пятница, 7 мая 2010 г.

Переписка Олега Агафоновича Фаберже с Гезой фон Габсбургом по поводу обвинений Агафона Карловича в подделке изделий Фаберже в Финляндии.

Подделки Фаберже
 (статья Гезы фон Габсбурга в каталоге выставки «Фаберже» в Мюнхене, 1986).

Подделки Фаберже впервые открыто обсуждались в 1979 году. Эксперты, торговцы и ученые благоразумно избегали эту спорную сферу. Однако в дидактическом изложении, как это пробую делать я, ее приходится затрагивать. Здесь обобщается и классифицируется имеющаяся на данный момент информация.
Фаберже следовал принятой тогда практике, когда нанимал рабочих, не имеющих постоянной работы, сбывал товар оптовых торговцев и фабрик и даже размещал заказы на объекты за границей. Но все, что он предлагал своим заказчикам, очевидно, было одобрено им, и поэтому по праву носит имя «Фаберже». Продававшиеся в его помещениях предметы обычно носили его марку, если для этого было достаточно места. Однако, есть исключения из этого правила, и клемма не следует переоценивать. Пробным камнем всех этих произведений является качество.
После смерти Карла Фаберже в 1920 году его сын Евгений основал в Париже вместе с Андреа Маркетти, экспертом по серебру и геммологом из Москвы, и Александром Фаберже фирму «Фаберже и Ко». Она специализировалась на ремонте, переработке и украшении работ Фаберже. Правнук Фаберже Игорь вспоминает, что он видел, как в этой мастерской монтировали objets d’art, в особенности цветы. Все эти изделия имеют одинаковое клеймо. Брат Игоря, Тео, также изготовлял изделия «Фаберже» для ювелира Ломбарда в Женеве. Некоторые были его собственными творениями и имеют клеймо «Т.Фаберже», выполненное кириллицей, другие просто «Фаберже». Одна группа изделий имеет клеймо «А. Фаберже» и традиционно приписывается брату Карла Фаберже Агафону (1862-1885 гг.). Они, очевидно, были созданы Агафоном младшим (1876-1952 гг.), который работал в Хельсинки и, видимо, изготавливал Email cloisonné и вставленные драгоценные камни. Хельсинки можно рассматривать также как место возникновения многих других животных из драгоценных камней, которые ошибочно считаются оригиналами.
Интересно, что Бэйнбридж еще в 1934 году выразил опасения о фальшивках в Лондоне. После этого он опубликовал «детали, которые могут помочь коллекционерам, убедиться в подлинности изделий Фаберже», «которые вызывают значительно больший интерес с тех пор, как дом Фаберже прекратил свое существование; вследствие этого идентификация становится важным вопросом». При этом его появившаяся в 1949 году книга с частью, где представлены нарисованные от руки клейма (стр. 144), также существенно способствовала подделкам.
С самого начала гнездом подделок Фаберже стал Париж. Два одаренных ремесленника, Сильвио Маручелли и некий Стиквель, изготавливали выдающиеся имитации. И пользующийся дурной славой фальсификатор Кёнинсберг изготовил множество цветов «Фаберже», которые украшают многие американские коллекции.
Так как Картье с 1904 года с помощью некоторых фирм, занимавшихся резьбой по камню, имитировал животных и растения Фаберже, более чем вероятно, что эти ранние изделия Картье теперь ошибочно приписываются Фаберже. В некоторых парижских ателье этот стиль практиковался еще после второй мировой войны.

ХХХХХХ




Доктору Геза фон Габсбургу
Выставочный зал
Фонда субкультуры
  Мюнхен Хельсинки, 19 февраля 1987 года


После ее возвращения с выставки Фаберже в Мюнхене, я получил в качестве подарка от госпожи Уллы Годенхельм книгу, которую Вы написали и которую она обозначила как каталог выставки.
Когда у меня позднее было необходимое время, чтобы более подробно ознакомиться с содержанием этой книги, я к своему большому удивлению обнаружил под рубрикой «Подделки Фаберже» имя моего покойного отца, Агафона Карловича Фаберже, которое Вы позволили себя связать с какими-то изделиями, носящими клеймо «А. Фаберже».
Мой отец никогда не был ремесленником в области ювелирного искусства и никогда не имел и не руководил в Хельсинки соответствующей этой профессии мастерской. Такая деятельность моего отца совершенно неизвестна и среди наилучшим образом информированных работающих по профессии экспертов в Финляндии.
Мой адвокат посоветовал мне вначале обратиться по этому такому оскорбительному для имени моего отца делу лично к Вам. Если Вы располагаете какими-либо конкретными и юридически неоспоримыми доказательствами, которые послужили основанием для Ваших утверждений, я хотел бы получить такие доказательства как можно скорее, и не позднее 15 марта 1987 года, после чего я приму решение о своем следующем шаге.
С глубоким уважением.
  Олег Фаберже


ХХХХХХ
Выставочный зал
Фонда субкультуры

Господину
Олегу А. Фаберже
Стенбексгатан 20 В
Финляндия – 00250 Хельсинки 25
  Мюнхен, 6 марта 1987 г.
  Получено 17.3.87.
Глубокоуважаемый господин Фаберже!
Сердечно благодарю Вас за Ваше письмо от 19.2.1987, которое я внимательно прочитал.
Среди экспертов по Фаберже издавна ходят слухи, что изделия с сигнатурой А. Фаберже, целый ряд которых я до сих пор видел и которые большей частью относятся к послереволюционному времени, изготовлены руками Вашего отца. Я охотно принимаю к сведению, что Ваш отец не имел и не руководил мастерской и передам это сообщение также другим экспертам по Фаберже и соответствующим образом исправлю текст при переиздании каталога и его переводах. Обратите внимание, что в своей главе о подделках слова «традиционно» и «вероятно». Может быть, Вы будете так любезны, что поможете мне при раскрытии этой тайны. Может быть, речь идет об Александре Фаберже в Париже? О нем мы знаем, что он изготовлял «модели Фаберже», которые выполнялись в Идар-Оберштайне.
Я очень извиняюсь перед Васи, что Ваш отец Агафон был упомянут в связи с подделками и благодарю Вас за Вашу поправку.

С дружеским приветом (подпись)
Доктор Г.фон Габсбург



ХХХХХХ


Доктору Гезе фон Габсборгу
Выставочный зал
Фонда субкультуры
Мюнхен Хельсинки, 7 мая 1987 г.

Возвратившись из своего путешествия, я обнаружил Ваше письмо от 6.3.1987, за которое я Вас благодарю.
Мы, видимо, едины в том, что чушь о моем отце на странице 343 Вашей книги обязательно должна быть исключена при возможных переизданиях или переводах, и это ясно без дальнейших разъяснений. Теперь речь больше идет о том, чтобы нейтрализовать ущерб, который уже причинен.
Между тем, Ваша книга уже имела определенное распространение, причем не только экземпляры, продававшиеся на самой выставке, но и ставшие достоянием общественности через различных книготорговцев. С удивлением я мог констатировать, что к присланным сюда в Хельсинки на продажу экземплярам НЕ было приложено никакого листка с поправками.
Таким образом, я ожидаю, что Вы посредством публикации соответствующих статей с недвусмысленными опровержениями в журналах «Тэ Коннуассер», «Аполло», «Ду» и «Ле Эйль» положите конец чепухе о моем отце. После того, как я прочту такие опубликованные статьи и соглашусь с ними, я буду готов сотрудничать в поиске и раскрытии изготовителя этих подделок. Однако уже теперь я должен обратить Ваше внимание на то, что отправной точкой поиска должен быть источник «слухов», который Вы взяли за основу Ваших утверждений, и который мне НЕ известен.
Я надеюсь, что Вы не вынудите меня возможным бездействием осуществить реабилитацию имени моего отца.


ХХХХХХХХХ

  Габсбург, Фельдман С.А.
  «Файн Арт Окшэнирс»

Господину
О.Фаберже
к/о Тилландер
Александерстрит
Финляндия – Хельсинки 10
  Финляндия
Женева, 11 августа 1987 г.

Глубокоуважаемый господин Фаберже!

К сожалению, лишь сейчас я могу ответить на Ваше письмо от 7 мая 1987 года.
Я хотел бы сообщить Вам о том, что в сентябре появился английский и французский переводы каталога Фаберже, в котором сделаны необходимые поправки. То же самое относится и к немецкому изданию каталога.
К сожалению, невозможно выпустить специальные статьи относительно этого в «Тэ Коннуассер», «Аполло», «Ду» и «Ле Эйль».

  С дружеским приветом
  (подпись)
  Доктор Геза фон Габсбург


ХХХХХХ

Олег А. Фаберже
Стенберксгатан 20 В
00250 Хельсинки
Финляндия

Как общеизвестно, художественные изделия нашей бывшей придворной ювелирной фирмы в Санкт-Петербурге пользуются все большей любовью и достигают при продаже очень значительных цен. Поэтому многие люди сделали имя Фаберже своей профессией, чтобы различным образом извлекать выгоду из благоприятной атмосферы, окружающей наше имя. К сожалению, среди них встречаются и такие, которые не имеют права высказываться, так как им не хватает знания предмета и такта.
Так, недавно имело место, что некий Геза фон Габсбург позволил себе связать имя моего отца (Агафона Карловича Фаберже) с какими-то подделками изделий Фаберже и перенести место их изготовления в Хельсинки. Любой эксперт отвергнет подобное утверждение как оскорбительную чепуху.
Когда я изложил этому самозваному «эксперту» истинное положение вещей, он вдобавок отказался опубликовать потребованное мной опровержение в некоторых задающих тон журналах по искусству, вследствие чего он также утратил право считаться джентльменом.
На почтовой марке в малом блоке, которая наклеена на это письмо, можно видеть портрет моего отца. Она выпущена в честь него по случаю 350-летия юбилея почты для всемирной выставки «ФИНЛЯНДИЯ-88».
В качестве документации я прилагаю копии переписки по этому поводу.
  С глубоким уважением.

Комментариев нет:

Отправить комментарий