вторник, 27 июля 2010 г.

Светский Петербург, июль-август
Полоса 104-107 (два разворота)
Раздел Смена декораций
Рубрика

Автор (с фото):
Валентин Скурлов
Консультант-исследователь по Фаберже Русского отдела Антикварного дома «Кристи». Эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры и массовых коммуникаций (2002). Ученый секретарь Роcсийского Мемориального фонда Карла Фаберже (1997). Заслуженный деятель декоративно-прикладного искусства (2000). Полный кавалер ордена Карла Фаберже (2002). Член секции истории города при Музее истории Санкт-Петербурга (1989). Член секции истории Российского Генеалогического общества (1992).
Фото предоставлены автором

САМЫЙ ЮВЕЛИРНЫЙ ДОМ ПЕТЕРБУРГА

Карл Фаберже (1846-1920) владел домом на Большой Морской улице всего 20 лет, но этого оказалось достаточно, чтобы здание навеки вошло в российскую и мировую историю под названием «Дома Фаберже».

Еще с XVIII века дом, где сейчас находится ювелирный магазин «Яхонт», связан с ювелирами. С 1762 года он более полувека принадлежал семье Адор, один из членов которой был придворным ювелиром. В начале 1820-х годов домом владел придворный ювелир Дюваль. В 1830-х владельцем был генерал-майор Золотов (золото – основной металл для ювелиров). Наследники Золотова в 1898 году продали дом за 407 тыс. руб. придворному поставщику и оценщику Кабинета, купцу 2-ой гильдии, потомственному почетному гражданину Карлу Густавовичу Фаберже.

Дом для работы
Фаберже поручил перестроить дом в соответствии с нуждами фирмы. Фасад дома утвердил сам Николай II. Проект перестройки был осуществлен архитектором, академиком Карлом Шмидтом, двоюродным племянником Карла Фаберже. В доме было предусмотрено все для правильного осуществления торгово-производственного процесса. Особое внимание уделялось охране. Уникальный сейф-лифт поднимался на ночь на второй этаж и находился под током. Было несколько тайных мест, чтобы прятать драгоценности.
На первом этаже размещались эмалевая, футлярная и позолотная мастерские, на втором производили портсигары и золотые изделия под руководством Августа Хольминга, на третьем этаже – главная мастерская Михаила Перхина, исполнявшая фантазийные вещи и императорские пасхальные яйца. На четвертом этаже работали лучшие в России закрепщики бриллиантов во главе с Августом Хольмстрёмом. Мастерская Альберта Тилемана на пятом этаже специализировалась на выпуске знаков и жетонов. В полуподвале была столовая для сотрудников. Здание имело собственную котельную. В доме работало более 200 рабочих, в том числе более 100 мастеров, а также 20 человек торгового персонала и 30 служащих. Впервые в России  создана студия художников, к услугам которых была прекрасная библиотека по декоративно-прикладному искусству. В студии была богатая коллекция восковых и гипсовых моделей, чучел животных и птиц. Несколько складов золота, серебра, драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней обеспечивали бесперебойное функционирование производства. Во дворе дома еще в 1924 году лежали две глыбы нефрита весом более 4 тонн, которые были переданы Тресту «Русские самоцветы».

Эталон торговли

На Пасху 1901 года в здании открылся главный магазин фирмы – он отражал замысел владельца и лучшие мировые образцы ювелирной торговли: витрины красного дерева, зеркальные стекла, паркет, диван, лепнина на потолке, лампы, которые в зимнее время с помощью тросов можно было приблизить к прилавку.
Помимо основного торгового зала в 125 м2, было еще несколько особых торговых залов. Одна лестница была для входа, другая – для выхода, чтобы покупатели не пересекались: процесс покупки бриллиантов – интимное действие.
Годовой оборот магазина превышал 500 тыс. золотых рублей (по курсу 2010 г. – 10 млн. долл.). Ассортимент был самым большим в мире: ежедневно появлялось не менее 20 новых изделий. Золотое обручальное кольцо 56 пробы, весом в 1 золотник (4,26 г) стоило 6 рублей, а карат бриллиантов, в зависимости от качества, – 60 - 120 руб., но были бриллианты и по 200 – 250 руб за карат – уникумы. Все покупки упаковывались в фирменные футляры.
Сам Карл Фаберже сидел в главном торговом зале за зеркальной перегородкой. Его не было видно, но он знал все, что происходило в зале. Увидев важного клиента, сам выходил для переговоров. Если приходили клиенты с детьми, Карл Фаберже давал тем поиграть нефритового бегемотика или слоника из яшмы. Детей Карл Густавович, отец четырех сыновей – очень любил.
Постановка торговли в магазине Фаберже считалась эталонной. Здесь не было мелочей, любому аспекту торгового процесса придавалось исключительное значение. Приказчиками были мужчины в безупречных костюмах, говорили на нескольких европейских языках. Такие мужчины внушали доверие. Высокая эстетика вещей Фаберже адекватно трансформировалась в высокую этику поведения персонала фирмы.

Люди и вещи

Важнейшим талантом Фаберже был талант подбирать людей.
Заведующим магазином был Михаил Антонович Гурье, швейцарец по происхождению, выросший в России. Его отец успешно торговал часами по всей Российской империи.
Швейцар Сергей, из бывших дворцовых жандармов, обладал профессиональной памятью и помнил покупателей десятилетней давности. Сергей регулярно ходил на балы в Зимний дворец и от лакеев узнавал много интересных подробностей о жизни высшего света. Придя из дворца, Сергей запирался с Карлом Густавовичем и передавал новости из жизни петербургского бомонда. В результате, когда приезжала блестящая гвардейская молодежь, то Карл Фаберже уже знал какой «даме сердца» предназначается ювелирное украшение.
Вход в мастерские охранял дворник Григорий Лобов. Он работал у Фаберже все 20 лет, начиная с 1898 года, знал всех рабочих в лицо. Камнерезная фигурка «Дворник» – дружеский шарж-портрет Лобова – сейчас оценивается на антикварном рынке в два миллиона долларов.

До и после Советов

Во время первой мировой войны большая часть мастеров была призвана на фронт, но спрос на ювелирные изделия, и особенно, на знаки, жетоны и ордена только увеличился. Фирма наладила производство военной продукции и медицинских шприцев этим занималось 240 чел., шприцы от Фаберже считались эталоном качества.
Карл Фаберже покинул свой дом 24 сентября 1918 года. Он предоставил помещения швейцарской миссии – безвозмездно, но с условием взятия под охрану своего имущества. В июне 1919 года все имущество дома было изъято комиссией ЧК. В 1922-1936-х гг. в доме в доме Фаберже размещались магазин для снабжения продовольственными товарами иностранных моряков и специалистов, представительства акционерного общества англо-русской торговли «АРКОС», норвежское консульство, правление артели «Ленинградский эмальер». В августе 1936 года магазин «Инснаб» был передан в ведение «Союзювелирторга» и вернулся к своему изначальному предназначению – торговле ювелирными изделиями. В доме разместилась и контора Ленинградского отделения «Союзювелирторга» и антикварно-ювелирный магазин № 1. После ремонта в 1963 году был вновь открыт ювелирный магазин, получивший название «Яхонт». Здесь же до переезда на Ново-Смоленскую набережную размещалась дирекция ОАО «Ювелирная торговля Северо-Запада». В освободившихся помещениях был проведен ремонт и открыт «Салон Карла Фаберже» по торговле эксклюзивными ювелирными, золотыми и камнерезными изделиями. Так старые стены обрели новое дыхание.

ВРЕЗКА

«Великие князья и княгини охотно посещали магазин, подолгу выбирая свои покупки. Ежедневно от 4 до 5 часов там можно было встретить всю петербургскую аристократию: титулованную, чиновную и денежную. Особым многолюдством отличались эти рандеву на Страстной неделе, так как все спешили с закупкою традиционных пасхальных яичек и заодно посмотреть очередные пасхальные яйца, изготовленные для императора»
(Франц Бирбаум, «История фирмы Фаберже» )

1 комментарий:

  1. Уважаемый, В.В.,возможно в архивах есть еще какие-либо данные о Гаранине Петре Александровиче(моем деде).Возможно, адрес его или его родственников.Я была бы так благодарна за такие сведения.С уважением Ольга Карабашина(Гаранина).

    ОтветитьУдалить