понедельник, 18 января 2010 г.

Ирина Карпова: ювелир-дизайнер и красавица.

Мне легко говорить, смотрю издалека. Яркая звезда взошла в Киеве и осветила все постсоветское ювелирное пространство. Когда впервые увидел коллекцию Классического Ювелирного дома «Лобортас&Карпова» в Киеве в 2004 г., то испытал эстетический шок. Нет, не зря Фаберже обратил свое пристальное внимание на Украину, гениально почувствовав здесь потенциал реализации своих идей. Визит с г-жой Татьяной Фаберже в Киев и награждение Ирины Карповой и Игор Мне легко говорить, смотрю издалека. Яркая звезда взошла в Киеве и осветила все постсоветское ювелирное пространство. Когда впервые увидел коллекцию Классического Ювелирного дома «Лобортас&Карпова» в Киеве в 2004 г., то испытал эстетический шок. Нет, не зря Фаберже обратил свое пристальное внимание на Украину, гениально почувствовав здесь потенциал реализации своих идей. Визит с г-жой Татьяной Фаберже в Киев и награждение Ирины Карповой и Игоря Лобортаса орденами Фаберже в 2008 г. был лишь констатацией факта – дело «Великого Карла» на Украине живет.
Творчески освоив философию Фаберже Ирина Германовна Карпова, нашла свой путь в искусстве XXI века. Теперь, когда меня спрашивают об украинском ювелирном искусстве, отвечаю коротко: «Карпова и Лобортас». Фамилии, которые при жизни стали брендами, вошли в историю искусства и представляют страну в мире.
В истории ювелирного дизайна не так много женских имен. Альма Пиль у Фаберже, автор идеи платиновых изделий с «морозным узором», императорских пасхальных шедевров: яиц «Зимнее» и Мозаичное».
У Картье красивая женщина мадемуазрль Жанна Туссен, автор знаменитой темы «пантера», изумительно поработала во славу ардеко, энтропия которого была спрессована в узком хронологическом отрезке межвоенного 20-летия и только сейчас мысленно осваивается в нео-ардеко. Пантера символизирует любовь Луи Картье к Жанне Туссен, она и носила прозвище Пантера. Может поэтому Ирина Карпова все чаше задумывается об «украинском взгляде на Европу 20-30-х годов». Марина Булгари успешный ювелирный менеджер, Ювелир Ирина Бриннер греется в лучах знаменитого брата. Ирина Карпова – из тех, кого в Америке уважительно называют «сейлфмэн», человек, который создал себя сам, мощью таланта, отпущенного Богом.
Ирина Карпова явила миру направление Романтического авангарда, создав беспрецедентную коллекцию перстней-колец «архитектонов», вложив в концепцию свое глубокое видение архитектурных форм. Изучив и поверив в животворность киевской живописной эмали, Ирина успешно возродила ее. Креативный поиск проходит в плодотворных дискуссиях с партнером по жизни и творчеству Игорем Лобортасом, блестяще воплащающим находки дизайнера в благородных материалах. Роман об их непростом романе, оплодотворившем украинское ювелирное искусство, еще не написан. Иначе, откуда такое название «Романтический авангард»?
Много философовского смысла в ювелирной малой пластике, скульптуре «Гравитация любви». Я сильно подозреваю, что произведение с таким говорящим названием могло родиться только в результате романа главных гороев Классического Ювелирного дома. Такие произведения облагораживают и вдохновляют.
Шедевр национального ювелирного искусства – дарохранительница «Лавра небесная» показывает нам чистоту и глубину помыслов. В этой работе слышен звон колоколов, являющих миру Ренессанс исторического чуда – Украины - Киевской Руси. Из последних работ отметим продолжение темы религиозного культа – панагии и кресты для Патриарха, Из светских вещей – проект «Шахматы», произведение на тему национальной истории, по богатству ювелирных техник и совершечству композии достойное для экспонирования в Национальном музее драгоценностей.
Пример творчества Ирины, украинской красавицы, показывает, на что способна раскрепощенная славянская пассионарность. Вот она загадочная славянская душа, угадываемая в волшебных эмалях. Она тревожит, манит и очаровывает.

Валентин Скурлов,
Историк ювелирного искусства

Комментариев нет:

Отправить комментарий