четверг, 7 мая 2009 г.

"Фаберже и его продолжатели" - отзыв Владислава Толмацкого.

Издание «К. Фаберже и его продолжатели», посвящённое истории создания мастерами этой ювелирной фирмы известной серии жанровых камнерезных фигурок, а также более поздним их аналогам, обладает достаточно сложной структурой. Прежде всего это исследование коллективное, где хватает места и спорам (благо тема такова), и высказываниям «по делу», напрочь лишённым какого-либо дискуссионного заряда. Здесь мы найдём массу не публиковавшегося ранее материала – а потому книга эта имеет бесспорно значимый научный вес. Особо отмечаем колоссальный иллюстративный объём – и старые архивные фотографии, и современный видеоряд. Мастера, их вещи, отзывы современников о них (а это, на мой взгляд, исключительно важно: прижизненная, сопутствующая творческому пути мастера оценка его труда), взгляд нынешних специалистов на существо вопроса... Тут есть о чём поговорить подробно, но сейчас – отдельные, самые общие впечатления несколько субъективного свойства.
Выделим в первую очередь широту охвата и добротность проделанной работы. Тема пропахана так основательно, что вряд ли в скором будущем появится резон предпринять нечто подобное. Это и есть, думается, самый верный, хоть и весьма трудоёмкий подход к решению проблемы, - закрыть её столь капитальным исследованием напрочь. Впервые тут сведено под один переплёт практически всё, что касается «фаберовского» каменного лубка: прообразы его в русском фарфоре и деревянной игрушке, а заодно – в жанровой печатной графике и фотографии (очень, заметим, щедрый источник); представление авторов моделей (скульпторов) и мастеров-ювелиров, воплощавших их замысел в цветном камне; бытование этих вещей на мировом антикварном рынке.
Заслуживает отдельного разговора и ещё одна ёмкая сюжетная линия - искусство мелкой пластики в отечественном ювелирном деле. Она является необходимым и весьма существенным дополнением к основной теме. Да и можно ли промолчать или обойтись несколькими малозначащи-ми фразами, когда у этих замечательных каменных фигурок обнаруживаются всё новые и новые аналогии с жанровыми вещами русских мастеров второй половины XIX века! Сравним хотя бы двух «Танцующих мужиков» - того, что был изготовлен камнерезами Фаберже в 1910 г. (стр. 57), и более раннюю, сюжетно близкую ему серебряную статуэтку (стр. 210), проходившую на аукционе Кристи в конце 1997 г. Несомненное сходство здесь налицо, пусть и сугубо внешнее. Но ведь так в искусстве бывает часто: выбирает крупный мастер в качестве первоосновы композицию чем-то заинтересовавшей его посредственной, иной раз откровенно ремесленной работы, переосмысливает её на свой лад и в итоге создаёт бесспорно оригинальную художественную вещь. Так, к примеру, поступил когда-то А. Дюрер при создании своей знаменитой серии ксилографий «Большие страсти». Но, впрочем, имеются в этой книге и другие варианты для сравнения – не менее занимательные.
Попутно в ходе чтения возникают и иные мысли, - более обобщающе-го свойства. Главная из них – о качественной стороне русского ювелирного дела в целом. Ведь всё, как нас учили, познаётся в сравнении. Только так ведь и можно определить, кто чего стоит. И тут, признаемся, отрыв фирмы Фаберже (особенно петербургского её отделения), с её удивительным чувством материала и художественной формы, от конкурировавших с нею российских производств был очень значителен. Мы найдём у них много ремесла, технических изысков, усердия (что само по себе, конечно же, исключительно важно), но вот творчества настоящего, по-хорошему дерзкого - обнаружится маловато. Да, следует сегодня признать откровенно: повезло России с «Фабером». Великий мастер, он и величие своё, надо думать, хорошо осознавал и держал себя соответственно. Практически никакой рекламы (или совсем близко к тому), никаких вообще высказываний в адрес конкурентов, никакой коммерческой суеты, при всей внешней открытости - предельная корректность и твёрдая субординация в деловых отношениях. «Ты царь – живи один».
Бывали при этом у искусства Фаберже и критики, - и это тоже, наверное, можно объяснить. Так, в советские времена ему постоянно вменялась в вину чрезмерная элитарность художественного языка, чуждая и даже глубоко враждебная новой пролетарской культуре... Многое здесь с тех пор изменилось – но, оказывается, отнюдь не всё. К бесспорно выигрышным качествам этой книги нужно отнести возможность высказаться по данному вопросу нынешним оппонентам Фаберже. Одна из самых активных персон здесь – М. Н. Лопато, ведущий специалист Гос. Эрмитажа, организатор десятков выставок ювелирного искусства (в том числе и «фаберовских») в стенах этого музея. Ещё к 1983 г. относится её характеристика жанровых фигурок Фаберже как «дань откровенному натурализму, причём подчищенному, отшлифованному, блистающему бриллиантами. По своей сути, - читаем далее, - они созвучны произведениям поздних академистов…» (стр. 25). Русский лубок, в традициях которого исполнены эти вещи, с его острой, условно решённой, гротесковой формой, - натуралистичен? И в чём же тут сумел проявить себя академизм? А вот одно из относительно недавних высказываний Марины Николаевны на ту же тему: Фаберже – не более чем «кич и дурновкусие»... Дискутировать здесь, однако, не хочется. Да и, признаться, не каждый день можно встретить специалиста, столь энергично хулящего своё дело. Но в любом случае – для читателя и этот материал будет в чём-то полезен.
Исследование получилось очень объёмным, и без отдельных замечаний тут не обойтись. Прежде всего это вопросы атрибуции камнерезной пластики. Ещё не всё здесь улажено, а некоторые вещи (например, фигурка матроса) просто требуют более тщательного обследования. Не совсем убедительным выглядит включение в основной текст материалов о резчиках, чьи работы далеки от заданной тематики (Я. П. Серяков, С. И. Иванов). Блок материалов, посвящённых современным мастерам, безусловно интересен, однако логичнее было бы выпустить его отдельным томом. Но это, впрочем, не столько замечание, как пожелание на будущее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий