вторник, 11 мая 2010 г.

В.А.БОЛИН. Придворный ювелир конца XIX – начала XX веков. Под общей редакцией К.Болина и П.Булатова. Новый Эрмитаж – один. - М.; 2001. – 260 с. Выписки и комментария В.В. Скурлова по книге.

(Коллекцию драгоценных камней Кабинета Его Величества в 1906 г.  выкупил парижский ювелир Сакс, имевший бизнес и в Петербурге. Он предложил  1075000О руб. против 1 млн. руб., предложенных совместно Фаберже и Болином.  От продажи  коллекции  выиграли русские ювелиры Болин и Фаберже.  Раньше они брали камни из Кабинета, и им оплачивали только работу. Теперь они получали прибыль от продажи Кабинету собственных камней – В.С.).

С.73
Магдалена Риббинг:

     Петербург в XIX веке сулил самое светлое будущее для предприимчивых  людей. Для тех, кто обладал деловой хваткой, кто родился в семьях, имевших успешно развивавшиеся предприятия, кто понимал, как правильно использовать растущую коньюнктуру. Из состояния росли быстро, как рос и сам город.
С.86:
     Во время Крымской войны бывшие клиенты Болина предложили, чтобы он выкупил драгоценности за полцены. Болин выкупил свои драгоценности по полной цене. Это произвело сильное впечатление. В дальнейшем клиенты опять стали покупать вещи только у Болина.
С.95:
Благодаря быстрому экономическому росту, в конце века Василий Андреевич сумел нажить большие богатства

С.97. Война (1-ая Мировая). Из России вывозить ничего не разрешалось.
С.99:
Русские беженцы шли в магазин Болина в Стокгольме, и там было продано немало тайно вывезенных драгоценностей (в магазине работал Михаил Гурье в 1917 – 1922 гг. – В.С.).
С.102:
Русское наследие заключается в эксклюзивности материалов и художественного оформления, шведское наследие – в совершенстве мастерства и знаний.

(1870 г.: русский ремесленник – копиист; дайте ему художественное образование и он, как его парижский коллега будет зарабатывать тысячи – В.С.).

     (Дать сравнительный анализ истории фирмы Фаберже с историей выдающихця фирм конкурентов: Картье, Болин, Хлебников (см. Коварскую), Овчинников, Тиффани, Лалик. Организация художественного процесса: был ли это феномен Фаберже? В России, впереди всех, точнее лучше всех реализовал идею Морриса (см. Гонтарь). В Америке – Тиффани, в Южной Росии – Маршак. То есть это мировая тенденция.
Школу на 18 чел имел уже Губкин (отчет 1870 г.)

С.95-96:
       Благодаря большому экономическому росту в России в концеXIX  века Вильгельм Андреевич сумел нажить огромные богатства. У людей появилась потребность и возможнохть проиобретать украшения, столовое серебро, серебряные ведерки для вин, чаши, подносы и графины, и дизайн Болина пришелся по вкусу состоютельной буржууазии.
    Вильгелм Андреевич пригласил в Москву французских художников проектировать современные изделия и ювелирные украшения фирмы «К.Э.Болин». Среди наиболее известных были Огюст Моро (Aufust Moreau) и Жозеф Шере (Jozeph Shéret) (т.е в Россию внедряли европейский дизяйн – В.С.), которые работали в стиле, называемом классическим реализмом, с некоторыми элементами модерна, Для Московской фирмы Болин работал и знаменитый художник Поль Льенар (Paul Liénard)
(Фаберже поехал в Лондон, Болин – в Бад – Хомбург, Хлебников и Овчинников – в Санкт – Петербург. Ближе к клиенту – удобства клиенту. Большая Морская – в самом центре Санкт-Петербурга  – В.С.).

с.96:
    В 1912 г.Вильгельм Андреевич сделал то, что через несколько лет спасло его дело; он открыл летний магазин в Германии.
     Императорская семья обычно приезжала в Бад – Хомбург, недалеко от Висбадена, пить минеральные воды, и придворный ювелир В.А.Болин решил, что должен находиться там, на случай, если членам царской семьи и придворным  вздумается купить себе новые драгоценности. Магазин процветал и, как все проекты  Василия Андреевича, это его начинание тоже оказалось весьма успешным.
     Война. Василий Андреевич выхлопотал себе шведский паспорт. Необходимо было спасти имущество фирмы, однако из России вывозить ничего не разрешалось. Единственное, что можно было увезти в надежное место, это товары, хранившиеся в магазине в Бад-Хомбурге.
С.97 (Риббинг);
    И благодаря своему шведскому паспорту привез в Стокгольм все, что сумел забрать из магазина. Он снял банковский сейф в рекспектабельном «Эншилда Банк» в Стокгольме, куда в пару заходов и перенес свои товары.

С.107 (Мунтян):
    Мария Семеновна Аксакова (русская - В.С.), муж ее Эдуард Людвигович Линке, прусский подданный, проживали в 1874 в доме Сазиковой.
    Константин Эдуардович Линке, чье клеймо  « KL » уже сменило клеймо матери  « ML » на изделиях фирмы «Болин» уже в 1890-х гг, был сыном Марии Семеновны и Эдуарда Александровича Линке и продолжателем ювелирных традиций. Еще был брат – Сергей Эдуардович Линке.
    Константин Линке  родился в 1865 г., записан в купцах с 1898 по 2-ой гильдии, собственное серебряное заведение на Кузнецком мосту. С 1903 г. сотрудник фабрики золотых и серебряных изделий «Болин», Б. Царицынская улица, дом Крутовского.
С.105:
    ...В духе 1880-х гг., когда Европу, Америку и Россию захватила волна увлечения японским искусством. Для иностранцев открылись японские порты и возобновилась торговля с Западом.
      Фирма «Шанкс и Болин.  Английский магазин» в Мослве с 1852 г., раньше К.Фаберже, И. Хлебникова, О. Курлюкова и Ф. Лорие. (    
      (Интересно, что Тиффани торговал очень много изделиями от Кузмичева, а в Лондоне была форма «Нобль и Ко». Торговавшая «русскими подарками», фактически изделиями Фаберже, т.е взаимность в торговле – В.С.)
    Джеймс-Стюарт Шанкс  (1824 – 1888), в честь него одно из имен сына Андрея Болина  Джеймс (Вильгельм – Джеймс).

С.110 (Мунтян)
   В 1916 г. фабрика «К.Фаберже» в Моске насчитывала 156 рабочих, фабрика церковной утвари, золотых и серебряных изделий торгово – промышленного Товарищества «П.И.Оловянишникова С-я» - 226 раб., Товарищество «И.П.Хлебников и Ко» – 322 рабочих, электрический и паровой двигатель («Список фабрик и заводов г. Москвы и Московской губернии.1916 г.» - М.:1916).
      Ювелирная фабрика «В.А.Болин», Б.Царицынская, дом  31, производила изделия из драгоценных металлов и камней, 58 рабочих, электричский двигатель.
    Фирма не имела себе равных в выпуске некоторых видов изделий, прежде всего, в производстве художественных серебряных оправ для граненого хрусталя. Роскошь этих оправ была неимоверной, качество – непревзойденным.
     Если украшения знаменитого петербургского ювелира Карла Эдуарда Болина превосходили работы его современников совершенством оправ для драгоценных камней и бриллиантов, то московских Болинов можно назвать виртуозами серебряных оправ для керамики, стекла и хрусталя, выдающимися мастерами разных комплексных изделий из различных материалов. Их произведения отличает характерный московский шарм, специфический национальный оттенок с его праздничностью, живиписностью и поэзией. Мастера двух поколений Шанксов, Болинов и Линке, укоренившихся в древней столице России еще в середине XIX века, стали яркими представителями московской ювелирной школы, «полонившей и согревшей своим собственным огнем» лучшие европийские традиции.

Комментариев нет:

Отправить комментарий