суббота, 31 августа 2013 г.

КАМНЕРЕЗНОЕ ИСКУССТВО ФИРМЫ КАРЛА ФАБЕРЖЕ


ДИССЕРТАЦИЯ В.В. СКУРЛОВА, 2012 год.
 “История и традиции фирмы Фаберже в творчестве российских камнерезов (конец XIX  - начало XXI вв.).

ГЛАВА ВТОРАЯ.


ГЛАВА II.
КАМНЕРЕЗНОЕ ИСКУССТВО ФИРМЫ КАРЛА ФАБЕРЖЕ
Глава посвящена анализу камнерезного искусства фирмы Фаберже в контексте общего многогранного характера деятельности фирмы.

2.1. «Творческая деятельность и художественное производство фирмы Карл Фаберже»
В этом параграфе рассматриваются организационная и творческая деятельности фирмы Фаберже.
Основные этапы деятельности фирмы.
1. Ранний этап. 1840-е -1870-е годы.
Он связан с деятельностью основателя фирмы Густавом Фаберже.
В письме к Александру Фаберже Евгений Фаберже писал следующее о своих предках: «/…/ они были  французские протестанты (гугеноты) и после отмены Нантского эдикта Людовиком XIV в 1685 году (эдикт был в пользу протестантов и был издан Генрихом IV в 1598 г.), покинул Францию (они были родом из Пикардии, но я не знаю точно, жили ли они именно в Амьене, но это очень вероятно). Много способных и замечательных ремесленников, художников и других талантливых хороших людей – протестантов покинули тогда Францию и пошли в Германию, где наши поселились и долго жили (около 100 лет  в Шведте-на-Одере, немного южнее Штеттина), переженились с немками и, конечно, онемечились. Оттуда мой прадед почему-то эмигрировал в Прибалтийский край в город Пернов (Пернау) в Лифляндской губернии России. Там родился мой дед Густав Петрович Фаберже. /…/ [Он] стал золотых дел мастером и переселился в Санкт-Петербург, где открыл маленький магазин с мастерской на углу Большой Морской и Кирпичного переулка в подвальном помещении, потом перевел магазин на первый этаж того же дома, а потом на той же Большой Морской, напротив старого его магазина, в доме Руадзе».[1]
Отметим, что мастерская Густава Фаберже изготавливала небольшие и недорогие предметы. Еще одна сфера ее деятельности – ремонт ювелирных изделий.
2. Зрелый этап. 1880-е - середина 1910-х годов.
В 1872 году во главе предприятия стал Карл Фаберже. Евгений Фаберже отмечал: «Воспитывался он в Анненшулле на Кирочной, потом в Дрездене в Хандельшуле. /…/ учился ремеслу главным образом у сотрудника его отца, финляндца Петера Хискиаса Пендина, но и во Франкфурте-на-Майне в фирме Фридмана, и в Париже у Шлосса. Был одно время в Лондоне, не знаю у кого. Карл Густавович поставил дело на более широкую ногу; изготовлял не только золотые и бриллиантовые вещи, но занялся также и эмалевыми, и серебряными».[2]
В 1882 году Карл Фаберже приглашает к сотрудничеству своего брата Агафона Фаберже, который был в то время в Дрездене. Младший брат руководителя фирмы оказался талантливым дизайнером ювелирных вещей.
В 80-е годы расширяется и сама фирма. В этот период Карл Фаберже заключает договора с другими мастерскими, которые осуществляли изготовление вещей по заказам фирмы, при этом они обязались не подписывать договора на работу с другими заказчиками.
Чтобы мастерские были территориально объединены, создается новое здание фирмы, где располагались не только мастерские, но магазин, библиотека и жилые помещения. Это знаменитый дом на Большой Морской, 24, построенный в 1899-1900 годах по проекту архитектора К.К. Шмидта – племянника Карла Фаберже. Известный историк архитектуры В.Г. Лисовский писал об этом доме следующее: «В композиции фасада дома Фаберже довольно хорошо ощущается влияние готики, и уже одно это выделяет его на фоне неоренессанса, преобладавшего в конце столетия. Но особенно интересно в данном случае то, как эффектно обыгрывает Шмидт фактуру облицовочного камня, сопоставляя его со стеклом, как четко прорисовывает элементы каменного каркаса эркеров и больших сдвоенных окон; в этих штрихах заключено предощущение модерна, крупным мастером которого вскоре и зарекомендует себя архитектор».[3] Итак, даже фасад здания «отражал» любимые стили ювелира Карла Фаберже – историзм и модерн. Безусловно, что это величественное, художественно и функционально продуманное здание выполняло и определенную роль рекламы, «показывая» посетителям и потенциальным покупателям, что «дело Фаберже» процветает.
Постепенно фирма организует отделения и в других городах Российской империи: в 1887 году – в Москве,[4] в 1901 году – в Одессе, в 1906 году – в Киеве.
С открытием в 1903 году Лондонского отделения фирмы, занимающегося продажей изделий, Фаберже начинает активно завоевывать не только российский, но и международный рынок. Международному признанию служили и выставки, в которых фирма Фаберже постоянно принимала участие.
С 1883 года фирма начинает изготавливать пасхальные яйца, прославившие ее на весь мир, а на рубеже 1907-1908 гг. – камнерезные человеческие фигурки, ставшие сразу же объектом внимания и признания всех знатоков декоративного искусства.
Отметим, что в этот период повышается и статус Карла Фаберже среди ювелиров – он становится Придворным ювелиром Российского императора, короля Шведского и Норвежского, короля Великобританского, и Придворным ювелиром и эмальером короля Сиама.
Фаберже был Придворным поставщиком Двора его Императорского величества.
Итак, Карл Фаберже, благодаря харизматическим данным лидера, знанию ювелирного дела и организаторскому таланту, создал из небольшой мастерской своего отца одну из ведущих фирм в ювелирном деле.

3. Заключительный этап. 1914-1918 гг.
Первая мировая война, а затем и российская революция 1917 года прервали бурную деятельность фирмы Фаберже в области ювелирного и камнерезного искусств. Многие ее мастера были призваны в действующую армию. Ювелирные изделия уже не имели того спроса, что ранее. Фирма перешла на военные заказы. Франц Бирбаум[5] (главный мастер фирмы в 1893-1918 гг.) писал по этому поводу следующее: «Застой в ювелирной торговле наблюдался в первый год войны. За это время фирма Фаберже решила применить свое производство к нуждам военного времени и обратилась в Военное ведомство с определенными предложениями в этом смысле. Ответа она ждала целый год, а между тем надо было занять рабочие руки. Прибегли к разным паллиативам: стали изготавливать медные изделия – судки, тарелки, кружки, табачницы и т.д. Единственная цель такого производства в обеспечении работой несколько сотен подмастерьев. О прибыли, конечно, нечего было и думать, убыток был, но незначительный. /…/ Лишь на втором году войны фирма добилась получения военного заказа. Московская серебряная фабрика была переоборудована, а в Петербурге открыта дополнительная мастерская. Одновременно один из мастеров, ювелир Гольстрем, открыл мастерскую, выпускавшую шприцы Праваца. /…/ Деятельность фабрики и мастерских продолжалась до самой революции. Исполнены были ударные и дистанционные трубки, гранаты, части приборов. В начале производство налаживалось трудно, но скоро наше исполнение ставилось в пример за точность и тщательность изготовления».[6]
В этот период фирма продолжала изготавливать пасхальные яйца для императорской семьи, но материал, идущий на их создание, стал демократичным – это сталь, береза, стекло, горный хрусталь. Но, используя и такой материал, мастера фирмы делают шедевры ювелирного искусства.
Фаберже пытался сохранить фирму при большевистском режиме, но после неудавшегося опыта работы в новых обстоятельствах, фирма закончила свою деятельность в 1918 году. Но ее многолетняя деятельность навечно осталась в истории ювелирного не только России, но и мира.

Организационно-управленческая система фирмы Фаберже.
Проанализируем эволюцию организационно-управленческой системы фирмы Фаберже.
С самого основания фирмы Фаберже в 1842 году и до второй половины 1880-х гг. структура управления предприятием была линейной. Еще в 1886 г., после 44 лет существования, фирма насчитывала более двух десятков работников, т.е. это была сравнительно небольшая по количеству персонала организация, состоявшая из мастерской и магазина.
При линейной системе руководитель полностью отвечает за свою работу и работу своей фирмы. Это практически устраняет вероятность получения работниками противоречивых указаний. В идеале руководитель должен обладать разносторонними знаниями и должен контролировать все разновидности работ, выполняемый на предприятии.
Оперативные вопросы в такой структуре доминируют над стратегическими, в силу их количества и необходимости безотлагательного решения. Линейная структура позволяет четко функционировать предприятию при решении стабильных заданий, выполнении повторяющихся операций, но при ее использовании трудно приспосабливаться к новым целям и задачам.
Такая система устраивала Густава Фаберже, но не его преемника, обладавшего не только талантом ювелира, но и талантом предпринимателя, не боявшегося инноваций как в творческой, так и в организационной деятельности фирмы.
Именно с руководством Карла Фаберже связан следующий этап организационной работы фирмы (с середины 80-х годов XIX века), который можно назвать этапом функциональной структуры управления. Эта структура управления основана на разделении труда на производстве и в аппарате управления. Каждый функциональный руководитель обладает всеми распорядительными правами по вопросам, входящим в его компетенцию. В пределах определенных функций создаются звенья, передающие нижестоящим звеньям решения, обязательные для исполнения. Такая система позволяет грамотно управлять производством. Но и здесь есть свои недостатки – в силу множества исходящих от каждого функционального руководителя распоряжений, обязательных для исполнения в каждой мастерской, принцип единства распорядительства нарушается.
Франц Бирбаум в своих записках так характеризует этот период: «Заваленные работой братья Фаберже не в состоянии были вести хозяйство мастерских, а потому решили создать автономные мастерские, владельцы которых лишь обязывались работать по рисункам и моделям фирмы  и исключительно для нее. Так были основаны ювелирные мастерские Хольстрема и Тилемана, золотых изделий Реймера, Коллина, Перхина, серебряные (курсив мой – В.С.) Раппопорта, Вякевы, Аарне и другие. Каждой из них был выделен определенный род изделий, и в них подмастерья специализировались на конкретном виде работ. Изделия этих мастерских носят клеймо мастера, а когда место позволяет, то и клеймо фирмы».[7]
Ситуация, когда большая фирма нанимала мастеров на подряд, не была изобретением Фаберже. Так работала долгие годы фирма «Никольс и Плинке», Торговый дом «Ивана Екимовича Морозова», Придворный ювелир К. Болин. Новым в действиях фирмы Фаберже было то, что мастера в период работы на нее категорически обязывались никого не обслуживать, не выдавать технологических секретов, дизайнерских разработок.
Эта система позволила увеличить состав фирмы до несколько сотен человек. Такая организационная система позволяла фирме выполнять как продукцию массового характера, так и уникальные, трудоемкие вещи.
Отметим, что на фирме Фаберже наблюдались и элементы матричной структуры управления. Матричная структура является следствием дальнейшего развития производительных систем. Эта структура позволяет координировать и увязывать деятельность многочисленных служб и подразделений, упорядочить горизонтальные связи, сократить их протяженность, свести к минимуму последствия многоуровневого линейного подчинения, ускорить принятие решений, способствует повышению ответственности. Она характеризуется созданием особых координирующих звеньев – руководителей программ, получающих право воздействовать на всех других функциональных руководителей – участников программы. Одним из руководителей «Программы исполнения Высочайших заказов» на фирме был Иван Антони. Он служил на фирме с 1898 года и отвечал за координацию исполнения ежегодных императорских пасхальных яиц. При изготовлении этих изделий были задействованы лучшие мастера разных специальностей: каменные работы исполнялись в мастерской Верфеля, эмалевые работы – Петрова, ювелирный сюрприз – Хольстрема, монтировочные работы – Перхина, Вигстрема, футляры – в лучших футлярных мастерских Кяки или в собственной Карла Иегиса, позолота - в единой позолотной мастерской, миниатюры создавал Василий Зуев, миниатюры по эмали – группа художниц и т.д. Естественно, что такой многодельный процесс нуждался в строгом организационном контроле.[8]
Заметим, что такая система задействовала в работе над проектом не только постоянных сотрудников фирмы, но и позволяла приглашать к временному сотрудничеству специалистов, помогающих осуществить тот или иной проект. Среди таких специалистов были известные архитекторы (Л.Н. Бенуа), скульпторы (А.Л. Обер, Б.О. Фредман-Клюзель) и художники (Г.К. Савицкий).
Система включала и ту область деятельности, которую мы сейчас называем маркетинговой. Руководители фирмы не жалели денег на издание каталогов-прейскурантов,[9] участие в российских и международных выставках и т.п. Эта же система способствовала производству широкого ассортимента изделий.

Классификация ассортимента изделий, производимых фирмой Фаберже.
М.Н. Лопато приводит следующую классификацию направлений деятельности фирмы Фаберже: «Первое – это ювелирные украшения. Второе – изделия, которые в XVIII веке назывались «галантереей» (то есть табакерки, несессеры, разного рода коробочки, набалдашники, футляры для карманных часов. В XIX столетии к этому прибавились портсигары, письменные принадлежности, дорогие игрушки- корзинки, портшезы, рояли, миниатюрная мебель и т.п. Третье направление – камнерезные изделия, четвертое – серебряные работы, и, наконец, пятое – императорские пасхальные яйца. По значимости их надо было бы поставить на первое место. Однако доход фирме приносила массовая продукция или, во всяком случае, изделия, которые можно было тиражировать».[10]
Предлагаем классификацию не столько направлений деятельности фирмы, сколько изделий, производимых фирмой.
I. Деление произведений по назначению:
1. Ювелирные произведения (кольца, броши, браслеты, диадемы и т.п.)
2.Произведения декоративного характера (мелкая пластика, цветочные композиции, миниатюрная мебель и т.д.).
3. Произведения прикладного (функционального) характера (часы, звонки, табакерки, несессеры, канделябры, посуда, вазы, письменные приборы, пуговицы, пряжки и т.д.)
4. Произведения, связанные с религиозным культом (иконы, пасхальные яйца, нательные крестики).
II. Деление произведений по материалу:[11]
1. Изделия из золота (ювелирные произведения, предметы культового характера и т.п.)
2. Изделия из серебра (мелкая пластика, часы, посуда и.т.п.).
3. Эмальерные произведения (иконы, пасхальные яйца, ковши в «русском стиле» и т.п.).
4. Камнерезные изделия[12] (пасхальные яйца, мелкая пластика, посуда, рамки и т.п.).
Следует отметить, что эта классификация также не имеет жестких рамок, так как при создании того или иного изделия мастерами фирмы использовались разные материалы (к примеру, многие серебряные скульптурки помещались на каменных подставах), а предметы функционального характера были часто столь хороши, что «переходили» в разряд декоративных произведений.
Все эти произведения отличаются своим стилевым разнообразием.

Стилевое разнообразие изделий фирмы Фаберже.
I. Историзм в изделиях фирмы Фаберже.
1. Изделия, созданные под воздействием искусства античности, Византии и Древней Руси. Все они, так или иначе, отражают историю России – связь Причерноморья с Грецией, русско-византийские отношения средних веков, расцвет русского искусства (особенно XVII века – периода правления первых Романовых).
а). Изделия, выполненные в «скифском стиле» (произведения из «скифской коллекции» Э. Коллина).
б). Изделия, выполненные в «византийском стиле» (к примеру, золотой  переносной триптих в византийском стиле работы М. Перхина).
в) Изделия, выполненные в «русском стиле» – произведения, повторяющие формы и характер декора изделий прошлого, – ковшы  и братины, украшенные эмалью и драгоценными камнями; современные предметы, в которых используется древнерусский орнамент (к примеру, рамки для фотографий); декоративно-функциональные изделия, мелкая пластика, «героями» которых стали персонажи древнерусской истории и литературы (чаша «Иван Калита», ковш «Богатырь», изготовленные из серебра). «Русский стиль» стал популярен в изделиях фирмы Фаберже в период правления Александра III. К этому стилю тяготели мастера Московского отделения фирмы.
2. Изделия, созданные под воздействием европейских неостилей.
а). Изделия, выполненные в неоготическом стиле (к примеру, нефритовая коробочка в виде реликвария в готическом стиле работы М. Перхина). Отметим, что этот стиль не нашел большого развития в произведениях мастеров фирмы.
б). Изделия, созданные в стиле неорококо (или, как обычно отмечается в счетах фирмы, – в стиле Людовика XV). Этот неостиль был особо любим М. Перхиным. Большое количество произведений, созданных им, выполнено в этом стиле. А это и пасхальные яйца, и чаши, и портсигары, и мн. др. Этот стиль предпочитала и постоянная покупательница произведений Фаберже – императрица Мария Федоровна. Судя по всему, к неорококо питал пристрастие и сам Карл Фаберже.
в). Изделия, изготовленные в стиле неоклассицизма (или стиле Людовика XVI). Этому стилю отдает предпочтение мастер Г. Вигстрем.
3. Изделия, созданные под влиянием восточного искусства.
Это группа произведений, выполненная под воздействием искусства Японии (цветочные «икебаны», некоторые анималистические фигурки, где просматривается влияние искусства создания нэцке), Китая (цветочные композиции с камнерезными хризантемами), Сиама (статуи Будды).
Мастера использовали в своих изделиях и орнаментальные мотивы Востока (геометрический, растительный, эпиграфический орнамент стран мусульманского Востока).
II. Модерн в изделиях фирмы Фаберже.
Этот стиль, ставший популярным в Европе в конце XIX века, привлекает и мастеров фирмы Фаберже. В этом стиле изготавливаются пасхальные яйца, ювелирные украшения, посуда, декорируются ножи для разрезания бумаги и т.д.
Некоторые произведения Фаберже опережали эпоху, предвещая появление стиля ар-деко.
Но, в каком бы стиле не было исполнено произведение фирмы Фаберже, оно всегда узнаваемо по точно найденным пропорциям, чистоте линий, изысканной колористической гамме, техническому совершенству исполнения, согласованному сочетанию материалов, т.е. всему тому, что принято называть «стилем Фаберже».

Мастера фирмы.
Фирму прославили главные художники – А. Фаберже, Ф. Бирбаум (автор композиционного решения многих пасхальных яиц), мастера-ювелиры – М. Перхин, Г. Вигстрем и др., эмальеры по гильошированному фону (династия Петровых), художники (А. Ивашев, Я. Либерг, Г. Курц, О. Май, В. Зуев, Л. Маттеи, К. Цейдлер, Е. Якобсон и др.), скульпторы (Г. Скильтер (Шкилтерс), Б. Фредман-Клюзель и др.), резчики по камню (П. Кремлев, П. Дербышев и др.), а также представители многих других специальностей.[13]
Михаил Евлампиевич Перхин[14] – один из ярких ювелиров конца XIX – начала ХХ вв. Он родился в деревне Окуловской Шуйской волости Петрозаводского уезда Олонецкой губернии, приехал в Петербург еще в юности. Сумел выучиться ремеслу ювелира и открыть мастерскую в Имперской столице. Работая для фирмы Фаберже, создал великолепные пасхальные яйца.[15] Среди которых «Часы-яйцо синей эмали со змеей-стрелкой» (1887) в стиле неоклассицизма, «Ландыши» (1898) в стиле модерн, «Петр Великий» (1903) в стиле неорококо. В этих изделиях он применяет жемчуг, нефрит, золото, драгоценные камни, эмаль и т.д. Разнообразие материала не производит впечатления пестроты.
Великолепны и его произведения прикладного характера, где чаще всего в качестве декорировки ювелир использует рокайльные мотивы.
Деятельность Перхина – наглядный пример карьерного роста выходца из деревни в пореформенной России, ставшей на путь капитализации производства.
Итак, Карлу Фаберже удалось наладить практически эталонную систему функционирования фирмы художественной промышленности, которая служит образцом для подражания ювелирным фирмам мира до настоящего времени. Это была совершенная инновационная креативная фирма, работавшая как хорошо налаженный механизм. Многие идеи Фаберже востребованы до сих пор.
2.2. Камнерезное искусство как часть творческой и художественной деятельности фирмы Фаберже
Камнерезное искусство фирмы Фаберже представляет собой важную часть творческой деятельности фирмы.[16] В этом параграфе рассматриваются два этапа развития камнерезного искусства на фирме Фаберже: до открытия собственной камнерезной мастерской и после ее создания.
Первый этап.
С момента основания фирмы[17] до 1908 г. изготовлению камнерезных изделий уделялось второстепенное внимание. Но даже этот период характеризуется обширным ассортиментом изделий из камня. Предметы, выполненные из полудрагоценных камней Урала и Сибири, представляли собой своеобразный «фон», на котором «демонстрировалась» ювелирная работа мастеров фирмы. Изящностью отделки отличались мелкие предметы фирмы: чашки, чарки, рамки для фотографий, футляры небольших часов, ручки для зонтов, ножи для бумаги, портсигары, пепельницы, табакерки, бонбоньерки, печати, набалдашники тростей, настольные звонки, пуговицы[18] и т.п.
Из подобных изделий можно отметить чашу из бовенита[19] (до 1899 года, мастер М. Перхин), где золотой изысканный декор в стиле рококо, сплетающийся в витиеватые завитки, преображает простой по форме предмет из зеленоватого камня.
Основываясь на счета Марии Федоровны, приведем стоимость подобных вещей. Так, в 1887 году императрица приобрела пурпуриновую[20] чашку за 250 рублей, а в 1888 году – нефритовую чашку за 170 рублей.[21]
Создавались и крупные вещи: к примеру, часы, чернильницы, лампы и т.п., но в них камень использовался чаще всего для изготовления подставок под фигуративные или декоративные композиции из драгоценного металла, преображающие эти вещи утилитарного назначения в произведения искусства.
Интерес в этой группе предметов представляют Серебряные часы на подставке из оникса, выполненные к 25-летнему юбилею свадьбы Александра III и Марии Федоровны (1891, автор проекта архитектор Л.Н. Бенуа, скульптор А.Л. Обер, ювелир М. Перхин)[22]. Сложный, несколько дробной абрис серебряных часов благородно оттеняет скромный ониксовый пьедестал, сдержанно-песочный цвет которого согласуется с циферблатом часов. Часы – яркий пример эклектичного стиля в творчестве фирмы Фаберже. Они несколько «отягощены символикой» - 25 амуров, наглядно представляющих 25 лет счастливых супружеских отношений, сплетены в невероятный клубок. А над ними возвышается двуглавый орел, увенчанный короной, – символ российской Империи. Его сквозной силуэт словно противостоит тяжеловесной «толпе» амуров. Действительно, достаточно трудно сочетать символику личных отношений с государственной. Но часы отличаются прекрасным художественным исполнением.
Ярким образцом стиля эклектики является и чернильница с фигуркой  Меркурия (1895 год, Московская фабрика фирмы Фаберже). Серебряные сосуды для чернил и скульптурное изображение бога торговли располагаются на овальном пьедестале красного мрамора. Изображение бога Меркурия восходит к известной скульптурке Дж. Болоньи, созданной этим итальянским мастером эпохи маньеризма в XVI столетии. Такое воспроизведение мелкой пластики прошлого в современных произведениях – одна из характерных черт эклектичного искусства.
Следует отметить, что изделия, сочетающие камень и металл, во второй половине XIX – начале ХХ века производила не только фирма Фаберже. Произведения подобного характера можно обнаружить в ассортименте продукции фирмы П.А. Овчинникова («Богатыри в дозоре». Композиция с часами. Серебро, горный хрусталь; «Казак поит лошадь». Серебро, малахит. 1910), И.П. Хлебникова («Гусляр». Серебро, мрамор) и др. Эти произведения также яркий образец историзма. Но московские фабрики (Овчинникова и Хлебникова), в отличие от петербургских, больше тяготели к пропаганде «русского стиля» в искусстве.
Камень мастера фирмы Фаберже применяли не только в изделиях прикладного характера, но и декоративного.[23] К подобным созданиям можно отнести цветы (флористику). Из камня (чаще всего горного хрусталя) в подобных композициях создавались стаканы, «наполненные водой», листья – из нефрита, цветы – из золота, драгоценных камней и эмали (ювелир Г. Вигстрем). Подобные изделия отличались некоторым натурализмом (из композиций натуралистического характера наиболее известной является «Корзина с ландышами» (1896, мастер А. Хольстрем)).
Позднее цветочные композиции выполнялись и в стиле модерн. В этом ракурсе интересны т.н. «икебаны» фирмы Фаберже, в которых эта стилистика наиболее ярко просматривается, что отчасти отражает общий характер развития стиля модерн, одной из черт которого является ориентация на восточное искусство.[24]
Из камня создавалась и анималистика. Эти изделия можно разделить на три большие группы, различающиеся как по стилистике, так и по функциональному назначению. К первой из них можно отнести вещи, где представлены геральдические животные.[25] Их изображение носит чаще всего обобщенный характер. Особой популярностью во времена правления Александра III пользовались камнерезные изображения слонов. Будучи наследником русского престола Александр Александрович женился на датской принцессе Дагмар, а геральдическим животным Дании являлся слон, так что его популярность была вполне оправдана. К примеру, для Кабинета его величества в 1893 г. исполнено четыре каменных слона (топазовый, два нефритовых с бриллиантами, жадеитовый), которые государь император Александр III взял с собой в поездку в Копенгаген.[26] Отметим, что если для большинства анималистических фигурок камнерезы подбирали камни, подходящие по цвету к натуре, то подобные изделия могли быть выполнены из камней любого цвета. Слоны могли быть синими (из ляпис-лазури), зелеными (из нефрита) и т.п.
Ко второй группе можно отнести «портретные» изображения животных, имеющие декоративное назначение. Самой многочисленной и популярной из них является серия, изготовленная по заказу (1907 г.) английского короля Эдуарда VII, в которую входили изображения любимых животных и птиц монархов, проживающих на королевской ферме в Сэндригаме (Sandrigham). Камнерезные изображения создавались в России на основе моделей, изготавливаемых скульптором Б. Фредманом-Клюзелем[27] в Англии с натуры. Это изображения коня из авантюрина, быка из обсидиана, терьера (Цезаря) из халцедона, свиньи из авантюрина и т.д. Следует отметить, что создавались произведения не только из цельного куска камня (монолита), но и полихромные. Так, к примеру, статуэтка индюка была выполнена из обсидиана, ляпис-лазури и пурпурина. Бирбаум по этому поводу писал следующее: «От этого подбора камней в натуралистическом направлении был один шаг до мозаичной скульптуры, в которой можно было путем склейки, вкраплением соединить разные камни и получить таким образом эффекты колорита».[28]
Следует заметить, что камнерезные произведения анималистического характера любила и российская императрица Мария Федоровна. Она активно покупала подобные поделки.[29] Мода на камнерезную анималистику быстро распространилась в кругах высшей аристократии[30] и деятелей художественной культуры.[31]
Третью группу составляют произведения функционально-декоративного характера. Это настольные часы, звонки, бонбоньерки, «гильотинки» для сигарет и т.п., украшенные изображениями животных или сделанные в виде того или иного животного. К примеру, настольные часы в виде индийского слона из обсидиана (1899-1908 гг., Г. Вигстрем), звонок настольный в виде черепахи из агата (1899-1903 гг., М. Перхин), бонбоньерка в виде головы кабана из агата (1903-1908 гг., Г. Вигстрем) и т.д.
Евгений Фаберже в некрологе, посвященном памяти Фредмана-Клюзеля, писал о том, что по забавным моделям скульптора в ателье Фаберже были выполнены шахматные фигурки – из зеленого нефрита лягушки, а из бледно-зеленого кахолонга – мышки. Фаберже подчеркивает, что этот набор единственный в своем роде. Больше подобных шахматных фигур мастерская не изготавливала.[32] Следует отметить, что Бэйнбридж в своем исследовании о Фаберже указывает на то, что в коллекции английской королевы Александры были мыши из серого кахолонга с глазами сапфирами-кабошонами.[33] Сейчас трудно судить о том входили ли эти изображения в шахматный набор, но фигурки мышей, зажавших в зубах хвосты, действительно выглядят забавными.
Следует отметить, что камнерезные анималистические фигурки, как и флористические композиции, создавались на фирме Фаберже не без влияния восточного искусства. Вне сомнения, что на подобные изделия фирмы Фаберже оказало влияние искусство создания нэцке. Но мастера фирмы быстро преодолели этап ученичества и выработали своеобразную стилистику исполнения, которая была свойственна только им.
Ювелирную отделку из драгоценных металлов, камней и эмали получали и пасхальные яйца. Применение камня в таких изделиях носит многообразный характер.[34] К примеру, из камня выполнялся корпус пасхального яйца. Среди подобных произведений особый интерес представляет первое каменное пасхальное яйцо «Память Азова» (мастер М. Перхин), созданное в 1891 году из гелиотропа («кровавика»), декорированное золотым орнаментом  в стиле рококо. Специалисты до сих пор отдают дань точности выбора камня и безупречной камнерезной работе, исполненной Карлом Верфелем[35]. Сюрпризом яйца является модель крейсера 1-го ранга «Память Азова», на котором совершал «восточный» вояж Наследник Цесаревич – будущий император Николай II.
Начинание мастеров фирмы – изготовление пасхальных яиц из камня – получило поддержку. И уже на следующий год Верфель исполнил яйцо из нефрита, которое ювелиры фирмы Фаберже армировали бриллиантовой сеткой (яйцо «Алмазная сетка», мастер А. Хольстрем). Сюрпризом яйца стал слоник с погонщиком (утрачен).
Интересно яйцо из агата «Ренессанс» (мастер М. Перхин), созданное в 1894 году, навеянное халцедоновым ларцом (амстердамский мастер Ле Руа, начало XVIII в.) из коллекции знаменитой сокровищницы саксонских королей «Зелёные своды» («Gruene Gewolbe»), которую посетили братья Фаберже в 1892 году, приезжая на золотую свадьбу отца в Дрезден. Это яйцо отражает как  стилистику историзма (обращение к искусству далеких времен, в данном случае к искусству эпохи Возрождения), так и эклектичный метод работы (копирование произведений прошлого), характерный для искусства того времени.
В 1899 году было создано яйцо из нефрита (в счете фирмы названо «яйцо с 11-ю миниатюрами», ныне известно под названием «Анютины глазки». Мастер М. Перхин). Это произведение уже носит влияние стилистики модерна. Особенно ярко это проявляется в закрученных формах подставки, напоминающих сложное веерное движение складок шлейфа роскошного платья.
Использовался камень и в качестве пьедестала для пасхальных яиц. К примеру, из белого оникса изготовили подобные детали для следующих изделий: «Транссибирский экспресс» (1900 г., мастер М. Перхин), «Успенский собор» (1906 г.), «Колыбель» (1907 г., мастер Г. Вигстрем).
Порой камень использовался как для изготовления корпуса яйца, так и для изготовления подставки. Примером такого решения служит яйцо с 12 миниатюрами дворцов Александры Федоровны (1896 г., яйцо и пьедестал из горного хрусталя).
Из камня создавались и элементы сюрпризов пасхальных яиц. К примеру, сюрприз яйца «Лебедь» (1906) – скульптурное изображение царственной птицы демонстрировалось на большом аквамарине, украшенном водными лилиями, выполненными из драгоценного металла. Цвет аквамарина, его безупречная шлифовка и декорирование растительными формами призваны вызвать у зрителей ассоциацию с гладью озерной воды. Отчасти такое решение напоминало о балете П. Чайковского «Лебединое озеро». На аквамариновом пьедестале демонстрировалась и миниатюрная модель крейсера «Память Азова» – сюрприз вышеуказанного первого каменного пасхального яйца. И здесь этот камень призван был «исполнять роль» морской глади.
Интересны и яйца с часами. Можно сказать, что они составляют отдельную группу в серии пасхальных яиц фирмы Фаберже. Следует отметить, что и в их создании применялся поделочный камень. Одно из таких произведений «Букет лилий» (1899 г., мастер М. Перхин; часы-яйцо имеют барабанный циферблат), корпус которого увенчивает букет цветов из кахолонга.
О том насколько были популярны пасхальные яйца из камня среди членов императорской фамилии показывает «Список драгоценных предметов Аничкова дворца», отправленных в сентябре 1917 г. на хранение в Оружейную палату.[36] Приведем небольшую выдержку из этого списка (с нашими комментариями), содержащую перечень известных и неизвестных пасхальных яиц, «принадлежащих Ея Императорскому  Величеству императрице Марии Феодоровне»:
№ 2. Яйцо из зелёной яшмы, усыпанное жемчугом и с четырьмя образками (неизвестное произведение – В.С.),
 № 3. Яйцо из нефрита, на золотой подставке и с портретом Императора Александра III в медальоне (1902 г., утрачено, изображение неизвестно, в счете фирмы названо яйцо в стиле «Ампир» – В.С.,), 
№ 8. Яйцо яшмовое в золотой оправе с бриллиантовым украшением; внутри модель судна золотая (1891 г., судя по описанию «Память Азова» – В.С.),
№ 11. Яйцо яшмовое в золотой оправе, с украшением из  бриллиантиков; внутри золотая ширмочка сердцеобразной формы под короною, украшенная бриллиантом и именными вензелями в красных эмалированных медальонах (1899 г., т.н. «Анютины глазки» – В.С.),
№ 13. Яйцо золотое, крытое лиловой эмалью с бриллиантовым украшением, внутри каменная вазочка с серебряным Лебедем (1906 г., судя по описанию «Лебедь» – В.С.),
№ 17. Яйцо хрустальное, на пьедестале в бронзовой оправе, с павлином внутри (1907 г. – В.С.).
№ 18. Яйцо нефритовое, в золотой оправе с бриллиантовой сеткой; пьедестал нефритовый с тремя серебряными амурчиками (1892 г., пьедестал и сюрприз утрачены, судя по описанию «Алмазная сетка» – В.С.).[37]
В другом Списке «вещей бывших императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны» за 1922 год[38] находим под № 1. Хрустальное яичко с фигурами внутри на золотой подставке с 8-ю бриллиантами, розами и жемчугом (яйцо «Христос и два Архангела», работа начала 1890-х гг., не входит в состав «императорских», т.к. на нем имеется инвентарный номер, а на императорских пасхальных яйцах его не ставили – В.С.).
Применение разнообразных камней в композиции пасхальных яиц значительно обогатило художественный образ и колористическую палитру произведений. Примеру Фаберже последовал и Картье, который исполнил  для Николая II яйцо «Царевич» (1906 г.) с использованием флюорита[39] для «подушки», на которой установлено яйцо. Изделие было преподнесено царю в качестве подарка от города Парижа и находилось до 1917 г. на письменном столе последнего императора России.
Подчеркнем, что мастера фирмы Фаберже (к примеру, М. Перхин, Г. Вигстрем) занимались ювелирным обрамлением камнерезных изделий. И именно их работа рождала тот художественный почерк, который отличал произведения фирмы Фаберже от подобных изделий других ювелирных мастерских.
Интересен круг скульпторов, которые моделировали изделия для фирмы Фаберже: в Петербурге – Артур Обер, Василий Грачев и Август Тимус, в Москве – Константин Клодт. В 1902 г. к ним присоединились Густав Скильтер и Федор Грюнберг, который затем уехал преподавать в Екатеринбург, где воспитал Кремлева, Дербышева, Шадра и Чешуина.
Круг источников поступления на фирму камнерезных изделий разнообразен. Большинство камнерезных поделок создавались на фабриках  Верфеля в Петербурге и Штерна в Идар-Оберштейне (Германия). Мастера этих предприятий следовали тем эскизам и моделям, которые представлялись художниками и модельмейстерами фирмы Фаберже. Закупались и камнерезные заготовки, производимые мастерами Урала. Но они требовали определенной переработки (к примеру, более высококачественной полировки), из-за чего их отсылали на упоминаемые выше фабрики. Работа по доработке изделий была дороже, чем закупочная цена вещей. Это становилось фирме не выгодно, так как заказы на произведения подобного рода постоянно увеличивались. Выполняли камнерезные изделия для фирмы Фаберже и мастера Петергофской гранильной фабрики.[40]
Для более полного представления об изделиях фирмы первого периода, в создании которых применялся камень, диссертант изучал не только изделия того времени, хранящиеся в музеях и частных коллекциях, но привлекал и архивные документы, в частности, счета одной из постоянных покупательниц произведений Фаберже – императрицы Марии Федоровны.[41] На их основании можно отчасти судить не только об ассортименте изделий, но и о том, с какими породами камней предпочитали работать мастера. Среди покупок Марии Федоровны на первое место выходят изделия из жадеита и нефрита. Затем следует произведения из горного хрусталя, орлеца, халцедона. Реже знатной покупательницей приобретались вещи из сердолика, лунного камня, яшмы, ляпис-лазури, кахолонга, розового кварца, мохового агата.[42] Конечно же, в выборе изделий из того или иного камня сказываются вкусовые предпочтения Марии Федоровны, но следует обратить внимание на то, что жадеит и нефрит действительно занимали лидирующее положение в изделиях фирмы Фаберже.
Итак, произведения фирмы Фаберже этого периода поражали высоким качеством ювелирной отделки, но камнерезная составляющая произведений чаще всего играла второстепенную роль.
Второй период.
Обозначенные выше причины (рост спроса, дорогостоящие переделки и т.д.) способствовали решению создания на фирме Фаберже собственной камнерезной мастерской (1908 г.). На должность ее управляющего был приглашен П.М. Кремлев. Его знание камнерезного дела, полученное еще на Урале, способствовало повышению художественного уровня изделий фирмы.
К числу объективных предпосылок открытия собственной мастерской  можно отнести следующую – в 1907 г. состоялся первый выпуск художников-камнерезов, обучавшихся в Екатеринбургском художественно-промышленном училище. В училище преподавал выпускник ЦУТР барона Штиглица Федор Грюнберг, который уже сотрудничал с фирмой Фаберже. Именно он мог рекомендовать лучшим выпускникам поступить на службу к Фаберже.[43]
В 10-е годы ХХ века сформировался круг мастеров-камнерезов, работающих для фирмы Фаберже. Среди мастеров диссертант отмечает Петра Дербышева. Бирбаум писал о камнерезе следующее: «Познакомился я с ним в 1908 году, когда он приехал искать работы в Петербург, вернее пришел, так как путь он совершил большей частью пешком, работал в разных местах грузчиком, огородником для добывания средств к жизни. Прибыл он в Петербург оборванный и в лаптях. Мы сразу распознали в нем человека дела и талантливого работника. Фирма поспешила его обуть и одеть; так как в то время собственная мастерская только намечалась, он был поставлен на завод Верфеля, где проработал год, накопил немного денег. Он с нашими рекомендациями поехал для усовершенствования в Оберштейн, а оттуда он перебрался в Париж, где работал у художника-резчика Лалика».  Вернувшись в Россию в 1914 году, Дербышев был призван в армию, так как началась Первая мировая война, где он и погиб. В заключении Бирбаум отмечает, что «я нисколько не преувеличу, если скажу, что русское камнерезное дело потеряло в нем своего лучшего, а может быть, единственного художественно образованного мастера».[44]
С 1911 г. помощником Кремлева на фирме начал работать выпускник Екатеринбурского художественно-промышленного училища Николай Куликов.
Интересна и деятельность Александра Мейера – руководителя фабрики Верфеля, администрацию по управлению делами которой с 1907 года возглавлял Карл Фаберже. Мейер тщательно следил за воплощением в камне мастерами-камнерезами моделей из воска, разработанных скульпторами.
Мастерам фирмы Фаберже, как отмечал еще Бирбаум, уже свойственно новое понимание природы камня. Теперь камень был не просто фоном, а полноправным партнером в изделии. Создатели произведений, где использовался камень, подчеркивали не столько ювелирную составляющую изделия (порой она «доходила» до второстепенной роли, выполняя техническое предназначение, – это такие детали, как скрепки, шарниры, затворы), сколько «живую» красоту камня.
О многообразии камней, используемых на фирме Фаберже для создания камнерезных произведений можно узнать и по архивным закупочным документам.[45] На основании их можно утверждать, что это многообразные яшмы, порфир, орлец и т.д.
Следует отметить, что и в этот период продолжала применяться практика, когда камнерезные изделия выполнялись «на стороне», К примеру, простые работы переадресовывались екатеринбургским мастерам, так как в связи с увеличением заказов, мастерская не успевала сдать нужное количество изделий.
Осенью 1915 г. после долгих согласований было получено разрешение на открытие Фабрики по обработке камня, в трехэтажном флигеле во дворе дома 44 по Английскому проспекту. В заявленных документах было определено, что фабрика будет заниматься обработкой нефрита и яшмы. Рабочих 15 чел., 10 электрических двигателей. Здесь, по новому адресу были исполнены такие шедевры, как фигурка «Маляр II» (под правым сапогом «1916»), «Мальчик – Продавец Лимонада», «Офицер Лейб–Гвардии Конного полка», «Ледовоз», а  также ряд цветочных композиций.
Как отмечалось выше, анализ счетов фирмы (по хронологии) позволяет подтвердить факт непрерывного возрастания доли изделий, в создании которых используется камень, в объеме производства фирмы. Это можно объяснить несколькими причинами. Отметим, прежде всего, творческие. Итак, камень позволяет уйти от тиражных, унифицированных изделий, поскольку цвет и рисунок камня даже одного сорта всегда разный. Это было необходимо для удовлетворения спроса взыскательных покупателей, которые хотели иметь индивидуальную вещь. Не случайно, английский король Эдуард VII – лучший клиент фирмы Фаберже, – декларировал: «Король не должен иметь копий!». Можно привести и экономические причины. Поделочные камни, как исходный материал, сырье, обходились дешевле, чем драгоценные металлы и драгоценные камни. Запасы камней на Урале и Сибири были неисчислимы, и все они были в распоряжении Фаберже. Партнер Фаберже Карл Верфель владел монополией на разработку нефритовых месторождений в России.[46] Укажем, что прибыль по группе камнерезных изделий была выше, чем по прочим группам ассортимента, по меньшей мере, на 20 %. Данные выводы составлены на основе анализа нормы прибыли по изделиям, проданным через Лондонский магазин, где в инвентарном журнале продаж имеются сведения о себестоимости предметов[47]. Заметим также, что продавать камнерезные изделия в Европе Фаберже было выгодно и по следующей причине: себестоимость изделий фирмы из драгоценных металлов после проигрыша дела в английском суде Обществу британских золотых и серебряных дел мастеров резко повысилась, так как Фаберже приходилось сначала ввозить изделия из драгоценных металлов в Англию для нанесения английских пробирных клейм, а затем везти их обратно в Петербург или Москву для производства эмалирования и финишных операций.[48] А камнерезные изделия не нужно было клеймить. Бирбаум упоминал, что лучшие камнерезные изделия отправлялись в Лондонский магазин, который служил центром продажи изделий Фаберже не только для Англии, но и для всей Европы.
Определено своеобразие ассортимента этого периода. Сохраняется в производстве фирмы та группа предметов, которая требовала ювелирного обрамления. И в этот период мастера-ювелиры декорируют портсигары, табакерки,[49] рамки, шкатулки, барометры, письменные приборы и т.п., но несколько изменились их стилистические пристрастия. Так, к примеру, изысканной строгостью неоклассицизма отличается работа Г. Вигстрема,[50] преобразившего своим ювелирным мастерством письменный набор из нефрита.
Создаются в это время с применением камня и пасхальные яйца. Принципы использования камнерезных деталей остаются прежними – создание из камня корпуса яйца, пьедестала, сюрприза и т.п.
По-прежнему в изготовлении корпусов яиц используется горный хрусталь. Но теперь он не просто хорошо отполирован, но и украшен изысканным орнаментом. К примеру, так решен корпус яйца с сюрпризом, представляющим фигурку павлина на дереве (1908 г., мастер Г. Вигстрем; сюрприз навеян знаменитыми часами «Павлин»). Резьба выполнена в стиле рококо. Декорирован орнаментальной резьбой и корпус яйца «Конный памятник Александра III» (1910 г.). А корпус яйца «Зимнее» (1913 г.) украшен орнаментом из драгоценных металлов (золото, платина) и бриллиантов огранки «роза», имитирующим узор изморози.
Следует отметить, что камень все чаще «внедряется» в составляющие элементы пасхальных яиц. Так, в упоминаемом выше яйце «Конный памятник Александра III» из горного хрусталя создан не только корпус яйца, но и пьедестал, а из ляпис-лазури – пьедестал для сюрприза – миниатюрного воспроизведения знаменитого монумента – конного памятника Александру III работы скульптора П. Трубецкого.
В «Зимнем» яйце из горного хрусталя также выполнен корпус и пьедестал. Использован камень и в создании сюрприза яйца – корзинке с цветами. Цветы изготовлены из кахолонга. Следует отметить, что пьедестал по своим очертаниям напоминает айсберг. Действительно, идею создания этого произведения навеяла катастрофа «Титаника» (1912). Замысел подобной интерпретации печального события принадлежит А.-Т. Пиль-Клее, а исполнение – Г. Вигстрему. Это произведение отличает изысканная строгость, присущая новым стилистическим тенденциям начала ХХ века.
Яйцо-часы «Колоннада» (1911 г., мастер Г. Вигстрем) казалось бы более анахронично по своему стилистическому решению. Оно опять нас возвращает к изделиям XVIII века. Но и здесь можно обнаружить не столько заимствование, характерное для эклектики, сколько реминисцентные настроения, свойственные эстетике знаменитого творческого объединения Петербурга «Мир искусства». Композиция яйца напоминает архитектурное сооружение. Корпус яйца поддерживает ионическая ротонда с колоннами, увитыми гирляндами. Миниатюрное «архитектурное строение» выполнено из бовенита. Его основание украшено серебряными фигурками девочек, являющимися аллегорическими изображениями дочерей Николая II и Александры Федоровны. Венчает ротонду скульптурное изображение амура – аллегории Царевича Алексея – наследника престола.
Интересно и последнее пасхальное яйцо фирмы, в котором применялся камень. Оно также связано с аллегорией, имеющей отношение к Царевичу Алексею. Яйцо названо условно «Созвездие царевича», так как, по словам Е.К. Фаберже, на нем «было инкрустировано созвездие того дня, в котором родился наследник». И далее, описывая яйцо, Фаберже отмечал следующее: «Яйцо поддерживалось амурами из серебра и облаками матового горного хрусталя. Если не ошибаюсь, внутри были часы с вращающимся циферблатом. Изготовление этого яйца было прервано войною. Куда это все подевалось, понятия не имею».[51] Известен был и эскиз этого изделия, где действительно были изображены амуры, свободно располагающиеся по завиткам пьедестала-облака. Он хранился в архиве Т. Фаберже. Не могли только найти само яйцо.
В 2002 году искусствовед из Музея Гохрана России Ю.В. Волдаева предположила, что экспонат Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана, представляющий разрозненные части изделия – подставку из горного хрусталя в виде облака и две части сферы синего стекла, – реальное воплощение эскиза императорского пасхального яйца 1917 года.[52] Хранитель коллекции изделий русских ювелирных фирм Оружейной палаты Т.Н. Мунтян подтвердила предположение. Ныне изделие демонстрируется в собранном виде.
Отметим, что на «звание» яйца «Созвездие Царевича» претендует и экспонат из коллекции А. Иванова.[53]
Из произведений религиозного характера интересны и изделия, выполненные фирмой Фаберже для короля Сиама. Среди них привлекает внимание «Большой нефритовый Будда» (1914).[54] Восточные традиции здесь переплетаются со сдержанным европейским стилизаторством.
Близки к станковой скульптуре миниатюрные портретные бюсты на пьедесталах.[55] Известен «Бюст Александра III» (после 1908 г.). Портретное изображение императора выполнено из дымчатого кварца, пьедестал – из нефрита. Черты лица императора тщательно проработаны. Мастер сумел придать миниатюрному изображению характер величественности. На то, что перед нами предстоит император Российской империи, указывает и изображение государственного герба (золото), помещенное на пьедестале.
Своеобразна и группа предметов, где ювелирная работа сведена к минимуму, позволяя создателям показать красоту камня. Это фигурки людей, животных, изображения цветов, ягод и т.п.
Из английских торговых книг известно, что в период 1907-1917 года было продано около 5500 предметов. Из них цветочных композиций только 35 изделий.[56] Их стоимость от 20 до 117 фунтов стерлингов. Камнерезную часть работы выполнял П.М. Кремлев, ювелирную – Г. Вигстрем. Классически строга композиция в японском стиле, где из бовенита сделана ваза-опора, имитирующая бамбук. В боковое отверстие «природной» вазы вставлена веточка цветущей вишни с эмалевыми розовыми цветами и листьями из нефрита. Следует отметить, что большинство цветочных композиций, проданных через Лондонский магазин, сейчас находятся в английской королевской коллекции.
Самой интересной среди камнерезных изделий того периода является группа «человеческих фигурок». В связи с задачами исследования ей посвящен отдельный параграф, расположенный ниже.
В заключении отметим, анализ инвентарных книг Кабинета его величества показывает, что фирма Фаберже занимала лидирующее положение среди прочих фирм[57], и даже среди императорских фабрик в поставках изделий из камня ко Двору. Это были дорогостоящие произведения, часто украшенные драгоценными камнями (бриллиантами, сапфирами), серебряной и золотой арматурой, реже эмалью. Произведения Фаберже отправлялись в качестве дипломатических подарков самым важным персонам мира: императорам, королям, президентам, шаху и султану[58]. Эти изделия (вазы, чаши, ковши, канделябры, часы, лампады, предметы для письменного стола, грифоны, рамки, фигурки и т.д.) хранятся в национальных музеях многих стран мира, способствуя прославлению российского искусства.
Итак, во второй период мастера фирмы создают более совершенные в техническом отношении камнерезные изделия. Наряду с изделиями, выполненными в стиле эклектики, в их творчестве появляются изделия, где просматриваются тенденции, характерные для развития искусства начала ХХ века – ретроспективные и неоклассические. Работы этого периода являются образцами произведений т.н. стиля Фаберже, вызывая желание у современников (Денисова-Уральского, даже мастеров европейских фирм Картье и Лалика), а также камнерезов нашего времени подражать ему или превзойти его.
2.3. Камнерезные «человеческие» фигурки фирмы Фаберже
В этом параграфе анализируются камнерезные фигурки фирмы. Их  активное создание на фирме начинается с 1908 года.
В диссертации, учитывая опыт предшествующих исследователей[59], представлена следующая типология камнерезных «человеческих» фигурок фирмы Фаберже:
1.              исторические образы. К первому типу можно отнести фигурку «Боярин» (возможно, что образ боярина навеян оперой М. Мусоргского «Борис Годунов»);
2.              современные образы. Вторая группа самая разнообразная, она включает в себя следующие подгруппы:
а) образы реальных людей (портреты) – это  фигурки, имеющие черты портретного сходства, – певицы Веры Паниной, камер-казаков императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны А.А. Кудинова и В.В. Пустынникова,
б) городские и фольклорные типы (т.н. «русские типы») – это фигурки, имеющие обобщенный характер, – «Богомолец», «Кучер», «Извозчик», «Дворник», «Землекоп», «Плотник», «Продавец-разносчик», «Городовой», «Балалаечник», «Танцующий мужик», «Мужик с палкой», «Мальчик продавец лимонада», «Маляр», «Малоросс», «Татарин-разносчик, торговец платками», «Баба, идущая в баню», «Сваха», «Мещанка», «Молочница», «Крестьянка с коромыслом», «Мамка», «Девушка в пурпуриновом сарафане» и др.,
в) жанровые сценки – это «Ледовоз», «Легковой извозчик»,
г) образы военных – это изображения офицеров элитных полков и простых солдат, пехотинцев и моряков – «Офицер лейб-гвардии конного полка», «Офицер 4-го Харьковского Уланского полка», «Солдат Лейб-гвардии Преображенского полка», «Черкес, казак Сводного Его Императорского Величества конвоя», «Казак в черкеске, в белой папахе», «Солдат запасного полка», «Солдат на посту», «Матрос» и др.,
д) английские типы (т.н. «лондонские типы») – это «Джон Буль», «Пенсионер Челси» и др.;[60]
3.              литературные образы – это группа фигурок, основу которой составляют камнерезные изображения персонажей сказок Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес» и «Алиса в зазеркалье». Нам известны фигурки «Труляля» и «Траляля».[61]
Жесткой градации между фигурками этих трех групп автор исследования не ставит. Так, известно, что фигурка «Дворника» имеет вполне реальный прообраз – это дворник Лобов, служивший у Фаберже. Камнерезную скульптурку можно было бы отнести в раздел портретных образов, но он настолько типичен, что целесообразнее ее поместить в раздел городские и фольклорные типы.[62] Интересна в этом ракурсе и фигурка «Матроса». Ее включили в список военных, но скульптурку можно отнести и в раздел английских типов, т.к. моряк одет в английскую морскую форму.[63] Если бы не знали, что женская камнерезная фигурка в цыганской одежде – это изображение знаменитой Веры Паниной, то ее можно было отнести к фольклорно-этническому типу и назвать «Цыганкой».
Следует отметить, что исследователями предпринимались попытки классификации «каменных фигурок» Фаберже на геммологической основе. Так, немецкий исследователь, куратор выставок и дилер А. фон Солодкофф разделяет фигуры на две группы в зависимости от камня, который применялся для изготовления лица и рук.[64] Диссертант считает, что и такая классификационная система имеет право на существование, но требует полного представления о геммологической составляющей камнерезных фигурок.
Диссертант отмечает, что стилистически типологические группы каменных фигурок очень разнообразны. Так, городские типы восходят к мелкой фарфоровой пластике производства завода Гарднера[65] и лубочным картинкам. Сюжетные статуэтки близки к жанровой живописи передвижников и скульптуркам Е.А. Лансере и П.П. Трубецкого. Фигурки персонажей сказки Л. Кэрролла «зависимы» от иллюстраций, созданных художником Дж. Тенниелом. Композиционное решение некоторых фигурок восходит к фотографиям начала века.[66]
Диссертант отмечает и творческую эволюцию в исполнении скульптурок. Если первые фигурки (к примеру, фигурка «Мамки» (1910) несколько скованны в движении, то в последующих работах мастера фирмы свободно передают не только движения изображаемых персонажей, но порой показывают даже их психологическое состояние (к примеру, фигурка «Солдат запасного полка» (1915)).
Интересен круг скульпторов и художников, работавших над созданием моделей для статуэток. Следует упомянуть Б.О. Фредмана-Клюзеля и Г.К. Савицкого.
Б.О. Фредман-Клюзель[67], о котором сообщалось выше как о скульпторе, работавшим над моделями анималистических фигурок для фирмы Фаберже, больше известен как мастер создания станковых и миниатюрных скульптурных произведений.
Особенно удались ему скульптурные изображения балерин и танцовщиков Мариинского театра, а также антрепризы С.П. Дягилева «Русские сезоны». Изображая Людмилу Шоллар в балете «Клеопатра» он подчеркивает «профильный» характер танца, который, как считал хореограф балета М. Фокин, передает колорит Древнего Египта. А, создавая образ Иды Рубинштейн, он обращается к танцу из балета «Саломея», где раскрывалась своеобразная пластика танцовщицы, любившей исполнять роли восточных роковых красавиц. Интересно сопоставить следующие две скульптурки, выполненные мастером. Одна из них всем своим образом показывает нам строгость линий классического танца – это изображение Матильды Кшесинской, другая – свободную пластику реформированного балета начала ХХ века – это изображение Айседоры Дункан.
Это умение – подчеркивать даже в небольшом изображении главное – помогло скульптору создавать модели для камнерезных произведений Фаберже.
Бирбаум вспоминает только о фигурках Попа и Маляра, выполненных на фирме Фаберже по моделям Фредмана-Клюзеля. Он писал о них следующее: «Переходя к человеческим фигуркам, упомяну самые удачные из них. Юмористическая фигура попа в шубе и меховой шапке и маляра с ведром и кистями за спиной. Удачным изображением пропорций тела достигалось крайне комичное впечатление. В фигуре маляра перепачканный красками и известкой костюм был передан сибирским лазуритом и орской яшмой».[68]
Однако сотрудничество Фредмана-Клюзеля с фирмой Фаберже длилось недолго. В своих мемуарах Мария Горшкова (балерина) – супруга Фредмана-Клюзеля – писала следующее: «Один из хозяев фирмы Фаберже (Евгений или Агафон, близкие к театральному миру, куда был вхож и скульптор – В.С.), познакомившись с Борисом Оскаровичем, предложил ему работать в фирме. Фирма давала такие мелкие вещицы, от которых портилось зрение, воспалялись глаза и болела голова. Долго боролся сам с собой Борис Оскарович, но пришлось отказаться от выгодной работы».[69].
В работе над моделями для скульптурок его сменил Г.К. Савицкий,[70] который, в отличие от Фредмана-Клюзеля, был не скульптором, а живописцем. И это живописное начало проявится в его творениях для камнерезных произведений Фаберже в их жанровом характере. Особенно ярко оно прослеживается в изделиях Солдат запасного полка[71] и Ледовоз. Бирбаум так их описывает: «Интересна фигура запасного солдата 1914 года, одетого в защитный цвет. Он изображен в то время, когда закуривает сигару. Тип, поза и выражение лица прекрасно переданы. Удачна и походная форма, исполненная из зеленой яшмы различных оттенков.
Ледовоз. На постаменте из грязного кварца, изображающего санный путь, стоит лошаденка, везущая кабаны льда, и мальчик-извозчик в типичной шапке с ушками. Кабаны исполнены из кварца различной прозрачности, что дало возможность передать внутренние трещины льда. Лошадь коричневой яшмы с гривой более темного цвета. Вся группа трактована натуралистически и очень удачна по движению, типичности фигур и их деталей».[72]
Особую изысканность камнерезным изделиям создают детали из драгоценных металлов и камней. Из большого ряда ювелиров, работающих над созданием подобных деталей, особо выделена личность Г. Вигстрема. В ряде случаев клеймо именно этого мастера (H.W.) помещаются на камнерезных фигурках. К примеру, на таких из них, как: Офицер Лейб-гвардии конного полка, Офицер 4-го Харьковского уланского полка, Легковой извозчик, Дворник.
Следует отметить, что камнерезы, в отличие от ювелиров, не «оставляли» на фигурках своих имен, взамен этого на них (обычно на подошве обуви) гравировалась надпись «Фаберже» по-латыни или кириллицей.
Интересна техника и технология создания фигурок из камня. Большинство исследователей, обращающихся к изучению камнерезных изделий фирмы Фаберже, отмечали, что техника создания мастерами фирмы фигурок из камня близка к итальянской технике комесси XVII столетия.[73] Автор данного исследования также придерживается этого мнения.
М.Н. Лопато упоминает и о влиянии произведений немецких мастеров прошлого на создание камнерезных фигурок. Она пишет следующее: «В какой-то степени образцами могли служить и фигурки знаменитого дрезденского мастера Мельхиора Динглингера, работавшего в начале XVIII столетия».[74] Такое предположение вполне оправдано, так как Фаберже часто посещал Дрезден и знакомился с произведениями мастеров прошлого, находящимися в музейных собраниях одного из самых значительных центров саксонской культуры.
Поражает и технология соединения деталей на шипах и склейке, благодаря которой места стыковок в камнерезных изделиях фирмы Фаберже едва различимы.
Большинство камнерезных фигурок работы фирмы Фаберже стоят на двух точках опоры, т.е. скульптурки не закреплены на пьедесталах. Устойчивость обеспечивается правильно подобранным центром тяжести. Отметим, что эту проблему прекрасно решали в своих произведениях мастера древнегреческой скульптуры. Камнерезы фирмы Фаберже для обеспечения баланса в своих полихромных произведениях чаще всего легкий камень использовали для деталей верхней части фигуры, а тяжелый – нижней. К примеру, легкие по удельному весу кахолонг и кварциты применяли для изготовления лица, а тяжелые – яшму и нефрит – для обуви, штанов, юбок и т.п. Современные мастера также стараются придерживаться этого принципа в своей работе.
Действительно, материал, идущий на создание камнерезных фигурок фирмы Фаберже, многообразен. Выявлены наиболее популярные породы камней, применяемые камнерезами (ляпис-лазурь, авантюриновый кварц, нефрит, яшма и т.д.).[75] Отдельные детали выполнялись из пурпурина. Из драгоценных металлов (золота, серебра) ювелирами создавались аксессуары (пуговицы, кинжалы, пряжки и т.п.). Из эмали (эмаль по гильошу) эмальеры[76] исполняли, к примеру, мундиры солдат, ордена и медали военных и т.п. Драгоценные камни, идущие на изготовление глаз камнерезных фигурок, – это, в основном, сапфиры, реже – алмазы.
Итак, создание камнерезных фигурок – это совместный труд большого количества творцов – модельмейстеров, камнерезов, огранщиков драгоценных камней, золотых и серебряных дел мастеров, эмальеров.
Интересные сведения о совместной работе мастеров фирмы Фаберже приводит Кеннет Сноуман в своей книге «Искусство Карла Фаберже», изданной в Лондоне в 1953 году: «Прежде чем приступить к изготовлению какого-либо значительного изделия было принято собираться за круглым столом, куда приглашались все специалисты, которые должны были принимать участие в изготовлении этого изделия – от первой стадии до последней. Это не просто образное выражение. Евгений Фаберже хорошо помнит этот круглый стол в личном кабинете своего отца, где тщательно прорабатывались планы работ.
Подобно тому, как редакционный совет большой газеты встречается и вырабатывает позицию, которую она должна занять по определенному вопросу, дизайнер предмета Фаберже получал возможность изложить свою точку зрения людям, которым будет доверено исполнять его замысел. Золотых дел мастер обсуждал с ювелиром как и в какой срок должна быть исполнена работа. Естественно, что позолотчик должен переговорить с ними обоими – с золотых дел мастером, чтобы знать природу и чистоту металла и с эмальером, чтобы помочь ему выбрать нужный цвет.
Особенно важным является тот факт, что предмет или его часть должны пройти через огонь при пайке; например, камни не могут подвергаться воздействию пламени без риска, и опытные мастера стараются не делать этого. Поэтому золотых дел мастер решает вопрос о пайке в согласии с требованиями закрепщика и эмальера. Каждый выполняет свою функцию в указанное время, чтобы избежать неприятных последствий. Современный ювелир, читающий эти строки, может понять, сколько катастроф было бы предотвращено этой разумной предосторожностью».[77]
Об истории появления камнерезных человеческих фигурок в ассортименте изделий фирмы Фаберже интересные сведения приводит Г.Ч. Бэнбридж: «В 1937 году во время нашего совместного в Агофоном Фаберже пребывания в Хэмпстеде мы говорили об этих статуэтках (камнерезных фигурках – В.С.). Вот что выяснилось в результате этих бесед. История их аналогична появлению многих других работ Фаберже, а именно: сначала идея возникла в голове одного из заказчиков, в данном случае великого князя Николая Николаевича. Он заказал шарж на королеву Викторию. Фаберже выразил сожаление, по поводу того что не сможет этого, но, поскольку ее величество была маленького роста, он мог бы сделать ее пониже, и, возможно, потолще, а голову можно увенчать короной. Эту маленькую фигурку из жадеита я видел много лет назад в витрине одного из лондонских магазинов, но потом потерял ее из виду. Интересно, где она теперь? Возможно, тот, кто сейчас ее владеет, сможет узнать ее по описанию, если прочтет эти строки. Затем Фаберже пришло в голову, что статуэтка будет еще привлекательней, если изготовить ее из разноцветных камней, а не вырезать из одноцветного камня. Вот так возникли русские национальные типы – предмет рассмотрения в данной главе. Исполнив свой замысел, Фаберже сделал фазу в русской истории камня».[78]
Следует отметить, что круг заказчиков и коллекционеров камнерезных фигурок действительно многообразен. В него входят и император России Николай II, и король Сиама Чулалонгкорн, и нефтяной магнат Э.Л. Нобель, и мн. др.
Николай II приобрел фигурки «Дворника», «Землекопа», «Плотника», «Балалаечника», «Мамки» (кормилицы), «Солдата на посту», «Бабы, идущей в баню», «Танцующего мужика», «Боярина», «Камер-казака Кудинова» «Дворцового гренадера», «Царского кучера», «Попа», «Джона Буля» (в красном сюртуке), «Малоросса». Это самая разнообразная коллекция по типажам.
В коллекции Э Нобеля были фигурки «Крестьянки в белой рубашке», «Татарина-разносчика, торговца платками», «Мещанки», «Молочницы» (финской молочницы из петербургского пригорода) и др. Известно, что нефтяной магнат предпочитал покупать камнерезные фигурки группы «русские типы».
В коллекции короля Сиама были фигурки близнецов «Труляля» и «Траляля».[79]
Проанализируем некоторые из камнерезных фигурок. Самая дорогостоящая из них на сегодняшний день – это фигурка «Боярина» (1910).[80] Интересна ее геммологическая составляющая: из пурпурина выполнена шуба, ее оторочка, воротник и шапка – из коричневого кавказского обсидиана, верх шапки и сапоги – из нефрита, руки – из кахалонга, лицо – из сибирской яшмы телесного оттенка, борода и волосы – также из сибирской яшмы, но сероватого тона.
В создании фигурки использовались драгоценные металлы и камни – посох сделан из оксидированного серебра, из золота – наконечник посоха и набалдашник, а также накладные петли-застежки с пуговицами на шубе; глаза – сапфиры-кабошоны.
Скульптор создал образ полный достоинства. В лице отражено осознание собственной значимости. Дородная приземистая фигура боярина – яркий показатель его благополучия. Интересна борода-лопата – отличительный знак боярства допетровской Руси.
Следует отметить, что создатели скульптуры прекрасно знакомы с историческими деталями быта и костюма прошлого. Боярин изображен в шубе мехом внутрь. Пурпурин имитирует дорогую ткань, которой покрывали такие одеяния. Интересен воротник шубы – это т.н. козырь. Он своеобразной воронкой окружает лицо боярина, делая его образ еще более значительным. Такие воротники обычно носили богатые люди. Своеобразна и горлатная шапка – она несколько расширяется кверху. Подобные головные уборы – также отличительная деталь костюма бояр. Сапоги с загнутыми вверх носами из цветного сафьяна, (его, как отмечалось выше, имитирует нефрит), носили представители древних родов Московии. Посох – непременный атрибут думного боярина – в этой скульптурке помогает авторам показать твердую поступь его владельца.
В колористическом решении скульптура несколько монохромна – здесь преобладают оттенки красного цвета. Это также придает фигурке целостный характер.
Интересна и фигурка камер-казака Ее императорского величества Государыни Марии Федоровны – А.А. Кудинова (1912) – самая дорогостоящая из камнерезных фигурок на момент ее покупки царем Николаем II.[81]
Обратимся и к ее геммологической характеристике. Из нефрита выполнены шуба и шаровары, из обсидиана – выпушка шубы, казацкая папаха, сапоги, из лазурита – пояс и верх папахи.
Другие материалы, примененные в изготовлении скульптуры – золото (к примеру, из этого материала изготовлены галуны), эмаль (использовалась для изготовления 13 наград, помещенных на груди казака), сапфиры-кабошоны (глаза).
Если фигура «Боярина» стилизована, то фигура казака носит реалистический характер, так как модель выполняли с натуры в мастерской Фаберже.
Колористическое решение фигурки также интересно. Здесь преобладают цвета серо-зеленые, ассоциирующиеся с «защитным» тоном военной формы ХХ века, что еще раз подчеркивало основной характер деятельности камер-казака – охранять вдовствующую Императрицу.
Иногда фигурки повторялись, но никогда в точности. Что опровергает слова Бэйнбриджа о том, «что повторы – русская черта».[82] Скорее всего, русская черта – это не повторы – а вариантность. Из таких фигур отметим два варианта фигурки маляра.
Следует отметить, что камнерезные фигурки Фаберже становятся до такой степени популярными среди заказчиков и покупателей, что их изготовление включают в свой ассортимент и многие известные ювелирные и камнерезные мастерские России и Европы. Так, Х. Надельхоффер в своей книге «Картье», изданной в 1984 году, пишет о том, что «камнерез Беркен-Варангоз и Фурье (Аристид Фурье работал на фирму Картье – В.С.) занимаются изготовлением фигурок людей из твердых пород камня», но тут же оговаривается, что «фигурки крестьян, кучеров и дворников Фаберже не встречают ничего себе равного во Франции».[83]
Можно предположить, что жанровый характер последних фигурок Фаберже, к примеру, скульптурки «Солдат запасного полка», повлиял на работу А. Денисова-Уральского «Солдат времен войны 1914-1918 гг.». Скульптура солдата мастерской Денисова-Уральского (как и скульптура солдата фирмы Фаберже) выполнена в жанровом характере, не свойственном для произведений этого мастера, судя по его карикатурным образам серии государств-участников Первой мировой войны 1914-1918 гг.
Интересна сравнительная характеристика, данная этим работам Т. Мунтян: «Мастера Фаберже изобразили мобилизованного солдата в момент перекура, в то время как бравый пехотинец патриотически настроенного Денисова-Уральского бодро марширует, положив винтовку на плечо. На его простонародном лице написана решимость воевать с врагом. Солдат Фаберже склонил голову к сложенным ладоням, поэтому его выражения мы не видим, но несколько согбенная фигура и неловкая поза солдата создают впечатление совершенно иного, минорного настроения. Денисов отказался от использования металла, выполнив аксессуары из разных камней и пурпурина. Роднит обе фигуры достоверность образа, мастерский подбор камней и высокое качество камнерезной работы».[84]
Диссертантом была предпринята попытка составления полного списка камнерезных «человеческих фигурок.[85] В него вошли как известные изделия, хранящиеся в музеях и частных коллекциях, так и неизвестные до сих пор исследователям, но сведения о которых содержатся в архивных документах и  опубликованных источниках (это касается таких фигурок, как: Поп, Гренадер, Дядя Сэм; персонажей из книги Л. Кэррола «Алиса в Зазеркалье»: Алиса, Сумасшедший шляпник, а также «лондонские типы»: Мальчик – рассыльный, Йоман (Дворцовый стражник), Бобби (Полицейский) (о последних из них упоминает биограф фирмы Г.Ч. Бэйнбридж)). Диссертант уделяет внимание геммологической составляющей фигурок, истории бытования изделий (появление на аукционе, смена владельца и т.п.). Список постоянно дополняется новыми сведениями, собранными диссертантом.[86]
Итак, мастерами Фаберже была создана уникальная коллекция «человеческих фигурок». Она типологически и стилистически разнообразна. Ее отличает синтез камнерезного дела и ювелирного искусства. Ее изделия до сих пор вызывают восторженное восхищение техникой и желание у современных мастеров «поспорить» с творениями прошлого, повторяя известные образцы фирмы или создавая новые типы камнерезных фигурок.

2.4. Камнерезные изделия фирмы Фаберже и современных российских камнерезов на выставках, антикварном и художественном рынке
В этом параграфе автор анализирует взаимосвязь художественных и экономических составляющих выставочной и рыночной деятельности.
Выставки и художественный рынок дореволюционного периода.
Выставочная деятельность фирмы Фаберже имеет большую историю. Во второй половине XIX – начале ХХ века в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Киеве и других городах проходили регулярные выставки художественно-промышленных товаров, художественной индустрии и т.п., на которых были представлены изделия из металла и камня ведущих ювелирных домов, заводов и фабрик России, в том числе и фирмы Фаберже.
Фирма Фаберже участвовала не только на российских выставках, но и  на международных выставках,[87] в которых были задействованы «ювелирные силы» России, Западной Европы, Азии и Америки. Участие в них давало более широкие возможности фирме ознакомиться с новейшими стилистическими тенденциями и технологическими новинками в мировой ювелирной и камнерезной промышленности.
Александр Бенуа в журнале «Мир искусства» в статье «Письма со Всемирной выставки» (1900) пишет о художественно-эстетической ценности произведений Фаберже следующее: «Однако справедливость требует выделить витрину Фаберже, если и не блещущую оригинальностью, то изумительную по чистоте отделок выставленных вещей и замечательную полной выдержанностью в старинном вкусе; такова, например, принадлежащая Государыне Императрице коллекция очень изящных пасхальных яиц в виде часиков, урн, корзиночек и т.п. предметов в стиле Louis XVI, украшенных эмалью и драгоценными камнями».[88]
Заметим, что после Парижской выставки мастера фирмы Фаберже будут больше уделять внимание новым стилистическим веяниям в ювелирном искусстве. Хотя и до нее на фирме создавались изделия в стиле модерн (к примеру, пасхальное яйцо «Анютины глазки»).
Результатом таких выставок было не только признание успехов (так, на Парижской выставке 1900 года Карл Густавович Фаберже, его два сына и мастера были награждены всеми возможными наградами, в том числе глава фирмы – орденом Почетного легиона), но и экономические достижения (напомним, после выставки в Париже, московский партнер Фаберже Аллан Боу в 1903 году открыл торговлю в Лондоне).
Следует отметить, что первоначально Фаберже не планировал развития широкой международной торговли. Об этом мы можем судить на основании слов корреспондента журнала «Нива» (1900). Критически оценивая коммерческую сторону на Всемирной выставке в Париже, он писал об этом следующее: «Большой интерес возбуждает также серебряный кованый, с эмалью иконостас работы Овчинникова, по рисунку художника В. Васнецова, и серебряные изделия этой фирмы, затем фарфор и стекло Императорского фарфорового завода. Прекрасна также ювелирная работа поставщиков двора Кехли и Фаберже. Как видит читатель, немногим мы могли похвастаться; но впечатление в бесцельности в коммерческом отношении этого отдела усиливается, если обратить внимание на то обстоятельство, что все, что в нем есть лучшего, предназначено не для продажи. Спросите представителя Фаберже  или Овчинникова, и они вам ответят, совершенно откровенно, что участвуют лишь потому, что получили приглашение от правительства; для них иностранного спроса и не нужно, так как они и не хотят и не могут, за отсутствием рабочих, увеличивать свое производство».[89]
Но, как отмечалось выше, открытие Лондонского магазина способствовало развитию международной торговли. Лондонский магазин обслуживал не только английскую клиентуру, но служил центром торговли с Францией, Америкой и Дальним Востоком. Представители Лондонского отделения совершали туда поездки, везя товары в эти страны и принимая оттуда заказы, которые затем передавались в Петербург.
Два раза в год из Лондона отправлялся представитель фирмы на Дальний Восток, главным образом в Индию и Сиам. Сиамская королевская семья и двор были самой значительной клиентурой в этих краях. Работы фирмы были впервые ввезены в Сиам принцем Чакрабоном, пробывшим довольно долгое время в Петербурге, где он получил образование в Пажеском корпусе. Вскоре после его возвращения на родину были получены от королевской четы разнообразные заказы. В них особенно заметную роль играл резной нефрит и миниатюрные портреты на эмали короля и королевы, оправленные бриллиантами.
В расширении роста мировой популярности изделий Фаберже, а, следовательно, и международного рынка, определенную роль сыграли и дипломатические подарки.
Многие вещи, созданные мастерами фирмы Фаберже, преподносились в качестве дипломатических и семейных династических подарков. Сейчас подобные объекты Фаберже можно встретить в коллекциях музеев почти всех стран мира: Швеции, Норвегии, Финляндии, Дании, Польши, Германии, Франции, Сербии, Черногории, Болгарии, Греции. Особое место занимала Великобритания,[90] с которой российская императорская семья была связана династическими узами. Есть предметы Фаберже в Австралии и Новой Зеландии, поскольку эти страны тесно связаны с метрополией – Великобританией.
В меньшей степени распространены вещи Фаберже в католических странах: Австрии, Испании, Португалии, Венгрии, хотя имеются архивные документы об исполнении Фаберже подарков для короля Испании, императора Франца-Иосифа и наследника Австро-Венгерского престола. Есть предметы фирмы в монархических и бывших монархических европейских странах, таких как Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Румыния.
Из африканских стран отметим Египет, Южную Африку, Абиссинию. С этими странами у России были длительные дружественные дипломатические отношения, и многие  вещей Фаберже отправлялись в Африку опять-таки в качестве дипломатических даров.
Азиатские страны в качестве объектов исследования представляют собой «терра инкогнито».[91] Архивы свидетельствуют о многочисленных дипломатических подарках турецкому султану, персидскому шаху, афганскому эмиру, императорам  Японии, Кореи, китайскому богдыхану, главам монгольской и тибетской буддийских церквей. Фирма Фаберже активно торговала с индийскими раджами, китайскими мандаринами.
Итак, произведения фирмы Фаберже были известны и популярны на выставках и художественном рынке мира еще дореволюционного времени.

Изделия Фаберже на художественном рынке в 1920-1970-е годы.
О послереволюционном состоянии отечественного художественного рынка Д.Я. Северюхин писал следующее: «Свободное развитие художественного рынка в Петрограде, утратившем к тому времени столичные функции, было прервано в конце 1918 г., в связи с установлением советской власти политики, основанной на борьбе с частной собственностью и капиталом».[92]
В послереволюционное время происходит перераспределение произведений Фаберже. Они продавались за границу государственными структурами, поступали от частных лиц в «Торгсин», на «черный рынок» и т.д. Уже с середины 1920-х и вплоть до конца 1930-х гг. иностранцы могли купить в комиссионно-антикварных магазинах подлинные вещи Фаберже. Кстати, один из магазинов «Торгсина» помешался в тогдашнем Ленинграде в бывшем главном магазине Фаберже на улице Герцена (Морская), 24.
Большое количество произведений Фаберже было приобретено в этот период А. Хаммером. Отметим, что при жизни Карла Фаберже американцы были редкими покупателями продукции его фирмы. Но, начиная с Хаммера, Соединенные Штаты Америки стали занимать особое место в формировании «мировой коллекции Фаберже». Отметим еще одну черту, влияющую на приобретение изделий фирмы Фаберже американцами, – обладая  колоссальными финансовыми ресурсами, эта страна эмигрантов имеет особый, часто ностальгический интерес к предметам Фаберже. Вскоре эта стране стала лидером в  части обладания изделиями Фаберже. 
В СССР в 1930-е гг. стала коллекционировать изделия Фаберже киноактриса Любовь Орлова. Она специально приезжала для покупок «фаберже»[93] в Ленинград и в тяжелые послевоенные годы. Много вещей изымалось у ленинградцев при многочисленных реквизициях, конфискациях, обысках и арестах. Вся страна прошла через огненное «красное колесо». Масштабы потерь объектов Фаберже еще предстоит оценить. Однако всегда имелся ограниченный круг коллекционеров, обычно из привилегированной и близкой к авторитарному режиму интеллигенции, обращавших особое внимание на «фаберже». Известны собиратели: семья Михалковых (покровители художника-камнереза Василия Коноваленко), ряд космонавтов, певец Борис Штоколов, дирижер Владимир Спиваков, руководитель советской ядерный программы Игорь Курчатов, композитор Исаак Дунаевский. Имя последнего встречается даже в записных книжках Евгения Карловича Фаберже. Значительное количество вещей Фаберже находится в семьях бывших работников ЧК-ОГПУ-НКВД. Эти вещи рано или поздно выплывают на антикварный  рынок, куда их несут наследники.
Выставки, где бы демонстрировались произведения Фаберже, в Советском Союзе не были популярны.

Выставки и художественный рынок изделий Фаберже конца ХХ – начала ХХI вв.
Ситуация по поводу выставок меняется в период Перестройки. Диссертант отмечает, что с конца 80-х годов ХХ века Россия переживает  выставочный бум изделий Фаберже. Предметы, составляющие основу экспозиций разнообразных выставок, воочию знакомили простых зрителей и знатоков ювелирного искусства, а также современных ювелиров с достижениями отечественного ювелирного и камнерезного искусства.
Трудно переоценить первую в СССР выставку под названием «Великий Фаберже», проходившую в Ленинграде в 1989 г. в Елагиноостровском музее. Было представлено более 200 изделий Фаберже и мастера Ивана Брицына[94] из десятка ленинградских музеев и зарубежных коллекций.
В декабре 1989 г. в Сан-Диего (США)  началась, а в феврале 1990 г. в Оружейной палате Московского Кремля продолжилась уникальная выставка императорских пасхальных яиц фирмы Фаберже. Выставка пользовалась колоссальным успехом. На нее прибыл Кеннет Сноуман и Малкольм Форбс –обладатель второй в мире (после Оружейной палаты) коллекции императорских пасхальных яиц. Через два месяца М. Форбс умер. Он так и не узнал, что через 14 лет в Оружейной палате будет выставка, но вещи Фаберже из его бывшей коллекции теперь будут представлены от имени фонда «Связь времен», попечителем которого является российский бизнесмен Виктор Вексельберг.
Большое значение для изучения камнерезного искусства России стала выставка 2011 года «Карл Фаберже и мастера камнерезного дела. Самоцветные сокровища России», проходившая в Оружейной палате.
Отчасти выставки спровоцировали новую волну спроса произведений Фаберже на антикварном рынке. В диссертации рассматривается и современный антикварный рынок. Диссертант, будучи экспертом Министерства культуры РФ по оценке художественных ценностей и консультантом-исследователем по Фаберже антикварного дома «Кристи», не только составлял на основе архивных сведений провенанс предлагаемых к продаже вещей, выявлял подделки и т.п., но и анализировал тенденции современного антикварного рынка камнерезных изделий Фаберже.
Существуют мировые центры торговли этими арт-объектами. Это Швейцария («мекка коллекционеров Фаберже» в 1980-е гг.), Лондон и Нью-Йорк. Крупнейшие мировые аукционные дома «Сотбис» и «Кристи», начиная с 1950-х гг. проводят регулярные продажи вещей фирмы. Анализ цен за последние 15 лет, показывает, что на однопорядковые по классу вещи, цены на аукционе «Сотбис» выше, чем на аукционе «Кристи».
После длительного перерыва активно развивается рынок изделий Фаберже в России – на родине великого художника, мастера и предпринимателя.
Новые тенденции рынка. Закрепилось положение на рынке старых интернациональных аукционных домов «Сотбис» и «Кристи», которые вместе владеют  90 % мирового рынка Фаберже по эксклюзивным предметам и определяют мировой уровень цен. Мировой центр продаж Фаберже переместился из Женевы в конце 1990-х годов в Лондон, поскольку в Лондоне более комфортные финансовые условия продажи, перемещения изделий и визового режима. Такие старые аукционные дома как «Бонамс» (Лондон) и «Буковскис» (Стокгольм) в начале 2000-х годов успешно проявляют себя на рынке Фаберже. Но снизилось значение старых продавцов изделий Фаберже как «Вартски» (Лондон») и «АЛВР» (Нью-Йорк). Причина в том, что при колоссально возросшем уровне цен, эти фирмы уже не обладают финансовыми ресурсами.
Организация продаж изменилась за счет внедрения новых информационных технологий. Подавляющее число лотов продается теперь вне зала по телефону. Полиграфическое и дизайнерское качество каталогов  улучшилось, что позволяет клиентам ориентироваться в покупке,  не выезжая из дома. Стокгольмские аукционные дома теперь дают макрофотографии клейм, от чего прежде отказывались во избежание  подделок. В каталогах «Сотбис» дают макрофотографии отдельных, наиболее сложных фрагментов работы. Впервые новый формат каталогов «Сотбис» испробовал в 2005 г. в Нью-Йорке, при продаже коллекции семейства Сафра. Сами каталоги стали объемными, иногда в нескольких томах. Появилась информация о предстоящих торгах в Интернете, Однако, до сих пор нет архива продаж в Интернете. Если в начале 2000-х гг. в представительствах «Сотбис» и «Кристи» можно было приобрести каталоги «русских сэйлов» за прошлые годы, то с приходом новых дилеров и коллекционеров такие каталоги стали букинистической редкостью, а новые расходятся в первый же день предаукционного просмотра.
Активную роль на рынке стали играть покупатели из России.[95] В начале 2000-х годов появились богатые клиенты с Украины. Конкуренцию им составляют арабские шейхи и американцы. Небольшие дилеры уходят с рынка, переключаясь на другие сегменты. Покупают произведения Фаберже инвестиционные компании, а не коллекционеры. Фонд «Связь Времен» - один из крупных игроков на рынке Фаберже не скрывает, что покупает ради инвестиций.
Мировой экономический кризис 2008-2009 гг. практически не сказался на уровне цен на предметы Фаберже. Снизились объемы продаж, поскольку во время кризиса продавать заставляет только необходимость. Конъюнктура последнего десятилетия была благоприятной, цены выросли не менее чем в пять раз, а по отдельным группам – в 10 раз. Установлены мировые рекорды продаж: за пасхальное яйцо фирмы Фаберже под названием «Ротшильдовское» (1902 г., мастер Михаила Перхина) на аукционе «Кристи» (ноябрь 2007 г.) московский коллекционер Александр Иванов заплатил 18,5 млн. долл. На аукционе в Стокгольме, в июне 2006 г. покупатель заплатил за часы каминные из коллекции Нобеля 2,2 млн. евро. Эти часы упоминаются в мемуарах Ф.П. Бирбаума, в числе лучших работ фирмы. Можно предположить, что к 2013 году, к 400-летию Дома Романовых, конъюнктура будет столь же благоприятной.
На аукционах продаются целые значительные коллекции, содержащие произведения Фаберже, такие как: Лили и Эдмонда Сафра (Сотбис, Нью-Йорк, 2005), греческого короля Георга I (Лондон, Кристи), сестры английской королевы – принцессы Маргарет (Кристи, 2006), сестры русской императрицы Марии Федоровны – Тиры Датской (Сотбис), жены вел. кн. Владимира Александровича – Марии Павловны (Сотбис, Лондон, 2009).
Эти коллекции обладают подтвержденным происхождением, и клиенты платят значительно больше, поскольку аукционный дом своим авторитетом гарантирует безупречность происхождения.
Исследуя ассортимент[96] изделий Фаберже, которые появляются на антикварном рынке (анализ каталогов «Сотбис» и «Кристи» за последние годы), диссертант пришел к выводу, что камнерезные изделия занимают в нем одну из ведущих позиций. Самыми популярными из них являются рамки, портсигары, анималистика. Потом следуют часы, печати, набалдашники для тростей. Далее – цветочные композиции.[97] Следует отметить, что на аукционах за последние годы были представлены более 30 камнерезных фигурок. В основном их продажи проводят торговые дома «Кристи» и «Сотбис». Первыми на аукционах участвовали фигурки «Танцующий Мужик» и «Разносчик с подносом подмышкой» (дата продажи 3 июля 1961 г.) Разносчик был продан на «Сотбис Парк Бернет», Лондон за 7000 ф.ст. С тех пор цены[98] на камнерезные фигурки стремительно растут. Самая дорогая из них в современное время фигурка «Боярина». Ее цена составила 1 808 000 долл. (Сотбис, Нью-Йорк, дата продажи 21 апреля 2005 г.). Естественно, что такая большая стоимость камнерезных фигурок «подвигла» некоторых предприимчивых торговцев и ремесленников «внедрять» в художественный рынок подделки.
Подделки. Подделки – это явление, имманентно присущее рынку, это тяжелая ноша всех великих компаний и художников, к числу которых принадлежит Фаберже. «Слабых не подделывают», как выразился скульптор Павел Потехин. Комплексная экспертиза адекватна многосложности вещей Фаберже и состоит из нескольких специальных: искусствоведческо-стилистической, архивно-исторической, ювелирно-технологической, камнерезно-геммологической, пробирной, металлургической и товариведно-органолептической. Может быть назначена физико-химическая экспертиза красок. Есть понятие знаточества и научной экспертизы. Только последняя принимается в юридических спорах. Часто знаток правильно атрибутирует изделие, но не может научно и юридически оформить свои доказательства, ссылаясь на «чутье».
Наиболее сложна и теоретически до сих пор не решена атрибуция камнерезных вещей. Много подлинных каменных вещей, изготовленных в Петербурге фирмами Денисова-Уральского и Сумина, выдаются исключительно за «Фаберже».
Есть и подделки, изготовленные современными камнерезами. Мастерами подпольной группы Михаила Монастырского в 1980-е годы[99] была исполнена камнерезная фигура «Обезьяна», которая сидит на подушке, Фартук у животного и поварешка из серебра с эмалью. На серебряных частях клейма «Фаберже», мастера Михаила Перхина, но вместо пробирного клейма Санкт-Петербурга стоит клеймо «двуглавый орел». Такое клеймо было в Царстве Польском или употреблялось в качестве знака поставщика. Поддельщики не освоили до конца Инструкцию по клеймению. К ювелирной и камнерезной работе, выполненной ими, претензий нет.
Пытаются выдать за истинные произведения Фаберже камнерезные фигурки, выполненные мастерами Идар-Оберштейна.
В настоящее время идет настоящая охота за дизайнами фирмы Фаберже, причем их новые владельцы из числа поддельщиков публикуют дизайны только после того, как изготовленное ими изделие появилось на антикварном рынке.
Не нашла своего подтверждения неоднократно повторяемая легенда о подлинных клеймах Фаберже, якобы найденных в Риге и Ленинграде у потомков старых ремесленников. Но тогда же должны существовать и подлинные клейма пробирных учреждений. Этим клеймам велся строгий учет и никаких изъятий не обнаружено. Также не нашла подтверждения версия и клеймах фирмы, переданных наркомом А. Микояном братьям Хаммерам и о существовании некой подпольной мастерской в Москве, где исполняли «новоделы» Фаберже и клеймили их подлинными клеймами. В те годы рынок не испытывал недостатка в изделиях, прошедших через систему «Торгсина».
Итак, практика антикварных аукционов и выставок каждый год, 5-летие и 10-летие предъявляют коллекционерам и исследователям новые произведения фирмы Фаберже. Регулярные «русские» продажи начались в середине 70-х гг. прошлого века. За прошедшие более чем три десятилетия, через «Сотбис» и «Кристи» прошло не менее 15 000-20 000 «фаберже». Изменялась структура ассортимента. Если в первые десятилетия развития антикварного рынка изделий Фаберже явно ощущалось преобладание ювелирных, большей частью мелких предметов, то в последние 15 лет появляется все больше «фантазийных» предметов, в том числе не менее половины всех предметов – с использованием камня. Особенный интерес представляет группа функциональных предметов, таких как часы. Особым спросом пользуются изделия, принадлежащие конкретным историческим личностям, особенно представителя Дома Романовых. В последние годы появились оклады икон (Фаберже, Рюкерт), знаки и жетоны, о существовании которых ранее многие коллекционеры и не подозревали. Камнерезным изделия Фаберже «повезло» больше, чем изделиям из золота и драгоценных камней, потому что последние часто уничтожались ради извлечения драгоценных металлов и камней. Также в последние 15 лет рынок активно принял российских покупателей. Развивается и внутренний российский рынок «фаберже».
На фоне активного появления на рынке артефактов фирмы Фаберже заметно отставание научной обработки произведений, анализа ассортимента, его стилистических особенностей. Но становится возможным подбор ассортимента по отдельным стилям, что порой требуется при формировании коллекций (как частных, так и музейных) и экспозиций выставок. Напомним, что мастерами фирмы Фаберже создавались произведения разнообразных стилей (неорококо, неоклассицизм, неорусский, модерн и т.д.).
На арт-рынке прослеживается явление непрерывного повышения цен на изделия фирмы Фаберже. Наблюдалось отсутствие снижения цен на «фаберже» даже в условиях кризисов (1998 и 2008 гг.).
Специфика российского рынка – это формирование частных коллекций, и т.н. «восточный» (применительно к России – «евразийский») тип коллекционирования, то есть изделия практически не появляются на рынке вновь. Гносеологически это означает необходимость изучения таких коллекций, их описания, создания каталогов, в чем автор активно участвовал последние 15 лет. С другой стороны, в России есть хорошая традиция, идущая от Румянцева, Третьяковых, Морозовых – традиция дарения частной коллекции городу, обществу, государству. Есть надежда на появление таких примеров и в XXI веке.
Интерес представляет и выставки, на которых демонстрируются произведения современных камнерезов и ювелиров России, а также появление этих современных камнерезных изделий на арт-рынке. Эти изделия востребованы не только на отечественном, но и на зарубежном художественном рынке (в Европе (к примеру, в Швейцарии), Америке (Нью-Йорк), Азии (к примеру, в Японии и Китае)). Однако активному поступлению изделий на этот рынок мешает конкуренция с зарубежными камнерезами,[100] таможенные препоны и пресловутый языковой барьер. Автор диссертационного исследования высказывает предположение, что в последующем времени эти препятствия будут преодолены и произведения современных камнерезов, продолжающих традиции фирмы Фаберже и развивающие собственные находки, будут прославлять искусство России во всем мире.




[1] Письмо Е. Фаберже А Фаберже от 19 декабря 1947 г. – Архив Т. Фаберже.
[2] Там же.
[3] Лисовский В.Г. Архитектура Санкт-Петербурга. Три века истории. СПб.: Славия, 2004. С. 243.
[4] В 1890 году в Москве была открыта Московская Серебряная фабрика.
[5] Записки Франца Бирбаума были обнаружены диссертантом в архиве Ферсмана и опубликованы впервые в 1989 г.
[6] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993. С. 29.
[7] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993.С. 6.
[8] Держать на контроле все важные заказы Карл Фаберже не мог просто физически, хотя до 1893 года (год прихода на фирму Франца Бирбаума) делал это сам. Позднее он поручал «ведение» важнейших заказов самым ответственным работникам своего аппарата управления. Со временем такой аппарат разросся за счет сыновей Карла - Евгения и Агафона. Руководить Московским филиалом был отправлен третий сын Александр, а Лондонским – самый младший сын Николай.
[9] В Прейскуранте Московского отделения фирмы Фаберже за 1893 есть оговорка: «Многие из лучших фасонов не могут здесь быть помещены из опасения подделки со стороны конкурентов». Такое же замечание присутствует в прейскуранте 1899 г. (однако в нем помещено уже 408 ассортиментных позиций, против 226 в 1893 г., что «говорит» о том, что ассортимент продукции постоянно увеличивается и демонстрировать его для быстрейшего сбыта необходимо, несмотря на плагиат идей конкурентами). После 1902 года фирма все же перестала выпускать Прейскуранты из-за размаха подделки фасонов, так тогда называли модели. В этот же период фирма реорганизовала систему работы с клиентами, перейдя на индивидуальное обслуживание по типу ателье.
[10] Лопато М.Н. Ювелиры старого Петербурга. СПб, 2006. С. 173.
[11] Заметим, что для Карла Фаберже не было понятия «неювелирного» камня, металла или иного материала. Он работал со сплавом серебро-платина, где доля платины варьировалась от 30 до 70 %. Раньше других фирма стала работать с палладием, с медью, алюминием, бронзой и латунью. Он обрамлял в серебро керамику ведущих зарубежных и отечественных фирм, работал с английским, французским, чешским и мальцевским хрусталем и гутным стеклом, кожей. Не менее двух процентов (по нашим подсчетам) в ассортименте фирмы составляли изделия, с использованием дерева. Более половины деревянных изделий – рамки для фотографий. По сортам дерева: больше всего вещей выполнены из амаранта. Далее идут палисандр, вишня, кедр, груша, падуб (остролист), махагон. Иногда в записях просто «белое дерево птичий глаз». Встречается в счетах и «обезьянье дерево» и «змеиное» - всего более 30 наименований.
[12] Более подробная классификация камнерезных изделий будет приведена в следующем параграфе этой главы.
[13] Более подробный список сотрудников фирмы Фаберже, над которым работал автор диссертации, помещен в книге: Фаберже и петербургские ювелиры. СПб., 1997. С. 111-146.
[14] Автор диссертационного исследования вместе с Татьяной Фаберже, Екатериной Демкиной и Сергеем Квашниным участвовал в создании книги – Михаил Перхин ювелир фирмы Фаберже. Кавалеры ордена Михаила Перхина. СПб., 2011.
[15] Михаил Перхин работал над изготовлением 28 пасхальных яиц.
[16] На основе счетов фирмы Фаберже, хранящихся в РГИА, материалов архива Татьяны Фаберже было подсчитано, что мастера фирмы Фаберже с 1842 по 1889 год исполнили около 40000 изделий разнообразного характера. В период с 1890 по 1917 гг. ими исполнено около 210000 произведений, в том числе около 150000 изделий создано мастерами – Петербурга, .45000 – Московской Серебряной фабрики, 5000 – Одессы, 1000 – Киева.
С начала 1890-х годов в архивных документах появляются сведения о выпуске камнерезных произведений. По нашим подсчетам в Петербурге на фирме Фаберже выполнено 27500 изделий с использованием камня, в том числе 10000 – из нефрита, 3600 – из сердолика, 2500 – из агата, по 2200 – из жадеита и горного хрусталя, 1500 – из лунного камня, по 1200 – из лазурита и оникса, 1100 – из топаза, 800 – из яшмы, 700 – из обсидиана, 450 – из кварца. 800 предметов исполнено из пурпурина (об этом материале см. сноску ниже).
Количество изделий, в создании которых применялся камень, с каждым пятилетием деятельности фирмы непрерывно возрастало. Оно снизилось только после 1915 года в связи с переходом фирмы на выпуск изделий оборонного назначения и призывом более половины ее мастеров в действующую армию.
Доля изделий с использованием камня за период с 1890 по 1917 гг. по всем отделениям фирмы Фаберже (Петербург, Москва, Одесса, Киев) составляет 13,8% от общего количества изделий, произведенных этими отделениями в совокупности, а по Петербургскому отделению – 18,5% от общего количества изделий, произведенных только этим отделением.
[17] В конце1880-х годах в ассортименте фирмы появляются первые камнерезные изделия.
[18] Список составлен на основе анализа счетов фирмы.
[19] По данным 1987 года владелица Mrs. Josiane Woolf
[20] Пурпурин не камень, а смальта, но обрабатывался по камнерезной технологии. Кеннет Сноуман в книге «Искусство Карла Фаберже» писал об этом материале следующее: «Наряду с природными камнями фирма часто с успехом применяла темно-красный (малиновый) материал под названием пурпурин. Сотрудник Императорского стекольного завода по фамилии Петухов создал этот материал, открыл секрет его производства. Подобный процесс был известен в XVIII в. камнерезам г. Мурано (Италия), которым мы обязаны изобретением авантюринового стекла или золотого камня. Итальянское пурпуриновое вещество несколько светлее и легче по весу, возможно, из-за меньшей доли свинца, по сравнению с пурпурином Петухова. Вероятно, пурпурин получился в результате кристаллизации хромата свинца в стеклянной матрице. Это очень красивый материал благодаря насыщенности и глубине цвета (бычья кровь) и искристой стеклянной текстуре. Возможно, что мастерским Фаберже принадлежало исключительное право на использование этого материала». (Цит. по: Скурлов В., Фаберже Т. Илюхин В. К Фаберже и его последователи. СПб.: Лики России, 2009. С. 113; Перевод И.Н. Орловой.1992 г.).
[21] Мария Федоровна покупала чаши, чашки и чарки из различных пород камня. Так, тот или иной предмет из этой группы ассортимента ей обошелся в следующую сумму: изделие из оникса и белой эмали – 275 руб., из оникса и красной эмали – 165 руб., из агата – 140 руб., из агата в стиле ампир – 325 руб., из агата в стиле Людовика XV – 180 руб., из мохового агата в стиле Людовика XVI – 105 руб., из сердолика – 75 руб., из жадеита –  в диапазоне от 90 до 220 руб., из орлеца – 160 руб. (РГИА Ф. 544. Оп. 1. Д. 1019 (1891 г.), Д. 1021 (1892 г.), Д. 1024 (1893 г.), Д. 1027 (1894 г.), Д. 1030 (1895 г.), Д. 1043 (1896), Д. 1048 (1897 г.), Д. 1058 (1898 г.), Д. 1065 (1899 г.).
[22]В 1996 году диссертант для аукционного дома «Кристи» проанализировал архивные документы, на основании которых был подтвержден вклад каждого из участников в дело создания часов, и провел геммологическую экспертизу постамента.
[23] Из изделий декоративного характера, в создании которых применялся камень, отметим миниатюрную мебель. К примеру, золотой столик guéridon с нефритовой столешницей в стиле Людовика XVI (1899-1908).
[24] Отметим, что на создание камнерезной флористики оказало влияние не только искусство Востока, но и цветочные композиции из драгоценных камней работы ювелиров XVIII века, хранящиеся в Эрмитаже, и, безусловно, известные Фаберже.
[25] Кроме Фаберже к изображению геральдических животных обращался и А. Денисов-Уральский. Так, в его знаменитой серии скульптурных изображений государств – участников Первой мировой войны представлена и Бельгия, в виде камнерезной фигурки льва (раухтопаз) на пьедестале (морион). Как известно, изображение льва входит в герб этой страны. Изображение этого геральдического животного в композиции, созданной уральским камнерезом, натуралистично, в отличие от обобщенного характера геральдических фигурок фирмы Фаберже.
[26] РГИА, Ф. 468. Оп.43. Д. 995. Разные драгоценные вещи.
[27] Анималистикой занимался не только Фредман-Клюзель. К этой теме обращаются многие скульпторы и модельмейстеры, сотрудничавшие с фирмой Фаберже. Следует отметить, что их отличал научный подход к этой теме. Скульптор Август Тимус, который начал лепить модели животных для фирмы еще в конце 90-х гг. XIX в., ходил специально в Зоологический музей для наблюдения за животными. Надежда Илинская и Георгий Малышев, будучи в зарубежных командировках в Париже, посещали Зоологический сад, имеющий большую коллекцию редких животных. Они также лепили и зарисовывали животных с натуры во французской деревне. Федор Грюнберг (Теодор Залкалн) исполнял прекрасные модели свиней, особенно лифляндской породы. Образцы таких скульптур представлены в Музее Т. Залкална в Риге.
[28] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993. С. 29.
[29] На основании счетов Марии Федоровны нами подсчитано, что с 1891 по 1899 гг. императрица приобрела 73 камнерезных предмета анималистического характера. М.Н. Лопато в своем исследовании упоминает, что всего в коллекции этой императрицы было более 100 камнерезных зверюшек (Лопато М.Н. Указ. соч. С. 181).
[30] К примеру, великий князь Александр Михайлович в 1896 г. приобрел коллекцию сов, состоящую из 15 камнерезных фигурок. Из них: ляписовая, 100 руб., пурпуриновая, топазовая, окаменелого дерева, дымчатого шпата, нефритовая – все по 90 руб., хрусталевая (горный хрусталь), орлецовая, жадеитовая, обсидиановая пёстрая, еврейского шпата, серой яшмы, кофейной яшмы, обсидиановая, кахолонговая – все по 85 руб. Можно было бы предположить, что они исполнены по единой модели, однако искусствоведы и антиквары до сих пор не находят парных фигурок (в данном случае, сов) в продукции Фаберже. Значит, и модели были разные, что резко увеличивает ценность коллекции. (РГИА. Ф. 521. Оп. 1. Д. 55. 1896 г. Л. 20)
[31] Среди подобных клиентов фирмы Фаберже следует назвать гражданских жен великих князей – балерину М. Кшесинская и артистку Э. Баллетта. Первая собирала камнерезных слонов, а вторая – камнерезные фигурки различных зверей. Обе заказывали Фаберже «портреты» своих домашних животных.
[32] Фаберже Е.К. Некролог. Фредман-Клюзель / Русская мысль. Париж. 15 марта 1960 г.
[33] Bainbridge, Henry Charles. Peter Carl Faberge. London, 1949. New edition, 1974. P. 94.
[34] Следует отметить, что изготовление пасхальных яиц из камня не является новаторской идеей фирмы Фаберже. Известно, что из камня пасхальные яйца создавались еще на гранильных и шлифовальных фабриках России, открытых в XVIII – начале XIX вв. Но Фаберже развил идею и довел изготовление пасхальных яиц из камня до уровня высокого искусства.
[35] Евгений Фаберже в письме Г.Ч. Бэйнбриджу писал, что старик Хольмстрем вложил душу в создание модели крейсера, а яйцо исполнил Верфель. – Архив Татьяны Фаберже. Дело «Переписка с Г.Ч. Бейнбриджем».
[36] Архив Оружейной палаты Музея-заповедника Московского Кремля. Фонд 20, оп.1917 г., д.20.
[37] В этом списке есть и другие пасхальные яйца, к примеру, № 12. Яйцо хрустальное в серебряной оправе, украшенное бриллиантами, на пьедестале внутри памятник Императору Александру III (1910 – В.С.), № 35. Дерево в виде лаврового из нефрита на пьедестале, оправленном в золото с драгоценными разноцветными камнями и поющей птичкой (1911 г. – В.С.), но они принадлежат уже к другому периоду в создании камнерезных изделий на фирме Фаберже.
[38] Архив Оружейной палаты Музея-заповедника Московского Кремля, Фонд 20, опись 1922 г., дело 23.
[39] FabergeCartier. Rivalen am Zarenhof. Каtalog der Ausstellung. Muenchen, 2006. S. 366, №  721.
[40]Следует отметить, что не только мастера Петергофской фабрики выполняли камнерезные изделия для фирмы Фаберже, но и ювелиры фирмы украшали изделия фабрики своей работой. Так, Н.М. Мавродина в своей книге «Искусство русских камнерезов XVIII-XIX веков» приводит архивные дела, где можно обнаружить подобные сведения. К примеру, в 1897 году на фабрике изготовили шкатулку из светлого кашгарского нефрита – 1200 руб. Оправу к ней выполнил Фаберже за 100 руб. - РГИА. Ф. 504. Оп. 1. Д. 2176. Л. 51 об., 59, 61. (См.: Н.М. Мавродина Искусство русских камнерезов XVIIIXIX веков. СПб., 2007. С. 489.). В документах за 1898 год есть запись о том, что по запросу Фаберже из серого нефрита фабрика делает руку – 20 руб. – РГИА. Ф. 504. Оп. 1. Д. 2201. (См.Н.М. Мародина. Указ. соч. С. 490).
[41] РГИА, Ф.544 (Имп. Мария Фёдоровна), Оп.1, Д. 1019 (1891 г.), Д. 1021 (1892 г.), Д. 1024 (1893 г.), Д. 1027 (1894 г.), Д. 1030 (1895 г.), Д. 1043 (1896), Д. 1048 (1897 г.), Д. 1058 (1898 г.), Д. 1065 (1899 г.).
[42] На основании счетов Марии Федоровны с 1891 по 1899 год выявлено, что она купила 88 изделий, где применялся жадеит, 64 – нефрит, 30 – горный хрусталь, 28 – орлец, 21 –халцедон, 13 – оникс, 12 – обсидиан, 11 – агат, 9 - лунный камень, 9 – сердолик,   5 – дымчатый кварц,  5 – яшма, 4 – ляпис-лазурь, 3 – моховой агат и т.д. Доля изделий из жадеита и нефрита в общей массе покупок составляет 44 % (152 предмета из 346).
[43] На Туринской выставке 1911 г. среди экспонатов Екатеринбургской художественно-промышленной школы были представлены: № 8. Петух из орлеца. Николай Куликов, № 11. Запонки из кошкульдинской яшмы. Петр Кремлев, № 12. Жук из орской яшмы. Петр Дербышев, № 14. Пудреница из орлеца. Николай Куликов. В рисунках был представлена работа ученика Петра Чешуина (РГИА. Фонд 25. Оп.5. Дело 175. Об участии учебных заведений на выставке в Турине. Окт. 1911 – 19 янв. 1915 гг.). Отметим, что эти воспитанники Екатеринбургской школы стали сотрудниками фирмы Фаберже. Кремлев, Куликов, Дербышев работали в Петербурге, Чешуин – в Московском отделении фирмы Фаберже.
[44] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993. С. 31.
[45] Фирма в больших объемах покупала камень, в основном уральских и сибирских месторождений. В октябре 1912 г. фирма посылает заявку на Екатеринбургскую гранильную фабрику с перечнем камней (по сортам), объемом закупки (в пудах) и ценой (в рублях). Приводим следующий список закупки:
1.     Орлец (родонит). 2 сорта. 1000 пуд.,  на сумму  2000 руб.
2.     Колканская яшма. 200 пуд., 400 руб.
3.     Николаевская яшма. 50 пуд., 100 руб.
4.     Авантюрин. 10 пуд. На 10 руб.
5.     Агат  (переливт шайтанский). 10 пуд. На 10 руб.
6.     Змеевик. 20 пуд. На 20 руб.
7.     Ушкульская яшма. 50 пуд. На 50 руб.
8.     Порфир александровский. 70 пуд. На 179 руб . 20 коп.
9.     Порфир оятский. 100 руб. на 100 руб.
10.  Орская яшма. 50 пуд. На 243 руб. (самый дорогой камень – В.С.)
11.  Кварц белый. 200 пуд. На 100 руб. (самый дешевый камень – В.С.)
На основании этого списка (Государственный архив Свердловской области. Ф. 86, оп. 1, д. 715) выясняем, что фирмой предполагалось приобрести 11 наименований камней общей массой 1760 пуд. на сумму 3197 руб. 20 коп. Наибольшую долю занимал орлец (родонит) – 57 % по массе и  60 % от общей стоимости.
[46] Отметим, что при явном преобладании в камнерезных изделиях фирмы камня из отечественных месторождений, Фаберже не ограничивался камнями, добытыми в России. Он использовал камень всех месторождений мира. В изделиях встречается мексиканский оникс, новозеландский бовенит и т.д.
[47] Лондонские инвентарные книги. 1906-1917 гг. Архив Татьяны Фаберже.
[48] Карл Фаберже даже подумывал закрыть Лондонский магазин. Следует отметить, что и императрица Мария Федоровна была недовольна фактом открытия магазина Фаберже, поскольку теряла монополию на посылку изделий фирмы в качестве подарков в Англию. Теперь сама королевская семья могла купить изделия в магазине фирмы.
[49] Особенно востребованы были табакерки в связи с предстоящими юбилейными торжествами, посвященными 300-летию дома Романовых (всего разными фирмами по заказу Кабинета его величества было изготовлено 2500 юбилейных подарков). Из 300 табакерок с вензелем императора Николая II фирма Фаберже выполнила половину. Из этих 150 табакерок 81 выполнена из камня: 60 – из нефрита, 6 – из яшмы, 5 – из лазурита, 10 – из горного хрусталя. Цена таких табакерок работы Фаберже на антикварном рынке достигает ныне одного миллиона долларов и более.
[50] Анализ Альбома мастерской Вигстрема (проекты 1911-1915 гг.)  показывает, что среди 1000 предметов не менее 200 выполнены из камня, в том числе фигурка камер-казака Пустынникова, роскошные кабинетные наборы из нефрита, родонита, яшмы. В Альбоме проекты настольных 62 часов и несколько проектов комплектов для письменного стола из нефрита и бовенита. В связи с активным внедрением электричества в быт, увеличивается количество электрических звонков. Приход Вигстрема к руководству мастерской совпал с возвратом классицизма, который опять вошел в моду. Ампир снова пробудился к жизни в России, как сто лет назад в наполеоновские времена. Художники Фаберже искусно соединили стиль Людовика XVI с ампиром, а под руководством Вигстрема эти проекты были воплощены. Последующие поколения по праву называют этот стиль стилем Фаберже.
[51] Faberge T., Proler L., Skurlov V. The Faberge Imperial Eggs. New York, 1997. P. 61.
[52] Чистякова М.Б. Не оконченное фирмой Фаберже императорское пасхальное яйцо 1917 года / Антикварное обозрение. 2005. № 3. С. 15.
[53] Интервью А.И. Иванова редакции журнала «Антикварное обозрение» // Антикварное обозрение. 2005. № 2. С. 64-66.
[54]Для высокопоставленных заказчиков из Сиама фирма Фаберже изготовила не только фигуру Будды. По заказу нового сиамского короля К. Фаберже выполнил для храма-усыпальницы Чулалонгкорна огромную чашу из зеленого сибирского нефрита, украшенную золотом, розовой эмалью и алмазами, на пьедестале из того же материала; пару больших подсвечников-торшеров в стиле Людовика XVI для электрических ламп — также из нефрита. Художником, специализирующемся на произведениях в «сиамском стиле», на фабрике Фаберже стал Якобсон.
[55] Порой подобные изделия использовали в качестве печатей (европейская традиция).
[56] Лондонские инвентарные книги. Архив Т. Фаберже.
[57] После 1900 года спрос на камнерезные изделия настолько возрос, что, помимо Фаберже, над камнерезными изделиями для Двора стали активно работать фирмы А. Денисова-Уральского и А. Сумина. Анализ показал, что доля изделий мастерской Денисова-Уральского в поставках камнерезных изделий обеим императрицам, императору, великим княгиням Ксении и Ольге Александровне составляет 22 %; доля А. Сумина – 12 %; доля Верфеля – 3 %. Главный объем поставок - 63 % приходится на фирму Фаберже. Однако цены на сопоставимые изделия Фаберже были в среднем в два–три и более раза выше, чем у его конкурентов. Это объясняется более высоким качеством моделей (Фаберже хорошо платил своим скульпторам, о чем упоминает Б.О. Фредман-Клюзель), кроме того, К. Фаберже был придворным поставщиком (А. Денисов-Уральский так и не добился этого звания, а Сумин стал поставщиком императрицы Александры Фёдоровны только в мае 1913 г., за полгода до своей смерти). Кроме того, в камнерезной продукции Фаберже присутствовала дорогостоящая ювелирная арматура и эмалевая работа, чего практически не было в изделиях конкурентов по причине отсутствия высокого класса ювелиров в этих мастерских).
[58] РГИА, Фонд 468,оп.43, дела 1002, 1003, 1018.
[59] К примеру, М. Лопато выделяет четыре группы: 1) портретные изображения действительно существовавших людей; 2) «народные типы», образцами для которых стали фарфоровые статуэтки заводов Гарднера, Попова и ИФЗ, 3) специальные заказы, благодаря которым были созданы Джон Буль, Дядя Сэм и т.д.; 4) карикатурные типы уличных разносчиков и торговцев для Э. Нобеля. (Лопато М. С. Ювелиры старого Петербурга. СПб.: Государственный Эрмитаж, 2006. 182-183). Александр фон Солодкофф считает, что камнерезные фигурки можно классифицировать по трем группам: 1) фольклорные жанровые фигурки, 2) портретные скульптурки, 3) фигуры, смоделированные на основе характерных образов истории и литературы (Solodkoff, A. fon. Faberge. London, 2005. P. 85).
[60] Некоторые исследователи относят эти фигурки к литературным образам, что тоже вполне правомочно.
[61] В некоторых источниках эти персонажи называются «Тарарам» и «Тилибом».
[62] Дворник – один из ярких типических образов дореволюционного Петербурга. Дворники были тесно связаны с полицией. Верой и правдой служили хозяину, но, как показывает практика первых дней революции, предавали его одними из первых. Писатель В. Набоков писал, что дворник первым пришел в спальню матери и указал революционной толпе где спрятаны бриллианты. Дворник Устин с дачи Агафона Фаберже, помогавший владельцу прятать серебро, сам же его и выкопал. «Попадись мне Устин, я его в эту яму зарою», - писал Агафон в эмиграции. Итак, дворник – это непростой психологический тип. Лицо его маска. Он хозяин над жильцами задних дворов, собирает с них плату. Он соглядатай, помощник полиции. Дворник дома Фаберже Лобов, увековеченный в камнерезной фигурке, в конце 1918 года на допросе в ЧК отмечал, что знает в лицо абсолютно всех работников фирмы и жильцов дома.
[63] Вероятно, что надпись «Зарница» (название яхты великих князей) на бескозырку матроса была нанесена позже.
[64] К первой группе Солодкофф относил фигурки, в которых для изготовления лица и рук применялся хорошо отполированный крепкий розовый кварц цвета кожи. Среди таких изделий – Вера Панина, Балалаечник, Пенсионер Челси. Ко второй группе – фигурки, где для подобных деталей применялся бледно-розовый кахолонг, впитывающий воду и «мягкий» в обработке. Среди изделий этой группы Солодкофф называет большинство фигурок, изготовленных для Нобеля (Solodkoff, A. fon. Faberge. London, 2005. P. 87).
Диссертант отмечает, что в этой классификации А. фон Солодкофф упускает тот факт, что лица и руки в некоторых фигурках были выполнены из яшмы. К примеру, в фигурке «Мужик» (мужик с палкой) лицо выполнено из сибирской яшмы (Bainbridge, Charles Henry. Peter Carl Faberge. London, 1949. New edition, 1974. Р. 111. Plate 110). Есть фигурки, где лица выполнены из орлеца («Матрос»), агата («Танцующий мужик»).
[65] К примеру, фигурка «Балалаечника».
[66] К примеру, фигура «Богомольца».
[67] Б.О. Фредман-Клюзель (1878-1959) – скульптор. Сын купца 2-й гильдии, шведского подданного. Мать – из французского дворянского рода Клюзелей. Учился во втором Реальном училище Петербурга, ЦУТР барона Штиглица (1894-1897), Академии художеств в Стокгольме, в мастерской Тома в Париже. Работал в Петербурге и Москве. Одна из первых его работ, получивших известность, – скульптурка солдата Павловского полка (1907) в старинной форме. Создавал образы театральных деятелей. Помимо скульптурок артистов балета (некоторые работы указаны в основном тексте), работал над созданием образов драматических актеров (к примеру, над портретным образом М. Ермоловой, которая впервые позировала для создания скульптурного портрета именно Фредману-Клюзелю). Работал с литейщиками России и Франции. Участвовал в художественных выставках обеих российских столиц. Сотрудничал с фирмой Фаберже, фарфоровыми заводами Копенгагена и Доултона (Англия). После революции проживал в Стокгольме, Париже. В 1929 году переезжает по приглашению в Египет. В Каире организовал Высшую школу скульптуры при Академии художеств. В этот период создает как работы этнографического характера – элегантные скульптурки египтянок с разнообразными сосудами, так и портретные – бюст президента Египта Насера. Среди его работ есть и монументальные – памятник короля Фуада I . Известен и его барельеф Св. Георгия для церкви этого святого, расположенной в старинной части Каира. (Краткая биография составлена на основе архивных документов (РГИА. Ф. 790 (ЦУТР барона Штиглица). Оп. 1. Д. 81. О приеме в 1894-1895 учебном году; ЦГТМ им. А. Бахрушина. Отдел рукописей. Ф. 495. Мемуары Марии Горшковой), заметок из российских газет за 1912-1913 годы, некролога, написанного Е.В. Фаберже в 1960 году и др. источников).
[68] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993. С. 30.
[69] ЦГТМ им. А. Бахрушина. Отдел рукописей. Фонд 495. Оп. 1, Д. 1. Мемуары Марии Горшковой
[70] Г.К. Савицкий – живописец, профессор, действительный член Академии художеств. Стал сотрудничать с фирмой Фаберже после окончания Императорской Академии художеств. Разносторонне талантливый Савицкий в те годы увлекался лепкой и рисованием лошадей. В основном тексте упоминается, что по его модели сделана жанровая композиция «Ледовоз». Есть все основания полагать, что вторая жанровая композиция «Московский извозчик с лошадью» (по мотивам П. Трубецкого) смоделирована также Савицким. В 1920-е годы Георгия Савицкого спасли от преследования советские военачальники Буденный и Ворошилов, для которых он писал картины лошадей.
[71] М. Чистякова в каталоге выставки «Картье-Фаберже» сообщает, что «модель исполнил Георгий Малышев» (Картье-Фаберже. Мюнхен, 2003. С. 233), не приводя убедительных доказательств.
[72] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П. Бирбаума. С. 31.
[73] М.Н. Лопато (Лопато М.Н. Ювелиры старого Петербурга. Указ. соч. С. 182), Александр фон Солодкофф (Solodkoff, A. fon. Faberge. London, 2005. P. 85) и др.
[74] Лопато М.Н. Ювелиры старого Петербурга. Указ. соч. С. 182.
[75] Следует отметить, что мастеров фирмы Фаберже отличает искусство подборки камня для той или иной детали. Еще Бирбаум писал об этом следующее: «В многочисленных фигурках мужиков и народных типах очень удачно переданы тулупы белорецким кварцем, разнообразные оттенки этого кварца позволяли передать новые овчины, так и самые затасканные». (История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П. Бирбаума. С. 31).
[76] Диссертант отмечает, что для камнерезных фигурок эмалевые детали исполнял Н.А. Петров.
[77] Цит по кн.: Скурлов В., Фаберже Т., Илюхин В. К. Фаберже и его продолжатели. СПб.: Лики России, 2009. С. 108. (Перевод текста Сноумана был сделан И.Н. Орловой в 1992 году).
[78] Bainbridge, Charles Henry. Peter Carl Faberge. London, 1949. New edition, 1974. Р. 111. (Перевод И.Н. Орловой, 1992).
[79] Порой их называли в шутку «сиамскими близнецами».
[80] Сведения о стоимости этой фигурки будут приведены в следующей главе.
[81] Ее стоимость по счету от 24 декабря 1912 года составляла 2300 рублей серебром (РГИА. Ф. 468. Оп. 44. Д. 1178. Л. 24).
[82] Bainbridge, Charles Henry. Peter Carl Faberge. London, 1949. New edition, 1974. P. 110-111.
[83] Цит. по кн.: Скурлов В., Фаберже Т., Илюхин В. К. Фаберже и его продолжатели. С. 88. (Перевод Д.Р. Сухих. 1992).
[84] Мунтян Т. Фаберже: Ювелир Романовых. Брюссель, 2005. С. 89.
[85] См. Приложение № 1.
[86] Скурлов В.В. Человеческие фигурки. Карл Фаберже и его продолжатели // Антикварное обозрение. – 2005. – № 3. – С. 18 – 45. 276 илл.; Скурлов В.В. Камнерезные фигурки «Русские типы». // Материалы XV коллоквиума «Ювелирное искусство». СПб.: Государственный Эрмитаж, 2005. С.64-68; Фаберже – министр ювелирного искусства // Авт.-сост. Т. Фаберже, В. Скурлов. Под общей редакцией В.В. Скурлова. – М.: Русь-Олимп, 2006.– 240 с.; Скурлов В.В. Камнерезные фигурки фирмы Фаберже. Серия «Национальные типы». К вопросу составления каталога-резонне // Антикварное обозрение. – 2008. – № 3. – С. 34 – 43, 61 илл.; Скурлов В., Фаберже Т., Илюхин В. К.Фаберже и его продолжатели / Под общ. ред. В. Скурлова. – СПб.: Лики России, 2009. – 640 с.; Скурлов В.В. Загадки камнерезных «человеческих фигурок» Фаберже. К вопросу составления полного списка произведений // КЛИО. 2011. № 2 (53). С. 110-118; Скурлов В.В. Загадки камнерезных «человеческих фигурок» Фаберже. К вопросу составления полного списка // Декоративное искусство и предметно-пространственная среда. Вестник МГХПА. № 2, 2011. С.49-67.
[87] В период с 1882 по 1903 гг. фирма Фаберже участвовала в 8 выставках.  Всемирную выставку в Париже 1889 г. Фаберже пропустил, поскольку был занят организацией автономных мастерских в Петербурге и Московского отделения,  выставку 1893 г. в Чикаго он пропустил в связи с болезнью отца, который скончался в январе 1894. Русско-японской война  помешала Фаберже принять в выставке, проходившей в Сент-Луисе (1904). 
[88] Бенуа А.Н. Письма со Всемирной выставки // Мир искусства. – 1900. – № 17-18.
[89] Нива. – 1900 – № 31. – C. 619.
[90] Королевское собрание произведений Фаберже содержит большое количество камнерезных изделий. В своем большинстве это анималистика и цветочные композиции из различных камней. Произведения Фаберже из коллекции британских монархов иногда становятся доступны для широкой публики. Так, летом 2011 года в Букингемском дворце была открыта выставка «Королевский Фаберже».
[91] Из коллекций Фаберже, находящихся в азиатских странах, изучена только коллекция Таиланда (до 1936 г. Сиам).  Издана хорошо иллюстрированная книга на тайском языке о королевской коллекции: Krairiksh, B (ed.). Faberge in the Royal Collektion,Thailand,o.J. [1984]
[92] Северюхин Д.Я. История развития Петербургского художественного рынка XVIII – первых двух десятилетий ХХ века. Автореф. дисс. на соискание ученой ст. канд. искусствоведения. СПб., 2005. С. 22.
[93]Понятие фаберже существует самостоятельно и является производным от фамилии великих ювелиров. Это понятие означает вещь, исполненную мастерами фирмы, и пишется уже с маленькой буквы, как, например, слово брегет.
[94] Еще М. Росс указывал, что Иван Брицын учился ранее у Фаберже (Ross, Marvin C.  The art of Karl Faberge and His Contemporaries. University of Oklahoma Press :Norman. 1965. – Р.92. Брицын действительно работал у Фаберже.  Это подтверждено нами на основании записей Евгения Фаберже (Архив Татьяны Фаберже). Данные опубликованы нами в 1992 г. После публикации заметно повышение цен на изделия Брицына, так как их автора стали воспринимать как мастера фирмы Фаберже. 
[95] К примеру, Андрей Червиченко (бывший владелец московского футбольного клуба «Спартак») приобрел на аукционе Кристи нефритового слона с алмазными глазами работы мастеров фирмы Фаберже (http://www.sportsdaily.ru/articles/byivshiy-prezident-moskovskogo-spartaka-andrey-chervichenko-gonka-bez-finisha-24467 - Дата обращения 20 марта 2012 г.)
[96] Ассортимент изделий фирмы Фаберже диссертант разделил на три группы. См. Приложение.
[97] Более подробные сведения об ассортименте приведены в Приложении.
[98] Анализ цен реальных и предполагаемых предоставлен диссертантом в Приложении.
[99] Тогда же, в 1980-е годы, при попытке вывоза за рубеж был изъят кубок в виде большого порфирового яйца, на трех серебряно-вызолоченных орлах. На изделии были клейма мастера И. Раппопорта и фирмы Фаберже. Точно такой же кубок-яйцо был продан на аукционе Sotheby`s в Нью-Йорке в 1982 году. Разница была только в фигуре орла, венчающего крышку. Оба предмета исполнены мастерами подпольной группы, возглавляемой Михаилом Монастырским. Большая часть этих мастеров работали на Объединение «Русские самоцветы» в Ленинграде.

[100] Из зарубежных камнерезов диссертант выделяет мастеров немецкой школы, продолжающих традицию Фаберже, - династию Дрееров (Карл, Пауль, Герд, Патрик), Эберхарда Банка, Манфреда Вильде и др.

Комментариев нет:

Отправить комментарий