воскресенье, 17 января 2010 г.

Отдел Х Художественная промышленность. (Составлено под общею редакцию Д. В. Григоровича). Художественно-промышленные рисовальные школы.

Внимательно присматриваясь к произведениям нашей изящной промышленности последнего времени, нельзя не согласиться, что многие ее отрасли высказали несомненный успех. Рядом с этим, невольно возникает вопрос: чему обязано такое отрадное явление? Чем оно вызвано? Кто был его двигателем? Но это безошибочно можно ответить: тайна успеха заключается единственно в известной степени распространения у нас за последнее время культурности единственно в известной степени распространения у нас за последнее время культурности вообще и также известной доли художественной подготовки как со стороны руководителей, так и исполнителей. Без последнего условия успех был бы несравненно менее значителен; его, вероятно, совсем бы не было. У нас, не только в классе производителей, но и в целом обществе, издавна существует мнение, что отрасли изящной французской промышленности пользуются всемирной известностью и распространением благодаря художественным способностям и вкусу, присущим французской нации. То и другое, правда, существует, но надо также знать, сколько было сделано во Франции для их возбуждения и развития. Правительства, бывшие во Франции, давно поняли значение промышленности, возведенной на степень изящного, давно распространили просвещенную заботливость на деятельность этого рода. Вкус, как всякое свойство человека, производителен тогда лишь, когда подвергается старательному развитию. Заботы Франции в этом отношении в высшей степени поучительны.
Систематическое образование вкуса и художественного образования началось там еще в середине семнадцатого столетия. Знаменитый министр Людовика XIV Кольбер постоянно имел в виду такую заботливость. Зорко следя в своем отечестве за успехом, он являлся горячим покровителем везде, где только подмечал возникновение полезной отрасли. Едва начинается в Руане финансовое производство, Кольбер посылает в 1663 году предписание местному губернатору:
Отдел Х. Художественная промышленность.
Производственные силы России.
-«Оказать самое сильное покровительство этой фабрикации, возбудит соревнование между фабрикантами, снабдить их лучшими рисунками и пригласить их работать для королевского дома». Мало этого, пользуясь счастливой минутой, он уговаривает короля заменить на время золотую и серебряную посуду дворцового стола фаянсовой посудой возникающих руанских фабрик. Король охотно дает согласие. С этого дня весь двор, вся аристократия принимаются заказывать посуду в Руане. Результатом было то, что в течение четырех лет в окрестностях Руана открылось тридцать семь фаянсовых заводов, которые, соперничая между собою, довели свои произведения до высокой степени совершенства.
То же самое сделал Кольбер для развития кожаных тисненных обоев, которые начинали производиться во Франции по примеру Фландрии. Этой заботой великого министра многое объясняется в быстром развитии и усовершенствовании отраслей французской промышленности в XVII столетия.
В том же духе как Кольбер, но уже независимо от правительства, появляются одно за другим различные частные общества, имеющие целью покровительствовать ремеслам, доставлять в фабричные центры рисовальные образцы и модели и вместе с тем стараться развивать вкус в самих потребителях, устраивая, где только возможно, разнообразные художественные выставки. Уже в 1770 году считалось в провинциальных городах Франции десять таких частных обществ. Провинциальные эти учреждения были в высшей степени хороших рисовальщиков и самым незаметным образом придали своеобразные оттенки местному производству. Последнее более важно, чем может казаться с первого взгляда: благодаря этому, осуществилось то разнообразие, то богадство типов, которые отличаются все роды французских произведения и дают им столько самобытного значения.
Одною из первых забот начала нынешнего столетия было также учредить в разных частях государства рисовальные школы, специально предназначаемые для образования рисовальщиков, способных возвысить изящную промышленность. В 1803 году решено было основать художественные музему в главных промышленных городах «дабы», сказано в официальном докладе министра Бенезе – «открыть на главных промышленных пунктах государства центры художественного просвещения».
Год от году, таким образом, художественное образование распространялось во Франции. В 1851 г. оно получило новый толчок, благодаря энергической инициативе Англии. В отчетах после выставки в Хрустальном дворце, англичане, стоявшие во главе промышленного движения, смело подняли голость против своей отсталости во траслях изящных искусств. Этого было уже достаточно, чтобы во Франции правительство и частные лица принялись с увлечением умножать рисовальные школы, открывать всюду артистические выставки, распространять музеумы, признанные могущественными образовательными двигателями наравне со школами. «Кто смотрит, тот уже поучается». В этом заключается мысль музеумов.
Не качаясь того, что сделали в этом отношении в последнее время Англия и Германия, припоминая только заботы для той же цели Франции, припоминая, что страна эта принадлежит к нациям, имеющим художественные предания, и, следовательно, была уже некоторым образом подготовлена к развитию; принимая в соображение все, что делается для той же цели в настоящее время, припоминая многочисленные ее школы, публичные музеи в Париже и провинциальных городах, лекции, курсы, частные художественные общества, - невольно удивляешься, читая в отчете выставки 1862 года следующие строки: «Рисовальные школы и музеумы существуют у нас, конечно, во всех наших больших городах, но сколько еще остается у нас важных промышленных центров, лишенных таких учреждений!» Такие жалобы раздаются во Франции, заботливо трудившиеся, скоро триста лет, для постановки своей художественной промышленности на такую высокую степень!.
Можем ли мы, после всего сказанного, строго относиться к нашим художественным изделиям, ставить постоянно в укор их недостатки? Вопрос художественного развития для ремесленного класса теперь только, можно сказать, стал серьезно занимать развития для ремесленного класса теперь только, можно сказать, стал серьезно занимать наше общество. Не надо забывать, что у нас люди рождаются, проживают век и умирают, не видав в глаза художественного предмета, не имея о нем ни малейшего представления и, следовательно, понятия. За неимением образцов ни в самых промышленных центрах нашего отечества, десятки тысяч работников, производя вещи, имеющие однако ж связь с искусством, как-то: иконостасы, ризы, утварь, оружие, посуду, резьбу по дереву и металлу и т.д., - поневоле не могут выбиться из рутины. Вместо того, чтобы строго относиться к их произведениям, не правильнее ли было бы придти им на помощь, стараться вывести их на свет, дать им движение вперед, как это сделали во Франции не только правительство, но и частные лица?
То, что у нас начато по этой часть, пока еще ограничивается тремя главными учреждениями: Строгановским училищем технического рисования, основанным в 1928 г. графом С.Г. Строгановым и находящимся под ведением Министерства Финансов; Рисовальный промышленно-художественной школой Императорского Общества поощрения художеств, основанной в 1839 году графом Канкриным и перешедший в 1857 г., по Высочайшему повелению, в ведение Общества и Рисовальной школою барона Штиглица, основанной в 1876 г.
Каждая из них имеет свои оттенки, но все стремятся к одной общей цели: развивать художественное чувство в учениках и приготовлять рисовальщиков в видах усовершенствования нашей промышленности.
Здесь не место распространяться о методах продавания в названных школах и об их результатах в практике. Дело экспертов – определить значение каждой из них. Несколько не преувеличивая их значения, можно сказать с уверенностью, что успех, выказанный изделиями артистического производства последнего времени, - многим им обязан. Школы посещаются преимущественно детьми ремесленного сословия. Начиная с первых элементарных приемов рисования, здесь находятся классы рисовки с пластических геометрических тел, орнамента во всех его видах и стилях, человеческой маски, головы, фигуры; затем следует преподавание аквареля и черчения; одновременно с этим читаются о лекции истории искусств и перспективы. Классом сочинения рисунков на заданную тему оканчивается курс. В школах, кроме того, находятся практическая мастерская: живописи по фарфору, фаянсу и майолики, леплению из глины и воску, гравированию по дереву, резьбы из дерева и класс декоративной живописи. Мастерские эти вызваны необходимостью ознакомить ученика с практикой того мастерства, к которому он призван к жизни. При каждой из названных школ существует более или менее обширный музей художественных образцов и библиотеки, преимущественно из рисунков; последняя служит пособием ученикам, специально посвящающим себя для сочинения рисунков по мебельной, обойной, бронзовой и др. отраслям. Недавно еще лица даже ремесленного сословия поступали в рисовальные школы с целью подготовить себя настолько, чтобы перейти в Академию Художеств. Направление, принятое теперь в школах, принесло уже свои плоды. Благодаря тому, что преподавание поставлено на более практическую почву и ведется по возможности таким образом, чтобы ученик с первого времени своего постуления понял существенную пользу, которую он может извлечь из своего мастерства при усовершенствовании себя в рисовальном искусстве, - число учеников заметно стало увеличиваться против лиц, приходивших прежде ради развлечения или готовивших себя на чисто художественное поприще. Художественная сторона в ремесле, которую он прежде не подозревал, постепенно открывается его внутреннему чувству и, как видно, действует на него притягательно. В школах начинает уже являться сознание, что ученик, способный сочинять рисунки для промышленности и получать за них хорошую плату, способный внести улучшение в ту или другую артистическую отрасль, - бесспорно стоит выше в целом строе общественного механизма, чем художник, работающий по рутиние и столько же бесполезный для себя, сколько и для общества. Такое сознание подтверждают ученики, окончившие курс и продолжающие свое ремесло в разных мастерских на условиях, несравненно более выгодных, чем прежде, или поступающих к фабрикантам в качестве рисовальщиков, лепщиков, живописцев по фарфору и фаянсу и проч. За последние годы можно насчитать множество таких лиц, - в этом убеждают отчеты вышеназванных школ. Но даже те ученики, которые по теме или другим обстоятельствам не докончили курса, - провели в школах не бесполезно время: они все-таки настолько присматривались к художеству, чтобы внести долю улучшения в свою работу.
Распространение таких школ в нашем отчестве, насаждение их в промышленных центрах, слишком уже очевидно, чтобы не радоваться, что вопрос этот начал у нас обращать на себя внимание правительства и частных лиц. В последнее десятилетие одна за другой открылись специальные рисовальные школы в Саратове, Пензе, Одессе, Варшаве, Киеве, Харькове, Риге и других. Как ни отрадно такое явление, надо сказать, однако ж, одних рисовальных школ недостаточно, если иметь ввиду обращение художества в пользу промышленности. Для этого нужны еще музеумы художественных образцов. Оба учреждения неразрывно связаны между собой. Действие музеумов тем существеннее для промышленной цели, что оно обращается в одно и то же время в пользу всех сословий, в пользу целого общества. Поучая художеству дейтелей, т.е. производителей, начиная с фабриканта и кончая мастеровым, разваивая невольно художественное чувство, обогащая их мысль образцами изящного, примененного к предмету их занятий, музеумы точно также действуют и на класс потребителей: они подготовляют в последних сочувствие к приобретению предметов потребностеи, но уже с элементом, более высказательным относительно вкуса. Развитие промышленности идет рука об руку с развитием самого общества. Потребность грубых произведений выражает несомненно степень грубости и неразвитости общества.
Ошибочно было бы думать, что устройство музеумов при рисовальных школах требует большого числа художественных произведений и связано с большими затратами. Здесь цель не ограничивается доставлением зрителю суммы эстетических наслаждений, подобно тому, как в галантереях картин и собраниях предметов высшего художественного значения. С точки зрения наглядного взгляда, изобилие предметов было бы даже вредно. Здесь главным образом должна руководить та мысль, чтобы зритель понял с первого взгляда пользу, которую художество может принести самому обыкновенному общеупотребительному предмету, указать ему, что художество не только не нарушает практического смысла предмета, но на практике придает ему красоту, благородство, вносить в него присущие чего-то живого, воодушевленного. Такое применительное назначение художества в связи с эстетическим влиянием само собою определяет характер предметов, входящих в состав коллекций школьных музеумов. Дело, следовательно, здесь не в числе произведений и их ценности, но в подборе тех именно красивых типических образцов, которые близко бы подходили к местному производству и доставляли ему выбор хороших моделей.
Лучшим доказательством, как важны эти способы художественного образования, возведенные в систему, как быстро они сближают массу народа с искусством, как существенно помогают развитию в ней художественного чувства и вкуса и как непосредственно потом отражаются на изделиях промышленности, - служить Англии. В первой половине нашего столетия, многие промышленные отрасли Англии, как уже замечено в начале этого обзора, - заслужили со стороны Европы такой же упрек, как наши, относительно недостатка в них художественного элемента. К такому заключению привела особенно выставка 1851 года в Лондоне.
Сознавая сама свой недостаток, Англия, с свойственной ей энергией, принялась за дело. В течение 2-х лет образовались школа в Кенсингтонский музей, - громадной собрание орнаментарного искусства, открытое свободно для всех классов, и где способам преподавания даны были самые полные, существенные формы. За ними постепенно, одни за другими возникли такие же учреждения, числом теперь до восьмидесяти. Последние положили в свою очередь основание другим однородным учреждениям, известным под названием – Travelling collections; это ничего больше, как подвижные, путешествующие художественные музеумы; они разъезжают по всей Англии, распространяя художественное образование преимущественно по всем глухим частям государства. То же самое движение в пользу распространения художественного образования в промышленных классах происходит теперь в Бельгии, Германии, Франции и Австрии. Такие примеры подкрепляют уверенность, что наше собственное дело относительно художественного развития далеко еще не безнадежно. Первые попытки уже сделаны; надо надеяться, русское общество на этом не остановится.
Ежегодно мы видим громадные денежные пожертвования на различные учреждения общественной пользы. Доля таких пожертвований была бы за-глаза достаточна, чтобы насадить у нас множество рисовальных школ и музеумов и тем улучшить в нашей промышленности красоту и вкус, то есть что составляет ее слабую сторону.
Вопрос остался бы за руководителями; но надо также надеяться, - круг лиц просвещенных, лиц, искренно преданных мысли просвещения, - не клином у нас сошелся. Были бы рисовальные школы и музеумы, - руководители найдутся!
До 1860 г. в Москве из этих школ обучались рисованию, черчению и лепке по всякого рода ремеслам; общеобразовательных предметов к ней не преподавалось. При этой школе состоял особый учительский класс для образования уездных учителей рисования и кроме того женское рисовальное отделение. Она имела 6-тилетний курс, впрочем, последний год, шестой, обязателен был только для лиц ,готовившихся к преподавательской деятельности. Вторая школа имела свое целью образование рисовальщиков для ткацких и набивных изделий. Так же, как и в первой, курс учения в ней был 6-тилетний.
Кроме того, в то время в Москве были еще воскресные рисовальные классы при каждой из вышеупомянутых рисовальных школ, при 3-ей реальной гимназии и при втором уездном училище. В этих классах бесплатно преподавалось рисование приходящим ученикам, без различия состояний и возрастов, а тем из них, которые не получили первоначального образования, преподавались, сверх того, Закон Божий, русская грамота, чистописание и четыре правила арифметики.
В видах большого распространения в Москве, как центре нашей мануфактурной промышленности, искусства технического рисования, попечитель Московских рисовальных школ д.с.с. Шипов вошел в 1859 году в Министерство Финансов с представлением о преобразовании этих школ и о соединении их в одно рисовальное техническое училище. Представление это было одобрено и на приобретение дома для Московских рисовальных школ, соединяемых в одно училище были ассигнованы из средств Государственного Казначейства необходимые на то суммы.
2 апреля 1860 г. утвержден был устав училища технического рисования, названного в честь первого основателя сего рода учебных заведений гр. С.Г. Строгонова – Строгановским. Полное свое название, Строгановское центральное училище технического рисования, оно получило лишь в 1873 г.
При преобразовании рисовальных школ в 1860 г. имелось в виду главнейшее – образование для мануфактурной промышленности искусных рисовальщиков и вообще развитие художественных званий в применении к фабричным производствам и ремеслам. С этою целью доступ в училище для обучения рисованию был оставлен по прежнему свободным для всех сословий без различия; но дабы привлечь в училище возможно большее число учеников из ремесленного и мещанского сословия и обеспечить промышленности плоды их образования, было призвано полезным даровать им некоторые права.
В 1857 году вице-председатель Общества поощрения художеств в С-Петербурге О.И. Прянишников обратился к Министру Финансов II. Ф. Броку «с изъявлением желания Общества принять школу под свое покровительство». Такое желание высшим финансовым управлением было встречено с живейшим сочувствием, и вскоре состоялось Высочайшее повеление о передаче школы в заведение Общества Поощрения Художеств.
В 1882 г. Высочайше утвержден новый устав Общества с предоставлением ему широких прав и преимуществ, с присвоением Обществу наименования Императорского и право находиться «под непосредственным Высочайшим покровительством Государя Императора и Государыни Императрицы».
При Обществе организаторы на частные пожертвования ежегодные конкурсы, как по разным родам живописи, так и по различным видам художественно-промышленного производства: гравирования на дереве, живописи по фарфору и фаянсу, декоративной живописи, резьбы из дерева и лепления.
Школа общества содержать на свой счет специально для детей фабричного населения три приготовленных школы: Смоленскую, Фарновскую и Ушаковскую. За посещение школы плата 3 руб. за полугодие с мужчин и 5 руб. с женщин. (Смотри особую брошюру в Х отделе выставки).
Другая школа в Петербурге была основана на пожертвование тайного советника барона Штиглица, положение которой Высочайше утверждено 5 ноября 1877 г. Желая восполнить недостаток техническо-художественного образования в России, барон Штиглиц предложил учредить училище технического рисования на следующих главных основаниях: 1) училище технического рисования в С-Петербурге будет построено попечением Министерства Финансов и состоят в его ведении, под наименованием: «училище технического рисования барона Штиглица» и 2)на устройство этого училища и на содержание оного барон Штиглиц обязывается внести, единовременно, один миллион рублей в 5% билетах Государственного Банка, с доходом, начиная с 1 марта 1876 г., с тем, чтобы на первоначальные постройки и устройство израсходовано было, примерно от 300.000 до 350.000 р. и чтобы за сим доход от остальных, примерно, 700.000 руб. употребляем был на содержание этого училища. Полный курс обучения в училище полагался трехлетний, с распределением на три класса. Кроме того, при училище были открыты: а) элементарная рисовальная школа для обучения приходящих учеников черчению, рисованию и леплению б) воскресные рисовальные классы для лиц обоего пола, в) особые приготовительные классы и г) параллельные классы для лиц женского пола, на основаниях, утвержденных Министром Финансов. В число преподаваемых предметов входят: Закон Божий, русская словесность, всеобщая и русская история, сведения из химии, технологии, физиология и анатомия, элементарная и начертательная геометрия, перспектива, история искусств, черчения, рисование с композицию в применении его к различным мануфактурным производствам и мастерством, лепление, резьба, чеканка, гравирование и живопись по фарфору.
В училище ученики допускаются только проходящие не моложе 14 лет, причем от поступающего в низший класс требуется познания, соответствующие полному курсу 3-х классного городского училища или первых четырех классов гимназии. Из ежегодной за право посещения училищ платы в 12 р. образуются особые средства, которые употребляются на выдачу премий, учебные пособия и другие надобности училища.
В остальной России в настоящее время только проектированы к осуществлению три школы: Боголюбовское рисовальное училище, Ивано-Вознесенская и Миргородская. Первая школа и рисовальный класс в селе Большом Красном, Костромской губернии, вместе с Радищевским музеем возникла по мысли и стараниями профессора А.П. Боголюбова, который внес на образование школы в Государственное Казначейство 160.000 руб. Саратовская городская дума с своей стороны ассигнировала на содержание школы 2.500 руб. и Совет центрального училища технического рисования барона Штиглица временно, пока % с капитала А.П. Боголюбова будут поступать в его, Боголюбова, пользу, 6.400 руб. Боголюбовское рисовальное училище, будучи филиальным отделением училища барона Штиглица, подготовляет по рисованию, черчению и леплению желающих посвятить себя впоследствии специальному изучению какой-либо отрасли прикладных к ремесленным и мануфактурным производствам художеств; доставляет возможность лицам, при прохождении курса научных предметов в местных учебных заведениях, приготовиться по художественным предметам к поступлению в высшие технические учебные заведения.
В 1890 г.возникло предположение об учреждении в г. Иваново-Вознесенске рисовальной школы, причем Министерством Финансов имелось в виду отпускать на содержание школы 6.500 руб. с приданием этой школе характера совершенно самостоятельного учебного заведения. Вслед за сим Совет училища барон Штиглица представил в Министерство Финансов об учреждении там же рисовальной школы в виде филиального отделения училища, причем училище принимало на себя руководство учебною частью в означенной школе и материальную поддержку в случае надобности, с тем, чтобы удовлетворение собственно хозяйственных потребностей школы лежало на попечении местного городского общественного управления, фабрикантов или жертвователей. Ивано-Вознесенский Комитет торговли и мануфактур вполне сознавая ту пользу, которую принесет местной промышленности рисовальная школа, заявил Министерству, что фабриканты изъявили полную готовность вносить на содержание школы, дополнительно к ассигнируемым Советом училища барона Штиглица 4.140 руб., с своей стороны 2.360 руб., развертывая эту сумму между собою по числу имеющихся на их фабриках печатных машин. Таким образом, вопрос об обеспечении школы без пособия от казны, был выяснен и предложения совета училища Барона Штиглица могли получить осуществление в установленном порядке. Школа имеет целью образование рисовальщиков для ткацкого и ситценабивного производства.
По ходатайству Костромского губернского земского собрания последовало в 1895 г. Высочайшее повеление, на выдачу сему земству одной тысячи рублей в пособие на устройство рисовальных классов при земской школе в селе Большом Красном, Костромской губернии. Устройством этого класса имеется в виду содействовать развитию вкуса среди местных кустарей Серебреников-ювелиров. Рисовальный класс предлагается открыть в самом недалеком будущем.
По инициативе Полтавского губернского земства и на средства, ассигнируемые ежегодно губернским земством, начиная с 1888 г. в размере 10.000 руб., пожертвованные Миргородским уездным земством единовременно 5.000 руб. и собранные по всероссийской подписке 38.798 руб. 33 коп., в городе Миргороде проектирована к открытию художественно-промышленная школа имени Н.В. гоголя, с целью фаянсовые и фарфоровые изделия, и вообще для распространения в среде кустарей Полтавской губернии художественных и технических знаний по керамическому производству.

Комментариев нет:

Отправить комментарий