четверг, 7 января 2010 г.

Широян.

В истории русского ювелирного искусства нет другой фигуры, которая вызывала бы столько разноречивых эмоций. Имя Карла Фаберже, его фирменный стиль и произведения его дома одни воспринимают с восторгом, другие клеймят за безвкусицу - и не столько сами ювелирные шедевры, а главным образом тех, кто принадлежит к разряду их горячих поклонников. Основной импульс громкой известности дала близость к Императорскому дому Романовых: Карл Фаберже носил почетный титул поставщика Двора Его Величества. Но ведь у большинства из тех представителей семьи Романовых, что жили в одно время с Фаберже и были его заказчиками, история трагическая, а следовательно, интерес к ним повышенный. А заодно и ко всем, кто находился рядом и, в частности, создавал стиль эпохи, последней перед падением в бездну "пролетарской культуры", когда и простое обручальное кольцо могли посчитать признаком буржуазного разложения. Отсветы кровавой расправы над семьей последнего императора России словно легли на изделия фирмы, выполненные по заказу царствующей семьи...
Масла в огонь страстей, пылающих вокруг русско-швейцарского семейства ювелиров, подлила самая громкая из покупок на антикварном рынке русского искусства - приобретение российским олигархом коллекции семьи Форбс, где львиную долю составляли произведения Дома Фаберже (в их числе знаменитые пасхальные яйца). Само словосочетание "стиль Фаберже" есть синоним некоего высшего уровня в ювелирном искусстве, сомневаться не приходится. Однако о том, что лежит в основе этой высокой репутации, мы знаем далеко не так много, чтобы судить непредвзято. Тем более своевременным кажется выход книги "Фаберже - "министр ювелирного искусства". Из истории фирмы". Она увидела свет в издательстве "Русь-Олимп" и посвящена 160-летию со дня рождения Карла Фаберже (1846). Но, что особенно примечательно, эта книга о Фаберже будет не единственной - в рамках издательского проекта "Салон изящных искусств" (идея принадлежит Михаилу Каминскому) намечено выпустить еще и труд Валентина Скурлова "Русские типы", где рассказ пойдет о камнерезных фигурках фирмы Фаберже.
Прошло менее двадцати лет с того момента, как известный специалист по истории ювелирного искусства, ныне эксперт одного из аукционных домов, а тогда молодой исследователь Валентин Скурлов начал "рыть" архивы в поисках материалов о фирме Фаберже, упоминания о которой в советское время не поощрялись. В предисловии В.Скурлов подробно и увлекательно описывает, как продвигались его изыскания и какие находки сделаны в их процессе. Кроме того, изучение истории фирмы привело к знакомству с потомками ее основателя - обитавшим в Хельсинки Олегом Агафоновичем Фаберже, а также с его племянницей Татьяной Федоровной Фаберже, чье место жительства - Женева. Эта хранительница памяти семьи, волею судеб оказавшаяся на родине предков, в Швейцарии, вместе с В.Скурловым выступила в качестве автора-составителя рецензируемого издания. Нельзя не сказать об одном из его важных достоинств - большом количестве иллюстраций. Прежде всего это документальные материалы и архивные фотографии, на которых можно увидеть не только всемирно знаменитые произведения фирмы, но и устройство ее мастерских, и облик домов и магазинов, и лица мастеров, заказчиков и членов семьи Фаберже. Можно лишь пожалеть, что небольшой формат книги не позволил дать эти снимки в увеличении, чтобы рассмотреть все предметы и мизансцены более детально.
Однако центральное место в книге на полном основании заняла впервые осуществленная в полном объеме публикация мемуаров главного художника фирмы - Франца Бирбаума. Печатаются они по рукописи, которую Валентину Скурлову удалось обнаружить в 1990 году в архиве академика А.Е.Ферсмана. Полностью название этого раздела издания звучит по-немецки основательно: "История фирмы Фаберже. Каменнорезное дело и ювелирное и золото-серебряное производство фирмы Фаберже". С той же неспешной фундаментальностью описаны многосложные аспекты деятельности ювелирных мастерских, требовавшие не только ремесленного совершенства, но и дизайнерского творчества, а также дипломатического искусства, особенно во взаимоотношениях с вельможными заказчиками. Рукопись содержит и список художников - сотрудников фирмы Фаберже, внося некоторую ясность в изучение ее истории: ученым нелегко установить имена и биографические данные всех мастеров, работавших под этой маркой...
Однако читатель может не опасаться, будто на страницах этих не слишком пространных (рукопись оборвана) воспоминаний его подстерегает скука. Обстоятельный рассказ, включающий хитрости ремесла, перемежается тонкими психологическими наблюдениями "из жизни высшего русского общества" и отрывками из других источников. По ним можно судить как о креативности натуры Карла Фаберже, так и о его даре организатора, позволившем наладить работу предприятий в современном и рациональном духе. В довершение ко всем талантам "министр ювелирного искусства" обладал изящным чувством юмора, а порой позволял себе ядовитые шутки с важными клиентами, чей вкус и острота ума не всегда были на высоте.
Записки Ф.П.Бирбаума выполнены в 1919 году по просьбе А.Е.Ферсмана, задумавшего многотомную монографию "Самоцветы России". Правда, замысел не был реализован, а в советское время рукопись ювелира без ссылок на авторство была частично включена в "Очерки по истории камня", изданные после смерти академика-геолога за его подписью. Ценность воспоминаний тем выше, что до сих пор не найден архив фирмы Фаберже: он либо уничтожен, либо спрятан владельцами после событий 1917 года. Зато поучительна цитата из книги Чарлза Бейнбриджа: один из главных заграничных фабержеведов середины прошлого века поднял вопрос о судьбе семисот мастеров, лишившихся средств к существованию вместе с закрытием фирмы. "Изделия Фаберже так привлекали к себе всеобщее внимание, что очень часто никто не замечал системы, при которой они создавались. Но именно эта система и была триумфом Фаберже, - отмечал исследователь. - ...Ремесленники процветали в условиях этой системы, совершенствовавшейся в течение 76 лет... Они ни в чем не нуждались. То, что Советы были призваны вводить, уже процветало в России, когда в жизнь вошел новый режим. Несомненно, это было процветание в малых масштабах, но высокоорганизованное и интенсивное. Это была система, при которой каждому человеку давалась полная возможность выразить себя..." Так книга об истории одной из частных фирм столетней давности неожиданно приобретает актуальность, позволяя коснуться наболевшей проблемы профессионального мастерства и уровня организации труда, в нашей стране далеко не всегда дотягивающих до пресловутого "уровня 1913 года".

Комментариев нет:

Отправить комментарий