вторник, 3 мая 2011 г.

Сергей НЕДЛЕР. Стиль и техника в ювелирном искусстве. -


Ежемесячный иллюстрированный журнал РУССКIЙ ЮВЕЛИРЬ. Вестник ювелирного, золотого и серебряного производства.
# 4, 1914.
С.3-5:
       Каждый, кто знаком с ювелирными изделиями Франции и Германии, без сомнения, заметил, что между теми и другими есть существенная разница.
       Броши, кулоны, браслетки, изготовленные во Франции, носят натуралистический характер рисунка, в котором значительную роль играет классический акант, с еще большую - растения, заимствованные непосредственно с натуры. В лучших изделиях, не рыночного пошиба, скомпонованнных известными мастерами - рисовальшиками, вкраплены фигурки и головки птиц и стилизованные насекомые.
       Таким образом, с одной стороны замечается направление классическое, обусловленное традициями и удобством сохраняющихся способов выделки посредством подбора и спайки отштампованных со стали розеток, гирлянд или отделных хвостиков в одно целое. С другой - непосредственное воспроизведение природы и применение ее слегка стилизованных элементов.
        Совершнно иное наблюдается в Германии. Попытка следовать за французами по пути подражания природе выливаются здесь в вульгарные, безвкусные формы. Наоборот, сочетание элементов отвлеченного характера дает более или менере удачные результаты.
         Кроме того, в Германии возникает (или заимствуется извне), и быстро развивается мода то на один, то на другой отживший стиль. Мы говорим о стилях империи или барокко, который теперь снова выдвигается.
         В Германии же изготавливают ювелирные вещи, носящие зарактер подражания древне-русскому стилю, который в последнее время стал появляться на внутреннем русском рынке.
         Одним словом, Германия, руководимая исключительно меркантильными принципами, охотно откликается на всякое движение моды, особенно в  государствах, куда направляет свой экспорт..
         Ювелирная техника этой страны, стоящая на завидной высоте и подвижная, ежеминутно готова к услугам изменяющихся обстоятельств.. За новыми фасонами цепочек  или затворов для запонок  немедленно следуют машины новой конструкции, выбрасывающий этот товар массами. Многие вещи изготовляются кооперативным способом на нескольких фабриках, занятых выделкой одной  части предмета. Поэтому изменение стиля Германию не стесняет.
         Россия до последнего времени,  точнее,  даже до настоящего момента, в отношении ювелирного стиля всецело зависит от ее дружественной соседки с запада.
           Германия - законодательница русской моды. Наготовила она круглых подвесок с осыпкой и пропиловкой, длинных брошей, кулонов с громадными камнями, наши дамы щеголяют и тем, и другим, и третьим. Они приносят в мастерские старое золото, платину и говорят определенно: сделайте мне из этого это  и то.
          И никто из них не просит: сделайте мне что-нибудь самостоятельное, в русском стиле.
          Потому-то мы и решились смело утверждать, что Германия и до настоящего момемта управляет модой на ювелирные изделия в России.
          Какие же меры принимает Россия для того, чтобы избавиться от наводнения своего рынка иностранными фабрикатами и заменить их изделиями собственного стиля, к чему она так стремится последние годы.
          В начале  статьи мы указали на то, что сохранением в значительной доле своего ювелирного производства классического стиля Франция обязана отчасти традиции, отчасти множеству имеющихся в каждой мастерской штампов с деталями аканта, из оттисков которых комбинируетыся мотив вещицы.
          Новые же веяния, т.е. натурализм в ювелирном деле даже в этой культурной и чуткой к искусству стране в силу  технических  неудобств  распостраняется не так быстро, как  этого хотелось.
          Россия находится в еще более затруднительных условиях, чем Франция. Традиция родного стиля в ней уже давно заменена западничеством. Техника не сохранила никаких форм, за которые можно  бы зацепиться, чтобы восстановить былое искусство. Строго говоря, никаких особенных технических приемов в древне-русском ювелирном деле и не было. Была лишь незамысловатая ручная работа. Ясно, что от старого Россия отстала, для введения же нового силы ее слишком незначительны.
          В настоящее время наше ювелирное производство сосредоточено в нескольких местах: в Петербурге и Москве, - в этих городах фирмы, вырабатывающие свежий товар, наперечет. В Киеве, Одессе, Варшаве, -  таких мастерских еще меньше. О провинции не стоит и говорить. Там мастерских в строгом смыле не существует. Магазины покупают и продают, а мастерские только ремонтируют, спаивая на олово золото.
         Следовательно, вопрос сводится к качеству товара, вырабатываемого немногочисленными русскими мастерскими, качеству, разумеется, не техническому, а художественного свойства.
         Пропагандируя национальный характер искусства в России, правительство устраивает специальные школы, уже представляющие собой значительную1 силу.
          Мы спросим, где же лица, окончившие эти школы? Кто изготовляет рисунки для Фаберже, Тилландеа, Риммера, Маршака, Киевской ювелирной артели и т.д.? Если в московских ювелирных фирмах, рассеянных "около Кремля' и развозящих товар по всей России, работают питомцы Строгановского училища, почему же до сего времени все изделия этих фирм не в русском характере? Наконец, если ученики художественно-промышленных училищ в частных мастерских не работают вовсе, то почему происходит это явление?
          Когда мы подумаем над этими темами, то многое  становится ясным. Обнаружится и исходный пункт, от которого следует шагать тем, кто заинтересован в развитии в России национального творчества.
         Жюри на Киевской выставке, к слову сказать, совершенно не компетентное в суждениях о том, что важно и что не важно для русскоий промышленности, до наивности просто отнеслось к вопросу о распространении национального искусства.   Оно распределило русский стиль по районам: в Екатеринославее - местный, в Миргороде - местный и т.д.  Когда я спросил. какой же стиль должен быть в Нахичевани, где местного творчества не существует, тто мне рекомендовали - древне-суздальский (наиболее близкий?).  Конечно, из этой провинциальной затеи ничего путного не выйдет: никогда екатеринославская дама к миргородской даме в екатеринославской распахайке и под екатеринославским зонтиком не поедет, или, если поедет, то только для того, чтобы доказать самостийность Украины.
         Но, если мы взгянем на дело даже в более широком масштабе и предположим, что столичные художественно-промышленные училища подготовят значительное число рисовальщиков, в совершенстве знакомых с общерусским стилем, то и тогда дело далеко не продвинется, если  не будут достигнуты результаты, о которых  скажем  ниже.
          Мы затрудняемся указать художественно-промышленную выставку, на которой в числе жюри выступали в достаточном количестве солидные представители ремесла. Почему, например, на всероссийской выставке в Киеве в группе жюри по ювелирному делу отсутстсвовал г. Маршак, а никому не известные лица выступали с авторитетными суждениями? Если были представители художества, то где же были знатоки рынка и техники? Между тем, именно последним должо было быть  предоставлено первенствующее место.
          Стереотипные фразы о том, что ювелиры не понимают и не признают художественных требований в ремесле, едва ли должны иметь место в настоящее время. Известное число просвещенных ремесленников найдется уже в любом уголке.
          Если же профессионалы, даже имеющие материальную возможность, уклоняются от работы по рисункам изощренных в русском стиле рисовальшиков, то, очеводно, они имеют специальнтые по этому поводу  соображения. Будь им это выгодно, они бы не упустили бы случая обогатиться.
           Мы думаем, что именно в непригодности и непрактичности рисунков, исполненных  нашими художетвенными рисовальщиками, кроется одна из главных причин, почему на русском рынке так медленно прививается национальный стиль.
           Недостаточно приготовить художественный стильный рисунок, нужно приготовить такой, чтобы по нему можно было выполнить вещь наипростейшим и наидешевым способом.
          Художественные школы работают не для того, чтобы в их витринах появлялись уники, продаваемые за баснословные цены, а для того, чтобы на русском рымке появились художественные изделия для широкой публики.
          Это   требование уже гораздо труднее достичь. Составить рисунок для чеканного подстаканника  и составить рисунок для чеканного подстаканника в русском стиле весом в 15 золотников и стоимостью в 4 руб. 50 коп. уже совершенно другое. Нарисовать колье не стесняясь в количестве золота, камней и эмали, - одно, и придумать интересный фасон дешевого колечка с одним рубином - уже другое. Вот этого-то умения у нас пока нет, а в школах оно не развивается.
          Но  в этом вся суть торговли и художественноьпромышленного образования. Пока мы не добьемся этой цели, на нашем рынке будут главенствовать немцы и, может быть, недалеко то время, когда именно немцы, уже и теперь экспортирующие изделия в стиле, похожем на древне-русский, введут этот стиль во всей России.

Комментариев нет:

Отправить комментарий