четверг, 21 января 2010 г.

Teма ТОРГСИН.

Елена ОСOКИНА.
«Золото для индустриализации. ТОРГСИН». Издательство: Российская политическая энциклопeдия. Фонд Первого Президента России Б. Н. Ельцина. М.; 2009. Тираж 2000 экз. – 650 стр.
ISBN 978-5-8243-1110-5
Комментарий читателя монографии..

В самом названии заключен фальшивый тезис: якобы золото, добытое через магазины систены «Торгсин» пошло на индустриализацию.
Автор выдвинула ложный тезис и пытается его защищать. Декларируется, что продажа художественных ценностей иностранцам через «Торгсин» была крайне необходима для индустриализации. При этом приводятся идеологически обусловленные временем отчеты самого «Торгсина», который, естественно, был заинтересован в обосновании своей деятельности. Ведь оборона любого государства – это святое. «Священной коровой» является военно-промышленный комплекс. Он существовал всегда, только назывался иначе («военно-промышленные круги» и т.п.). Не только у нашего государства. Только после перестройки мы узнали сумму бюджетных расходов государства на оборону. К сожалению, автор не одинока в этих, выдвинутых советской историографией мифов, ему следуют такие уважаемые (правда в других сферах) ученые, как проф. М.Б.Пиотровский, который в предисловии для книги «Проданные сокровища России», М.; 2000, также соглашается с продажами предметов искусства и находит в них плюсы:
«Можно утешаться тем, что наши вещи, по большей части, находятся в хороших руках и доступны зретелям. Что благодаря этому Эрмитаж смог породниться со многими музеями мира»;
«Мне кажется важным, пишет профессор, - уточнить и еще одну деталь. Советские правители не были неумехами, за бесценок спустившими музейные коллекции. Они сумели получить то, к чему стремились. Появился выход на западные рынки (рынки предметов искусств? – В.С.); был получен доступ к западным технологиям, в том числе и оборонным. Продажи отчасти помогли подготовиться к будущей войне. Об этом нужно говорить открыто. Ибо преступление не в том, что продали невыгодно. Преступление в том, что с культурным наследием, с музеями, обрашались как с товаром на складе; государство распоряжалось культурными памятниками и использовало их для целей, не имеющих к культуре никакого отношения».
С этой точкой зрения согласны не все. Достаточно назвать яростного защитника русской культуры покойного Савву Ямшикова. В тезисе проф. М.Б.Пиотровского звучит оправдание продаж предметов искусства: такие продажи «позволили подготовиться к войне». История не имеет сослагательного наклонения, почему же Германия, готовясь к войне-реваншу, не продавала музейных ценнностей? – Проф. Е.Осокина заявила, что следующей ее книгой будет монография про деятельность Всесоюзного Обьединения АНТИКВАРИАТ. Надеемся, что уважаемый исследователь критически рассмотрит ложных предпосылки, декларировавшиеся еще отцом нынешнего руководителя Эрмитажа.
На самом деле мы не знаем, куда напрямую ушла валюта, полученная от деятельности «Торгсина». Хотя бы потому, что «Торгсин» не участвовал в закупке неодходимого для индустриализации оборудования. Нет доказательств, что именно золото «Торгсина» использовалось для закупки промышленного оборудования, так как не раскрыта структура покупок оборудования, прохождения траншей оплаты, сроки завоза оборудования для ДнепроГЭСа, Магнитки, Кузнецкстроя, Турксиба и других важнейших объектов. А может эти деньги ушли на другие, не исследованные нам цели, нас поддержание деятельности Третьего Интернационала, на добычу военных и промышленных секретов, в западные банки. Сколько таких денег в банках Швейцарии? Где пресловутое «золото партии», о котором сточено столько перьев, но истины не выявлено.
Хлебный экспорт в 1930 году принес стране 200 млн. золотых руб., а деятельность «Торгсина» в лучшем для него 1933 году - только 47 млн. зол. руб.
На золото «Торгсина» покупалось не только пресловутое оборудование и промышленные секреты, но и товары для магазинов. Часть товаров (продовольственных и промышленных) шла на снабжение тех же зарубежных специалистов, работавших в СССР.
Автор хочет доказать, что путь лишений и голода был единственно возможным для страны. Это прямое оправдание сталинизма. Возможно, исследователю показалось, что она настолько вошла в тему, что поняла «гений Сталина». Иногда, долго изучая историческую персону, невольно становишься на него похожим. Так и профессор – переняла у Сталина способность к сокрытию фактов. Ведь СССР была «засекреченной страной». Понять – значит простить. Можем ли мы простить Сталина и сталинизм в стране, где практически в каждой семье репрессированные? Главная ценность государства – люди, а не станки.
Пятую часть валютных поступлений составляли т.н. «еврейские деньги» из США. Следовательно, по логике автора, на 1/5 США кредитовали СССР для индустриализации. Или эти деньги уходили на спасение голодающих граждан страны. Надо бы уточнить эти вопросы. Как быть тем, у кого не было родственников за границей? Помирать с голоду?
«Взамен изымаемого из частного владения дореволюционных изделий из драгоценных металлов Ювелирное обьединение Наркомата внутренней торговли («Главювелирторг» создан в 1936 г. – В.С.) заполняло внутренний рынок советскими поделками из мельхиора, биметалла, легковесного серебра, искусственных и низкокачественных драгоценных камней». – Спорное утверждение, поскольку не раскрыта структура деятельности ювелирной промышленности и торговли, много работавшей на «давальческом» сырье. Именно в советское время была организована отечественная часовая промышленность. Разве предметы искусства, в том числе ювелирные, не являются национальным достоянием.? Почему ювелирные произведения из музейных собраний нельзя продавать (или «для обороны отчизны» можно ?), а такие же артефакты в частном владении можно и нужно изымать, обезличивать, превращать в лом и продавать. Ювелирного искусства в нашей стране на протяжении 70 лет практически не существовало. Немногочисленные ювелирныые экспозиции Кремля напоминали «музей исчезнувшей нации», как назвал Гитлер учрежденный им в 1942 г. Еврейский музей. В стране, явившей миру гений Фаберже, до сих пор нет национального музея ювелирного и камнерезного искусства – вот следствие «обоснованных» продаж.
Не приводятся до сих пор засекреченные архивы, сокрытие реальных фактов. Помнится, мы и в «Пакт Молотова-Риббентропа» не могли поверить – нет документов, значит и пакта не было. Но они все-таки нашлись. В монографии много ссылок на закрытость архивов. Надо историкам добиваться их открытия. Видно, что материал собран давно, и видна оторванность автора от архивов. Порекомендуем обратиться к архиву Владимира Тетерятникова (1938 – 2000), историка искусств, «перелопатившего» горы американских и эмигрантских газет 1920-1930 гг. в поисках ответа на вопрос – сколько все же предметов искусства было продано в лихие годы за рубеж. Архив В.Тетерятникова хранится в Нью-Йоркской Публичной библиотеке, куда передан вдовой несколько лет назад. Там хватит материала для нескольких докторских диссертаций.
Больше денег государство получало от казенной водки (винная монополия). Спаивание нации, уничтожение ее генофонда, в оправдание «повышения обороноспособности и индустриализации». Чтобу спасти государство, государство уничтожает значительную часть своих граждан, доводит из до обнишания, лишая имущества, сажая на тюремный паек. Спаивание нации и изьятие золота – звенья одноий цепи. Необходимо уточнить на цифрах «водочные деньги» для индустриализации.
В «Торгсине» предметы культа (церковного имушества) не принимались. Имущество церкви было национализировано, церковные предметы в частном владении считались крадеными у государства и подлежали конфискации. Так какая же сумма церковных ценностей была изьята1922-1929 гг., до полного запрета производства предметов культа?
Анализ текста ставит под сомнение факт, что исследователю удалось достичь цели своего исследования, в связи с недостатком источниковой базы. Доступные источники не позволяют создать картину генезиса и функционирования «Торгсина», как социально-экономического явления.
Использование термина «преемственность» предполагает, что исследователь стремился показать динамические процессы, происходящие в отображаемом явлении. Не вижу преемственности, потому что не исследована деятельность Госторга, Московского Ювелирного Товарищества, Объединения «Международная книга» и других, проводивших валютные операции до «Торгсина». Впрочем, это не вина автора. Заслуга проф. Е. А.Осокиной, что она обнажила проблему, открыла новые горизонты иссследований.

Валентин Скурлов,
Историк ювелирного искусства,
19.01.2010, Женева.

Комментариев нет:

Отправить комментарий