вторник, 27 июля 2010 г.

otvet Falkina ot 3 iunya 2010

> Уважаемый Сергей,
> то что ты рассказываешь, необычайно интерено и нужно, не только для науки, но и для нашего камнерезного искусства.
> Я всё время сравниваю с дореволюционной ситуацией. В некоторых лучших) случаях, Франц Бирбаум пишет о 30 мастерах и подмастерьях, работавших в период расцвета (1912 год) для фирмы Фаберже. Во всяком случае, он уверенно пишет о 20 камнерезах. Почему же они оставили такой след ? Это только мастерская Кремлева.- Дербышев вернулся из Парижа только в начале 1914 года.
> Была еще мастерская Сумина, но Сумин умер осенью 1913 года, а его мастерская перешла А.К. Денисову-Уральскому. У Сумина и Денисова, я судя по архивам продажи царскому двору было в сумме едва ли более 10 чел. камнерезов.
> Была еще камнерезная мастерская у Верфеля, но с 1907 года она принадлежала Карлу Фаберже. У Верфеля был большой объем камнерезных работ, и судя по фотографии 1903 года не более 12 -15 чел.
> Очень много Верфель исполнял "полуфабрикатов" каменных для Фаберже: чаши, тарелки, фантазийные вещи, которые обрамлялись металлом в мастерскох Фаберже, прежде всего у Перхина и Вигстрема. Собственная мастерская Фаберже под ркводством Кремлва была заведена только в 1908 году.
> По моим расчетам, основанным на архивных данных, с каждым годом доля камнерезных вещей, обамленных металлом у Фаберже волзрастала. Уже к 1900 году, против 1890 года (начало активной рабты с камнем) эта доля возросла с 20 % до 40, а к 1910 году - уверенно не менее 50 %.
> Кто обеспечивал, какими силами, эту камнерезную часть. Почему мы знаем только Кремлева, Дербышева, Кулькова, Денисова и Смина - только 5 чел. Безумно мало. Еще был резчик Роберт Песту, имел свою мастерскую, но я полагаю, он резал тонките печати. Его приглашал к себе Фаберже. Вначале Песту работал с 1880 года для Петергофской фабрики. Его приглсил акад Гун, директор фабики с
> Насчет Петергофа есть информция исчерпывающая. Там тож Фаберже заказывал, но мало. Также ак он заказывал в 1012 году уральким кустарям, но те "заготовки" приходилось еределывать.
> Как мы с Вами напишем, так и будут люди через 10-20-30 лет определять состояние камнерезного икусства и ремесла и персониицировать арт-объекты.
> Большое тебе спасибо.
> валентин скурлов,
> здоровья.. -

Уважаемый Валентин Васильевич! Продолжаю. Вы подсказали интересную
мысль: давно уж пора провести что-нибудь вроде переписи камнерезного
дела и оценить с количественной и качественной стороны, т.е. попытаться
ввести классификацию, хотя бы неофициальную. Удивительно, что Антон
этого не сделал до сих пор, хотя у него материал на эту тему собран
богатейший. Я бы, наверное, начал с руководителей мастерских, которые
в первую очередь влияют на политику развития всего камнерезного дела.
Такие менеджеры как Ананов, Кононов, Игдалов, а также действующие
резчики, которые в силу обстоятельств вынуждены заниматься
управленческим делом, вроде меня, Шиманского (который на пару с
Корниловым вели весь производственный процесс в ШКИ и определяли
художественный уровень мастерской), Качалова (моего бывшего компаньона
по "Багульнику" вольно или невольно определяли и определяют вектор
развития и уровень производства. Они прежде всего, исследуя рынок в меру
своих способностей и пристрастий, занимаются поиском и отбором заказов и
всем тем, что связано с экономической и производственной деятельностью.
Следующая категория это - художники-камнерезы. Из тех 35 человек
серьезное влияние на общее развитие оказали лишь единицы: человек 5-6.
Наша банда - Шиманский, Левенталь и я. Из сторонних - пожалуй,
Ксенофонтов, как создатель «делицизма». В основном же, даже такие
профессионалы как Сычев, художники-камнерезы заняты выполнением
конкретно поставленных задач на изготовление моделей, при этом никаких
художественных целей ,как правило, не ставится. Есть категория мастеров
( Пылин, Станкевич, Виноградов, Канис, Вялков - трое последних бывшие
мои), которые, находясь положении одиночек, создают модели для себя и
сами их воплощают в камень, без помощников. Они, как правило, варятся в
собственном соку и ограничены в развитии, считая себя уже
сформировавшимися художниками. Хотя Канис Леша пошел все-таки дальше -
учится сейчас на 2 курсе Штиглица.
Среди камнерезов я знаю только троих членов Союза художников: Сычёв,
Иванов и я. Получивших специальное высшее художественное образование
больше, но тоже не много. В высших художественных заведениях СПб нет
камнерезной специализации. Лет пять  назад мы разговаривали с Иваном
Григорьевичем Ураловым на эту тему. У него тогда было намерение
попытаться набрать курс по нашей специализации в университетским
Институте искусств (есть такой при СПбГУ). Предполагалось, что начальной
производственной базой будет "Багульник". Но что-то не получилось.
С уважением.

Комментариев нет:

Отправить комментарий