Академии художеств на набережной Невы. Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве. Там училась художница Московского отделения – Евгения Шишкина. Роль женщин в ювелирном искусстве. Мария Федоровна, супруга Павла I, мать двух императоров, самая талантливая художница по камню. Илинская - Андриолетти, вторая жена Бирбаума, Мусселиус, та же Шишкина. Фохт, Нина Эрнестовна (был такой хороший ювелир и гранильщик, Казанская улица). Александр Фохт. Марта Мусселиус – дочка заместителя директора Училища Штиглица Владимира Мусселиуса. Клара Цейдлер – профессор, специалист по живописи цветов. Дмитрий Иванов, пропавший в огне гражданской войны, последний из талантливой молодежи, выпускников Штиглица, автор фарфоровых фигурок.
Синтез трех искусств. Почему искусство Фаберже было понятно художникам и ценителям любой части света. Русская эмиграция разнесла славу Фаберже по всему миру. Фредман - Клюзель преподавал в Каирской Академии Художеств. Лейзер Стрих – профессор в Хайфе и Тель-Авиве.
Русской ювелирное искусство – это национальная гордость, это необходимый атрибут, это неотъемлемый элемент культуры России.
Название книги: ВЕНОК РУССКИМ ЮВЕЛИРАМ, ИСТРИЧЕСКИЙ АЛЬМАНАХ.
Бирбаум говорил, что стиль – это полдела. Главное – техника. То же мы видим сейчас. Много специалистов по стилям, но мало, разбирающихся в технике. Многие утверждают, что познали технику Фаберже, но оказывается это не так. Ярмарки последних двух лет показывают, что многие, бросившиеся копировать Фаберже, схватывают, в погоне за конъюнктурным успехом, только внешние, наиболее узнаваемые элементы стиля Фаберже, ремесленники еще не изучили Фаберже основательно. Нельзя забывать, что в фирме Фаберже, помимо постоянных 30-40 художников работали привлеченные и естественно, у каждого художника было свое лицо. Помимо естественной трансформации, эволюции стиля художника способного творить во многих стилях, наблюдался приход художников новой волны, со своим взглядом на вещи. Трудно согласиться с постоянно возникающим мнением, о том, что в 1910-е годы Фаберже уже был не тот, был на грани деградации. Так может утверждать только не точно осведомленный человек. Именно в 1910-х годах в фирму пришли такие талантливые художники Комаленков, Стрих, Колоярский , Иванов, Калугин, Мусселиус, Ильинская. Другое дело, что в связи с мировой войной, резко сократилось количество высококвалифицированных мастеров, на подготовку которых фирма затратила нмого усилий.
Все работают в стиле Фаберже, но так что впору воплощать заветы Луначарского и открывать Музей кича. (Луначарский называл Музей дурного вкуса). Работы даже лучших фирм страдают перенасыщенностью декоративных элементов – это признак смерти стиля. В моде московский купеческий стиль, в расчете на новых русских – много декоративных фигур, чересчур много. «Переувлажнение почвы» на которой, как известно, не приходится ждать хорошо урожаев. Об этом еще Фаберже предупреждал: Если хотите искать вещь за полтора миллиона рублей – идите. также изобилием бриллиантов отличаются вещи фирмы КАРАТ.
Розовый флер, ошибочность взгляда на Фаберже. И у Фаберже были кражи, и золотые слитки валялись на полу, воспринимая грязь. Различные совершенно новые взгляды на общее состояние ювелирного отдела и искусства.
Щусев и Недлер дают негативную оценку. С горечью пишет о недостатке в постановке художественно-ремесленного образования Бирбаум.
депутат от московских ювелиров и золотосеребряников (выбиравшихся на три года) в Ремесленную управу и призванный защищать интересы мастеров, Георгий Самошин, сам оказывается первым подельщиком клейм. Наверно и Бирбаум и Фаберже сильно удивились бы, что об их эпохе будут говорить, как о легендарной. Эпоха Фаберже. Это звучит красиво. Так была или нет Эпоха Фаберже? Воистину большое видится на расстоянии. Сам Агафон Фаберже, будучи в 1937 году в Англии признался Генри Бэнбриджу: «Да, Вы правы, это была эпоха Фаберже»!
Аберрация исторического зрения. Сейчас, изучая архивные документы и мемуарные записи, мы с удивлением обнаруживаем, что некоторые недостатки, что называется имманентно присущи российского ювелира: умение не спать ночами, выполняя сложнейшую работу в кратчайшие сроки. Недостатки все те же: бюрократические препоны. Борьба за снижение пробирной пошлины. Министерство финансов было сильно удивлено, когда после повышения вдвое пошлины, поступление в казну осталось на том же уровне. Просто мастера перестали носить на пробирование изделия. В 1930-е годы Фаберже еще знали. Он был в Энциклопедии: БСЭ, 1 изж.
Нужны нам те же институты: Управление учебными заведениями, подготовка специалистов ювелиров, централизованное изучение рынка., институт ювелирной промышленности, как в Италии. Защита интересов отечественных производителей, как это делалось всегда и в Англии и во Франции, Протекционизм.

Комментариев нет:

Отправить комментарий