пятница, 7 мая 2010 г.

Коллекционнеры, аукционы, выставки 1918-1945

подарки от учреждений, полков и фирм заказывались в доме Фаберже.
Круг тех, кто покровительствовал фирме, давал и получал подарки, изготовленные Фаберже, может быть закончен подарком, преподнесенным в день коронации императрицы Александре (Федоровне) купцами Нижнего Новгорода. Эта знаменитая корзиночка с ландышами, которую императрица всегда держала на своем письменном столе и которая сейчас находится в коллекции Матильды Геддингс Грей в Новом Орлеане.
  Коллекционеры, аукционы, выставки: 1918-1945.
После революции в октябре 1917 г. в Петрограде (бывш. Санкт-Петербурге) был сформирован «Комитет работников компании К. Фаберже». Он управлял фирмой до ноября 1918 г., когда Фаберже эмигрировал с помощью Британского посольства. После его отъезда фирма прекратила свое существование (Лондонский филиал официально закрылся в 1915 г., хотя как мы знаем, продажа изделий продолжалась до января 1917г.).
Это был конец эпохи, отмеченный Мировой войной, русской революцией, падением королей и империй. Исторические и социальные перевороты изменили отношение к предметам роскоши, созданной Фаберже. Все больше популярными стали простота и геометрические стили – модным стал стиль Арт-Деко – и некогда модные вещи Фаберже перестали быть модными.
Примером того, как затухала мода на изделия Фаберже, служит опыт сына г-на Лаклоша, который приобрёл около 200 изделий в Лондонском магазине Фаберже. Он писал, что фирме было очень трудно сбыть эти вещи в Лондоне и в Париже, последнее изделие было продано в 1923 г.
Рис.:
Князь Владимир 20 Berkerly Street
Голицын Piccadily
Телефон № Mayfair London W.
  8486 6 сентября 1934 г.
Works of Art
(произведения искусства)
Ее Величество
  Королеве
Портсигар, золото и эмаль с миниатюрой «Петр Великий» работы Зуева (подписано и датировано 1913 г.), работа Т. Вигстрема, алмазная защелка.
  Цена 176 фунтов
  (сто семьдесят шесть фунтов)
  [подпись]
  Прошу выслать квитанцию
  сэру Гарри ---------
  Букингемский Дворец
  12.9.34. г.
Документ о покупке портсигара Фаберже королевой Марией у князя Владимира Голицына (1934 г.), который эмигрировал в Англию. Портсигар все еще находится в королевской коллекции.

К тому времени на запад прибывали тысячи эмигрантов. Чтобы выжить, им приходилось продавать драгоценности, включая вещи Фаберже, которые им удалось вывести из России. Рынок искусства был наводнен предметами, которые были старомодными. Их покупали, оплачивая лишь вес драгоценного металла, который пускали в переплавку, или ради драгоценных камней, которые вставлялись в новые оправы. Этот период был особенно губительным для вещей Фаберже, так как многие уникальные предметы были размонтированы и бесценные образцы мастерства безвозвратно погибали.
Из записей Леона Гринберга, служащего A Za Vielle Russie в Париже, мы знаем, что еще 1920 г. на рынке появилось большое количество пасхальных яиц Фаберже. Их предлагал ювелир Морган (Париж, рю де ля Пэ). Так как, согласно французским правилам пробирования, они не могли быть экспонированы, Гринберг сначала не решался купить их. Эта сказочная группа яиц включала в себя: 1)Куриное яйцо 2)яйцо «сосновая шишка» 3)яйцо «Раковина» 4)яйцо «Бонбоньерка», 5)яйцо «яблоневый цвет» 6)яйцо «Шатетеклер» - все они в результате были куплены Гринбергом «чохом» за 40.000 франков (3.000 долларов)!
Интересно, что только через два года после смерти царя был поднят вопрос об источнике поступления этих яиц. Гринберг пишет в своем дневнике: «Сам Морган не знал, кому первоначально принадлежали эти пасхальные яйца. Судя по чрезвычайной щедрости использования материала, можно было предположить, что это царские подарки. Мы думаем, что это были подарки, сделанные Великим князем Алексеем Александровичем? балерине г-же Балета». Это исправно карандашом: «Александр Фаберже [третий сын Карла] сказал, что эти яйца изготовлены для очень богатого промышленника в качестве подарков для его жены Барбары. Яйца такого великолепия [богатства] делались только для Кельха или для Двора».
На то, чтобы продать остальные шесть пасхальные яиц ушло несколько лет. – только в 1928 г. их купил американский коллекционер, заплатив за всю группу 200.000 франков (7.800 долларов).
Эта цифра указывала на депрессию рынка и ограниченный интерес к предметам Фаберже в это время. Например, яйцо Мальбооро было подарено бывшей герцогиней Мальборо, затем г-же Жак Базак, затем на благотворительный базар в Париже, где оно было продано в 1927 г.
Чтобы проиллюстрировать состояние рынка Фаберже, интересно привести перепечатку части статьи, опубликованной в Газете «The world-[Уорлд-мир] от 2 августа 1925 г. под заголовком «Сокровища из-под тайных сводов перетекают в Америку».
«В конце года поток (драгоценностей) увеличился до огромных размеров. В первые 5 месяцев 1919 г. импорт драгоценных камней из Лондона только в Америку достиг 75.000.000 долларов.
Американские покупатели ездили за границу закупать драгоценности поверженных монархов. Недоступные до сих пор сокровища продавались с публичных аукционов. Сундуки старого мира были раскрыты.
Первым представлением иностранных покупателей было то, что Россия страна неисчислимых сокровищ. Точно определить стоимость этих сокровищ не мог никто, даже сами русские; как оказалось впоследствии. Кроме царских сокровищ, в России были неисчислимые резервы в ларцах знатных семейств. Коллекционеры и скупщики с нетерпением и некоторой неловкостью ожидали появления этих сокровищ.
Рис. [к стр. 44 оригинала]
Письменные принадлежности: (По часовой стрелке ,слева) нефритовый нож-листорез, круглая лупа, квадратная лупа, бовенитовая закладка с лилией, закладка из горного хрусталя, нож-листорез и лупа.
Вскоре сокровища появились. голодающие дворяне продавали жемчуг, чтобы покупать хлеб, давали алмазы в качестве взяток для того, чтобы спастись бегством, платили изумрудами за свою жизнь. Потоки украшений начали поступать окольными путями на рынки драгоценных камней, американский рынок был самым большим. Они появлялись на Нью-Йоркском рынке самым необъяснимым образом. Время от времени их отлавливала таможня; но они украшали пальчики американских дам, хотя их владельцы никогда не подозревали ничего об их происхождении.
Несомненно, многие украшения из частных домов России часто неправильно считались царскими сокровищами. Сообщения были частыми и настойчивыми, однако, советское правительство предлагало массы камней – царских и нецарских, чтобы поднять фонды для своих нужд. Говорили, что на финансирование войны с Польшей было уплачено 2.000.000 рублей. Украшения и другие произведения искусства, которые, согласно слухам, считались собственностью Романовых, регулярно поступали на Лондонские аукционы. Эта регулярность даже не возбуждала любопытства и цены были нормальные. Великий князь Борис продал в Париже алмазы и изумруды на сумму 4.000.000 франков, говорили, что князь Юсупов в это же время заложил Гуго Штиннесу в Берлине драгоценности как бы принадлежавшие Романовым за 60 % их цены».
В то время как эта статья дает представление о размахе ювелирных рынках в США и Западной Европе, но не отвечает на вопрос, что случилось с коллекционерами произведений искусства в Советском Союзе после революции? Редкий отчет производится в работе «Сокровища Искусств в Советской России», написанной сэром Мартином Конвеем, который посетил Россию летом, 1924 г.
«Большевистская теория относительно того, что крупные землевладельцы России не имеют права на землю, и поэтому все их имущество считается также незаконно приобретенным и следовательно должно было считаться общественной собственностью. В Москве меня привели в комнату, в которой я увидел 26.000 изделий из серебра (посудной группы), серебро подлежало классифицированию – бесчисленные чашечки, кофейники и другие предметы домашнего обихода малой художественной ценности и неинтересные публике. Я заметил длинные ряды чашек [?] в виде ананасов, главным образом XVIII в. немецкого производства, множество пивных кружек, графинов, подсвечников, суповых мисок и всякой другой посуды.
Это было утомительное зрелище – все эти второ- и третьесортные предметы. Единственным заключением было выбрать один из двух путей выгодно избавиться от этой массы серебра: а)послать их в переплавку или б)снова пустить их в продажу простым лицам.
Не было никакого сомнения в том, что много украшений, принадлежавших частным лицам попало в руки государства».
В 1927 г. Советские стали неофициально продавать произведения искусства за валюту. Первый аукцион был 6 марта 1927 г. у Кристи в Лондоне «впечатляющее собрание великолепных украшений, главным образом XVIII в., которые составили часть государственных сокровищ России». За этим последовали другие аукционы Лепке в Берлине, где продавались в ноябре 1928 г.». Произведения искусства из музеев и Дворцов Ленинграда». Но уже немодные в то время изделия Фаберже – не были включены в объекты продажи на аукционах. Вещи Фаберже чаще всего поступали непосредственно из Москвы и Ленинград через посредников или торговцев предметов искусства таких как д-р Арманд Хаммер, Александр Шэффер, Эммануэль Сноумэн, которые начали собирать изделия Фаберже для последующей продажи. Д-р Хаммер приобрел 15 царских пасхальных яиц в 1920-х годах, а позднее выставил их на продажу в США. В [?книге] «Пасхальные яйца Фаберже» он пишет: «Где бы ни проводился аукцион, яйца Фаберже были великим притягательным центром, даже несмотря на то, что в разгаре депрессии их было трудно продать».
Одной из самых ревностных собирательниц была королева Мария, жена английского короля Георга V, она продолжала пополнять коллекцию изделий Фаберже, начатую Королем Эдуардом VII и королевой Александрой. Русская эмиграция хорошо знала королеву Марию как собирательницу их сокровищ. Она покровительствовала фирме Вартски, владельцем которой был Эммануэль Сноумен, он был одним из первых, кто купил большое количество ювелирных изделий в Советском Союзе. В инвентарных книгах фирмы. Вартски аз 1920-к годы, страница за страницей перечисляет многочисленные статуэтки животных из камней твердых пород по цене от 1 до 5 фунтов. В 1927 г. 26 ноября королева Мария купила миниатюрный рояль из нефрита за 75 фунтов стерлингов (363 долл.); 12 октября 1929 г. она приобрела яйцо с колоннадой за 500 фунтов (2.425 долл.). Эти предметы все еще в королевской коллекции.
Возрождение рынка Фаберже и начало современного собирательства этих драгоценных вещей датируется 1933 г. В США была д-ром Хаммером организована серия выставок русского искусства, и они привлекли внимания прессы и публики. Это ему принадлежала оригинальная идея продавать произведения Фаберже и произведения русского искусства через универмаги. Позднее его брат Виктор открыл в Нью-Йорке Галерею Хаммера.
2 января 1933 «Нью-Йорк Таймс» привела следующий рассказ:
Выставка царских сокровищ на этой неделе. Подарочные пасхальные яйца, усыпанные драгоценными камнями, среди вещей, купленных д-ром Хаммером в России.
«Воспоминания о великолепии, которое окружало царскую семью до того как он и его семья были убиты в июле 1918 г., будут воскрешены завтра на Пятой авеню, когда «Лорд и Тейлор» выставили коллекцию украшений и других драгоценных предметов из русских дворцов, на сумму 1.000.000 долларов.
Эти коллекции, собранные д-ром Армандом Хаммером, который купил вещи на выгоды от концессий с правительством Советского Союза, включая монополию на простые карандаши и канцелярские принадлежности в России, будут и сказаны завтра на предварительном просмотре, вход туда будет только по приглашениям. В среду выставка будет открыта для публики и будет работать три недели. Главная часть коллекции, иллюстрирующая пышность царского двора, это два пасхальных яйца. Одно было подарком царя для царицы в пасхальное утро 1912 г. Оно изготовлено из ляпис-лазури, обильно украшено золотом. Внутри яйца, открывающееся как футляр, находится русской двуглавый орёл из крупных алмазов. Второе яйцо из золота с эмалью было подарено Николаем II матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне в 1895 г. Яйцо является футляром для десяти пластинок из перламутра, на которых изображены ее восемь дворцов, включая замок в Дании, в котором она жила в молодости, а также две ее яхты.
Выставки, организованные д-ром Хаммером и другими лицами положили начало коллекционированию изделий Фаберже в США. В 1930-х годах ведущими коллекционерами вещей Фаберже, включая царские пасхальные яйца, были: г-жа Марджори Мерриуэзер Пост (теперь коллекция в Хиллвуде, ее бывшем доме в Вашингтоне, округ Колумбия), г-жа Лиллиан Томас Пратт (теперь коллекция в Виргинском музее изящных искусств в Ричмонде), г-жа Матильда Геддингс Грей (теперь коллекция в фонде Грей, предоставленная для экспонирования в Музей Нового Орлеана), г-жа Индия Эрли Миншалл (теперь коллекция в Кливлендском музее искусств).
Рис. Царский подарочный поднос работы Вигстрёма: нефрит, двухцветное золото, землянично-красная эмаль, алмазы. На ручках – увеличенные коронами монограммы царя Николая II и царицы Александры Федоровны.
Г-жа Грей начала собирать произведения Фаберже после посещения выставки д-ра Хаммера на Чикагской Всемирной выставке в 1934 г. Со временем она стала обладательницей трех царских пасхальных яиц прославленной корзинки с ландышами, принадлежавшей императрице Александре Федоровне.
Творческий гений Фаберже, стал известен не только американской, но и европейской публике. Этот процесс возрождения славы Фаберже начал развиваться с середины 1930-х годов. В 1934 г. управляющий Лондонского магазина фирмы Фаберже Г.Ч. Бейнбридж опубликовал в журнале «Connoisseur» серию статей «Царские пасхальные подарки, творчество Карла Фаберже. Во вступлении к первой статье было сказано: «Недавно возник интерес после появления на аукционе первого из серии пасхальных яиц, изготовленных Карлом Фаберже для последней семьи русских царей. На аукционе Кристи 15 марта 1934 г. продавалось 87 вещей Фаберже и среди них два царских пасхальных яйца «Первое пасхальное яйцо и яйцо «Воскресение», соответственно за 85 фунтов (435 долл.) и 110 фунтов (550 долл.).
В 1935 г. большое внимание привлекла Лондонское выставка русского искусства на Белгрейв Сквер. В отличии от американских выставок, на которых были недавно приобретены у советского правительства, лондонская выставка показала вещи, принадлежавшие королевской семье и вещи, приобретенные коллекционерами до 1917 г., включая предметы мадмуазель Изнаги дель Валь, леди Зиа Уэркер, леди Джульетт Дафф. На выставке было показано более 150 вещей Фаберже, включая пять царских пасхальных яиц.
В 1930-1940-х гг. появилось несколько довольно больших коллекций: сэра Бэригарда Экштейна, г-на Гордона-Буа и египетскому фараону Фаруку. Сэр Уильям Сидс, который был британским послом в Москве, купил знаменитую коллекцию из11 фигурок, составленных из разноцветных камней твердых пород в 1941 г..

  Современное собирательство.
 Рис. Чарка, позолоченное серебро, эмаль: черная, оливково-зеленая, синяя, голубая, белая, желтая, розовая и бежевая. Славянский отель, сохранился оригинальный фирменный ярлычок.
После окончания II мировой войны началась новая эра коллекционирования. Советские перестали продавать произведения искусства, поэтому коллекционеры довольствовались тем, что уже было в западной Европе. Учитывая то, что большое количество изделий уже попало в коллекции, тресты, фонды, главным образом, американские, рынок изделий Фаберже стал чрезвычайно случайным.
Новые коллекционеры старались перехватить вещи у крупных коллекционеров. Появились пределы. В 1947 г. была распродана коллекция Экштейна, в которую входило яйцо «Зима» коллекция фараона Фарука в 1954 г. содержала 65 вещей, а в 1959 около 150 произведений Фаберже, коллекция сэра Чарльза Додда. Одним из лучших коллекционеров был швейцарец Морис Сандоз, у которого были пасхальные яйца: «Апельсиновое дерево», «Павлин», «Яйцо» и Юсуповское яйцо. Эта коллекция была частично рассеяна до и после смерти владельца.
В 1960-е года цены и вещи Фаберже подскочили. Отдельные вещи продавались первоначальными покупателями или их наследниками. Например, на аукционе 1961 г. продавалось яйцо с Георгиевским крестом. Когда оно было продано на аукционе Сотбис князем Василием Романовым, сыном Великой Княгини Ксении, которая унаследовала от его матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, оно принесло ему 11.000 фунтов стерлингов (30.000 долл).
Другим собирателем произведений Фаберже был корабельный магнат Лансделл Кристи из Лонг-Айленда. Его коллекция включала: пасхальные яйца «Шантеклер», «Весенние цветы», «Куриное яйцо – Кельх», некоторое время коллекция экспонировалась в Метрополитен-музее, Нью-Йорк. В 1966 г. эта прекрасная коллекция была продана.
Рис. Шифр царицы Александры Федоровны под таблитчатым алмазом в обрамлении золотой чеканной пальметки, верхушка пасхального «яйца на 15 годовщину».
Малькольм С. Форбс начал коллекционировать изделия Фаберже для коллекции Forbes Magazine, он воспользовался случаем, чтобы купить значительные экспонаты коллекции Кристи. К этому ядру он постоянно добавлял новые вещи и собрал сокровищницу из более чем 200 изделий, сейчас это одна из самых лучших в мире коллекций изделий Фаберже. Значительно более скромная коллекция покойного Бинга Кросби, который сейчас владеет его вдова, известна своим элегантным театральным биноклем и прекрасными изделиями из резного нефрита.
Кроме того, следует сказать о коллекциях Роберта Штрауса и Джосиан Вульф, проданных на аукционе Кристи, соответственно в 1976 и 1980/81 г.
В то время как Штраус продал много цветочных композиций Фаберже, аукцион с коллекцией Вулф памятен камнерезными фигурками из камней твердых пород и их высокими ценами. За статуэтку, изображающую сидящего на скамейке русского крестьянина, играющего на балалайке и первоначально принадлежавшую сэру Уильяму Сидсу было выплачено 410.000 швейцарских франков (235.000 долл.).
Возрастающий интерес к произведения Фаберже был недавно продемонстрирован популярностью выставки Фаберже в Музее Виктории и Альберта в 1977. Большинство показанных экспонатов – собственность английской королевы, одной из самых больших в мире частных коллекций произведений Фаберже. Часть этой коллекции была вновь показана в 1983 г. в Нью-Йоркском музее Купер-Хьюитт, и она также привлекла внимание широкой публики. Публичные выставки изделий Фаберже – явление резкое и это еще более усиливает их очарование.
Следует сказать, что коллекционированные изделия Фаберже чаще всего – частное дело. Музеи редко бывают заинтересованы в покупках подобных изделий. Из-за суровости налогового законодательства, а также по причинам безопасности и из-за страховочных проблем приобретения изделий Фаберже, как правило, производятся без особого шума, если не в обстановке секретности. Хотя ежегодно на публичных аукционах также продаются изделия. Фаберже, обычно весьма трудно узнать настоящих покупателей, ибо они перепоручают это дело своим представителям. В результате этой секретности мы можем лишь верить слухам, что Королева все еще покупает изделия для коллекции Фаберже, что Ага Хан покупает фигурки из камней твердых пород. Таких коллекционеров как Малькольм Форбс очень немного: они предпочитают открыть свои коллекции дел всеобщего обозрения.
Из-за возрастания интереса к изделиям Фаберже появилось большое количество анонимных коллекционеров, которые создали довольно внушительные коллекции. Они имеют тенденцию специализироваться на коллекционировании предметов по одной из следующих категорий:
-Утилитарные предметы:
серебряные изделия или изделия в серебряной оправе: столовые приборы, тарелки, графины, вазы, украшения или вазы для центра стола.
-Изделия с эмалью: разноцветные эмали, а также эмали по гильошированному(?) металлу – различные рисунки особенно интересуют коллекционеров. Другие же восхищаются перегородчатыми эмалями из Московской мастерской» Федора Руккерта.
-предметы из камней твердых пород. Примером служит коллекция короля Эдуарда VII и Королевы Александры – целый зверинец миниатюрных животных и твердых камней, этому примеру следует современные коллекционеры. Реже встречаются собиратели цветочных композиций, так как цветов меньше.
стр.50-51.
Рис. Серебряные и серебряные с позолотой столовые приборы. Набор включает 370 предметов, изготовлен Московским филиалом.
Указанный выше список тематики коллекций можно было бы продолжать, так как Фаберже производил чрезвычайно широкий и разнообразный ассортимент изделий. Это разнообразие в сочетании с ностальгическими чувствами по царскому великолепию делает коллекционирование произведений Фаберже таким притягательным. Однако, следует заметить, что наиболее интересными считаются те коллекции, в которые включают предметы из всех категорий (хотя бы по одному). Однако это становится все труднее, так как царские пасхальные яйца, по всей вероятности, уже не появятся на открытом рынке.

  Копии изделий Фаберже и подделки.

Стиль Фаберже был роскошным по содержанию. Этим и объясняется то, что за какую-нибудь маленькую безделушку с драгоценным клеймом фирмы, работавшей на царский и королевские дворы, платили большие деньги. Уже у 1900 г. репутация Фаберже была такой, что завистливые золотых дел мастера и ювелиры начали копировать его изделия, но никогда не достигали превосходного качества, характерного для изделий Фаберже. Среди современных ему имитаторов можно упомянуть таких художников и такие фирмы как: Тилландер, Болин, Ханн, Сумин и особенно Брицын. Кроме того, были и другие мене значительные фирмы и художники.
В течение 1920-х годов, когда не было явного интереса к изделиям Фаберже, проблема имитирования его изделий практически не существовала, хотя Картье продолжал работать в стиле Фаберже в Париже – украшения в виде цветов из камней твердых пород. В это время Евгений Фаберже основал в Париже фирму «Fabergé & Cie», но без большого успеха.
Интересно отметить, что в начале 1930-х годов, когда изделия Фаберже снова начали коллекционировать, Бейнбридж в 1934 г. в журнале «Connoisseur» посчитал себя обязанным написать в своей статье об «особенностях, которые смогут помочь коллекционерам подтвердить подлинность изделий Фаберже. Он также писал: «Растущий интерес к фирме Фаберже, которая прекратила свое существование, сделал идентификацию этих вещей делом большой важности».
Примерно в 1945 г. начали публиковаться работы о творчестве Фаберже. Иллюстрации из этих книг вдохновили изготовителей фальшивок. Копии делались непосредственно с фотографий, особенно фигурки из твердых камней – фигурки зверюшек.
Рост цен на изделия Фаберже в 1960-х и 1970-х годах также вдохновлял на подделку эмалей, включая копии царских пасхальных яиц, часто ужасающего качества, однако и они находили покупателей.
Помимо подделки клейм и подписей, у мастеров этого дела самой трудной оставалась проблема подделывания необыкновенного технического совершенства изделий Фаберже.
В наши дни нет таких гильошированных изделий с эмалью, чеканки, закрепки, которые могли бы соперничать с изделиями Фаберже, хотя для нетренированного взгляда они могут показаться похожими. Единственным способом отличить подделку от настоящей вещи – это изучение и сравнение мельчайших деталей – петель, рисунков гильошировки, закрепки камней. Кроме того, существует сложная система клейм и подписей.
Наконец, интересно почитать вступление Б. Бугера к книге о подделках, написанной почти 100 лет назад (Fälscher Runste, автор P. Eudel). С современной точки зрения, оно иллюстрирует классическую проблему рынка искусств:
«Искусство подделки всегда процветало, так как всегда собирались старинные произведения, и оно процветает… сейчас особенно, так как коллекционирование стало модно. Спрос такой большой, а предложение недостаточное; цены поднялись до такой высоты, что фабрикация подделок становится более выгодной, чем создание оригинальных работ. Умело заделывая повреждения, заменяя отсутствующие детали, добавляя надпись и т.п., можно увеличить цену в четыре, а то и в 10 раз. Но искусство так называемой реставрации предлагает работу со старой вещью. Однако преуспевающий имитатор не останавливается здесь: когда он переделывает, копирует, имитирует, он наконец становится «Художником-творцом».

Комментариев нет:

Отправить комментарий