четверг, 16 июня 2011 г.

Людмила Будрина. Уральский камень Картье (доклад прочитан на XVIII коллоквиуме) // Ювелирное искусство и материальная культура. Девятнадцатый коллоквиум семинара. Тезисы докладов участников. - СПб.: Государственный Эрмитаж. 2011. – С.12 – 15.


С.12:
    Вопросы сотрудничества парижской ювелирной фирмы Картье и российских мастеров ювелирного и камнерезного дела были затронуты Гансом Надельхоффером в монографии, вышедшей на французском языке в 1984 г. Эта книга стала первой и, казалось, исчерпывающей историей Дома Картье. В шестой главе и комментариях к ней впервые приводится информация о сотрудничестве с российскими производителями и указываются их имена: московский ювелир Яр, камнерез Свечников, Карл Верфель с Обводного канала в Петербурге, Овчинников, Денисов-Уральский, Лагутяев,  Сурови.
     В 1997 г. отрывки из этой книги были переведены на русский язык и опубликованы ыв книге «Фаберже и петербургские ювелиры».
    В 2003 г. в Мюнхене прошла выставка «Картье и Фаберже: соперники при царском дворе». В каталоге была опубликована статья о русских связях Картье, список поставок  и содержание копировальной книги с фрагментами переписки с русскими адресатами, подготовленные известным специалистом по ювелирному искусству рубежа XIX – XX вв. Гезой фон Габсбургом. Для него впервые со времён Надельхоффера были открыты архивы ювелирного дома Картье. Однако и в этой, наиболее полным на данный момент исследовании содержатся неточности и нестыковки. Объёмность темы русских поставщиков, с одной стороны, и большая погружённость в тему уральского камнерезного искусства, с другой, определили тему данного доклада. Отметим, что под «уральским камнем» в данном случае понимается и уральский материал, и работы, выполненные мастерами с уральскими камнями.
 С.13:
      История контактов представителей фирмы Картье с российскими поставщиками может быть условно разделена на два этапа. Первый (1904 – 1907) связан с визитами в Россию Пьера Картье, второй (1910 – 1914) – с началом активных продаж в Петербурге и регулярными поездками в Россию Луи Картье.
    В декабре 1903 г. в Петербурге открылась Первая Международная выставка изделий из металла и камня. В составе участников – именитые российские фирмы, представители европейских ювелирных домов, уральские камнерезы. Точная дата первого путешествия Картье в Россию неизвестна, но на основании писем можно сделать вывод о том, что Пьер Картье посетил петербургскую выставку, 7 января сделал покупки в магазине Карла Верфеля, а в 20-х числах пишет уже из Парижа. Вероятно, время для путешествия было выбрано не случайно.
    Среди потенциальных поставщиков, с которыми Картье адресует свои письма с предложением о сотрудничестве, участники выставки. Одним из них был Лагутяев. У Надельхоффера он назван среди поставщиков (фамилия дана в искажённом варианте Lagoutiev, в письмах стоит  Lagoutieff), приведён перечень изделий (аметистовые колье, пепельницы и ручки для зонтов). Однако из сокранившихся писем видно. Что этот контакт не состоялся.
    В ходе же этой поездки Пьер Картье посетил в Петербурге магазин Карла Верфеля. Это сотрудничество оказалось более плодотворным: в магазине Карла Верфеля приобретено колье из аметистовых шариков.
    В инвентарных книгах, как правило, указывалась только фамилия поставщика или название фирмы. Это существенно затрудняет определение в случае, когда возможны варианты однофамильцев. Именно такая ситуация сложилась с трактовкой поставщика Ovchinnikow. Ганс Надельхоффер предполагает, что речь идёт о фирме Павла Овчинникова, основанной в Москве в 1853 г., специализировавшейся на производстве предметов с эмалями в русском стиле.
    В списках поставок «Овчинникова» за 1904 – 1905 гг. можно выделить партии предметов с достаточно однородным ассортиментом, в котором ручки для зонтов, ножи для бумаги, кнопки электрические знаков. Большая часть этих предметов описана как крупная деталь из камня в серебряной (иногда с золотом) оправе, покрытой эмалью и в некоторых случаях дополненная мелкими драгоценными камнями. Относительно этих предметов (всего из около 40) можно признать вполне убедительной версию об их московском происхождении,
 С.14:
 а обилие уральского камня можно объяснить активной работой «Сибирские камни», деятельность которого возобновлена в 1904 г.
    Существенно отличается ассортимент четырёх поставок, источником которых в списке 2003 года также обозначен как «Owchinnikow». Внесены целиком в инвентарную книгу «Животные» (выполнены с декабря 1904 г. по декабрь 2007 г.); в посылках около 3-0 фигурок животных. Относительно этих поставок в инвентарных книгах содержится важное уточнение: в записи от 15 декабря 1904 г. указана не только фамилия, но и имя поставщика: «Owchinnikow Prokop». Таким образом, что касается анималистической пластики, мы можем говорить об уральских поставках уже в первый год сотрудничества Картье с российскими фирмами.
    Следующий поставщик представляется весьма загадочным. В книге Надельхоффера мы находим указание о резчике камней, специализирующемся на фигурках животных., по фамилии Sourovi. В.В. Скурлов предлагает трактовать фамилию в переводе как Суровый. Габсбург игнорирует этого поставщика и в списке предметов, и с аннотациях к переписке Картье в русскими поставщиками. В копийной тетради мы находим два письма, адресованных этому загадочному поставщику, а в инвентарной книге «Животные» обнаружены записи, сделанные в ноябре 1905 г.,  в которых зафиксировано поступление четырёх предметов. Характер предметов, язык письма и включение его в тетрадь переписки с Россией позволяют согласиться с Надельхоффером в том, что касается географии этих поставок. Однако кем именно был этот загадочный мастер или перепродавец остаётся невыясненным.
      Новый виток интереса к российскому производству приходится на начало 1910-х гг. В январе 1910 г. через Stopford’a были приобретены шесть зверушек Фаберже.
    В мае 1911 г. восстанавливаются связи с предприятием К. Верфеля, у которого закупаются флаконы в виде овощей и фруктов. Популярностью пользуются томаты, груши и яблоки. Всего было получено 15 флаконов. Можно предположить, что эти предметы продолжают серию приспособлений для смачивания марок, полученную от Яра ещё в 1904 г. Последние изделия от Верфеля поступили в декабре 1912 г.: за время этого непродолжительного сотрудничества в Париж было отправлено 26 предметов из цветного камня.
    Последние предвоенные годы отмечены тесным сотрудничеством с А.К. Денисовым-Уральским. В период с мая 1911 г. по июнь 1914 г. в Париж из петербургского магазина было  отправлено более 100 предметов,
 С.15:
 отличающихся большим разнообразием: это и моноблочная, и мозаичная анималистика, и интерьерные предметы разных форм. Ассортимент отличается большим разнообразием материалов, среди которых и типично уральские (родонит, яшма), и более экзотические (кавказский обсидиан, пурпурин).
    Достаточно быстро на волне интереса в русской камнерезной продукции происходит становление и укрепление французских камнерезных ателье. Известно, что основные парижские поставщики Картье не только воспроизводили сюжеты, но и использовали российские камни для создания своих произведений. Традиции уральских камнерезов, стремившихся использовать природные особенности камня, оказала сильное внимание на формирование новых художественных направлений.

Комментариев нет:

Отправить комментарий