воскресенье, 29 сентября 2013 г.

СПЕРАТИ — ГЕНИАЛЬНЫЙ ХУДОЖНИК. Подделки почтовых марок.




В 1947 — 1948 гг. во Франции, дай во всей Европе, сенсацию вызвало так называемое дело Сперати. Жан де Сперати был, как и Фурнье, гениальным подделывателем марок. Мало того, он вложил век» душу в подделку редких марок. Считая себя «Рубенсом филателии», он утверждал, что если можно копировать полотна великих живописцев, то ничто не мешает делать то же самое и с марками.
Сперати работал в этой области еще до первой мировой войны и в межвоенный период, однако после 1945 года конъюнктура стала особенно благоприятной. В послевоенный период ни у кого не вызывало удивления или подозрений неожиданное появление различных филателистических раритетов. Во время войны многие коллекции были разграблены и теперь стали объектом торговых махинаций. Кроме того, люди, разоренные войной, продавали сохранившиеся собрания марок. Одним словом, Сперати оказался в своей стихии и основал собственную «мастерскую». Правда, из европейских столиц поступали сигналы о появлении на филателистических рынках разных раритетов, но все, возможно, шло бы своим чередом, если бы Сперати не решил поехать с «товаром» в Испанию.
На границе французский таможенник нашел в чемодане путешественника коллекцию марок. Поскольку французские правила предусматривают пошлину в зависимости от стоимости марок, как ввозимых, так и вывозимых, таможенник задержал не указанную в декларации коллекцию. Таможенное управление, не зная ценности марок, вызвало эксперта. Оказалось, что в коллекции имелись марки колоссальной стоимости. Коллекция была задержана. Однако Сперати не особенно огорчился и заявил потрясенным таможенникам, что марки не представляют никакой ценности, потому что все они фальшивые.
Вновь пришлось вызывать экспертов. Мнения разделились. Одни специалисты признали марки настоящими, другие — прекрасной имитацией. Среди прочих эти марки исследовал известный шведский коллекционер Имре Вайда ( Написал воспоминания о дореволюционных встречах с Агафоном Карловичем Фаберже в Левашово, под Петроградом – В.Скурлов).   Именно он определил, что марки Сперати — блестящие подделки. Особенно внимательно он стал изучать шведские марки и с большим удивлением обнаружил у Сперати десять экземпляров самой редкой шведской марки 1855 года. Речь шла об известной 3-скиллинговой марке желтого цвета (вместо зеленого). До того времени был обнаружен только один такой экземпляр, который был продан на аукционе за 20 тысяч долларов. «Безупречным подделкам» пришел конец, потому что никто не верил, что Сперати мог раздобыть такое количество настоящих марок. Марки Сперати были фальшивыми, он сам подтверждал это, однако таможенные власти не могли ему поверить. Сперати был задержан, а его коллекция конфискована. Примерно в то же время выяснилось, что Сперати нелегально высылал за границу крупные партии марок из Франции, Он не отрицал и этого, утверждая, что экспорт имитаций марок не запрещен и не карается законом.
Полиция начала расследовать прошлое Сперати. Оказалось, что он итальянец, проживавший перед первой мировой войной в Пизе. Уже тогда он вступил в конфликт с законом — его подозревали именно в подделке марок. Сперати покинул Италию, жил в Бельгии и Голландии. В межвоенный период в 1935 году его вновь заподозрили в продаже филателистам фальшивых марок. Позднее он исчез из поля зрения, а после второй мировой войны появился в небольшом французском городке, где имел фотографическую мастерскую. Расследования показали, что в это время он дружил с одной женщиной, владелицей филателистического магазина, время от времени поставляя ей «товар».
Сперати предстал перед парижским судом. Процесс доставил много трудностей как обвинению, так и защите, и прежде всего — судьям, В ходе судебного разбирательства оказалось, что во французском кодексе имеются многочисленные лазейки, а скорее, устаревшие положения. Дело в том, что, когда принимался этот кодекс, слово «филателия» не было известно. Что же говорить о положениях, касающихся порядка вывоза за границу имитаций марок!
К сожалению, мы не знаем подробностей обоснования приговора. Известно лишь, что суд приговорил Сперати к одному году тюрьмы и 10 тысячам франков штрафа за попытку нелегального вывоза марок, а также к возмещению ущерба на сумму 300 тысяч франков в пользу Союза филателистических торговцев. В конце концов штраф был снижен до символической суммы в 5 тысяч франков, Видимо, с него сняли и обвинение в намеренном обмане филателистов, тем более что Сперати написал и издал брошюру под названием «Филателия без экспертов», в которой пытался доказать, что при современных технических средствах можно сфабриковать подделку, распознать которую невозможно.
После отбытия наказания Сперати продал свои подделки и свою мастерскую Британскому союзу филателистов, который составил списки марок, им подделанных. «Орудия труда» Сперати и его фальшивки были помещены в филателистический музей.
К сожалению, процесс Сперати, вызвавший многочисленные дискуссии среди юристов, до сих пор не привел к модернизации французского кодекса, и он не предусматривает наказания за подделку марок в ущерб коллекционерам.



Комментариев нет:

Отправить комментарий