четверг, 15 апреля 2010 г.

Описание фотографий с помощью специалиста Александра Сергеевича ГОРЫНИ., генерального директора ювелирнопй гфирмы «Грингор», Санкт – Петербург.

      Фото № 1. Мастерская Альфреда Тилемана (на 4-ом этаже)..

 Лампы электрические и керосиновые. Часть ламп на стене - газовые. Все лампы с противовесами, опускаются вниз вверх. Высота  помещения - два с половиной метра, потому что на последнем, чердачном этаже. Бело-кирпичные печи для отжига. Плавильщик с тиглем. Для плавки нужна более высокая температура, для отжига - низкая температура. Электричество еще ненадежно, поэтому для освещения верстаков употребляются еще и лампы керосиновые и газовые. От печи идет газовая магистраль по потолку, от верстака к печи. Верстаки - пятиместные. Шостфиль из кожи - приспособление для ручной отделки металла. На заднем плане - протяжный механизм с маховиком, для протяжки проволоки через фильеру. Сейчас до сих пор есть такие.
 Возле печи - тигли. Серебро-кузнецы отбивают с молотком. На полу у верстаков так называемые «рыбины» деревянные. Это  правильно, металл падает и не рассыпается на части.
    
 Фото № 2. Мастерская Альберта Хольмстрема. (сам Альберт слева).

          Пятиместный верстак для работы закрепщиков, с соответствующими приспособлениями и инструментом закрепщиков.  Закрепщики - элита ювелирного мира. Пик квалификации от 27 до 45 лет. Потом «подсаживаеится» зрение. В белых рубашках ювелиры, в хорошей одежде, выбриты, белые воротнички.  Хорошо зарабатывают. На стенке висят инструменты общего пользования. «Гнушки» - щипчики, лобзик-штейн ювелирный. У каждого ручное приспособление для сверления - инерционное- маховик. Стулья без спинок (еще не было эргономичных - рояльных, чтобы крутиться на стуле)
Сейчас работа закрепщика более индивидуальна - лучше стало с инструментом, уже не надо иметь общие на всех. Но уже тогда, как видно на фото, личный инструмент у каждого присутствует. Закрепка на финагеле. Сейчас в шрапкугелях есть закрепочные тисочки. Ручки штихелей с деревянными ручками. Сидят закрепщики у окна, так лучше видно.

           Фото  №.3.  Токарная мастерская.
      
Ротационная вытяжка металла серебро. Аналоги есть и сейчас на «Русских самоцветах» в цехе № 22 и большой участок в Софрино (там тянут из меди и латуни). Глубокая вытяжка металла для изделий посудной группы. Фото редкое
- уже вся тяга электрическая. Это для той эпохи невиданный прогресс.  Станины скорее всего немецкие. Производство основательное. На полках на стене - приспособления для давки металла по форме.
    Токарь пристегивался к станку, натаскивал металл на формы, Формы лежат на полке.
   Станок (где сидит старичок) скорее всего цепевязальный или автоматный., типа пружинок. Маховик и привод сверху, много регулировок. На таких станках могли делать гильоше.
    Другой станок. Но в принципе и на нем гильоше. На первом станке делают вытяжки, затем гильоше.
    Можно курить в помещении токарни, пепельницы с песком.
     Совместный инструмент (общего пользования) на стене (шаберы), с помощью которых осуществляют подрезку и проточку. Солонки, графины, табакерки, Сзади уже вытянутые изделия ждут отправки на переработку.

           Фото № 4 ;.  Гравировально-чеканная мастерская.
 
В белой рубахе справа чеканщик. Наборы чеканов в стакане (как ежи). Спиной, по центру - разметчик. В белой рубахе, курчавый - чеканщик. У чеканщиков набор чеканов и подрабатывают штихелями. «Шрапкугель» - шар, где на мастику (сургуч), «кит» наклеиваются элементы. Элементы спаиваются. Мальчик держит тяжелое ядро (шрапкугель). Ядро на верстаке на подставке, чтобы не укатилось. Вес 6-7 кг.
      Лампы газовые, освещение. Верстаки пятиместные. Табуретки похуже. Уровень персонала ниже, чем у Альберта Хольмстрема.

          Фото № 5. Мастерская Михаила Перхина.

     Семиместные верстаки. Высота потолков в помещении  четыре с половиной метра. Много воздуха. Слева точило, значит в мастерской должны быть
закрепщикки.
      На столе где ШЛЕМ, сидят закрепщики. На первых двух столах - закрепщики.  Ручная дрель, но монтировочные инструменты. Ножницы рычажные. Лампы керосиновые, поскольку может быть в любой момент выключено электричество. Электричество было в новинку, часто отключали. Электричество вообще уникально. Ювелиры жили и работали как богатая буржуазия. «Кобыла»  для протяжки металла.
      Слева печь для отжига металла, с вытяжным шкафами, что удивительно. Вентиляция, скорее всего, была естественной.

         Фото № 6.  Студия художников.
Всюду модели, как в студиях училища Штиглица. Птицы и звери, ритоны, рога (справа), древние сосуды (амфоры). Электрическое освещение  Хорошая высота помещения - четыре с половиной метра. Хорошая вентиляция. Паровое отопление - видны батареи. Все окна снабжены решетками. На стене висит палитра эмалей. Шкафы с книгами, альбомы с увражами. Художник отчитался перед хозяином за то, что нарисовал. Много работали с мелкой пластикой. Вся дальняя часть студии заставлена образцами. На стене киот с иконой.

           Фото № 7. Место гравера по печатям.
    Здесь все понятно. Гравировка печатей, соответствующий инструмент и образцы.

Фото  № 8.  Фабрика Московская (фото из Прейскуранта Московского отделения. 1893 года)

      Сзади трансмиссия для привода токарных станков, для ротационной вытяжки. Глубокая вытяжка металла. Справа видны печи с зонтиками. Печи для отжига и травления (справа). Интересный пресс  справо, скорее всего гидравлический, для вытяжки и чеканки столовых приборов.
Справа обработка, чеканка (два мальчика), обрубка и запиловка. Слева - ряды монтировки изделий, пайка и обработка. Спереди (по центру) у чана по отмывке посуды (вручную) идет промывка. По центру стоит хозяин (Чепурнов ?) Высота помещения - три с половиной метра. Есть вентиляция. Но керосиновое освещение. Организация процесса довольно высокая, за счет пооперационного разделения труда.

Комментариев нет:

Отправить комментарий