суббота, 3 сентября 2016 г.

АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ И ВЫПИСКИ ИЗ КНИГ. Подготовительные материалы для книги *История фирмы Фаберже*.


Материалы для  книги  “Большая семья Фаберже. 1900-1940 годы”. Записки Валентина Скурлова, 1997-2003  годы.

 

Термин  “семья” имеет в нашей книге  два значения: 1.  Как совокупность всех сотрудников фирмы и 2.  Всех членов семьи Фаберже, объединенных родственными отношения (хотя и не все родственники служили в фирме).

Период 1900-1940 гг. выбран по нескольким причинам. Начало века – всегда время итогов, осмысления, постановки задач на будущее. Таким итогом для Карла Фаберже была Всемирная выставка 1900 года в Париже. Карлу исполнилось 54 года. Из них он 34 года служил в фирме и 28 лет руководил ею.

В 1900 году заканчивалось строительство нового здания на Большой Морской, 24, известного с тех пор как “Дом Фаберже”. Магазин открыт в начале мая 1901 года.

Можно считать, что реализовалась мечта Карла Фаберже о создании “Дома-студии”, где будут собраны вместе художники, мастера и продавцы, куда будут приходить заинтересованные клиенты, дом, где будет сосредоточен весь художественный творческий процесс создания вещей. Карл Фаберже хотел, чтобы это здание было “домом” не только для членов его семьи, но “домом” для сотрудников. Некоторые мастера, например, Вигстрем, имели собственные квартире во флигеле, во дворе.

Квартира самого Карла из девяти комнат, помещалась на четвертом (третьем, по западному счету) этаже лицевой части здания. Самые большие помещения здесь занимали библиотека и кабинет хозяина.

На рубеже 19-20 веков в фирму пришла группа новых художников  выпускников Училища барона Штиглица: Якобсон, Курц, Либерг, Май, Кордес, Рафаэль, Ильина. Среди этой плеяды – Александр Фаберже, четыре года обучавшийся в ЦУТР бар. Штиглица и имевший прекрасные оценки. В 1898 году Агафон Карлович Фаберже назначен на должность хранителя Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца  (это нештатная, а почетная должность).Среди его обязанностей - уход за коронными драгоценностями.

Изменяется ассортимент. Все большее место занимают изделия “фантазийной” группы, которые теперь учитываются по особой товарной книге, имеют свою нумерацию. В 1899 году, после китайского похода русских войск появилась такая  интересная группа как каменные и эмалевые цветы. Фирма изготовляет первые каменные фигурки, (“Королева Елизавета”, “Мамка”), анималистика Фаберже переживает подъем, изделия придворного ювелира становятся желанными подарками не только при русском дворе, но и во всех королевских домах Европы. Окончательно утвердилась  эмалевая группа, что избавило от необходимости прибегать к размещению эмалевых работ за рубежом. Теперь уже шведские и норвежские эмальеры обучаются у Фаберже. В 1910 г Карл Фаберже получает единственный в своем роде титул “придворного эмальера Сиамского Короля”. Франц Бирбаум пишет, что начиная с 1900 года лучшие серебряные изделия изготовляет Московское отделение.

Фирма занимает ведущее место в изготовлении кабинетских подарков. Если в 1885-1900 гг. (за 16 лет) изготовлено для Кабинета около 1200 вещей, то в 1901-1916 гг. (также 16 лет) таких изделий выполнено 3800. Среди них – табакерки с портретом и вензелем императора, нагрудные и настольные медальоны, портсигары, панагии, наперсные кресты, образа, а также большие серебряные ковши, братины, чарки, вазы, большинство которых выполнялись методом литья с уничтожением восковой модели в одном экземпляре, и уже поэтому уникальных.

Объективно изменился качественный состав клиентов и заказчиков эксклюзивных высокохудожественных изделий. Аристократию все больше вытесняют представители финансовой , промышленной и торговой буржуазии. Среди них Эммануил Нобель, Александр Кельх, Григорий Елисеев, Николай Рябушинский, а также зарубежные клиенты: Ротшильд, Гинцбург, Вандербильд.  

Период 1900-1940 гг. четко разделяется на два временных отрезка по двадцать лет. Первый этап заканчивается 1920 годом, смертью Карла Фаберже в Лозанне, вдали от родного дома. Первый этап легко делится на два хронологических отрезка: 1900-1910 гг. и 1911-1920 гг.

Некоторые исследователи утверждают, что начиная с 1910-х гг. творческий потенциал фирмы начал выдыхаться, наступил творческий застой, не стало новых идей. Говорить можно так, совершенно не владея ситуацией, не наблюдая за процессами, происходящими внутри и вне фирмы. На самом деле, начало 1910-х годов отмечено приходом новой группы молодых художников, в большинстве своем  выпускников Училища барона Штиглица. Среди них: Илинская, Мусселиус, Савицкий, Чешуин, Гуняев, Колоярский, Терещенко, Веселов, Дм.Иванов. “Ударной” в ассортименте становится камнерезная группа, за счет творческих усилий молодых художников-камнерезов Кремлева и Дербышева

Второй этап заканчивается 1940 годом. Это период, который можно назвать по Дюма “Двадцать лет спустя”, то есть “20 лет без Карла”. Совершенно неизвестный для историков фирмы Фаберже. Может быть несколько скучный, усталый, (есть такое понятие в социальной психологии “послевоенная усталость”), но на самом деле, период насыщенный интересными событиями, связанными как с людьми фирмы, так и с вещами, изделиями фирмы. Трансформация  вещей Фаберже, которые из разряда просто высокохудожественных становятся антикварными. Чего стоит погоня за “императорскими пасхальными яйцами”. В 1930 году Арманд Хаммер продает свою карандашную фабрику в СССР и выезжает в Америку. Через руки Хаммера прошло более 2000 вещей Фаберже. В числе первых покупателей – английский королевский двор, чьи представители успели оценить Фаберже еще до 1917 года, и теперь пользовались возможностью пополнить свою коллекцию. В 1934 году Г.Ч. Бэйнбридж пишет Евгению Фаберже, что “за вещами фирмы начинается настоящая охота, я имею много запросов от дилеров в Америке”. Сам Бэйнбридж готовит монографию о Фаберже, она уже почти готова, и только начало Второй Мировой войны откладывает издание книги. Она вышла только в 1940 году.

         Второй этап 1920-1940 гг. также можно разделить на два отрезка: 1921-1930 и 1931-1940 гг.

Первое послереволюционное десятилетие. Кажется, что  Карл Фаберже еще жив, есть надежда восстановить предприятие.  В 1921-1922 годах Франц Бирбаум, Евгений и Николай Фаберже строят планы по возрождению фирмы на Западе или о продаже предприятия в Петрограде. Николай мечтает пригласить в качестве менеджера Пауля Бломериуса. Эти планы казались реальными, были потенциальные покупатели! Так, бакинский нефтяник, бывший клиент Фаберже, г-н Лианозов выгодно продал англичанам свои нефтяные копи за 5 млн. долларов и купил конюшню в Париже. В 1922 году Евгений и Александр Фаберже вместе с московскими сотрудниками фирмы Андреем Маркетти и Джулио Гверриери основали в Париже фирму “Фаберже и Ко”.

Первое “Десятилетие без Карла” заканчивается не строго хронологически в 1930 году, а годом раньше. Переломным в судьбах многих становится мировой кризис (“Черный вторник”?).

1930-е гг. – это апатия, застой в делах, уход из жизни прежних сотрудников, старых друзей и хороших клиентов.

В силу естественных причин, к 1940 году в живых осталось менее четверти бывших активных сотрудников фирмы. Но многие уходили преждевременно. Так и Карл Фаберже, собирался жить долго. Дед его прожил 91 год, отец – 80, мать 79 лет.  Евгений Фаберже отмечал в 1937 году в письме Бэйнбриджу, что преждевременный уход из жизни отца вызван  отчуждением от любимой работы, осознанием отсутствия смысла жизни.

 

 

                                            1903 год.

 

Петербургская  газета “НОВОЕ ВРЕМЯ” в № 9852, с.13         дает печальное объявление:

“Карл Фаберже с прискорбием сообщает, что 4(17) августа 1903 года скончалась, а 7(20) августа погребена в Дрездене его мать – Шарлотта Карловна Фаберже, урожденная Юнгештедт, в возрасте 79 лет.

 

                                     1904 год.

 

         28 марта 1904 года. Святое Христово Воскресение. Их Величества в Зимнем дворце). Передачи Карлом Фаберже императорских пасхальных яиц в 1904 году не было.

         28 марта, в пятницу в 7 част Их Величества присутствовали при вечернем богослужении в Церкви Аничкова дворца и кушали за обеденным столом у Императрицы Матушки.

 

                                      1905 год.

 

         17 апреля 1905 года. Святое Христово Воскресение.

         16 апреля в Александровском дворце Их Величества слушали божественную литургию. Передачи Карлом Фаберже императорских пасхальных яиц в 1905 году не было.

 

                                     1907 год.

 

         22 апреля 1907 года. Святое Христово Воскресение.

         18 апреля Ея Имп. Величество Г.И. Мария Феодоровна, великий князь Михаил Александрович, великие княгини Ксения Александровна и Ольга Александровна и принц Петр Александрович переехали в Царское Село на проживание в Александровском дворце. (Карл Фаберже вручает императорское пасхальное яйцо в Царском Селе императрице Марии Федоровне).

 

                                      1908 год.

 

         13 апреля 1908 года. Святое Христово Воскресение.

         12 апреля – переезд Г.И.Марии Федоровны из Гатчины в Царское Село на проживание в Александровском дворце. (Где Карл Фаберже вручил Марии Федоровне императорский пасхальный подарок – яйцо? В Гатчине или в Царском Селе ?)

 

                                      1911 год

 

         6 марта 1911 г. Художник А.К.Денисов-Уральский был принят в Царском Селе и поднес Наследнику коллекцию камней (всего 466 камней, из них 20 сибирских, остальные уральские). В течение 25 минут Денисов имел счастье давать объяснения Их величествам и Наследнику Цесаревичу. На следующий день после посещения Их Величествами выставки Денисова-Уральского в Петербурге, на Б.Морской, 27.

         (Дело Канцелярии Имп.Двора о посещении Их Величествами выставок, 1911 год. РГИА. Ф.272. оп.48. д.889).

 

                                1915 год.

 

         В автобиографии поэта Александра Блока  (1915 год) говорится о мистике, “…которой был насыщен воздух последних лет старого и первых лет нового века”.

         Относительно широкое распространение символистских штампов мысли и творчества Блок в той же “Автобиографии” называет “мистическим шарлатанством”. “мода” на эти штампы, по Блоку. “…пришла, как всегда бывает, именно тогда, когда всё внутренне определилось; когда стихии, бушевавшие под землей, хлынули наружу…”

         Мистика проникла в символику камней. Возникала мода на те или иные камни. Камни наделяли какими-то мистическими свойствами.

 

                                              1916 год.

 

                                       Ц И Ц И А Н О В А.

                                                                                Секретно.

                                                                        

Доклад Начальника контр-разведывательного отдела при Штабе петроградского Военного Округа.

23 апреля 1916 года.

    № 2188.

 

         Петроградский Градоначальник донес, при отношении от 24 марта 1915 г. За № 8791, Главному Начальнику Петроградского Военного Округа, что подведомственным ему Охранным Отделением было обращено внимание, что большинство лиц, подозреваемых в ведомстве в пользу наших внешних врагов, останавливаются в Европейской Гостинице, администрация коей к означенным лицам проявляет особую предупредительность. В этой гостинице. С апреля 1915 года проживает княгиня Иоанна-Амалия ЦИЦИАНОВА, рожденная КРИБЕЛЬ. Она же Нина Баркис, обращающая на себя внимание широкой жизнью и поездками в Финляндию. Собранными негласным путем сведениями выяснено, что ЦИЦИАНОВА,  бывшая австрийская подданная. В 1914 и 1915 гг. проживала в Италии, Греции, Румынии и в Болгарии. Производит впечатление очень хитрой и осторожной женщины. Администрация Европейской Гостиницы, почему-то скрывает внутреннюю жизнь и сношения ЦИЦИАНОВОЙ, занимающейся, по-видимому шпионством. Далее. Охранное Отделение указывает, что “можно с уверенностью сказать, что предположение о причастности администрации Европейской Гостиницы к шпионству в пользу наших внешних врагов несомненно правдиво”.

         На изложенном сношении Главный Начальник петроградского Военного Округа наложил резолюцию: “Выслать княгиню ЦИЦИАНОВУ по п.16 с установлением строгого надзора, предварительно проведя обыск”. Во исполнение сего 13 апреля с.г. (1916 года – В.С.) в Европейской Гостинице был произведен Охранным Отделением обыск. В присутствии офицера для поручений корнета РОЗЕ, причем вся отобранная переписка была препровождена для просмотра в Контр-Разведывательное Отделение при Штабе Петроградского Военного Округа.

         По рассмотрении отобранной у ЦИЦИАНОВОЙ переписки, допросом ее и других лиц установлено следующее.

         Иоанна-Амалия ЦИЦИАНОВА – дочь австрийского подданного Бернарда Барнардовича КРИЕБЕЛЬ, проживающего  в настоящее время отдельно от  жены в Швейцарии и матери, проживающей в Северной Моравии на ее средства.  Родители ЦИЦИАНОВОЙ, по ее словам – чехи. Получив домашнее воспитание. ЦИЦИАНОВА уже 19 лет вела самостоятельный образ жизни, выступая в разных городах Европы в кафе-шантанах и в театрах легкого жанра.  Проводя время в постоянных путешествиях, переезжая из города в город и из государства в государство, ЦИЦИАНОВА, тогда еще КРИЕБЕЛЬ, не могла акклиматизироваться ни в одном из них. Она свободно владеет всеми европейскими языками, но не говорит ни на одном из них так, чтобы можно было определить ее национальность. Русский язык она знает довольно плохо. По ее словам, большую часть своей жизни она провела в Париже, где у нее имеются большие связи в артистическом мире. Мать ЦИЦИАНОВОЙ, скончавшаяся три месяца тому назад, проживала, как уже было отмечено выше, в Австрии, в городе Фрейбурге. ЦИЦИАНОВА довольно часто ее навещала, проводя ежегодно некоторое время на родине.

У  ЦИЦИАНОВОЙ в Фрейбурге два собственных дома, приобретенные, по ее словам, на лично заработанные деньги. Четырнадцать лет тому назад ЦИЦИАНОВА познакомилась в Париже с владельцем ювелирного магазина Карлом Густавовичем ФАБЕРЖЕ.

С тех пор она постоянно его сопровождала в заграничных поездках, предпринимаемых ФАБЕРЖЕ весною каждого года. Таким образом, Фаберже ее видел приблизительно три месяца в году. Остальное время ЦИЦИАНОВА продолжала вести ветреный образ жизни, вращаясь среди посетителей разных увеселительных заведений. В связи с изложенным не мешает отметить, что сам ФАБЕРЖЕ при допросе ручавшийся за благонадежность ЦИЦИАНОВОЙ, далеко не представляет собою лица, к заявлениям которого военные власти могли бы отнестись с должным доверием. В одном из своих писем ЦИЦИАНОВОЙ, он, между прочим сообщает: “Все печально;

Время от времени по вечерам меня навещает пара оставшихся друзей, остальные же или высланы за границу, или же в качестве военнопленных подвергнуты высылке”. Таким образом, факт сожительства ЦИЦИАНОВОЙ с ФАБЕРЖЕ во всяком случае, не говорит в пользу ее благонадежности и какие-либо его заявления по поводу  ЦИЦИАНОВОЙ не могут быть приняты во внимание.

         Обращаясь в последним, предшествующим войне годам жизни ЦИЦИАНОВОЙ, нельзя не остановиться прежде всего на истории ее брака. В 1912 году КРИЕБЕЛЬ-ЦИЦИАНОВА приехала в Тифлис для участия на открытой сцене одного из местных кафе-шантанов. В гостинице Лондон, где она остановилась, ЦИЦИАНОВА вскоре познакомилась с князем АБАШИДЗЕ, которому она, между прочим, сообщила о своем намерении выйти замуж за какого-нибудь князя, в целях приобретения княжеского титула. АБАШИДЗЕ охотно согласился устроить это дело и через некоторое время КРИЕБЕЛЬ стала женою 75-летнего неграмотного князя Карамана Петровича ЦИЦИАНОВА. За организацию брака ЦИЦИАНОВОЙ было уплачено АБАШИДЗЕ 500 рублей. Тотчас же после свадьбы ЦИЦИАНОВА покинула своего мужа и более с ним никогда не встречалась. Купив, таким образом титул, ЦИЦИАНОВА, тем самым, случайно перешла в русское подданство.

         По вступлении в брак, ЦИЦИАНОВА продолжала вести прежний образ жизни, встречаясь время от времени с г. ФАБЕРЖЕ.  В день объявления войны ЦИЦИАНОВА находилась в Франценсбаде, где, по ее словам, она проходила курс прописанного врачами лечения. Узнав о тяжелых условиях, в которые были поставлены в Германии русские путешественники, ЦИЦИАНОВА, избегая какого-либо сообщения с русскими, поторопилась отбыть в Австрию, где у нее были родственники, связи и где она надеялась на возможность пробраться в нейтральные страны. Прибыв в Вену, ЦИЦИАНОВА обратила внимание на развешанные по   городу объявления, с призывом к желающим записаться в число сестер милосердия Австрийского Красного Креста. ЦИЦИАНОВА не замедлила воспользоваться возможностью обеспечить себе спокойное пребывание в неприятельской стране и поступила на курсы сестер милосердия. Для принятия на курсы она представила документ, вроде свидетельства о благонадежности, выданный австрийскими властями того города, где у нее имелась недвижимость. Затем ЦИЦИАНОВА пробыла около 8 недель на службе в Австрийском Красном Кресте, ухаживая за ранеными в Софийском госпитале в Вене. По ее словам, австрийцам было лестно видеть на службе у себя русскую княгиню и первое время, во всяком случае, они относились к ней с полным пониманием (см. фотографию, Приложение к делу). После поражения у Равы Русской австрийцы резко изменили свое отношение к  ЦИЦИАНОВОЙ и она стала подумывать о побеге из Австрии.

         По сему поводу надлежит иметь в виду, что факт пребывания ЦИЦИАНОВОЙ на службе в Австрийском Красном Кресте был усмотрен из отобранных у нее документов, обстоятельства же поступления ее в названное учреждение, а также ее побега основаны на ее голословных заявлениях. Она при допросе сообщила, что желая покинуть пределы Австрии, она испросила себе кратковременный отпуск, направилась к итальянской границе и, переплыв на паруснике через пограничное озеро, беспрепятственно высадилась на итальянской территории. По ее словам, на австро-итальянской границе никакой стражи и, в частности, пограничной, ею замечено не было. Это было незадолго до начала войны между Италией и Австрией (….Когда началась эта война? – В.С.). Таким образом, правдоподобность обстоятельств побега ЦИЦИАНОВОЙ из Австрии, в том виде, как они изложены, возбуждает немало сомнений, но эти обстоятельства, конечно, не могут быть подвергнуты какой-либо серьезной проверке.

         Прибыв в Италию, ЦИЦИАНОВА продолжает интересоваться судьбою своего имущества, находящегося в Австрии, и находится в постоянной переписке со своим управляющим в Фрейберге. Кроме того, она делает попытку получить свои деньги из Берлинского Государственного Банка, куда она положила все свои бумаги и сбережения, будто бы из опасения, что на них будет наложен арест в связи с одним гражданским процессом, который она вела по поводу своих артистических дел. В деле имеются конверты от писем из Рейхсбанка. На которых рядом с фамилией “ЦИЦИАНОВА” написано, “рожденная КРИЕБЕЛЬ”. Последнее и заставляет предположить, что ЦИЦИАНОВА рассчитывала на какие-либо льготы со стороны германцев, ссылаясь на свое австрийское происхождение. По-видимому, никаких льгот ей оказано не было, во всяком случае, соответствующих данных в переписке не имеется. Во время своего пребывания в Италии ЦИЦИАНОВА находилась в переписке в ФАБЕРЖЕ, который ей туда однажды выслал денег. Пробыв некоторое время в Италии, ЦИЦИАНОВА решила ехать во Францию, но здесь, со стороны французских властей, встретилось неожиданное препятствие и на территорию Франции она допущена не была. В связи с этим ею был заявлен целый ряд ходатайств у французских властей и русских дипломатических представителей. В деле имеются указания на то, что Русское Посольство в Риме не нашло возможным оказать ей содействие,  “…раз французские власти тому противятся”. ЦИЦИАНОВА говорит, что причиной ее недопущения во Францию было общее постановление, в силу коего, лица, возвращающиеся из неприятельских стран, не допускаются во Францию.  К проверке заявления ЦИЦИАНОВОЙ приняты надлежащие меры.

         Вскоре после объявления Италией войны, ЦИЦИАНОВА покидает названную страну и, направляясь через Сербию,   Болгарию и Румынию, приезжает в Россию. Здесь она поселяется в Европейской Гостинице, занимает номер ценою в 18 рублей в сутки и ведет в общем,  довольно скромный образ жизни. По  прежнему она переписывается со своим управляющим в Фрейбурге, причем письма направляются в Копенгаген некоему Генниксу, по словам ЦИЦИАНОВОЙ – адвокату, который переводит их соответственно на французский или немецкий язык и, перекладывая в другие конверты, направляет по назначению. Она приказала своему управляющему передать некоторую сумму денег, книги и одежду семье австрийского солдата, раненному на русском фронте, и ему самому, получив от них благодарственные письма. Таким образом, ЦИЦИАНОВА, находясь в России, продолжает поддерживать сношения со своими знакомыми и управляющим в Австрии.

         Изложенные выше факты основаны на документах,  отобранных у ЦИЦИАНОВОЙ при обыске, освещение же обстоятельств, при которых они имели место, причин, коими они были вызваны, а также тех целей, кои желала достичь ЦИЦИАНОВА основаны, главным образом, на голословных заявлениях ЦИЦИАНОВОЙ, сделанных ею при допросах в Выборгской женской тюрьме (в Петрограде – В.С.). К проверке их, в пределах возможности, приняты надлежащие меры.

         17 сего апреля ЦИЦИАНОВА была подвергнута первому допросу, в помещении Охранного Отделения. Принимая во внимание,

1) Что Цицианова бывшая австрийская подданная,

2) Что она стала русской подданной совершенно случайно, лишь как последствие покупки титула,

3) Что ее имущество сосредоточено в Австрии и Германии, с которой таким образом, она связана материальными интересами,

4) Что австрийскими властями ей было выдано свидетельство в благонадежности для поступления в учреждения Красного Креста,

5) Что в то время, когда русско-подданные подвергались в неприятельских странах суровому режиму и преследованиям, она беспрепятственно была принята на службу в австрийский лазарет,

6) Странные обстоятельства ее побега на паруснике во Францию,

….(?)

8) Совпадение ее отъезда из Италии со временем объявления Италией войны,

9) Сношения со знакомыми и управляющим в Австрии из Петрограда через Копенгаген,

10) Сведения Охранного Отделения о ее причастности к военному шпионажу,

11) Полное совпадение ее примет с  таковыми княгини ВЛАДИМИРСКОЙ, разыскиваемой фронтом, по обвинению в шпионаже и, наконец,

12) То обстоятельство, что вечером того же дня у ЦИЦИАНОВОЙ предполагалось совещание с ФАБЕРЖЕ и адвокатом для обсуждения  создавшегося в связи с обыском положения, привело к заключению о необходимости содержания ЦИЦИАНОВОЙ под стражей на время производства о ней надлежащего дознания.

         В случае, если дальнейшим расследованием в отношении ЦИЦИАНОВОЙ не будет обнаружено каких-либо новых данных, полагал бы выслать ее на все время войны из Петрограда в порядке п.17 ст. 19 Правил Военного Положения, для чего ныне же войти с соответствующим представлением в Особое Совещание при Министерстве Внутренних Дел.

 

 

                            1917 год

 

“Известия Ревельского  Совета рабочих и военных депутатов”. № 62 от 8 дек. 1917 года:

                   “Корреспонденция из Петрограда:

“Пьяный погром продолжается. Погромщики лезут в чаны с вином и тонут в них. Погромная волна перекинулась на Невскую заставу. Продолжается разгром завода Петрова на Звенигородской (водочный заво – В.С.). Вечером начался разгром Елисеева (лучший гастроном Петрограда на Невском – В.С.), разбили соседний шапочный  магазин Пастухова. Большая часть шапок и шкурок похищена. Оживилась торговля на Новоалександровском и других рынках. (Ново-Александровский рынок у Никольскго собора – крупнейшее место скупки и продажи краденых вещей – В.С.) Неизвестные  продают  что  угодно: костюмы, шляпы, ценности. Вчера, около Гостиного стали группироваться полупьяные вооруженные, преимущественно около ювелирных магазинов, и пробовали прочность запоров”.

 

1918 год.

 

 

Товарищество “К.Фаберже”                             Копия.     Петроград        

                                                                                           (Морская, 24)

Правление в Петрограде.                                             9 Октября 1918 г.   

Отделения: в Москве и Одессе

 

                                     Многоуважаемый Андрей Карлович,

 

Обстоятельства немного изменились, ввиду сего я могу выехать в Москву не раньше 13-го числа с.м.

Весьма желательно, чтобы еще до моего приезда были посланы в Германское Консульство,  с рассыльной книжкой, прилагаемые при сем бумаги, а также 2 экземпляра по поводу вещей Владимира Степановича и Чернова. Боюсь, что пропустим срок.

Хотя политический горизонт, видимо, существенно изменился, но, думаю, что кое-что удастся сделать, если взяться очень энергично за дело.

Нельзя ли что-нибудь сделать по поводу денег, так как боюсь, что могут быть БОЛЬШИЕ НЕПРИЯТНОСТИ. Отъезд Антони немного отложен, а потому приток денег из Одессы может быть лишь через продолжительное время. Отсюда же все покупатели удрали.

Все заявления в консульство долны быть засвидетельствованы еще и комитетом служащих:

          “Правильность изложенного подтверждаем”.

Там, где свидетельствуется подпись руки, необходимо указать адрес гг. Маркетти и Аверкиева.

          Всего хорошего    (подпись Отто Бауэра).

 

                                     * * *

 

                                     1919 год.

 

                                     Копия.

                  Москва, 19 февраля 1919.

                  В секцию Ювелиров.

                  Заведывающему монополизации

                  Товарищу Гросберг.

                    

                                                               Здесь

                                                 Голофтеевская линия.   

                                                А.Ф.Оливер, проживающего по

                                                Новослободской улице, дом № 13, кв.3

                     ПРОШЕНИЕ.

 

          Настоящим имею честь обратиться к Вам с покорнейшей просьбой: нельзя ли будет через Ваше посредство возвратить мне взятую у Т-ва К.Фаберже Ювелирной Секцией пишущую машину “Континенталь”.

          При объявлении Товарищества о ликвидации эта машина была подарена мне вышеименованной фирмой, прослужившему в таковой более 10 лет и так как я ГЛУХОНЕМОЙ, то это есть единственное средство, которым я зарабатывал себе на хлеб И, не имея машины, я теперь лишен возможности прокормить себя, так как благодаря своему природному недостатку (глухонемоте) никуда не могу поступить на место.

           Остаюсь в надежде, что просьба моя не останется без внимания.

           С совершенным почтением.

                      А.Оливер.

 

      Правильность изложенного в прошении Оливера подтверждаем и от себя покорнейше прошу удовлетворить это ходатайство, так как он действительно остался без средств к существованию.

              По доверенности Ком[итета]. Т-ва К.Фаберже

20.02.1919  (м.п.)   О.Бауэр

 

        По просьбе нашего сослуживца товарища А.Ф.Оливера Комитет служащих Т-ва К.Фаберже присоединяется и просит в таковой ему не отказать.

         С товарищеским приветом,

         Председатель              И.Куркин

 (м.п.)  Секретарь                  Поликарпов

          Правильность сей копии с подлинником Комитет служащих сим удостоверяет.

          (печать Комитета служащих Т-ва К.Фаберже.Москва)

           Председатель    И.Куркин

           Секретарь           Поликарпов

* *

 

 

1918 год.

 

         Газета “ИЗВЕСТИЯ”, 27.02.1918 года:

         “При аресте афериста “князя Эболи”, скравашегося в Петергофе, были найдены вещи, похищенные из Петергофа: картина на мраморе, часы с редким брелоком, осыпанном бриллиантами, несколько крупных бриллиантов и другие ценности.

 

         Фрайман А.А. Ревоюционная защина Петрограда в феврале-марте 1918 г., Л., Наука, 1964,

С.176:

         “Петроградские красногвардейцы, проводившие в конце февраля (1918 – В.С.) обыски в подозрительных квартирах. обнаружили вещи, незадолго до этого похищенные уголовной бандой из особняка бывшего графа Витте. Вещи были переписаны и отправлены в Совет рабочих и солдатских депутатов Петроградской стороны, на территории которого находился особняк.

         27 февраля (1918) вопрос об этих вещах рассматривался на заседании районного Совета, который постановил “направлять все вещи тов. Луначарскому, а которые не представляют ценности как исторические вещи, направить в Комиссариат финансов”.

         Новодеревенский районный Совет (северный окраина Петрограда- В.С.). установив, что аристократы на Каменном острове производят распродажу иностранцам вещей и книг, имеющих художественное и научное значение, произвел реквизицию библиотек, мебели и картин в богатых особняках и сосредоточил их в специально созданном “музее художественных ценностей” и в районной публичной библиотеке. ( Таким “музеем” стал особняк Ольденбургских на Каменном острове, куда перешло имущество из дачи ювелира Болин, также на Каменном острове – В.С.)

С.191- 192:

         В один из январских дней (1918 – В.С.) бвндиты среди белого дня ограбили М.С.Урицкого, следовавшего на извозчике в Таврический дворец, сняв с него шубу. Было отмечено много случаев ограблений посетителей в ресторанах и клубах. Бандиты действовали под видом обысков по подложным мандатам ВЧК и других советских органов. Грабежи проводили не только уголовники, но и другие элементы, соблазненные возможностью легкой наживы. В начале января !1918) была ограблена дача Шереметева, находящаяся в веденнии Петергофского районного Совета. Как выяснилось, перступление было совершено казаками и офицерами 1-го Донского казачьего полка. Похищенные ими вещи продавались на рынках.

         В своих воспоминаниях “Страшное в революции” В.Д.Бонч-Бруевич (секретарь Совнаркома- В.С.) рассказывает о чудовищных преступлениях, совершенных отрядом анархистов-матросов, прибывших из Кронштадта.

         Группа анархистов захватила жилой дом на Стремянной улице и ограбила в нем все квартиры. При аресте этой группы отрядом Комитета по борьбе с погромами, у ее участников было обнаружено много ценных вещей (“Правда”, № 27 от 18.02.1918).

         На Васильевском острове анархисты захватили особняк быв. Барона Гинцбурга и когда удалось силой оттуда их выдворить, выяснилось, что все несгораемые кассы, “железная комната”, где хранились драгоценности, были разграблены, ковры и портьеры, дорогие гобелены и картины расхищены или попорчены, мебель и зеркала вывезены, а с оставшихся мягких кресел и диванов сорвана обшивка”.

С.279:

Вечером 14 декабря 1917 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял дектет о национализации банков.

         В тот же день был издан дектрет ВЦИК о ревизии стальных сейфов  в банках. На основании этого декрета все деньги, хранившиеся в банковских сейфах подлежали включению на текущие счета клиентов в Государственном банке, а хранящееся в них золото в монете и слитках подлежало конфискации и передаче в общегосударственный Золотой фонд. Все владельцы сейфов обязывались в трехдневный срок явиться в банки с ключами для присутствия при вскрытии и ревизии своих сейфов. В случае их уклонения от явки, сейфы вскрывались комиссиями и содержащиеся в них ценности описывались и передавались  в собственность государства (“Декреты Советской власти”. Т.1, с.230-231).

         27 декабря (1917) президиум Петроградского Совета постановил выделить 12 представителей Совета для участия в операциях по вскрытию сейфов в Государственном банке (“Красная летопись”, 1932, № 1-2, с.109). Петроградский комитет РСДРП (б) предписал всем райкомам партии прислать 11 января 1918 года “товарищей в возможно большем числе для “ревизии стальных ящиков в банках” (Ленинградский Партийный Архив, ф.1. оп.1, д.112. л.3).

         В “Правде” и во всех советских газетах с этого времени стали публиковаться на видном месте извещения, озаглавленные “О ревизии банковских ящиков в банках”. Владельцы сейфов вызывались по номерам своих сейфов. Но большинство из них не явилось. Некоторые пытались изъять свои деньги и ценности различными незаконными путями. Так, комиссару Волжско-Камского банка была предложена взятка в 140 тыс. руб., а комиисару Сибирскому банка в 700 тыс. руб. За выдачу слитков золота, хранившихся в этих банках; а директор одного акционерного общества пытался получить по подложным документам 75 тыс. финских марок. (“Правда”, 17 января 1918 г., № 12). Взяткодатели и аферисты были немедленно арестованы. К середине январря подверглись переучету Сибирский, Волжско-Камский. Московский купеческий, Международный, Учетно-ссудный, Частный коммерческий и Русско –Азиатский банки. В них были обнаружены большие ценности, которые передавались на хранение в Особую кладовую Государственного банка. Из Русско-Азиатского банка было вывезено десять, а из Сибирского восемь слитков золота общим весом 50 пудов. (Там же). Вклады семьи Романовых, обнаруженные в одном лишь Петроградском отделении Госбанка. Составили 42 402 322 рубля (там же, 17 февр. 1918. № 28).

         В Государственном и в Международном коммерческих банках были, между прочим, обнаружены текущие счета А.Ф.Керенского на сумму 1 474 734 руб. 40 коп. Они были конфискованы по постановлению Совнаркома ( 2Декреты советской власти”. Т.1. с.328).

 

         Наряду с национализацией предприятий. Широко применялся их СЕКВЕСТР или КОНФИСКАЦИЯ.

С.282: СЕКВЕСТР – налагаемые по указанию государственных органов запрещения или ограничения прав владельца распоряжаться предприятием.

С.284:

Одним из антисоветских гнезд была Гатчина, где еще после революции обосновался бывший великий князь Михаил Романов. Окружив себя сворой царских прислужников, этот незадачливый перетендент на императорский престол с нетерпением ожидал наступления немецких войск из Нарвы на Петроград.

7 марта (1918-В.С.) Гатчинский Совет арестовал Михаила Романова и некоторых из его ближайшего окружения – его секретаря Н.Н.Джонсона, бывшего графа В.П. Зубова, бывшего начальника Гатчинского жандармского управления П.Л.Знамеровского и делопроизводителя Гатчинского дворца А.М.Власова.

9 марта (1918) Совет Народных Комиссаров принял решение о высылке их (кроме Зубова) в Пермскую губернию. (Вечером 10 марта Ленин и весь Совнарком выехали из Петрограда в Москву. На следующий день вечером они прибыли в Москву. Ленин остановился в гостинице “Националь”. В этой гостинице до революции останавливался Карл Фаберже, а в 1922 г. Жил Агафон Фаберже, будучи оценщиком Гохрана – В.С.)

 

 

 

Копия.

ТОВАРИЩЕСТВО                           Москва  21 мая 1918 г

К.ФАБЕРЖЕ

Правление в Петрограде                 В Бюро Комиссии по сейфам

Отделения:                                                        Здесь,

В Москве и Одессе.                                           Никольская.

          

           В сейфе Купеческого Банка за № 1145 арендуемого нашим юрис-кунсультом В.С.Аверкиевым. находится на хранении принадлежащее нам золото, в количестве около 15 фунтов. В день назначенного осмотра этого сейфа явились для вскрытия его В.С.Аверкиев и председатель Комитета служащих Н.А.Шевердяев и заявили, что находящееся в этом сейфе золото принадлежит фирме Т-ва К.Фаберже ( о чем своевременно было письменно заявлено в комиссию по благородным металлам), тогда от них потребовали представления от комиссии по благородным металлам доказательства о принадлежности означенного золота нам – таковые доказательства представлены нами в Комиссию по благородным металлам, но пока они еще не рассмотрены означенной комиссией.

           По получении соответствующего документа мы представили его в Бюро Комиссии по сейфам, о чем считаем необходимым донести до сведения означенной Комиссии.

                          По доверенности Московского Отделения Т-ва К.Фаберже

                                                       А.Фаберже

                          Председатель     Н. Шевердяев

                          Секретарь            В.Савкин

 

 

*

 

                         Копия.

ТОВАРИЩЕСТВО                                    Москва 21-го мая 1918

К.ФАБЕРЖЕ                                              Кузнецкий мост, 4

Правление в Петрограде

       ОТДЕЛЕНИЯ:                          В Комиссию по благородным металлам

В Москве и Одессе                                                                          Здесь

                                                                              Малая Бронная, 18

 

                                       Милостивые Государи.

 

           В дополнение к заявлению, поданному 18-го апреля с.г. , в котором указано, что принадлежащее нам золото в сейфе Купеческого Банка за № 1145 нашего юрис-консульта В.С.Аверкиева, в количестве около 15 фунтов, представляем при сем контрольную книжку. Из которой видны приход и расход принадлежащего нам золота, а остаток коего находится на хранении в вышеозначенном сейфе.

           Посему просим выдать нам надлежащее удостоверение, что означенное золото принадлежит фирме и подлежит реквизиции. А не конфискации.

           Означенное удостоверение нам необходимо для предоставления в бюро по сейфам в связи с вскрытием вышеозначенного сейфа.

                                    С совершенным почтением

                                    По доверенности Московского Отделения

                                    Т-ва К.Фаберже,  А.Фаберже

                                    Председатель Н.Шевердяев

                                    Секретарь В.Савкин   

 

 

 

                          Копия.

        В комиссию по благородным металлам.

             ЗАЯВЛЕНИЕ.

 

        В дополнение  к заявлениям, поданным Т-вом К.Фаберже 18 апреля и 21-го мая с.г. Комитет служащих имеет сообщить, что кроме представленной контрольной книжки в доказательство принадлежности Т-ву золота, находящегося в сейфе юрис-консульта Т-ва В.С.Аверкиева, в количестве около 15 фунтов, доказательством могут служить еще следующие данные: золото это было упаковано служащим Т-ва К.Фаберже Ф.Э.Данненбергом в деревянном ящике, завернуто в бумагу и  кроме того, что особенно важно, на нем поставлены печати товарищества К.Фаберже и на нем имеются надписи и другие внешние приметы. Золото это заключается в небольших слитках червоного золота, часть из него в провальцованном, приготовленном для работы виде. Все это может быть установлено лишь осмотром этого пакета, а посему просим Комиссию по благородным металлам произвести вскрытие ящика В.С.Аверкиева и осмотреть его в присутствии командированного Комитетом лица. По исполнении сего, означенное золото, как принадлежащее Т-ву К.Фаберже, просим подвергнуть реквизиции, а не конфискации.

         Правильность и верность изложенного в сем заявлении служащих Т-во К.Фаберже подтверждает и к ходатайству их присовединяется.

 

                    Председатель        Н.Шевердяев

                    Секретарь               В.Савкин

(печать Комитета служащих Товарищества К.Фаберже. Москва)

                     По доверенности Московского Отделения Т-ва К.Фаберже

                      А.Фаберже

(печать Товарищества К.Фаберже. Москва)    

 

*

Копия.

                                                                     Петроград. Морская. 29, кв.13

                                                                     17/30-го июля 1918 года.

 

       В ПРАВЛЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА К.ФАБЕРЖЕ.     

                               Морская. 24       

                               Здесь.

        Милостивы Государи,

 

        Согласно желанмя Вашего, настоящим имею честь дать Вам следующую справку относительно серебра, отправленного на Ваше имя господами Джонсон, Маттей и Ко..Лондон:

          1). Около 30 пудов серебра разной пробы в слитках и листах, отправленные 15.01.1917 транзитом через Швецию –получены Вами в петрограде 23.06-06.07.1917;

           2). 21 пуд 14 фунт. 43 зол. Английского чистого серебра в слитках, отправленные 05.01.1917 почтовыми посылками через Канаду и Владивосток – получены Вашим Московским Отделением 04-17 и 15-28.07.1917 года;

            Затем, из отправленного почтовыми посылками через Канаду и Владивосток:

             3) 22.02.1917 – английского чистого серебра в слитках:

29 пуд.39 фунт.70 зол.

              4) 05.03.1917 – английского чистого серебра в слитках:

19 пуд.39 фунт.86 зол.

                                  Итого:   49 пуд.39 фунт.60 зол.

 

             Получено Вашим Московским Отделением:

              А) согласно Вашего письма 21.10.1917 – 5 пуд.28 фунт.10 зол.

              Б) согласно Вашего письма 08.12.1917 -  6 пуд.12 фунт.27 зол.

                                                              Всего           12 пуд. 37 зол.

        По-видимому, недополучено Вами таким образом    37 пуд.39 фунт.23 зол.

 

               С совершенным почтением за Джонсон, Маттей и Ко.. Лондон,

                (подписал)                  П.Бломериус

 

ЧТО КОПИЯ ЭТА ТОЖДЕСТВЕННА С ПОДЛИННЫМ ДОКУМЕНТОМ КОМИТЕТ СЛУЖАЩИХ ТОВАРИЩЕСТВА НА ПАЯХ “К.ФАБЕРЖЕ” ПОДПИСЬЮ С ПРИЛОЖЕНИЕМ ПЕЧАТИ КОМИТЕТА СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ.

(Печать Комитета служащих Т-ва К.Фаберже Петроград)

                                Председатель       Ф.Бирбаум

                                Секретарь               В.Таубе

 

Копия.

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ                                Г-ну Фаберже

Московская Главная Складочная            Москва, Кузнецкий мост

             ТАМОЖНЯ

Января 22-23 дня 1918 г., № 116

            

               Почтовое отделение Московской Таможни сообщает Вам, что поступившие на Ваше имя 81 посылка за №№ 932113-92 с серебром в слитках, досмотренные по росписи с.г. за № 39 задержаны выпуском по распоряжению Представителя Травкина, заявившего, что относительно этого серебра последует особое распоряжение Военно-Революционного Комитета.

                Подписал: Помощник Управляющего   (подпись)

                                   За пом. Секретаря                (подпись)

 

Копия.                          

                             

                                                             Петроград, Морская. 29, кв.13

                                                                  2-го августа 1918 г.

 

                    В ПРАВЛЕНИЕ ТОВАРИЩЕСТВА К,ФАБЕРЖЕ.

                                                         

                                                                                      Морская, 24

                                                                                      Здесь.

                     Милостивые Государи,

 

             Настоящим имею честь подтвердить Вам, доброго порядка ради, что Великобританский Его Величества Консул в Петрограде, которому Ваше уважаемое письмо от 31-го пр. М. Относительно недоставленных Вам 37 п.39 ф.23 з. Английского чистого серебра в слитках было в тот же день представлено, заявил, что при данных условиях, он, к сожалению, не в состоянии оказать Вам желаемого содействия.

              С совершенным почтением, за Джонсон, Маттей и Ко,. Лондон,

               (подписал)       П.Бломериус

 

Что копия эта тождественна с имеющимся подлинным документиом, Комитет служащих Товарищества на паях “К.Фаберже” подписью с приложением Комитетской печати свидетельствует.

(Печать Комитета служащих Товарищества К.Фаберже. Петроград)

                     Председатель    Ф.Бирбаум

                     Секретарь           В.Таубе

 

 

Копия.

 

СРОЧНО.                                   21 сентября 1918 года.

                        В Левашовский Совет Рабочих и Красноармейских      

                                              Депутатов.

                                                                                 Левашово.

                                              Петра-Карла Густавович ФАБЕРЖЕ,

                                              Жительствующего в Петрограде по Морской

                                              улице в доме № 24.

          

                          ЗАЯВЛЕНИЕ.

 

            До моего сведения дошло, что Левашовский Совет Рабочих и Красноармейских Депутатов намерен занять принадлежащую мне дачу по Выборгскому шоссе с имеющейся в ней обстановкой, ввиду чего настоящим имею честь заявить Совету, что означенная дача мне нужна для моей семьи и для склада имеющегося у меня в городе оброрудования мастерских.

             Мое заявление может подтвердить, в случае надобности, Германское Генеральное Консульство, под покровительством которого, как Вы увидите из прилагаемой при сем копии охранного свидетельства, находится мое имущество.

             С совершенным почтением

              По доверенности П.-К.Фаберже

                        О.О.Бауэр

Копия.

 

                          ПРОТОКОЛ от 24 октября 1918 года.

 

              Произведен обыск комиссаром Чрезвычайной Комиссии Модзиевским, при обыске присутствовали от Комитета служащих Акционерного Общества Фаберже и представитель от Комиссии по благородным металлам, товарищ Колбасин. При обыске было обнаружено несколько эмалевых вещей с золотыми украшениями 56 пробы в несгораемых шкафах магазина Фаберже по Кузнецкому мосту.

               24 октября 1918 г.      Модзиевский.

 

Комитет служащих Московского Отделения Товарищества К.Фаберже правильность сей копии удоостоверяет своей подписью с приложением печати. Москва. 11 февраля 1919 года.

(Печать Комитета служащих Т-ва К.Фаберже, Москва)

                          Председатель И.Куркин

                          За секретаря    А.Чернов

 

Копия.

                     СРОЧНО.                                      5 октября 1918 г.

 

             В ИМПЕРАТОРСКОЕ ГЕРМАНСКОЕ ГЕНЕРАЛЬНОЕ  

                                     КОНСУЛЬСТВО.

                                                                           Москва.

                                                                   М.Власьевский пр., 12

                        

                                       Правления Т-ва на паях К.Фаберже

                                       Петроград, Морская, 24

 

                               ПРОШЕНИЕ.

 

      Прилагая при сем засвидетельствованную копию с охранного свидетельства Императорского Германского Генерального Консульства в Петрограде, на имя Товарищества Фаберже, Правление которого находится в Петрограде, имеем честь покорнейше просить взять под защиту НАШЕ ОТДЕЛЕНИЕ В МОСКВЕ, помещающееся на Кузнецком Мосту, в дом № 4 (ювелирный магазин) и ФАБРИКУ по Кисельному переулку, в доме Сан-Галли.

      По имеющимся сведениям из Москвы, наш магазин все еще запечатан, ввиду чего покорнейше просим, не отказать ускорить исполнениеинашей просьбы, так как лишение нас Советской властью права торговли причиняет нам целый ряд убытков.

 

 

КОПИЯ.

                                                                      5 октября 1918 г.

                                   

                                       Народному Комиссариату Иностранных Дел.

                                       Отдел Средней Европы.

Деф.10830.

                                                                                     Здесь.

                       

          Представитель Ликвидационной Комиссии Т-ва на паях К.ФАБЕРЖЕ сообщает мне. Что по поручению Всероссийской Чрезвычайной Комиссии при Совете Народных Комиссаров 20 сентября с.г. опечатаны в магазине Т-ва несгораемые шкафы, как и в подвале помещающемся на Кузнецком мосту № 4.

          Ввиду того, что большинство паев принадлежит германским подданным и лицам, находящимся под покпровительством Императорского Германского Правительства, покорнейше прошу сделать распоряжение о снятии печатей и возвращении ключей и меня в том уведомить.

 

               И.Д. Императорского Германского Генерального Консула

                                                        (подпись)

Господину Отто Бауэру,Здесь

 

             

Копия.

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАТИВНАЯ

СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА

ВЫСШИЙ СОВЕТ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

            Президиум

Комиссия по составлению проекта правил и схем

Учета национализированных предприятий

          8 октября 1918 г.

          № 2-33902

          Москва                                        В [есьма].Срочное.

Бол. Златоустинский п., д.6

 

                                                        Магазин “Фаберже”

 

                                      Мм. Гг.

 

        КОМИССИЯ по составлению проекта правил и схем учета национализированных предприятий настоящим покорнейше просит Вас прислать Комиссии нижеследующее: (в нескольких экземплярах)

              А) Отчет за 1915 или 1916 год

              Б) Схему оборотного или опрерационного баланса за те же годы.

              В) Спецификацию общих расходов за те же годы.

         Просимое просим прислать по следующему адресу:

                          Здесь.

Б.Златоустинский пер., № 6, Высший Совет Народного Хозяйства, Финансово-Счетный Отдел, комната № 39.

        

                       ЧЛЕНЫ КОМИССИИ  (подпись)

                        Делопроизводитель   (подпись)                               

 

 

 

 

                                    1919 год.

Письмо присяжному поверенному А.С.Тагеру.

Копия.

Товарищество                         Петроград 11 января 1919 г.

К.ФАБЕРЖЕ                             Морская, 24

Правление в Петрограде.

ОТДЕЛЕНИЯ:

В Москве и Одессе                   Господину А.С.Тагеру.

                                                                       Москва,

                                                    Малый Казенный пер.,10, кв.6.

                                                    Тел № 318-31

 

                                 Милостивый Государь,

                                              Александр Семенович.

 

         Ссылаясь на переговоры нашего г. О.О.Бауэра с вами, настоящим просим Вас ппринять на себя ведение дела ло снятии печатей с Московского отделения Товарищества К.Фаберже и предоставлении в распоряжение Ликвидационной Комиссии находящегося там имущества.

         Условия Ваши мы находим приемлемыми, а именно: за Ваши труды мы согласны уплатить Вам до 7.000 руб., в зависимости от достигнутого Вами результата, причем при передаче дела наш г. О.О.Бауэр уплатит Вам в виде задатка 3.000 руб.

          При этом обращаем Ваше внимание на то, что для нас чрезвычайно важно:

1)    Чтобы снятием печатей со стороны Чрезвычайной Комиссии не было вызвано наложение печатей каким-либо другим учреждением;

2)    Получить удостоверение от В.С.Н.Х., или другого Правительственного учреждения в том, что мы имеем право безпрепятственно распоряжаться оставшимся в Москве имуществом ликвидируемого нами Товарищества.

 

          При сем посылаем Вам желаемые Вами бумаги:

1)    Копии с протоколов Ликвидационной комиссии,

2)    Две копии с протокола об избрании Ликвидационной комиссии,

3)    Наше отношение в Секцию благородных металлов с отзывом Правительственного контролера-ревизора (с копией)

4)    Две копии с доверенности г. О.О.Бауэра,

5)    Две копии с мандат, прикомандированного к нам Правительственного контролера-ревизора.

6)    Доверенность на Ваше имя и две копии,

7)    Две копии с протокола Чрезвычайной Комиссии от 20 сентября 1918 года,

8)    Две копии с протокола Чрезвычайной Комиссии от 24 октября 1918 года,

9)    Две копии с писем Московского Отделения Товарищества на имя Товаприщества в Петрограде от 24 октября 1918 года,

10)           Две копии с птисьма Московского Отделения на имя продовольственного отдела М.С.Р. и К.Д. от 18 ноября 1918 года,

11)           Список кредиторов,

12)           Две копии с квитанции о регистрации Ликвидационной Комиссии в отделе внутренней торговли при Комиссариате Торговли и Промышленности в Петрограде.

            Все вопросы касательно этого дела благоволите обсуждать с нашим г. О.О.Бауэром, который по делам Ликвидационной Комиссии имеет надлежащую доверенность.

            Надеясь, что Вами будут приняты все меры для наискорейшего осуществления наших прав, пребываем

                            С совершенным почтением.


          

 

Письмо присяжному поверенному А.С.Тагеру

Копия.

Товарищество                           Петроград  11 января 1919 г.

К.ФАБЕРЖЕ                               Морская. 24

Правление в Петрограде.

ОТДЕЛЕНИЯ:

в Москве и Одессе

 

                                   Многоуважаемый Александр Семенович,

           В дополнение к письму Ликвидационной Комиссии Товарищества К.Фаберже сообщаю, что К.Г.Фаберже имеет 2 охранных свидетельства Германского Генерального Консулльства, а именно:

1)    Как лифляндец и

2)    Как  германский реэмигрант.

Копию с первого при сем прилагаю.

           О положении прибалтийцев я справлялся Германском Консульстве, но определенного мне в настоящее время ничего сказать не могли.

           Сегодня я телеграфировал Вам: “На днях выезжаю в Москву точка Бумаги высылаю сегодня”.

            Бумаги высылаю с моим знакомым на имя г-на Маркетти, который перешлет их Вам.

            Я буду очень благодарен Вам. Если Вы найдете возможным еще до моего приезда обдумать это дело. Я пробуду в Москве около 5-6 дней и тогда мог бы использовать это время на дело.

             Желаю Вам всего хорошего и искренне поздравляю Вас с Новым годом.

        

РОССИЙСКАЯ                                               Копия.

Федеративная Советская Республика

Народный Комиссариат

ПРОСВЕЩЕНИЯ

Отдел Изобразительных Искусств            Быв.Товариществу ФАБЕРЖЕ

17-го января 1919 г.

            № 41

Москва, Остоженка, уг. Крымского

Проезда, 53

                                Согласно отношения Городского Совета Народного Хозяйства за № 13 от 27 декабря 1918 года фабрика Тов. К.ФАБЕРЖЕ переходит в ведение Отдела Изобразительных Искусств КОМИССАРИАТА НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ для устройства Государственных Мастерских по Художественной Промышленности,о чем Отдел извещает бывших владельцев фабрики.

 

                             Заведующий Подотделом

                              Художественный  Промышленности И.В.Аверино

                              Секретарь   Кузнецова

(М.П.Отдел Изобразительных Искусств. Российская Советская Федеративная Республика)

                                 

Правильность этой копии с подлинником Комитет служащих удостоверяет своенй подписью с приложением печати. –

Москва, 19 февраля 1919 г.

                                 Председатель И.Куркин

                                 За секретаря  Поликарпов

(печать Комитета служащих Т-ва К.Фаберже, Москва).

 

 

          

 

 

 

 

РОССИЙСКАЯ

Федеративная Советская

Республика

СОВЕТ

Народного Хозяйства

Северного района                                  В СЕКЦИЮ Благородных          

                                                                 металлов Горного Отдел

СЕКЦИЯ                                                  Высшего Совета

Благородных металлов                         Народного Хозяйства

25 января 1919 г.

№ 806

Петроград, Тучкова наб., 2-б

Комн. 47-48

 

             Вследствие поданного сего числа Ликвидационной Комиссией, учрежденной по делам товарищества К.ФАБЕРЖЕ в Петрограде, прошения об оказании ей содействия к снятию печатей и передаче опечатанного имущества Московского Отделения товарищества К.ФАБЕРЖЕ в распоряжение Ликвидационной комиссии и принимая во внимание мотивы, изложенные в поданном в Секцию прошении, а также заявление назначенного Экономическим Отделом 2-го Петроградского Городского Района в эту Ликвидационную Комиссии контролера-ревизора (в нотариальной копии при прошении представленнных), о том, что он присоединяется к ходатайству Ликвидационной Комиссии о снятии печатей и передаче в ея, Комиссии, распоряжение опечатанного имущества, Секция со своей стороны просит, если к тому нет препятствий, основанных на фактах преступного характера, оказать возможное содействие к удовлетворению ходатайства Ликвидационной Комиссии.

(Печать Совета Народного Хозяйства Северного Района. Пред. Секции благ. Металлов).

Председатель Секции (подпись)

Секретарь В.Быстров

Зарегистрировано у Рижского Нотариуса Вячеслава Канского 12 ноября 1923 года, № 4818. По прошению Надежды Матевеевны Бауэр, проживающей в Риге. По Баложу иела, 32. Подпись нотариуса Вячеслава Канского подтверждена Британским Консулом в Риге. 23 ноября 1923 года.

 

 

Письмо из Москвы А.Чернова Отто Бауэру.

 

Получено 28.01.1919, Бауэр.

                     Многоуважаемый Отто Оттович!

          В сегодняшнем номере “Исвестий” объявлено о ревизии ящиков в Русско-Торговом Промышленном Банке; в этом банке находится ящик В.С.Аверкиева за № 270, каковой подлежит ревизии 31 января с.г.; согласно этого объявления – ящики неявившихся будут взломаны.

           В.С., как Вы помните, передал ключи Германскому Консульству, о чем он и заявил в Банке (31 января с.г.), по словам Р.Ю.Моровского – Московское Германское Консульство сказало ему перед Рождеством, что оно не будет оказывать содействия, как же оно будет теперь поступать – неизвестно; В.С. намерен справиться. Сообщаю Вам об этом – быть может Вы примите со своей стороны какие-нибудь меры через Петроградское Германское Консульство, или через местных Петроградских властей, или же дадите нам сюда какие-либо инструкции (или приедете сюда сами).

          Шлю Вам привет, как от себя, а также и В.С. и остаюсь при пожелании всего хорошего, Ваш

                                               А.Чернов.

 

Письмо из Москвы в Петроград.

 

ТОВАРИЩЕСТВО                                          Москва 28-го января 1919

К.ФАБЕРЖЕ                                                    Кузнецкий мост, 4

Правление в Петрограде

ОТДЕЛЕНИЯ:

В Москве и Одессе                                В Правление

№ 216                                                                          Т-ВА К.ФАБЕРЖЕ

                                                                                      Петроград

 

          Настоящим спешим сообщить Вам, что нашего г. А.В.Чернова сегодня вызвали в Ювелирную секцию по поводу распечатания магазина.

          Магазин они хотят открыть для переписи товара. Каковой потом будет опять запечатан (вместе с товаром) впредь до особого распоряжения.

           Они сказали, чтобы во время переписи было 2-3 человека представителей от служащих. Копию списков переписанного товара обещались оставить нам.

           Дело это задерживается только Чрезвычайной Комиссией – никак не могут получить оттуда ключи и поэтому просили, чтобы каждый день в магазин наведывались служащие от 10 до 12 час. Дня.

           Им, конечно, было сказано, что фирма принадлежит иностранным подданным и, кроме того, что дело находится в ликвидации с 1-го января 1918 г. И что к Правлению в Петрограде прикомандирован контролер-ревизор от Экономического Отдела Народного Хозяйства для контроля дел при ликвидации Т-ва.

           Сообщая Вам о вышеизложеном, просим сообщить, что нам предпринимать по этому делу в дальнейшем.

            Одновременно сообщаем, что присланную вами доверенность на имя И.И.Вельтмана, вручить последнему не удалось, так как он призван в красную армию.

                                         Т-во К.Фаберже

                                          А.Чернов

 

 

 

Копия.

                                          А К Т.

       1919 года 31 января я, Комиссар М.Ч.К. Земелс на основании мандата, выданного 23 января за № 1178 в присутствии секретаря домового комитета Поликарпова и Уполномоченных “ГОРПРОДУКТА” Ювелирного Отделения Тов. Деньгин, Горин, Федоров, Дмитричев и от служащих фирмы “ФАБЕРЖЕ” тов. Жюве и Шеффеля прибыл в магазин Фаберже на Кузнецком мосту для сдачи магазина “Фаберже” и всех находящихся в нем товаров. При нашем прибытии при магазине “Фаберже” оказались печати целы, за исключением одной печати, находящейся на двери со стороны Кузнецкого моста снаружи – оказалась сорвана, но по исследовании взломов со стороны сорванной с дверей печати не обнаружилось; по заявлению секретаря домового Комитета эта печать сорвана уже давно, а заявлений об этом М.Ч.К. не подали. В присутствии вышеуказанывх лиц, я Комиссар М.Ч.К. Земелса приступил передать магазин “Фаберже” Горпродукту Ювелирных Отделений.

                            КОМИССАР        (подпись)  ЗЕМЕЛС

                     Секретарь Домового Комитета (подпись)  С.Поликарпов

                     Агенты Горпродукта   К.Горин, А.Деньгин. Н.Федоров,  

                                                          Дмитричев

                     Служащие фирмы “Фаберже”           Ф.Жюве, И.Г.Шеффель

                     Представитель ликвидационной комиссии Т-ва “К.Фаберже”

                                                           А.Чернов

Копия.

                     СРОЧНО.                                   Москва 15 февраля 1919 года.

 

             В ПОДОТДЕЛ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

                 ОТДЕЛ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ

КОМИССАРИАТА   Н А Р О Д Н О Г О  П Р О С В Е Щ Е Н И Я.

                                                                                       Здесь.

                                                                                Пречистенка, 19

                                                    Ликвидационной Комиссии по делам Т-ва

                                                    К.Фаберже, Петроград, Морская, д.24, 

                                                    Отделение Конторы в МОСКВЕ, Кузнецкий

                                                     мост, 4

    

                         З А Я В Л Е Н И Е.

 

          В исходе января месяца с.г. Отдел Изобразительных искусств опечатал помещение фабрики ликвидируемого Т-ва К.Фаберже по Кисельному пер., в доме Сан-Галли.

          Как видно из отношения Отдела Изобразительных Искусств от 17 января с.г. за № 41 фабрика товарищества переходит в его ведение для устройства мастерских по художественной промышленности.

          Не касаясь пока вопроса о возможности перехода подъотчетного предприятия к другому лицу на основании простого отношения, мы позволяем себе обратить внимание Отдела Изобразительных Искусств на некоторые обстоятельства. Кототрые, полагаем, не были известны ему при наложении печатей, а именно:

          6 января 1918 года по делам Товарищества на паях К.Фаберже была учреждена Ликвидационная Комиссия для ликвидации ввсех предприятий Т-ва, в том числе и Московской фабрики, причем деятельность Ликвидационной Комиссии протекает под наблюдением Правительственного Контролера-ревизора и отчеты по ликвидации должны быть опублтикованы в правительственных органах.

        Московская фабрика Т-ва К.Фаберже, существуя в Москве свыше 25 лет имеет разного рода обязательства и претензии, договоры и условия, которые должны быть ликвидированы в кратчайший срок, так как всякое промедление в этом отношении связано с убытком для кредиторов, фиска и пайщиков.

         В настоящее время деятельность Ликвидационной Комиссии в Москве не только прервана, но и конторский персонал очутился на улице, ибо Отдел Изобразительных Искусств опечатал все помещения. Даже те, которые ему не нужны для устройства мастерских, в том числе контору Ликвидационной Комиссии, где находится телефон, книги, документы и все делопроизводство, касающееся ликвидируемого предприятия, так что Ликвидационная Комиссия лишена даже возможности составить законом установленный отчет о своей деятельности за истекший год.

         Сообщая о вышеизложенном Ликвидационная Комиссия настоящим имеет честь покорнейше просить Отдел Изобразительных Искусств не отказать в снятии наложенных печатей и предоставлении опечатанных помещений в распоряжение Ликвидационной Комиссии до окончания ею всех работ по ликвидации дела.

          Во избежание дальнейшей задержки по ликвидации и непроизводительной траты денег и времени, Ликвидационная Комиссия просит Отдел Изобразительных Искусств сделать срочное ппо этому поводу распоряжение.

          При этом присовокупляем, что представители Отдела Изобразительных Искусств оставили управляющему фабрикой охранное свидетельство на опечатанные помещения и потому опасаться, что помещения эти могут быть заняты каким-либо другим учреждением, или лицом, нет основания.

 

Правильность этой копии с подлинником Комитет Служащих Московского Отделения Т-ва К.Фаберже сим свидетельствует своей подписью с приложением печати.

                         Председатель И.Куркин

                         Секретарь        Поликарпов

(печать Комитета служащих Товарищества К.Фаберже, Москва).        

 

         Опись имущества Московского магазина Фаберже, март 1919 года.

 

         100 футляров дубовых (вывеены на 5 склад)

         1088 футляров белого дерева разных размеров (вывезены на 5 склад)

         47 коробок картонных, 13 шкатулок железных разных размеров

КАБИНЕТ.

Шкаф несгораемый взломан (ширина 1 аршин, высота 2 аршина).

         Шкаф дубовый со стеклянными дверками, 1 х 3 аршина.

         Стол письменный дубовый с сукном.

         Кресло кожаное дубовое.

         2 лампы электрические переносные (вывезены на 5 склад).

         Аппарат телефонный.

         Люстра в 3 рожка.

         5 ламп электрических.

ПОМЕЩЕНИЕ “РИСОВАЛЬНИ”.

Разное имущество (шкафы), в т.чт 4 стола рисовальных.

“ГРАВЕРНАЯ”.

Разное имущество, в т.ч. верстак на 7 человек, шкаф несгораемый 1,5 на 2,5 аршина.

ПОДВАЛЬНОЕ ПОМЕЩЕНИЕ МАГАЗИНА.

         Шкаф бетонный с чугунной дверкой.

         Шкаф внутри бетонного шкафа, несгораемый, сломанный.

КОНТОРА, МАГАЗИН И ПОДВАЛ.

         Разные торговые книги, регистраторы – с письмами и счетами, письменные принадлежности.

ЯЩИК № 3.

         21 образцовый портсигар.

ЯЩИК № 4.

         Разные восковые модели.

12 ПАЧЕК книг с рисунками.

4 КОРОБКИ с рисунками.

49 ПАПОК с рисунками.

29 КОРОБОК с фотографическими снимками.

 

(Архив Т.Фаберже)

1926 год.

 

Документ Нардного комиссариата просвещения.

 

НАРКОМПРОС

Главнаука

28 декабря 1926 г.                                            В Правление МЮТ

№ 168572

                                   Ввиду заинтересованности Отдела музеев в сохранении некоторых предметов, принадлежащих последним Романовым (пасхальные яйца, портсигары, табакерки и пр.) – Отдел по делам музеев Наркомпроса настоящим просит замедлить ликвидацию их и допустить представителя Отдела к осмотру указанных предметов.

                Заведующий Отделом по делам мвузеев        З.Гринберг

 

Виза: “Сообщить им, что всё поступившее в МЮТ прошло через экспертов Главнауки и не представляет музейного интереса”.

 

(ЦГАрхив г.Москвы, ф.1204, оп.1. д.153 “Переписка с Главнаукой о вывозе за границу драгоценостей (1927 г.), лист 31)

 

                                            1936 год.

      Большая Советская Энциклопедия, 1-е изд., М.: 1936, с.517:

            ФАБЕРЖЕ (Fabergè), фирма художественнных ювелирных изделий в России. Основана выходцем из Финляндии Густавом Фаберже (1842). Фирма славилась ювелирными изделиями, а с 1887 – и крупными серебряными изделиями, особенно столовыми и чайными сервизами работы выдающихся мастеров: Коллино, Раппапорта, Авг. Хольмстрема и русского мастера из крестьян Перхина (1860-1903). Образцы работ Перхина – золотая модель сибирского поезда, яхта “Штандарт” и др. – хранятся в собрании Госуд. Оружейной Палаты ЦИК Союза ССР.

          (Здесь несколько ошибок. Густав Фаберже не жил в Финляндии. Ошибки в написании фамилий: не Коллино, а Коллин, не Раппапорт, а Раппопорт. Хольмстрем и Коллин не делали столовых и чайных сервизов, да и Перхин тоже. Яхта “Штандарт”(императорское пасхальное яйцо 1908 года) работа продолжателя Перхина (умер в 1903 г.) мастера Вигстрема.

 

         

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментариев нет:

Отправить комментарий