воскресенье, 14 сентября 2014 г.

ТАРАСОВ-ДИАДЕМА. ПОХОЖЕ, ВМЕСТО КОРОНЫ В РОССИЮ ПЫТАЮТСЯ ВНЕДРИТЬ ГРАНДИОЗНУЮ ПАНАМУ…

Когда чужих денег не жалко,
Или Еще раз о диадеме.

Диадема внучки Пушкина оценена в 5 млн. долларов (5 000 000).  Вероятно, бизнесмен Артем Тарасов обладает даром гипноза – иначе как семь московских экспертов решились назвать такую стоимость вещи, происхождение которой весьма сомнительно.
Поведение г-на Тарасова на пресс-конференции в Эрмитаже в начале марта выглядело странным: он рассуждал о том, что в России нарушено нормальное соотношение Добра и Зла, и своей акцией он желает принести сюда Свет и Добро, что диадема сама просится на родину, а с людьми из его команды происходят чудеса - болезни излечиваются, мужья возвращаются… Диадема лечит. Так же «лечил» Тарасов журналистов (смотри глагол "лечить" в Словаре современного русского жаргона)._Михаил Пиотровский сидел рядом с непроницаемым лицом.
Журналистам были вручены роскошно изданный буклет (где диадема настойчиво именовалась короной) и материалы пресс-службы Эрмитажа, в которых  в туманных выражениях излагалось краткое жизнеописание внучки Пушкина Софии де Торби, урожденной графини Меренберг, а также история ювелирного дома «К.Э. Болин» (впрочем, с некоторыми неточностями), К этому прилагалось выписка из прокола заседания междуведомственной комиссии по определению «оценки историко-художественной ценности и оценки диадемы» от 12.02.2004 г.
Имен членов комиссии под Выпиской не стояло. В ней честно было сказано, что диадема считается свадебным подарком Великого князя Михаила Михайловского Романова С.Н. Меренберг «согласно семейной легенде», существующей с начала 1890-х годов, а документально бытование диадемы подтверждается с 1924 года (!). Ни о каких-либо найденных архивных документах (счетах ювелира и пр.) в Выписке не упоминалось. Остается предположить, что поиски в архивах или не велись, или ничего не дали.
Скандальные подробности женитьбы тоже умалчивались. На Софии великий князь женился за границей скоропалительно и тайно от семьи, в России у него была другая невеста – графиня Екатерина Игнатьева.
Далее в Выписке отмечена уникальность изделия и сообщалось, что «стилистика диадемы соответствует изделиям фирмы «К.Э. Болин», что позволяет провести аналогию с известной диадемой и колье Великой княгини Марии Александровны».
Заметим, что клеймо-именник и городское клеймо обнаружены были в 2004 году, и то после многочасовых поисков, лишь на одном элементе диадемы-трансформера. Именник представляет собой инициалы «СВ», которые можно принять за инициалы Карла Болина во французском написании. Правда, считается, что фирма таким образом клейми только  серебряные изделия Московской фабрики, хотя на звезде диадемы – клеймо Санкт-Петербурга. О том, было ли проведено сравнение этого клейма с эталонным, в Выписке не сообщалось Интересно, что в 2000 году, при ввозе в Россию, на таможне эксперты клейм не обнаружили, поэтому говорят, что клеймо появилось позднее.
Предварительная стоимость диадемы, которую Тарасов объявил на пресс-конференции была 4-7 млн. долларов.
Эксперт Министерства культуры Валентин Скурлов по собственной инициативе, независимо от работы комиссии, изучил имеющиеся в архиве материалы, относящиеся к великому князю Михаилу Михайловичу, за 1890-1896 годы: имя Болина там не встречается ни разу. Фаберже есть, Ган есть, Овчинников есть, а Болина – нет!. А когда Скурлов получил фотографию клейма, обнаружилось, что оно принадлежит вовсе не Болину, а Карлу Бланку! Ювелир К.К.Бланк в 1892-1909 годах работал в фирме Карла Гана, впоследствии сделался компаньоном. Придворным поставщиком Карл Ган стал  в 1896 году, то есть уже после предполагаемой даты создания диадемы. Интересно, что его фирма специализировалась на орденах с бриллиантами, а в центре изделия как раз и находится брошь – «орден» с рубиновым сердцем. Бланк – хороший ювелир, но все же «дым пожиже, труба пониже». А чего же теперь стоят искусствоведческие рассуждения о соответствии стилистике Болина?
В истории с этой диадемой вообще много темного: нынешняя ее владелица маркиза Сара Милфорд-Хэвен, как ее именует пресса, к потомкам Романовых и Пушкиных имеет отношение косвенное – с мужем Джоржем Айваром Луисом Маунтбваттеном, 4-м маркизом Милфорд-Хэвеном (правнуком великого князя и графини де Торби) разведена, а стало быть фамилия ее должна быть девичьей – Уокер (Walker) и права на титул нет. По английским законам, титул за разведенной женщиной не сохраняется, его носит теперь вторая жена Джоржа Айвара Луиса. В западной прессе сообщалось, что после развода семейную реликвию у мужа она выкупила (интересно за какую сумму?), а ее папа-бизнесмен еще в 1990-х имел в России дела с Артемом Тарасовым. Да и четыре года назад диадема страховалась всего за 56 тыс. долларов, то есть реальная ее цена было тысяч тридцать долларов. Страховая цена всегда больше раза в два-три. И это было вполне логично - всего 25 каратов бриллиантов старой огранки и алмазов-"роз", характеристики камней посредственные: цветность 4-5, чистота 4-7 (идеальный бриллиант имеет цветность и чистоту, равные 1), происхождение документально не подтверждено… Нынешняя экспертиза выявила в изделии 20 граммов бронзы (!) – пресс-релиз об этом тактично умолчал, а г-н Тарасов бодро сообщил журналистам, что в диадеме используется сплав золота с платиной. Неправда – обычное русское золото 583-й пробы, хорошие бриллианты в такое не вставлялись.
Все-таки, как диадеме удалось так подорожать на радость сегодняшней хозяйке и ее конфиденту?
Светлана Розинова, СПб

P.S. Говорят, некий британский дилер уже год назад собирался внедрить диадему в Россию, и он замахивался  на сумму всего в 100 тыс. фунтов.

E-mail rosinova-s @ yandex.ru
(8921) 923 20 27  

Комментариев нет:

Отправить комментарий