понедельник, 19 декабря 2011 г.

Георгий Свенсон – достойный ученик и продолжатель дела Фаберже.

Представленная книга - каталог  петербургского собирателя и исследователя Владимира Михайловича Холкина  посвящена, в основном, жетонам спортивной тематики, которые исполнял петербургский – петроградский - ленинградский мастер золотых дел Георгий Свенсон. Мы не знаем, учился ли Свенсон у мастеров Фаберже, но его работы (жетоны и знаки) позволяют его считать достойным «учеником Фаберже». Имя Свенсона Г.А впервые встречается в справочнике "Весь Петербург "за 1914 год. Уехал он в Швецию в 1938 году. Сколько можно сделать жетонов и знаков за 25 лет творческой деятельности? В книге Холкина В.М их уже около 400, а впереди нас ещё ждут новые открытия!
Знаковая система обозначения статуса человека в обществе имеет древнюю историю и присуща всем формациям. Система эта совершенствовалась, впитывая достижения предыдущих эпох. Россия – одно из мощнейших имперских мировых государств. Российское государство и общество разработали столь же мощную систему знаковых обозначений. Государство рабочих и крестьян на территории бывшей Российской империи уничтожало «до основания»  элементы старой государственной машины и общественных отношений, однако сохраняло имманентно присущие ему институты: армию и флот, суд, прокуратуру и связанные с ним структуры в виде добровольных обществ. Кроме того, надо учитывать, что прежние структуры и, особенно, психология и эстетическое воспитание и навыки людей гораздо сложнее подвержены революционным переменам. Еще в Февральскую революцию солдаты и матросы яростно уничтожали герб царского режима – двуглавого орла – шедевр графической эмблематики и символики, доставшийся России от Византии.  Интересно, что Австрия оставила свой герб почти таким же, но поскольку к власти пришли социал-демократы (Каутский), то австрийскому двуглавому орлу дали в лапы молот и серп. Советская система оказалась более радикальной. Был разработан качественно новый герб, началась разработка новых символов. Система императорских и царских наград была сломана, был запрещён к употреблению крест, как религиозный символ. Но был разработан новый орден Красного Знамени- общепризнанный шедевр знакового искусства.
Главнейшая особенность новой технологии производства пролетарских знаков  - это резкое ограничение использования драгоценных металлов. Декрет от января 1918 г. разрешал работу только с золотом 36-ой (375-ой метрической) пробы. На рубеже 1920-30-х гг., в связи с индустриализацией, были приняты постановления об утилизации металла даже с кладбищенских украшений, смывке золота с крыш храмов. В этих условиях оставшимся ювелирам приходилось всячески изворачиваться в поисках материалов. Не случайно ювелир Свенсон обслуживал прежде всего учреждения спортивного общества «Динамо», созданные всемогущими органами ЧК - ОГПУ и НКВД, даже имея некоторую независимость в виде  шведского гражданства (как помнит читатель, Свенсон восстановил его в 1927 году).
Мы практически ничего не знаем об изготовителях знаков и жетонов в Петрограде-Ленинграде довоенного периода. Многие ювелиры ушли в «подполье». Это была опасная профессия, поскольку была связана с драгоценными металлами, монополией на которые обладало государство. Знаем только о Ленинградской (до 1924 года - Петроградской) эмалево-филигранной фабрике ИЗО "(Отдела изобразительных искусств Наркомпроса), артели «Ленинградский эмальер» (около 200 сотрудников в 1930 году, правление располагалось в доме Фаберже на улице Герцена, 24 (так с 1918 года стала называться Морская улица), артели «Золотосеребренник», 1-ой Ювелирной фабрике (бывшей «Эдуард»). Во время НЭПа работал бывший главный мастер фирмы «Э. Кортман» Прокофьев. Больше вспомнить некого. Спасаясь от вездесущих фининспекторов, ювелиры не ставили именники. В Москве знаки и значки исполняла мастерская ВХУТЕМАСа, где деканом металлургического факультета был знаменитый художник-конструктивист Александр Родченко. Исполняли заказы бывшие мастера фирмы Фаберже, которые по определению не могли работать плохо. Мало кто знает, что автором знаменитого знака «Готов к труду и обороне» является профессор, академик – медальер Васютинский. Разработанные художником в 1930 году знаки комплекса ГТО в течение 40 лет сохраняли свой вид, а учреждённые после Васютинского новые спортивные знаки неоднократно повторяли его композицию с разрывающим финишную ленточку спортсменом - бегуном на фоне красной звезды. Очень часто фигуру бегуна использовал и Георгий Свенсон.
Само собирание знаков, да ещё исполненных из драгоценных металлов, в советское время категорически не приветствовалось, хотя бороться со «знако- и жетономанией» было всегда бесполезно. Еще Николай II дважды издавал приказы, запрещавшие выпускникам военно-учебных заведений собирать деньги на выпускные жетоны, однако в России строгость законов «снимается» их неисполнением. Заказы ювелирам на выпускные жетоны продолжались. В советское время, в конце 1970-х годов вышло даже специальное постановление директивных органов о запрете производства знаков и жетонов, на которые расходовалось много дефицитного металла.
Коллекционеры знаков и жетонов из высшего советского номенклатурного и артистического сословия были всегда. Рубежным стал 1990 год. Все бросились собирать дореволюционные знаки. Источник информации был один – книга эмигранта - офицера Андоленко.Тогда же появилось много подделок. Дореволюционных ювелирных знаков и жетонов стало катастрофически не хватать. Исторически подошла эпоха фалеристики 1920-1930-х годов. Здесь оказалось бездна направлений и не освоенного фалеристического материала.
Теперь, по прошествии 20 лет постсоветской России, наступило время собрать знаки и жетоны 1920-30-х годов. Это естественный и закономерный процесс. Молодому поколению не так интересна история их отцов, они наблюдали эту историю в жизни и не видят ничего в ней сверхъестественного. Другое дело – история бабушек и дедушек, здесь начинает действовать "закон отрицания отрицания". В 2000-х годах наступило время эстетики ар - деко и конструктивизма, что мы сейчас наблюдаем в проектах ювелирных изделий. Советское государство, отгородившись от всего мира, и считая себя передовым государством, не воспринимало эстетику ар-деко, громогласно прозвучавшую на художественно-промышленной выставке 1925 года в Париже.
Главная цель этой книги – каталога - отразить всё многообразие и реальную ценность знаков и жетонов СССР. Хотелось бы, чтобы владельцы этих предметов как можно полнее представляли, каким культурным или материальным наследием они располагают. История родины будет для них представлена в этом наглядном фалеристическом материале.
Для меня открытие Владимиром Холкиным такого большого мастера является удивительным явлением, потому что до сих пор сведения о ленинградских мастерах были весьма ограниченными. Я лишь могу после предисловия известного автора и коллекционера А.Д. Бойновича к первой части книги "Знаки и жетоны золотых дел мастера Свенсона Г.А." вновь подтвердить мысль о непрерывности петербургско-петроградской - ленинградской школы фалеристики, продолжении традиций Альфреда Тилемана (фирма Фаберже), Эдуарда и Варвары Дитвальд (фирма «Эдуард») и Эдуарда Кортмана, открытии "терра инкогнито" («терра Свенсона») в замечательном направлении ленинградской довоенной фалеристики. Как легенду я слышал о эмалевых знаках - портретах всех членов Политбюро, с изображением не только Ленина и Сталина, но и Троцкого, Зиновьева, Каменева.  Где эти знаки сейчас, за хранение которых можно было в 1930-е годы поплатиться головой? Слышал и о знаках с изображением Тухачевского, да и знаки Кирова, после его смерти стали редки, потому что Сталину не очень-то нравилась его популярность в Ленинграде. Где знаки преемника Кирова - Андрея Жданова?
Мастерская знаков и жетонов у фирмы Фаберже появилась только в 1898 году. Это была мастерская Альфреда Тилемана, родственника Карла Фаберже , которая изготавливала почти исключительно юбилейные и другие знаки, жетоны, ордена. Производство этой работы было некоторым образом вынужденным, так как многие клиенты фирмы не удовлетворялись орденами и знаками казённого образца крайне грубой работы и обращались к фирме за таковыми более художественной работы. После смерти владельца мастерская перешла в ведение самой фирмы, и ею управлял мастер В. Г. Николаев. Фирма в 1900-е года выпускала тиражные жетоны " В память Высочайшего посещения". В книге "Жетоны Российской империи" (автор А.Н. Иванов, Москва, 2004 г.) из 200 жетонов 32 изготовлены фирмой Фаберже в разные годы, и ещё 10 жетонов мастерской Августа Жаккара, которого Франц Бирбаум числит среди мастеров фирмы Фаберже. В Прейскуранте Московского отделения 1899 года показаны 9 рисунков жетонов, которые "могут быть приготовлены по заказу, по собственным или нами изготовленным рисункам, исполняются весьма скоро и аккуратно. Цены зависят от сложности рисунка". Известны знаки Оскара Пиля (умер в 1897 году) ювелира Московского отделения фирмы - "Яхта "Форос". Также московской работы Фаберже знаки и жетоны Московского ипподрома. В антикварной практике встречаются ювелирные жетоны из драгоценных металлов, с применением драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней периода 1890-1900- х годов на именных железнодорожных жетонах. По заказу императрицы Марии Фёдоровны фирма Фаберже исполнила в 1906 году жетоны к юбилею Кавалергардского полка. В 1903 году жетоны в память вояжа в Саров.
До 1898 года жетоны и знаки выполнялись в разных мастерских фирмы Фаберже.Характерно, что до 1990-х годов исследователи даже не упоминали это направление в деятельности фирмы Фаберже, также как и направление "предметов религиозного культа". Только главный мастер Франц Бирбаум в своих записках (опубликованы в 1992 году) чётко обозначил эти два направления. В 2000-х годах на антикварном рынке стали активно появляться как знаки, так и многочисленные оклады икон Фаберже. Однако ассортимент знаков и жетонов фирмы Фаберже, против Свенсона, в четыре  раза меньше и не превышает сотни наименований.
Творчество, а именно так следует характеризовать деятельность мастера Георгия Свенсона, необходимо рассматривать в контексте эпохи и мастеров, работающих в этом специфическом направлении, таких как Эдуард Кортман (гильошерная, эмалевая, гравёрная и чеканная мастерская), К. Бок, Ф. Линдгольм, Брылев, Пальдани, Альфред Тилеман (вместе с братом Рудольфом, а ранее их отец Карл Тилеман), Дмитрий Осипов (в 1902 году продал производство петербургским швейцарцам братьям Александру и Евгению Адлер), Александр Тилландер и переехавший в Москву в 1887 году Оскар Пиль. Также ранние знаки в1870-1890-е года изготавливались у Фаберже: Хольмстрём, Э. Шрамм, Э. Коллин и даже Михаил Перхин. Возможно, Г. Свенсон сдавал мастерский экзамен одному из трёх присяжных мастеров по эмалевому искусству. На трёхлетие 1912-1915 гг. ими были выбраны: Сильвандер (швед), Погодин, Брицын. У меня сложилось впечатление, что сам Георгий Свенсон знал и любил спорт. Это и не удивительно. До революции многие ювелиры занимались спортом. Сам Карл Фаберже занимался фехтованием, ювелир Александр Тилландер был председателем финского лыжного и гимнастического кружка в Петербурге-Петрограде. Агафон Карлович Фаберже в молодости занимался велосипедным спортом; он же, как и ювелиры Александр Тилландер и Густав Болин  владели яхтами, участвовали в регатах. Все сыновья Фаберже играли в большой теннис на даче в Левашово. Один из братьев Грачёвых входил в правление яхт-клуба. Многие ювелиры для улучшения зрения занимались спортивной стрельбой. Ювелиры были «рабочей аристократией», а спорт до 1917 г. был доступен только имущим классам. Друг Евгения Фаберже Георгий Дюперрон (1877-1934) был выдающимся спортсменом, основателем Петербургской футбол-лиги и одним из основателей Олимпийского комитета России. Фирма Фаберже исполнила кубок для состязания с участием Капабланки и серебряный кубок соревнований по «офицерскому многоборью» для Стокгольмской Олимпиады 1912 года (в настоящее время в музее МОК в Лозанне). Очевидно, на петербургского шведа Георгия Свенсона большое впечатление наложило проведение Олимпийских игр 1912 года на его исторической родине. Это легко понять, если вспомнить, какой толчок спорту в СССР дала Олимпиада 1980 года в Москве. В 1870-х гг. ученый и педагог П.Ф.Лесгафт, сын ювелира, старосты Серебряного цеха открывает в Санкт-Петербурге двухгодичные гимнастические курсы, ныне – Университет им. Лесгафта.
 Меня удивило количество и разнообразие эмалей на знаках и жетонах мастера.  Где их брал Свенсон? Варил сам? Но ведь это не простая, да и очень вредная химическая технология. Возможно, у него были остатки дореволюционных эмалей. Были ли поставки из Вены? Ведь всеми эмалями снабжал эмальеров в Петрограде Александр Францевич Котлер, а у Фаберже варили эмали в мастерской Александра Фёдоровича Петрова и его сыновей Николая и Дмитрия. Об этом пишет в своём трактате об эмалях Франц Бирбаум в 1904 году. Мне встречался документ от января 1924 года о срочной командировке в Вену за покупкой красной и черной эмалей для исполнения траурных значков по поводу смерти Ленина. Делал их Трест "Русские самоцветы". Эти значки –  раритет. Замечу, что в 1929-30 гг. артель "Ленинградский эмальер" размещалась в доме Фаберже, на улице Герцена, 24.  По сведениям автора книги, именно туда товарищ мастер Свенсон носил свои заказы. До 1952 года работал для различных кооперативов ювелир Иван Савельевич Брицын, единственный среди дореволюционных мастеров получивший медаль "За оборону Ленинграда". В отличие от Свенсона, работ Брицына послереволюционного периода мы не знаем.  Должен отметить, что для КРИСТИ , СОТБИС и СПИНКС появление знаков Свенсона будет огромным откровением, как в свое время оказались откровением высоко котирующиеся русские земские марки в филателии.
Интересно, кто предлагал такой разнообразный дизайн? Всегда ли сам Свенсон? По большей части сам, но наверняка, по согласованию и по идеям заказчиков.
Очень интересен у Свенсона знак общества "Динамо" «Участнику велопробега Ленинград-Москва, 1929 г. А.П. Захаров», где  явно присутствие формы "копыта" - рецидив конных дореволюционных знаков или знака " Ворошиловский кавалерист". Ручная работа, разовая, с погрешностями, но от этого более ценная, чем автоматическая, безупречная машинная работа. Есть аналогии со знаками нацистскими, что говорит о единых принципах тоталитарного искусства и культуры. Удивляет наличие прозрачной, практически опалесцирующей эмали, по гильошированному фону. "Королевская" синяя эмаль, столь любимая шведами, один из цветов их национального флага. Я, признаться, думал, что с уходом Фаберже с ювелирной арены, эта техника (эмаль по гильошу) была утрачена. Ан нет! У Свенсона сохранялась.  Как  много в жетонах Свенсона усложнённой формы, на грани потери стиля - того самого стиля соцреализма. Перебор - это смерть стиля. Там, где достаточно двух-трех символов, у Свенсона четыре - пять. Это тоже интересно, "читать эту символику". Как сказал поэт: "Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал". Интересно, как художник-мастер, да ещё шведского происхождения (читай - капиталист) Свенсон стал певцом социалистического спорта.  Но в предреволюциооных петербургских знаках мы уже наблюдаем конструктивизм.  Меня поразила тематика знаков Свенсона.  Думаю, что одному из руководителей нашего государства, как дзюдоисту понравился бы жетон первенства Ленинграда по "дзюу-до"1937 года.  Помню, в 50-60-е годы об этой борьбе говорили, как о секретной.   Ещё мне понравился «динамовский футбол», знак парашютиста-инструктора, шахматные жетоны. Смысл рассмотрения исторической составляющей - в вовлечении колоссального исторического аспекта, контекста эпохи, чутко зафиксированное мастером, возможно даже художником. Это редкое сочетание мастера и художника в одном лице. Рассмотрим один жетон: «I приз за гонки  на мотоциклах 1929 года чемпиона Тирон И.И.». Композиционно сложно даже назвать какой он формы. Это целая картина-рассказ:  cверху треугольник, типичный для этого периода, снизу флаг с подписью «Динамо», рядом серп и молот, мчащийся мотоцикл, заводское здание с трубами, шестерня, внутри  голубое небо, лавровый венок. Каждый элемент символичен. Мастер непрерывно работает с формами, пытаясь разнообразить образное прочтение знака, индивидуализировать его. Иногда форма приобретает вид цветка, бутона, капли. Новая форма – парашют, которого не было до революции. Практически нет строгих квадратных  форм или круга (мишень с винтовками, круг с поперечной полоской «дзюу-до»). Из классических форм только ромб (шахматная доска) . Очень интересно, что в жетонах, посвященных пробегам Тярлево (Слуцк-Павловск)-Петроград (Ленинград) ювелир всё время искал новые формы. Здесь, некоторые технологические недоработки окупаются свежестью замысла. Такие поисковые работы очень важны для обучения современных ювелиров, которые озабочены поисками новых, оригинальных форм для вновь создаваемых знаков.
Каталог Владимира Холкина имеет ещё множество достоинств, в том числе исторических, научных, художественных и даже технологических. В науке важны практические приложения, возможность использования результатов. Здесь мы видим пособие для дизайнеров фалеристики и объекты для дальнейшего изучения историками. Многие представленные в нем жетоны персональны, исполнены в единственном экземпляре или малым тиражом, поскольку присуждались победителям. А Чемпион всегда один. Возвращаясь к Свенсону, хочу отметить, что его знаки, значки и жетоны  дают колоссальное количество информации о жизни города, не только спортивной, но и общественно-политической. Спасибо Вам огромное за Ваш труд.
Валентин СКУРЛОВ, историк ювелирного искусства.

Комментариев нет:

Отправить комментарий