воскресенье, 5 июня 2011 г.

Командировка директора Петергофской Гранильной фабрики С.Транцеева за границу


Командировка директора Петергофской Гранильной фабрики С.Транцеева за границу.1922 год.
 История Треста Русские самоцветы.

 Центральный Государственный исторический архив народного хозяйства, Москва.
 Выписал Скурлов В.В., : 15 мая 1991 г.

 Фонд 8084. Горный совет и Главное управление Горной промышленности ВСНХ. , опись 1. Дело 125. Трест «Русские самоцветы».
 Лист 47:
   Изумрудные копи Урала.
      Ни один драгоценный камень во всей истории человечества не пользовался таким постоянным вниманием как изумруд. Увлечение людей теми или иными неживыми «цветами земли» на определённые цвета самоцветов, - явление, наблюдаемое нами во все периоды человеческой культуры, почти никогда не затрагивало изумруд. Он всегда стоял выше всех временно преходящих увлечений и эта любовь к изумруду, в связи с большой редкостью камней высокого качества делали его самым драгоценным камнем на мировом рынке. Изумруд – самый серьёзный из конкурентов, могущий оспаривать право алмаза на первенство среди всех самоцветов.
    В Южной Африке. В Оранжевой республике, в 1867 г. был найден первый алмаз. В настоящее время, эта пустынная прежде местность представляет один из наиболее густонаселённых уголков Африки.

 Лист 49:
     Одна из крупнейших ювелирных фирм Нью-Йорка и Парижа, знаменитая «Тиффани» во время Колчака очень интересовалась русскими Изумрудными копями.

 Лист 51:
                       Начальнику Главного Управления Горной Промышленности.
                                        ДОКЛАД.

      В связи с организацией промышленного Объединения по добыче и эксплуатации русских самоцветов, организованного ГУГП в конце июля прошлого гола, я был командирован за границу для выяснения некоторых вопросов, связанных с поднятием каменно - ограночной промышленности в России. Командировка предполагалась двухмесячная. Посетить мне надлежало главнейшие центры каменного рынка: Идар, Оберштейн, Берлин (Германия), Антверпен (в Бельгии), Амстердам (в Голландии), Тунау (в Чехо-Слоакии), Лондон (в Англии). В задание входило:
   1. Изучение новейших достижений техники в каменнорезно-ограночном деле
   2. Уточнение деловых договоров по заграничным заказам, сделанным нашим фабрикам.
   Предполагалось, что никакими торговыми операциями в собственном смысле этого слова, мне не придётся заниматься и образцы, взятые мною за границу, будут служить показательным материалом в переговорах с иностранными торговыми и производственными фирмами.
    Тотчас после получения командировочного мандата мною было приступлено к хлопотам по получению заграничного паспорта, причём выяснилось, что получение разрешения на выезд в Англию тянется обычно около 3-х месяцев. Передо мною стала дилемма: или ждать этого разрешения, или же воспользоваться приглашением Северо-Западной торговой палаты участвовать в Кенигсбергской ярмарке в качестве торгового представителя с продукцией Российской гранильной фабрики в Петергофе с уже обеспеченным быстрым отъездом в Германию. В интересах дела,  мною было принято решение принять приглашение Палаты и 13-го августа русская делегация была уже в Кенигсберге.
    Кенигсберг, как торговый город, занимает весьма выгодное положение по отношению к России. Морской путь Петроград-Кенигсберг даёт возможность избегнуть в торговле с Германией всякого рода таможенных препятствий, которые неизбежны при следовании товаров.
    Давность Кенигсбергской ярмарки очень незначительна и казалось, что наплыв торговых фирм Германии и особенно иностранных, будет невелик, но в действительности получилось обратное. Благодаря стремлению немцев использовать Россию как район сбыта своей продукции и получить от неё сырьё, была поднята газетная кампания в пользу тесного торгового сотрудничества с русскими. Широко было оповещено о первом выступлении русских торговых делегатов с товарами на ярмарке. Агитация оказалась действенной и интерес к приезду русских представителей возрос неимоверно. По словам Ярмарочного комитета до 70 тыс. чел. приехало в Кенигсберг с исключительным желанием заводить деловые отношения с русскими. Конъюнктура складывалась благоприятно и наши образцы, выставленные в русском отделе возбудили определённый интерес. Появились покупатели и заказчики. Торговые представители Данцига, Берлина, Гамбурга, Идара, Оберштейна, Пфорцгейма, Лейпцига, Ганновера вступили со мной в переговоры относительно условий, на которых из России может быть получено драгоценное, полудрагоценное и цветное каменное сырьё, а также на каких условиях можно приобрести коллекцию образцов, привезённых мною и можно ли заказать полуфабрикат (изделия без металлических оправ) русским гранильным фабрикам.
 По вопросу о сырье мною был дан отрицательный ответ, так как для меня давно ясно, что сильное развитие техники и большое количество мелких фабрик, занимающихся работой исключительно на привозных самоцветах, убьют наше возрождающееся производство.   По опросу о покупке коллекции образцовых изделий, Берлинский Торгпред рекомендовал не торопиться и выждать время. Рекомендовал и даже настаивал принять участие в Лейпцигской ярмарке, носящей мировой характер. И на ней присмотреться к организационным формам купли – продажи германских купцов и выяснить настоящую стоимость изделий, то есть изучить рынок.
      Причём Внешторг всю привезённую русскими экспонентами оставлял за собой, выдавая товарную ссуду в размере 65 % предварительной совместной оценки. Что же касается остальных 35 % , то таковые должны были быть внесёнными на текущий счёт экспонента после реализации товара Торгпредом.
    Договор между торгпредом и экспонентом предусматривал в пользу Торгпреда 5% за продажу, 10 % накладных расходов и банковский %. Условия довольно тяжёлые, но очевидно санкционированные общегосударственным полномочным учреждением, каковым является Комиссариат Внешней Торговли.
    По вопросу о заказах Кенигсбергским торговым предприятиям было заявлено, что таковые могут быть выполнены в потребных им количествах и в сроки, подходящие для них, но окончательное подписание договоров возможно только в Берлинском Торпреде после закрепления Лейпцигской ярмарки.
    Участие наше в Лейпцигской ярмарке дало богатый материал экспонентам, в том числе и мне.
   Было установлено, что разорённая Германия покупает не для себя, а перепродажей, зарабатывая комиссионный %  и  %, очевидно немалый, так как её производство в области камнерезно-ограночного дела идёт полным ходом.
   Перепродажа и продажа идёт в страны с устойчивой валютой, а именно: в Англию, Америку, Швецию  и Францию. Главными пунктами  сбыта являются: Лондон, Стокгольм, Париж, Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро и Чикаго. Кроме того, были установлены типы изделий, носящих ходовой, рыночный характер, породы минералов, пользующиеся спросом и фирмы, сосредоточившие в своих руках всю обработку самоцветов и реализацию готового фабриката. С несомненностью выявилось и то обстоятельство, что вступив в непосредственную связь с потребителем  нам не удастся,  и миновать сделок с фирмами невозможно, да и нужды в этом не имеется. Наоборот, непрерывность заказов тесно связана с солидностью той или иной фирмы. Главное же, что резко очертилось на ярмарках Кенигсберга и Лейпцига, - это высокие расценки продукции, привезённые русским кустарно-художественным отделом, в том числе и мной.
  Покупатель имелся в большом количестве, интерес к изделиям имелся несомненный, но от цен, по выражению Торпреда, «отскакивали», так они были высоки. И если мы действительно хотим продавать свою продукцию за границей, то нам надлежит перейти от кустарничества на путь фабрично-заводского производства. Перестать заниматься расхищением рабочей силы, а сосредоточить своё внимание на усовершенствованиях, контролируемых прикладной наукой и техникой. И если для этого понадобятся оборотные средства, то их надо достать иначе, ускорение в работе, т.е. удешевление продукции немыслимо. И на самом деле: в то время как на германских фабриках труд на 9/10 производства механизировано, у нас на гранильных фабриках, не говоря уже о кустарях, он полукустарен. Отсюда непроизводительная трата рабочей силы и высокая стоимость продукции (отсутствие твёрдой тарифной политики,  ставящей непреодолимые препятствия калькуляции – также немалый отрицательный фактор.
    Для примера возьмём хотя бы огранку бус. В Германии мастер за 8 час. работы , пользуясь параллельными жерновами, подготавливает для шлифовки 75 шариков. У нас эти 75 шариков на горизонтальных металлических и исках или вертикальных карборундовых шкивах подбиваются в одиночку в течеиие трёх суток, то есть работа длительнее в три раза.
    Другой пример. Выемка углублений в ступках с помощью сферических свёрл производится в течение 30 минут. У нас на фабрике карборундовыми шкивами и сферическими грибками выемка делается целые 8 часов, длительность больше в 16 раз. Если же работа производится на фрезерах, травленых алмазом, то времени потребно 2 часа, то –есть даже и при таком дорогостоящем обрабатывающем материале, каковым является алмаз, работа идёт медленнее в 4 раза. Само собой разумеется, что у нас что-то неладно и эта неладность результат нашего кустарничества, а не научной постановки производства. В такой же мере сказанное относится и к иным отраслям русской промышленности.  Плуг, выпускаемый русским заводом стоит 56 довоенных рублей, а германские фирмы Стиннеса (Пруссия) за 27 руб. могут доставить плуг в любом количестве франко-Петроград.
     Резкое несоответствие в ценах на родственную продукцию в Германии и Росси особенно резко бросилось в глаза после посещения мною  фирм на  местах. Беглое знакомство (за недостатком времени) с производством и продукцией в Кенигсберге, Лейпциге, Берлине, Идаре, Оберштейне, Нюренберге, Мюнхене, Пфорцгейме, Дрездене и Франкфурте даёт мне основание сделать следующие выводы (я исключительно касаюсь своей области, то есть камнерезно-огрночного производства):
 1.      Германия является комиссионером, а не покупателем для себя.
 2.       Германия определённо не имеет цветного поделочного сырья, за исключением жалких остатков родонита, лазурита, главколита и значительного запаса агата.
 3.      Германия имеет запасы некоторых видов драгоценного и полудрагоценного сырья, вывезенного в свое время из Бразилии, Цейлона, Уругвая, достаточного для поддержания своего производства, но недостаточного для мировой торговли.
 4.      Германия определённо изъявляет желание приобрести в России драгоценные и некоторые виды цветного сырья (лазуриты, малахит, родонит, нефрит, ониксы), а также продукцию в обработанном виде, будь то огранённая, мозаичная или обронная продукция.
 5.      Германия берёт на себя разрешение вопроса о ввозных пошлинах и устранение препятствий к ввозу предметов роскоши.
 6.      Просачивание в Германию драгоценного и поделочного сырья в корне убьёт возрождающуюся русскую камнерезно-ограночную промышленность.
 7.      Без наличия достаточных оборотных средств, техническая, организационная и торговая отсталость русских предприятий будет продолжаться т удешевление недостижимо.
 8.      В целях широкого ознакомления западно-европейского и американского рынка с нашими изделиями, а также его завоевания, необходимо непрерывное наше частие на ярмарках Кенигсберга и Лейпцига (по два раза в год, в сентябре и в марте), для чего полностью надлежит использовать Торгпред в Германии.
 9.      Для ознакомления и завоевания Лондонского, Парижского и Нью-Йоркского рынков, надлежит, кроме их изучения, устройство там постоянных выставок нашей продукции, хотя бы на комиссионных началах.
 10.     На первые годы необходимо монополизировать добычу и эксплуатацию русских самоцветов в руках жизнеспособного Объединения, что даёт возможность не только возродить, но и укрепить русское каменно-ограночное производство.
 11.         В заключение привожу цифровые данные условного заказа, взятого мною у одной из фирм (………………………..).

                ПОРОДЫ КАМНЯ:
 1.      Бадахшанский лазурит
 2.      Сибирский лазурит
 3.      Родонит (орлец)
 4.      Малахит
 5.      Нефрит
 6.      Оникс
 7.      Горный хрусталь.
           АССОРТИМЕНТ:
 1.      Колье (ожерелья, бусы) дюжин – 60 (каждая нитка из 75 бус)
 2.      .Шарики из бухарского лазурита, дюжин – 20.
 3.      Камни для вставок в перстни, из бухарского лазурита – постоянный заказ.
 4.      Броши из малахита, лазуритов, родонита – постоянный заказ.
 5.      Сырьё – отказано мною.
 6.      Пепельницы из……пород камня. По 100 штук каждой породы.
 7.      Коробочки из тех же пород. По 100 штук каждой породы.
 8.      Большие коробки наклейные по металлу. – 100 шт.
 9.      Колье барк из тех же материалов. 100 шт.

           Приблизительная стоимость условного заказа равняется 150 000 $  или 300 000 руб. в золоте. Заказы, аналогичные взятому,  мною не приняты до ознакомления с мощностью производственной Колывани и Екатеринбурга. Условность заказа заключается в том, что Петергофская фабрика, выработав образцы, сроки и цены, препровождает всё в Берлинский Торгпред, который и заключает сделки.

    Директор Российской Гранильной фабрики в Петергофе      ТРАНЦЕЕВ
 6 октября 1922 г.


 (Письмо Транцееву)

 РСФСР                                                         Российская Гранильная фабрика
 ВСНХ
 Г У Г П                                                                ст. Петергоф
 17 августа 1922 г.                                       Директору фабрики
 Москва, Ильинка, 7                                     С.А. Транцееву


     Многоуважаемый Сергей Александрович,
     По поручению В.М. Свердлоа,  прошу Вас при Вашей поездке за границу явиться в Берлин к т. Галопу, начальнику паспортного управления Берлинского предстаительства, который будет для Вас очень полезен при размещении наших заказов за границей.
    При помощи его Вам необходимо устроить известный «бум» в немецкой печати о «Русских самоцветах», русских художественных изделиях из цветных камней и о широких торговых перспективах с этим товаром.
    Торопитесь представить необходимые анкеты для Г.П.У. Мы получили их ВСНХ напоминающую о сём предмете бумажку.

      Уважающий Вас:    / Порватов/

Комментариев нет:

Отправить комментарий