вторник, 27 июля 2010 г.

Anton 03/06/2010

Насколько мне известно, в городе на данный момент уже нет ни одного учебного заведения, профессионально готовящего резчиков по твердому камню. Соответственно, не существует и каких-либо официальных дипломов, сертифицирующих того или иного выпускника как мастера некой категории. На мой взгляд, такая ситуация скорее хороша, чем плоха. Последний раз я сталкивался с выпускниками ПТУ при Русских Самоцветах в 1999 году - и они, несмотря на трехгодичное обучение профессии, не знали о резьбе по камню практически ничего!!! Таким образом, обучение камнереза в стенах этого заведения в тот период было химерой, фикцией, поскольку за месяц практики под моим руководством в мастерской Эболи выпускник Самоцветов Дмитрий Савельев, по его собственным словам, узнал о камне больше, чем знал весь преподавательский состав ПТУ...
Поэтому забудем об официальных дипломах и сертификатах - они ничего не значат. Каким же тогда образом можно определить, кем является тот или иной сотрудник - мастером или подмастерьем? Самым простым образом - по квалификации, или, вернее, по объему опыта в работе с камнем. Настоящий мастер способен самостоятельно выполнить любую работу, которую ему дает работодатель, не задавая лишних вопросов и укладываясь в поставленные временные рамки. Подмастерье же требует постоянного надзора и контроля со стороны руководителя. Время, необходимое для получения необходимого опыта, даже для очень способного человека составляет, на мой взгляд, не менее пяти лет постоянной работы с различными породами камня. Быстрее просто невозможно освоить основные премудрости столь непростого ремесла...
Необходимо также отметить, что резчики по камню делятся на две группы - мастеров, занимающихся непосредственно резьбой по камню, и мастеров, специализирующихся на прикладных работах ( токарная обработка, сверление и т.д.) с этим материалом. Как правило, мастеру редко удается преуспеть сразу в двух этих направлениях. Чаще он выбирает ту область, к которой у него есть выраженные способности, и концентрируется на ней. Исключения есть, хотя и очень редки - к числу таких универсалов, добившихся довольно высокого уровня и в резьбе, и в прикладных работах, относятся Александр Веселовский, Владимир Путрин и, возможно, еще два-три человека в городе...
Всего настоящих мастеров высшего уровня в Петербурге за период 1989-2009 года было и есть от силы человек 15-20. И разумеется, отнюдь не все они входят в число тех художников, которые наиболее известны широкой публике. Наооборот, многие из признанных художников как мастера находятся намного ниже даже среднего профессионального уровня. Зато они очень талантливы и состоятельны именно как авторы  и руководители создания того или иного художественного проекта. К этому моменту - понятию художник и мастер я еще вернусь позже...
Число подмастерьев в нашем городе, естественно, гораздо больше. Всего, как мне кажется, за последние десять лет через камнерезные мастерские прошло человек 200 - 250 подмастерьев. Наибольшее число их приобщилось к камню в мастерской "Багульник". К сожалению, именно выходцы из "Багульника" обладают самой низкой профессиональной квалификацией - упор в этой мастерской всегда делался не на качество, а на количество продукции. Наиболее высокий уровень подготовки, наверное, у тех мастеров, которые работали в течении продолжительного времени в мастерских "Школа Камнерезного Искусства" и "Каменный Гость". Очень хорошие специалисты в области прикладных работ с камнем вызревали в "Эболи". Любопытно, что самая молодая мастерская Питера, "Анна Нова", вместо того, чтобы традиционно готовить свою собственную плеяду специалистов, просто сманила рабочий коллектив целиком в "ШКИ". Побочным эффектом такого подхода оказались многочисленные работы-двойники у этих двух мастерских. Кстати, на сегодняшний день в уцелевших мастерских города ("Каменный Гость", "Эболи", "Анна Нова", мастерская Левенталя, "Фалькин" и "Качалов" работают всего лишь человек 20-25 и мастеров, и подмастерьев. Кризис оказывает свое воздействие хоть и медленно, но верно...

Постараюсь завтра ответить и на прочие вопросы.
С уважением, Антон

28 мая 2010 г. 15:53 пользователь Валентин --- <valentinskurlov@mail.ru> написал:

Fri, 28 May 2010 12:22:06 +0400 письмо от Валентин --- <valentinskurlov@mail.ru>:

> 
> 
> Уважаемый Антон,
> В продолжение нашего разговора ряд вопросов по петербургским камнерезам.
> Количество камнерезов в Петербурге? (2010 год)
>  В том числе мастеров и подмастерьев и учеников.
> Под мастерами у имею виду дореволюционную квалификацию, когда мастер сдает "урок" присяжным мастерам и они оценивают: "достоин" или нет. Подмастерье до революции мог получить диплом Серебряного цеха (камнерезного не было) при обучении у мастера не менее 3 -5 лет . Выпускники Технического училища (было такое, сейчас Военмех) после 4-лет обучение получали звание мастера, но это редкий случай. Мастером можно было стать не ранее 21 ода, подмастерьем не ранее 19 лет. Только мастер имел право иметь мастерскую и нанимать подмастерьев и  учеников. Подмастерью разрешения на открытие мастерской не давали. Только мастер имел права клейма.
>    Сейчас таких требований нет. Каждый может делать что хочет. Поэтому критерии к званию мастера размыты. Однако многие наши мастера получили специальность "резчик о камню", особенно в Екатеринбурге. В Петербург больше чем в Екатерибурге  мастеров с художественным образованием (Ксенофонтов. Но Ксенофонтов познал профессию самообученим, как и другие "делицисты":  Комаров, Ге, Раскин). В то же время мы, профессионалы ювелирно-камнерезного бизнеса достаточно отчетливо определяем мастеров
етливо определяем мастеров и подастерьев и тем бле учеников.
> Сколько у нас в городе и в Екатеринбурге мастеров?
> 20-30-40 чел. Сколько подмастерьев?
> Сколько учеников?
> Я полагаю, мастером можно назвать таких, которые способны на достойном уровне (что такое "достойный уровень"?) выполнять широкий ассортимент изделий: фигурки человеческие, анималистику, цветы, кабинетные вещи, вставки для ювелирных украшений, предметы интерьера и фантазийные. Естественно, есть специализация. Мастер должен знать различные способы резки, полировки, шлифовки.  Можно ли выделять "мастров высшей квалификации", например кавалеров Ордена Денисова-Уральского?
>    Отдельно выделяются даже среди мастеров те, которые способны создавать модели. это модельеры-скульпторы. Знание камней также обязательно, подбор  камней к колористическую гармонию.
>    Сколько у нас в городе таких мастеров-художников-скульпторов, которые сами сочиняют модели и камнерезные композиции и способны их воплотить в камней. При этом необязательно лично самому проводить время за станком, но обязательно умение организовать процесс исполнения мастерами и подмастерьями.
>   Как количество мастеров, подмастерье и учеников увеличилось по годам: 1990, 200, 2010 годы (год отсчета, или переписи мастеров).
>    В чем самостоятельность мастеров фирмы "Багульник", теперь "Фалькин", фирмы "Качалов"?. Скколько человек в этих фирма (студиях) способны рождать иди, моделировать и самостоятельно исполнять?.
>    Как определить роль Сычева, Вялкова и ушедшего на вольные хлеба Виноградова. Работает ли Виноградов теперь один или у него есть помощники и ученики? Кого я еще не назвал и молодых но достойных. Откуда приходит поросль. Готовят ли у нас в Штиглица камнерезов?
>   Как работает "Эболи". Правда ли что на грани закрытия (пусть временного). Кто там ведущие мастера, сколько подмастерьев и учеников?
>    Кого еще знаешь из петербургских камнерезов? Кто у нас еще член Союза художников, роме тебя. Игдалов, Станкевич (член Творческого союза?).
>   Существует ли миграция между мастерскими. Как эта миграция влияет на интегрирование "петербургского стиля".
> Еще Франц Бирбаум писал, что причииой открытия Московской фабрики фирмы Фаберже было именно наличие большого количества серебряных заведений в Москве, где производилось более половины серебряных изделий страны. "Предприятия, как растения, писал Бирбаум, разбрасывают вокруг семена в виде мастеров".
> Всех благ и здоровья,
> Валентин Скурлов. –



Письмо от Антона Ананьева, 04 июня 2010 г.

Добрый вечер, Валентин Васильевич!
Итак, что же такое высокий уровень владения ремеслом, необходимый любому, кто называет себя мастером? На мой взгляд, это, прежде всего, умение исполнять работы в различных жанрах камнерезного искусства. То есть, даже резчик с посредственным уровнем способностей в состоянии за несколько лет непрерывных усилий научиться сносно собирать, допустим, фигуры в технике блокированной миниатюры. Однако это - просто набор вызубренных и заученных операций, которые в большей или меньшей степени однообразны. Едва ли такой резчик без напряжения тут же сделает сложную анималистическую фигуру или "впишет" обобщенный пролепок некой композиции в изобилующий дефектами кусок горного хрусталя. Ну а мастер-профессионал просто должен уметь делать все виды работ, связанные с понятием резьба по камню на хорошем качественном уровне. И именно разносторонний опыт и выраженный талант, особое чутье камня, и отличает настоящего мастера от подмастерья-ученика...
    Кроме такой "полистиличности" настоящего петербургского мастера отличает также собственный фирменный стиль. Поскольку каждая мастерская в нашем городе - это отдельная, неповторимая школа мастерства, то и мастера из разных мастерских отличаются друг от друга индивидуальным "почерком".Так, например, на Урале практически все мастерские специализируются на изготовлении блокировки. Однако даже я, будучи профессионалом, не отличу вот так сразу изделия Боровикова от Казакевича, а Казакевича - от Антонова. Все эти объединения работают в схожей манере и используют один и тот же набор техник, приемов и декоративных решений. Понятно, конечно, что у Антонова композиции динамичней, а у Боровикова более сбалансированы по цвету. Но по сути - одно и тоже. В Питере такого однообразия нет. Изделия "Фалькина" ну никак не спутать с работами "ШКИ", а работы "Каменного Гостя" разительно отличаются от произведений мастерской Левенталя. И дело здесь не в том, что Шиманский как художник является полной противоположностью художника-Фалькина. Просто мастера из "ШКИ" изначально сформировали свой способ достижения тех или иных результатов при обработке камня, а мастера из "Багульника" - свой. И различия эти проявляются во всем - в композиционном строе работ, в таких декоративных техниках отделки, как "расчёс", фактурирование поверхности или "матировка", в степени полировки работ, в удельном весе ювелирных элементов в произведении, в деталировке и так далее до бесконечности...
    В этом различии творческих манер и кроется причина разнообразия, вариативности работ питерских мастеров. Так сказать, сколько людей - столько истилей. И поэтому даже очень хороший мастер с Урала вряд ли органично впишется в коллектив петербургской мастерской, изначально требующей от специалиста очень широкого охвата профессионального горизонта...
  И напоследок немного статистики. За десять лет существования мастерской "Каменный Гость" через нее прошло около двух десятков работников. Всех мы с Александром учили с нуля, исключением был лишь Владимир Путрин, имевший приблизительно одинаковый с нами опыт и проработавший в мастерской три года (2000-2003). Из этого количества мастерами высшей категории стали двое - резчик Георгий Волгин и прикладник Дмитрий Савельев. Высокого, но не абсолютного уровня достигли еще четыре мастера. Остальные, к сожалению, так и не смогли добиться чего-то большего, нежели умение качественно и быстро выполнять некоторые виды работ. И это при том, что им было на чем учиться...
Завтра продолжу...



06.06.2010 Anton Anniev.
Доброй ночи, Валентин Васильевич!
1.Клемент Гринберг, американский искусствовед и куратор, сыгравший гигантскую роль в популяризации такого направления в изобразительном искусстве, как абстрактный экспрессионизм (40-50гг.)
2. Но Вы наверняка  имеете в виду не Гринберга, а Германа Грюнберга из мастерской "Эболи". Грюнберг родился в 1975 году в Питере, с камнем начал работать в 1999 году  в "Эболи" и до сих пор там работает. Является основным художником этой мастерской, автором большинства эскизов прикладных предметов и флористики. Моделей не лепит, наверное, потому, что сам изначально специализировался на прикладных работах и практически не занимался резьбой. Ранние букеты за авторством Грюнберга были подражаниями букетам Шиманского, позже ( 2005) сформировался свой стиль, который, собственно и является визитной карточкой "Эболи".
3. Владимир Путрин родился в 1973 году в Питере, с камнем работает с 1996 года. Начинал карьеру в "Эболи", потом несколько лет работал в "Каменном Госте", в 2003 опять вернулся в "Эболи", где работает и по сей день. Талантливый художник и великолепный мастер-профессионал. Подробная биография Путрина - в  последнем номере "СИЗИФА".

Резюме: Оба, и Путрин, и Грюнберг - несомненно композиторы по классификации Бирбаума. Путрин кроме того еще и мастер высшей категории...

Феликс Ибрагимов - геолог, занявшийся обработкой камня в середине 90-х. Владелец огромного запаса мохового агата, из которого и создает свои произведения. Ибрагимов, на мой взгляд, не художник и не мастер, а производитель сувенирной продукции. Основная ценность его работ в великолепном материале очень высокого качества. Убрать материал - и останутся не работы, а детский лепет...
Надо думать, его Вам Фалькин протежирует? Думаю, нужно высказаться на этот счет. Когда наши западные противники одолели Советский Союз, то в первую очередь постарались дискредитировать основные институты, являющиеся стержнем государства - армию, промышленность, науку. В результате умелой пропаганды теперь в армии служить позорно и опасно для здоровья, работать на заводе постыдно и не престижно, а наука ассоциируется у большинства населения с нищетой и ненужностью. Вот и у нас в камнерезке нечто подобное с легкой руки Фалькина начинает происходить. Умение мастерски работать с камнем постепенно начинает трактоваться как недостаток, отсутствие таланта и творческая неполноценность. Как говорит Фалькин о таких великолепных мастерах, как Пылин или Станкевич - "варятся в собственном соку, ограничены в развитии". На мой же взгляд, ситуации возможно даже обратная. Пылин - прекрасный мастер и художник, состоявшийся человек, имеющий массу поклонников своего таланта. У него свой почерк, яркий и узнаваемый, огромный опыт в работе с материалом. Кроме того, Пылин очень работящий человек, сделавший самостоятельно почти полторы сотни композиций. В каком таком развитии он ограничен? Почему в своем соку варится? Пылин образованный человек, испытал влияние модерна и японского искусства, тонко эти влияния интерпретировал, работает в собственном уникальном стиле. Думаю, основная вина Пылина в том, что его работы реалистичны, доступны зрителю, не несут в себе надуманных образов и идей. Кроме того, они действительно мастерски сделаны...
 Работы Фалькина тоже за последние десять лет изменений не претерпели, произведение 2001 года от работы 2009 как день и ночь не отличаются. Делаются они не самим Фалькиным, а его работниками, и делаются быстро, в производстве стоят недорого. Причем для того, чтобы сделать работу в этом уникальном стиле мастеру необходим минимальный опыт, то есть квалифицированный кадры ни к чему. Сам Фалькин работает в пластилине, камень как материал для него не более чем один материал из многих, вроде бронзы или дерева. Несомненно, у Фалькина свой индивидуальный, неповторимый авторский почерк. Другой вопрос, насколько он органичен и убедителен в камне? Кроме того, сам Фалькин прекрасно умеет себя подать в обществе, умеет выбрать нужную позу и тон. Одним словом, художник во всем - и в работе, и в беседе. Ключ к его таланту в понятии самобытность. Причем и безыскусный Ибрагимов через призму самобытности тоже весьма достойно выглядит. Универсальная концепция искусства и художественности!
     Однако навязывание Фалькиным этой концепции художественности у меня лично вызывает стойкое неприятие. Тем более, что она, такая художественность, по определению отвергает мастерство и искусность в работе. А дискредитируюя, отвергая школу мастерства, нарабатывавшуюся годами, мы лишаем себя какого либо осмысленного будущего. Я за профессионализм и умение, а не за дилетантство и культ оригинальности. Только профессионал может делать свои работы в камне так, как он их задумал. И наоборот, дилетант и неуч всегда будет обречен подстраивать свой замысел под свои же ограниченные навыки. У нас сейчас в Питере все камнерезы, почти без исключения, художники (по крайней мере, так себя называют). Однако сколько среди них мастеров такого класса, как Пылин? Человек пять, не больше. Думаю, этим все сказано…

Комментариев нет:

Отправить комментарий