четверг, 7 января 2010 г.

Veksexhibition.

В Отделе личных коллекций ГМИИ имени Пушкина открылась выставка, посвященная тому - от пасхальных яиц до вязальных спиц - что связано с Домом Карла Фаберже и еще с некоторыми мастерами той эпохи. Такое широкое и даже амбициозное название экспозиции намекает в том числе и на то, что с тех пор как Вексельберг приобрел произведения Фаберже в 2004 году, его собрание пополнилось новыми предметами как Фаберже, так и других фирм.
Корни Карла Фаберже уходят во Францию XVII века. Людовик XIV не пожелал видеть гугенотов-протестантов в пределах своего королевства. Оказавшиеся среди неугодных Фаберже добежали в итоге до России. В 1842-м отец Карла Густав открыл в Петербурге ювелирный магазин, который перешел к Карлу в 1870-м. Через пятнадцать лет он уже назывался придворным ювелиром. Корни коллекции Виктора Вексельберга и специально созданного им Фонда (финансировавшего, например, возвращение в Россию архива Ивана Ильина, а также колоколов Свято-Данилова монастыря из Гарварда) уходят, как известно, в 2004-й. Когда российский предприниматель выкупил еще до начала аукционных торгов Sotheby’s все то, что собирал Малколм Форбс с 60-х годов. Наследники Форбса получили больше $ 100 млн. Хотя империя Фаберже не пережила Российскую империю, сегодня бренд жив. Владеющая им американская компания производит не только ювелирные изделия, но также сигареты и галстуки. Дело, надо полагать, выгодное, хотя не то чтобы прямо уж продолжает традиции. Но поскольку выгодное, то и переговоры о покупке марки Вексельбергом продвигаются не слишком успешно. Зато говорят, что есть планы устроить музей Фаберже в петербургском Шуваловском дворце (как выяснилось на пресс-конференции, Большую Морскую, где когда-то располагалась фирма, не рассматривали) и в Москве.
Предположу, что самое яркое впечатление от нынешнего показа все равно останется в первых залах с пасхальными яйцами. Вексельберг заполучил 9 из 42 известных императорских пасхальных яиц и стал в этой области рекордсменом после кремлевской Оружейной палаты. Здесь и незатейливая «Курочка», вылупившаяся в 1885-м в подарок императрице Марии Федоровне. Это - начало всей яичной эпопеи. Дальше будут такие, что, как говорится, слова в простоте не скажут. Тут и «Коронация» с сюрпризом-каретой, точной копией коронационной кареты, что использовали еще с XVIII века. Сама карета в Эрмитаже, и когда дело дошло до ее реставрации, то ориентировались на эту копию. И «Лавровое (оно же апельсиновое) дерево», из которого должен появляться соловей. И «Бутон розы», попавший, по легенде, к одному нерадивому англичанину, который запустил им в свою жену. Именины, годовщины коронации и царствования; эмали, алмазы, нефрит, агат…
Портсигары, часы, оклады икон (хотя они реже, чем все остальное), как бы наивные простенькие цветы в стаканчике «с водой» из горного хрусталя, подносы и чарки, запонки. Все, что было нужно и не очень, вплоть до такой мелочевки как рамки для фотографий, настольные звонки и ручки зонтов. В ренессансном стиле, с витиеватой изнеженностью рококо, с чувством знания модерна (кстати, среди авторов эскизов произведений был, к примеру, Александр Бенуа), с акцентом à la russe. Показ почти 300 предметов (около 30 % от всей коллекции Вексельберга) порой напоминает, простите за грубое сравнение, игру мускулов или бряцание оружием. Роскошно? Как правило, да. Впечатляет? Временами. Был ли какой-то принцип организации экспозиции (кроме залов с яйцами и иконами) - остается сомневаться.
Почему бы кроме сухих каталожных подписей вроде «М. Перхин», не напомнить, что это один из главных мастеров фирмы, пришедший к Фаберже сын крестьянина? Может, рассказать про знаменитые эмали Фаберже, про то, как их сложно в несколько этапов получали, как нашли больше 140 оттенков, как разную фактуру имитировали гильошированием (орнаментальной гравировкой, к примеру, по металлу). Известно, что не все однозначно признавали за Фаберже высокую художественную ценность. Китч с зажигалкой в виде волка в шали, который из пасти должен изрыгать огонь, с бонбоньеркой в виде бульдожьей головы, с набором пепельниц всех карточных мастей - был бы прекрасный отдельный сюжет!.. В большом разделе с иконными окладами помимо фирмы Фаберже представлено много других московских и петербургских мастеров. И есть подозрения, что многие захотят узнать о них что-то еще кроме имен (можно надеяться, что после открытия это будет сделано).

Комментариев нет:

Отправить комментарий