суббота, 7 октября 2017 г.

Бройтман, стихи, 50 лет Секции

У каждого свои кумиры,
У Скурлова же  – ювелиры,

Он автор многих книг уже:
И о серебряных сервизах,
И в яйцах спрятанных сюрпризах
Он знает лучше Фаберже.

Его мы видим не всегда
На заседаньях секционных,
Но нужен  Скурлов, господа,
На мировых аукционах!
          
Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.


Ведутся ныне диалоги
По линии генеалогии.
Не каждый может, безусловно,
Похвастать длинной родословной,

Но все мы чувствуем при этом,
Значенье рода каково,
Когда «От бабушки» с приветом
Сюда приходит Благово.

Заветам бабушки внимая,
Окончил сей послушный внук
Курс гимназических наук
Не где - нибудь – у Карла Мая,

Устроив,  к радости друзей
Там «альма-матерный музей»
Теперь, как видная особа
Он член не Английского клоба,

А принял постоянным членом,
Как всем известно, неизменным,
Его при громких звуках труб
Всемирный Петербургский клуб.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.

Есть в секции у нас две дамы
Талантам их дивится свет
Они, тому немало лет,
Собрали выставку про храмы.

А ныне сочиняют книжки,
И  по прошествии годов
Устроить можно передвижку
Из  ими созданных трудов.

Особо удался сестрицам
Рассказ про жизнь императрицы,
А также про князей Великих
И связанные с тем места
И в Петербурге  неспроста
Подвластны им такие «Лики»,
А Дом  ученых - дом родной.

Успехов их так отзвук гулок,
Что Чебоксарский переулок
Уже назвали в честь одной.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.



У Векслера - в одном лице
Размах,  другим такой неведом:
Дает в Аничковом дворце
Советы юным краеведам,

И он из тех, кто основал
«Топонимический  журнал».
А с секцией он связан прочно,
Хоть, к сожалению, заочно.

Разносторонностью блистая,
Нас поражать не устает –
Сам книги пишет, сам верстает,
А иногда и издает.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.

Когда-то городские власти
Разбили Петербург  на части,
А в каждой части, как известно,
Есть мест немало интересных.

Был темой Козыревой остров
Васильевский – от самых ростров
И вплоть до Финского залива -
Все изучала кропотливо:

Дома, гостиницы, кафе.
Начав работу с буквы «Ш»,
Про  Шубертов  и про Шафе
Нам рассказала  не спеша.

Но стали основной работой
Теперь музейные заботы.
И эти важные задачи
Открыли новую главу –

Посвящено все, без изъятья,
Теперь лишь Гумилеву Льву.
И мы откроем Вам секрет –
Сильней любви последней нет.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.

Проверено уж много  раз
Насчет ошибок и изъянов
Имеет самый верный глаз
Не кто иной, как Лукоянов.

Он долгих споров не ведет,
Неоспоримым аргументом
Немедленно  на стол кладет
Он выписку из документов.

Вот кто-то думал  – выпал туз,
И не проверил все сначала,
А вышел только лишь конфуз
С Екатерининским каналом.

Ведь Пушкин на Фонтанке жил,
Где батюшка снимал квартиру,
И Лукоянов  доложил
Об это городу и миру.                  Л.И. Бройтман. 50 лет Секции.  2009 г.
Мы точно знаем – не бывало,
Чтоб что-нибудь не знал Привалов.
Любые памятные даты,
Все, что случилося  когда-то,
И  кто и сколько прожил лет,
И сколько в городе газет,
А также и других изданий,
И сколько интересных зданий -
Все для него открытый лист.
Он просто энциклопедист.

Но в знаньях он силен втройне
По  Петербургской стороне.
Уж вышла книга из печати
Про тот проспект, отметим кстати,
Что прямиком от Невских вод
На остров Каменный ведет.

Теперь нас слухи вдохновляют,
Что по Большому он гуляет.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.

Однажды мы прочли в газете,
Где пишут обо всем на свете -
Не знаю, слышали ли Вы -
От Петербурга до Москвы

Вдоль рощ зеленых, речек синих
Со шпалами железный путь 
Соорудил   не кто - нибудь,
 а лично  сам фельдмаршал Миних.

Кто изложил сей факт занятный
В статейке бойким зыком -
Нам всем, конечно же, понятно -
Тот не был с Павловым знаком.

Нам повезло же, как немногим,
Про все пути, про все дороги,
Получим в точности ответ -
Ведь среди нас теперь фигура,
Тот, кто к наследству Бетанкура
Причастен был немало лет.

Л.И. Бройтман.   50 лет Секции.   2009 г.

50 - неплохая дата!
Мог ли Вяземский предположить,
Что им начатое когда-то
Будет долгое время жить.

Как не вспомнить нам Иванова,
Что настроил дело на лад.
Кучею  предложений новых
Внес в работу секции вклад.

А теперь Краснова хлопочет,
Много, мало  ли – 20 лет.
И от всех все чего-то хочет,
А знаком с нею целый свет.

И притом Демидовых племя
Потихоньку, без лишних  фраз,
В родословной за это время
Увеличила в 10 раз.

И на что, скажите, похоже,
Может  темой служить потех –
Ведь нашелся и темнокожий,
Из  Демидовых! ( но не тех).

Много лет они с Бройтман недаром
Все ходили повсюду парой.
И в архивной роясь пыли,
Собирая все, дом за домом,
До Анциферовского диплома
по Большой Морской добрели.

Прогуляться по Малой надо.
Дважды премию не дадут,
Но само по себе награда,
Что читатели книжку ждут.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.

Попова-Яцкевич, признаем без спора,
С двойною фамилией зря не шути.
Фамилия – признак двойного напора,
Что сносит препятствия все на пути.

А все мы, известно, несобраны очень.
Напор тот имеет  особенный прок –
Составить ли списки, звонить всем до ночи,
Все будет исполнено точно и в срок.

Миллионная улица – труд, очень нужный.
Архив, мемуары – источников тьма.
И вот коллектив  подобрали мы дружный,
Составили план, разделили дома.

Но труд оказался и долог, и сложен.
Средь авторов щука, и лебедь, и рак.
И сдвинуть его с мертвой точки не может
Увы, и Попова-Яцкевич никак.

Л.И. Бройтман
50 лет Секции
2009 г.



Комментариев нет:

Отправить комментарий