вторник, 5 мая 2009 г.

БЕЛОУСОВА.

Санкт-Петербург 30 июня 2005 года.

Уважаемая Таисия Белоусова,
Я всегда полагал, что задача прессы информировать. В спорных случаях обязательно надо выслушать противоположную сторону. Тем более речь идет о научном споре. Вы явно поторопились. Ваше изложение тенденциозно, оскорбительно для меня. Кстати, замечу, что мы с Вами в 1999 году договаривались, что статья про Фаберже в «Совершенно секретно» пойдет также за моей подписью, Вы же опубликовали моё интервью только за своей подпись. Я не разрешал Вам публиковать документ из архива Татьяны Фаберже по поводу портсигара из Швейцарской миссии. Вы нарушили нашу договоренность. Кроме того, мне приносили Вашу статью "Фаберже и Латвия», целиком построенную на моей статье из книги «Фаберже и петербургские ювелиры». Я Вам не давал разрешения на подобные публикации. Я жалею, что Вы так бесцеремонно воспользовались моей искренностью. Возможно, Вы обиделись на меня, что я упомянул Вашу фамилию в своей статье в № 3, 2004 журнала «Антикварное Обозрение»
Очень жаль, что Вы не выслушали точку зрения специалистов, которых обвиняете в некомпетентности в Вашей статье "Роковые яйца", № 7, 2005. Это позволило бы избежать многих недоразумений.

Последовательно, по абзацам Вашей статьи, излагаю свои соображения:

1. Я не эксперт «Кристи», а консультант- исследователь. Это разница. Я «внештатный эксперт по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ» (приказ министра М.Швыдкого от 30.05.2002). Приказ никто не отменял и меня из экспертов не разжаловал. Я не только товаровед, но и экономист (закончил экономическую аспирантуру), а последние 20 лет еще историк ювелирного искусства, написал 8 книг и кучу научных статей. Как считают мои коллеги, я имею право писать об искусствоведческо-стилистических, архивно-исторических, ювелирно-технологических, пробирных и товароведно-органолептических аспектах рассматриваемых антикварных предметов. В нужных случаях прибегаю в помощи специалистов-геммологов, хотя и сам обладаю определенными познаниями.
2. Яйцо 1888 года называется «Ангел тянет колесницу с яйцом". У Вас не "Ангел", а "Херувим".
3. Евгений Фаберже не писал письмо Вигстрему в 1922 году. У меня такого письма нет. Евгений Фаберже объяснял Францу Бирбауму, что фирма платит, когда получает деньги от заказчика. Бывший царь выдал чек, но деньги фирма не получила по приказу Временного правительства.
4. Керенский не разрешил ДОСТАВИТЬ яйцо, но не запретил царю ОПЛАТИТЬ деревянное яйцо со слоником (подарок императрице-матери). Яйцо так и не было ДОСТАВЛЕНО Марии Федоровне и было фирмой передано на хранение во дворец великой княгини Марии Павловне, где был хороший сейф. Имущество великих князей, в отличие от имущества царя и его семьи, не было конфисковано. Обстоятельства передачи Фаберже яйца во дворец Марии Павловны нам неизвестны.
5. Я в беседе с Вами в 1999 году высказал гипотезу, что яйцо «Созвездие» могло быть изъято в июне 1919 года из сейфов Фаберже. Это научная гипотеза, а не утверждение. «Куда всё это подевалось, пишет Франц Бирбаум по поводу пасхальных яиц 1917 года, понятия не имею и при моем посещении дома после разгрома никаких следов этой работы я не видал». До сих пор нет перечней изъятого имущества из этих сейфов.
Яйцо «Созвездие» вполне могло храниться и у Вигстрема до 1918 года или у других мастеров или доверенных лиц. Некое лицо предлагало фирме закончить это изделие, но фирма, по словам Бирбаума (май 1919 г.), отвергла это предложение.
А после мая 1919 года? Финские мастера оставались в Петрограде до 1921 года и могли закончить яйцо, хотя бы по просьбе «некоего лица» («Черный человек»).
Что касается деревянного яйца со Слоником, то я еще в начале 1992 г. обнаружил, что таковое числится среди имущества дворца великой княгини Марии Павловны 30 октября 1917 года. Этот факт опубликован в моей книге 1997 года.
6. Фраза, что я "хвалил Русский национальный музей, который и собирательской деятельностью занимается, и экспертизу проводит как положено» приписана мне необоснованно. Я такого не говорил.
7. Татьяна Мунтян атрибутировала в 2002 году яйцо "Цесаревич" и результаты ЭКСПЕРТИЗЫ опубликованы в журнале APOLLO. Я не читал ЭКСПЕРТИЗЫ Татьяны Мунтян, я читал в APOLLO научную статью о факте обнаружения в фондах Минералогического музея фрагментов яйца. Экспертиза, согласно закону об экспертизе 1988 года предполагает уголовную ответственность за выводы. Все знакомые мне специалисты пишут «экспертные заключения».
8. Не знаю, о какой выставке 2003 года, на которой появилось яйцо из Минералогического музея, идет речь. Возможно, это было в Москве, а я живу в Петербурге.
Вы спрашиваете, почему я, при всей «любви к Фаберже, должен был реагировать на сенсационную находку». Я никому ничего не должен. Я знал еще в 1995 году (правда, по слухам) что яйцо «Цесаревич» - существует, поэтому ничего сенсационного для меня не было.
Я никогда не видел яйца из Минералогического музея, не держал его в руках до сих пор и не могу вынести по нему суждения. Меня никто не приглашал на экспертизу.
Я был в Минералогическом музее два раза с Татьяной Фаберже: в 1992 и 1996 годах. Когда в 1992 году г-жа Татьяна Фаберже попросила предъявить дарственную на коллекции вещей ее деда Агафона Фаберже, это вызвало замешательство в рядах сотрудников. Может быть, вещи из квартиры Агафона Фаберже были украдены во время обыска, такое случалось сплошь и рядом в революционные времена. Как я теперь понимаю, такой дарственной нет. В журнале «Огонек» , № 18, 2002 утверждается, что Агафон подарил коллекцию музею в 1925 году, в каталоге выставки «Фаберже-Картье» - 2004 за подписью Т.Мунтян и М.Чистяковой указано другая дата – 1926 год. Вы пишите, что карандашом надпись «Фаберже» нанесена в 1927 году. А в инвентарном журнале музея «Синий стеклянный шар» записан 1928 годом.
Итого, четыре разные даты.
9. Я действительно подписал экспертное заключение по камнерезной группе «Ледовоз» собрания РНМ, но я никогда и не нигде не утверждал, что камнерезная группа "Ледовоз" из коллекции РНМ является "первой, авторской". Откуда это?
Я не знал, что руководство Минералогического музея еще в 2000 г. разрешило г-ну Иванову фотографировать камнерезную группу «Ледовоз» в деталях. Вообще работа посторонних в музейных фондах строго фиксируется в специальных журналах и если Музей разрешил фотографии «Ледовоза» в деталях, значит имел на это резоны.
10. Вам кажется странным, что в экспертном заключении нет ни слова о происхождении изделия, его нахождении в коллекциях, участии в выставках. Для меня тут нет ничего странного. История бытования - слабое место подавляющего числа экспертных заключений практически всех антикварных предметов, особенно ювелирных в советское время. Спросите любого антиквара.
11. На сайте РНМ весной 2004 года (когда конкретно?) возможно была какая-то статья за моей подписью, но я к ней не имею никакого отношения. Возможно это перепечатка интервью г-на Иванова нашему журналу из февральского номера «Антикварного Обозрения» (№ 1-2, 2004). Сам я на сайт РНМ никаких статей не посылал. Я утверждаю, что Агафон Фаберже никогда не дарил музею Ферсмана фрагменты последнего императорского яйца. Вы пишите, что «по словам Скурлова, еще в 1994 году в беседе с директором РНМ А.И.Ивановым Марианна Чистякова якобы утверждала, что это – фрагменты лампы». В ту пору, дескать, в инвентарной книге музея об этих фрагментах были другие записи, а на облаках не было надписи «Фаберже».
В моей статье в журнале «Антикварное Обозрение», № 3, август 2004 (с.36-37) указано, что «в 1994 году директор РНМ А.Н.Иванов получил от Марианны Борисовны Чистяковой совсем другие сведения. Тогда это были детали от лампы и записи об этих деталях в журнале регистрации были другими. Кроме того, в 1994 году на дне хрустального пьедестала (надо: облака – В.С.) не было никакой надписи «Фаберже» карандашом. Все это появилось значительно позднее". Я не присутствовал в 1994 году в Минералогическом музее при беседе Иванова с Чистяковой и излагаю сведения, полученные от Иванова.
12. Весь следующий абзац «Подлог с надписью «Фаберже» на дне пьедестала и обман с записями и инвентарной книге Минералогического музея (….…) пасхальном яйце, находящемся в данное время в одной из частных коллекций?!» - ГНЕВНО ВОПРОШАЛ СКУРЛОВ" – полностью придуман Вами.
Я ничего такого ни гневно, ни радостно не вопрошал.
13. «Вскоре заметка с сайта РНМ исчезла», пишите Вы. Увы, я так и не успел ее прочитать. Замечу, что в том же № 1-2, 2004 журнала «Антикварное Обозрение» (с.60) опубликовано интервью директора РНМ А.Н.Иванова (от 19.02.2004), где сказано:
«То, что рекламируется как яйцо «Созвездие Цесаревича» из коллекции Минералогического музея РАН является не более чем элементами совсем другого предмета 1910-1914 гг., что и зафиксировано в инвентарной книге музея записью от 1928 г., (....). Скорее всего, в Минералогическом музее детали (фрагменты, полуфабрикаты, заготовки) неосуществленной настольной лампы. Переговоры о приобретении двух вышеупомянутых яиц мы ведем с 1993 года".
14. При подготовке октябрьского 2004 года номера журнала «Антикварное Обозрение» редакция просила подготовить ответ Татьяну Мунтян и Марианну Чистякову, на мою статью из № 3, 2004, но редакция не получила ответа.
Первый раз слышу, что "в Минералогическом музее решали, подавать ли в суд на Скурлова или требовать опубликовать в «Антикварном Обозрении» свой ответ «Чемберлену». Не надо ничего требовать от журнала. Это я просил уважаемых коллег дать свою статью. Научные споры в судах не решаются. Это было в средние века, суд над Коперником. Правда, в этом году меня грозил привлечь в суду «Фонд Связь Времен» за научную статью по поводу пасхального яйца «Весенние цветы», но повестки в суд я так и не дождался. Встретился бы в суде без отвращения…
Сравнение с Чемберленом не совсем удачно. Чемберлен предъявил Советской власти ультиматум. Я никаких ультиматумов Минералогическому музею не предъявлял. Идея моей статьи направлена на выяснение обстоятельств появления фрагментов яйца «Царевич» в Минералогическом музее.
В своей статье по поводу «яйца-шара» (Антикварное Обозрение, № 3, 2004, с.37) я сделал ВЫВОД: НЕ ВХОДЯ В РАССУЖДЕНИЕ О ПОДЛИННОСТИ (выделено нами – В.С.) стеклянного шара и каменного облака из коллекции Минералогического музея, обратим внимание на зыбкость архивно-исторического обоснования появления этих предметов и претензий на введение в научный оборот в качестве 52-го императорского пасхального яйца».
15. Ваш текст: «Весной этого года "Созвездие цесаревича" РНМ выставил в Археологическом музее вместе с запиской Ферсмана, "подтверждающей" его подлинность. Только письмо это, вопреки ПРЕЖНИМ РАССКАЗАМ (выделено нами – В.С.) Скурлова и Иванова", датировано не 1922, а 1926 годом». Я категорически протестую против каких-то моих «прежних рассказов». «Рассказы Иванова» пусть комментирует сам Александр Николаевич.
Что касается письма академика А.Е.Ферсмана Агафону Фаберже от 19 марта1926 года, то оно было впервые опубликовано в журнале «Антикварное Обозрение» № 4, октябрь 2004. В этом письме речь идет не об яйце, а о ЧАСАХ ИЗ СИНЕГО СТЕКЛА С ГРАВИРОВАННЫМ ЛЬВОМ И ЗОЛОТЫМ ЦИФЕРБЛАТОМ. Часы эти, о которых Агафон Фаберже особенно беспокоился, и коллекция бриллиантов, переданы в Фондовый отдел, как предметы роскоши. "На специальное мое письмо к ним, продолжает академик Ферсман, получен ответ, что все уже обезличено в настоящий момент". Копия письма академика Ферсмана в адрес Агафона Фаберже была предоставлена редакции Русским Национальным Музеем.
16. Я не был на выставке в Археологическом музее в Москве и не видел «экспертного заключения» с моей фамилией. Экспертные заключения я пишу на собственном фирменном бланке и скрепляю подписью и печатью. Вместе с Татьяной Фаберже и Александром Ивановым я написал в № 3, ноябрь 2002, журнал «Антикварное Обозрение» НАУЧНУЮ СТАТЬЮ по поводу факта появления в научном обороте пасхального яйца бывшего императора Николая II. Предмет мы изучали около двух лет.
17. Николай II никогда не заказывал пасхальных яиц заранее, в том числе и весной 1916 года. Царь не знал сюжета очередного яйца. «Ваше Величество будет довольно», - говорил Фаберже в течение года перед Пасхой. Фаберже сам придумывал, изготовлял и предлагал пасхальные яйца к продаже. Если императору не нравилось, он вправе был не приобретать. В 1904 и 1905 гг. в связи с русско-японской войной, не желая обременять личный бюджет императора, Карл Фаберже вообще не предлагал царю пасхальных яиц.
18. Вы пишите, что приобрести яйцо бывший император не мог, потому что находился под строгим караулом и единственным человеком, который посещал Александровский дворец, был Керенский. Исторические источники свидетельствуют, что, помимо Керенского, бывшего императора посещали разные лица. Я изучил массу мемуаров. Например, его посещала великая княгиня Ольга Константиновна. Посетители могли показать бывшему царю само деревянное яйцо, фотографию или рисунок яиц 1917 года и царь мог приказать произвести их оплату. Кроме того, и ранее неоднократно бывали случаи, когда царь, не осмотрев яйцо, приказывал отослать его матери или жене. Так было в 1916 году, когда император находился в Ставке, в яйцо вручал от его имени Фаберже в Петрограде, а фельдегерь вручал другое яйцо в Киеве императрице-матери. Николай II безоговорочно доверял Фаберже.
19. Ваша ссылка на Г.А.Боровика, который встречался с Керенским и ничего не услышал от старца о пасхальных яйцах, а также ссылка на отсутствие в мемуарах Керенского упоминания о Пасхе 1917 года – не убедительна. Разве Генрих Боровик спрашивал Керенского о пасхальных яйцах Фаберже? Если да, тогда что ответил Керенский? Керенский писал о судьбах России. Что ему какие-то личные подарки бывшего царя своей жене и матери.
20. Вы просмотрели дневниковые записи императора (за 1917 год?) и не нашли упоминания о пасхальном яйце. Посмотрите дневниковые записи о пасхальных днях за предыдущие 20 лет. Я проделал это. Записей о пасхальных яйцах от Фаберже практически нет. Тогда что же существует в коллекциях и музеях?
21. Вы пишите, что нет никаких доказательств, что яйцо приобрел Николай II Единственный документ, который мы рассматривали, является оплаченный счет фирмы Фаберже. Подобные оплаты счетов Фаберже и других ювелиров членами б. императорской семьи проходили до декабря 1917 года и позже, когда царская семья была уже в Тобольске. Есть соответствующие документы в Российском государственном историческом архиве.
22. Счет всегда выставлялся за переданное изделие, обычно в течение месяца. 25 апреля 1917 года произошла ОПЛАТА счета Фаберже.
23. Кирилл Владимирович, б. великий князь перешел Финский залив по льду в беременной женой на руках весной 1917 г. Вы пишите, что он с комфортом отбыл в свое имение в Финляндии летом 1917 года.
24. Дом ученых разместился в бывшем дворце Владимира Александровича в начале 1919 года. Следы деревянного яйца встречаются в документах Румянцевского музея в ноябре 1926 г.
25. Почему Вы все время пишите: «согласно упомянутому экспертному заключению», «по мнению экспертов», «эксперты убеждены», «эксперты уверяют», «эксперты попытались понять».
Я - «внештатный эксперт по оценке художественных ценностей», но г-жа Татьяна Фаберже не является экспертом и писали мы с ней научную статью, где есть место научным гипотезам. Когда мы изучали деревянное яйцо в 2000-2001 гг., я еще не был экспертом Министерства культуры. Я никогда не писал, что УБЕЖДЕН, что яйцо «деревянное, внутри которого механический слоник» из дворца Владимира Александровича, является яйцом императорским пасхальным 1917 года. Мы не видели фотографии того яйца, нет его описания, указания веса и т.п.
Но это единственное упоминание о деревянном яйце, со слоником внутри.
26. Когда я рассказывал Вам в 1999 г. о яйце 1892 года, то я говорил о сюрпризе – Слонике с эмалевой фигуркой погонщика, но никак не о МЕХАНИЧЕСКОМ слонике.
27. Я не думаю, что Фаберже мог сделать для великой княгини Марии Павловны деревянное яйцо со Слоником, точно такое же, как для императрицы Марии Федоровны. Не ходят первые дамы государства в одинаковых платьях и украшениях. Кроме того, мне неизвестно ни одно пасхальное яйце для Марии Павловны от Фаберже, ни от любого другого ювелира. Я изучил архивы Марии Павловны и Владимира Александровича.
28. Описания одних и тех же пасхальных яиц настолько различны в разных источниках, что не всегда можно догадаться, что речь идет об одинаковых предметах. "Золотая накладка" и "золотая оправа" деревянного яйца - это одно и то же.
29. Также как и в яйце «Сосновая шишка» и в «Транссибирском экспрессе», в яйце карельской березы из собрания РНМ имеется специальное отверстие для ключика. Вы пишите, что там такого отверстия нет. Вы держали яйцо в руках и не заметили?
30. Есть архивные свидетельства, что Котлер выезжал за границу в 1926 и 1927 гг. В 1929 году он был осужден на пять лет. Неизвестно, сколько отсидел в тюрьме, но в 1935 году, акад. А.Е.Ферсман пишет, что Котлер проживает в Чехословакии. Умер там же в 1953 году. Котлер мог вывезти яйцо в Чехословакию при возвращении на родину в 1930-х годах, как сувенир (без Слоника), но вполне мог продавать деревянное яйцо, всю ценность которого составлял именно серебряный Слоник с восемью большими бриллиантами и 667 бриллиантами огранки «роза». Котлер был специалист по бриллиантам.
31. Неизвестно, почему в 1927 году 24 пасхальных яйца были возвращены в Оружейную палату. Полагаю, это связано с ликвидацией Московского Ювелирного Товарищества и реорганизацией Госторга, а вовсе не затовариванием Запада российским антиквариатом. Осенью 1927 года прошли первые успешные зарубежные продажи российских драгоценностей. Кроме того, и в период 1922-1927 гг. были продано не менее 16 изъятых в 1922 году императорских пасхальных яиц.
32. Не могу понять, о какой "проверке, проведенной Департаментом по охране культурных ценностей Министерства культуры и современным Гохраном, подтвердившей законность перемещения деревянного пасхального яйца Фаберже за пределы СССР и современной России» идет речь? Перечитайте еще раз.
Владелец яйца обратился в Министерство культуры и Гохран с просьбой проверить, не числится ли «яйцо пасхальное из карельской березы» в розыске, не похищено ли оно из государственных хранилищ или музеев. На что получен отрицательный ответ.
33. Если изучить все счета Фаберже с 1885 по 1917 годы, можно однозначно заметить, что за 32 года шло постоянно более подробное описание императорских пасхальных яиц. Если первые пасхальные яйца действительно описаны "телеграфным стилем", то яйца 1911 и 1913 года описаны более чем подробно.
34. Вас удивляет цена «примитивного», как Вы пишите, деревянного яйца 1917 года - 12 500 руб. А меня не удивляет. Цены 1917 года отличались от цен благополучного 1911 года в разы. Директор Московского отделения фирмы Фаберже до войны получал 250 - 400 руб. в месяц, а при Керенском - 1000 руб. Высокая стоимость яйца на 95 % обусловлена ценою бриллиантов. 8 бриллиантов по 2 карата каждый дают в ценах 1913 года – 2 400 руб., цена 667 "роз" - 400 руб. В сумме – 2 800 руб. Казенная цена золота в 1916 году повысилась в 1,45 раза, спекулятивная в 2-3 раз, на бриллианты в 3 раза. Итого, только себестоимость бриллиантов 8 400 руб. Плюс процент прибыли, цена золота и работы и т. д. Цена 12 500 руб. вполне соответствует расчетам.
35. Вы пишите, что Карл Фаберже не расплатился в с Вигстремом, «зажилил денежки». Прочитайте еще раз счет: «Получен в уплату чек на 12 840 руб. за № 706 6032». (Кстати, у Вас постоянно путаница с цифрами, по номеру счета и цене). Получен чек – это не значит, что получены деньги. Чек еще надо предъявить к оплате. Евгений Фаберже совершенно прав - реальных денег фирма так и не получила, а просто чек – красивая бумага.

Я полагаю, Вы не будете публиковать мое письмо. Читатели увидят всю небрежность Вашей работы. Возможно, у Вас есть какие-то аргументы в запасе. Выслушаю их. Оставляю за собой право публиковать мой ответ везде, где найду возможным.

Валентин СКУРЛОВ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий