суббота, 11 октября 2014 г.

ПЕРЕПИСКА Евгения Карловича Фаберже с Генри Чарльзом Бэйнбриджем. 1932 – 1936 гг. – Архив Татьяны Фаберже.

Март …..1932.

       Дорогой Евгений!
      Я рад получить Ваше письмо от 11 февраля. Я волновался. Не случилось ли с Вами чего. Я написал давно – о чем – не помню.
    Все идет ужасно медленно. Я бы сказал. Что в Париже хуже. Особенно, если дело касается предметов роскоши.
    Я знал г-жу Николаи, я помню маленькую девочку, которая умерла в Петрограде. Я был на похоронах с (ее ? –В.С.) отцом. Петроград в настоящее время – не место для старой дамы и ваша тетя в ее возрасте никогда не должна ожидать…… лучше ей оставаться там, где она есть.
    Если Вы найдете что-либо интересное в его рабочих архивах, может быть Вы (пришлете) мне. Это же относится к книге. Я Вам напишу, если найдутся другие интересные вещи, которые могут когда-либо встретиться мне, пожалуйста.
      Здесь ужасно холодно…..
- Из России говорят, что мы превысили тарифы, что с нами будет, я не знаю.
     Я напишу снова, как только смогу – всем сердцем помню всех.
Искренне Ваш
Бэйнбридж.

68.Хай Стрит, Хэмстед. Лондон. N. W. 3
11 марта 1934 г.

     Дорогой Евгений,
     Я рад был получить весточку от Вас, я уже стал думать, что все вы «уехали на Запад».
      Я пойду на аукцион КРИСТИ и узнаю то, о чем Вы просите. Между прочим, это всего лишь коллекция мелких вещей, ничего особенно ценного, за исключением белого эмалевого яйца с желтком, оно более, чем что-либо, представляет исторический интерес. Я добуду несколько каталогов и перешлю их Вам.
     За последнее время произошло многое из того, что заинтересует Вас, я напишу об этом подробнее через несколько дней – отчитаюсь
           Искренне Ваш
    Бэйнбридж
[Кому]
Е.Фаберже
Париж.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx
68. Хай Стрит, Хэмпстед. Лондон. N.W.3
13 марта 1934.

Дорогой Евгений,

Я посылаю два каталога, которые сегодня получил у Кристи. Как я уже писал Вам, в них нет царских пасхальных яиц для продажи, за исключением первого. В виде куриного яйца. Это небольшая коллекция набалдашников от зонтиков, маленьких кнопок электрических звонков и т.п. Кажется, все это прошло через мою книгу. Один из друзей прочел ее, а затем случайно он напал на коллекцию, запертую в одном из банковских сейфов [в чьем ? - вопрос Евгения Фаберже], и купил ее для себя. Затем он обратился к Кристи и предложил коллекции. На продажу. Они согласились. При условии. Что я напишу предисловие.
С первого взгляда казалось, что эта коллекция слишком мала, чтобы требовать для нее вступления, однако Кристи настаивали, так как впервые  предлагали на продажу вещи Фаберже. Я выполнил их просьбу в надежде в дальнейшем увековечить его имя.
     Кстати, мастера, о которых я упоминал ранее, не имели отношения к какой-либо определенной работе; мне кажется уместным назвать некоторые имена, я думаю, что Ваш отец хотел бы этого. На одном из мелких предметов из этой коллекции, таком как маленькая коробочка – инициалы «А.Т.», «А.Н.», которые я расшифровываю как Тилеман и Хольмстрем, кажется, что эти ЮВЕЛИРЫ все-таки делали фантазийные предметы. H.W. (Вигстрем), М.П. (русские буквы) на других изделиях - я считаю, что это Перхин. Конечно, Вигстрем, насколько я помню, делал лучшие из «фантазийных» изделий: портсигары и царские пасхальные яйца. Перхин был еще до меня, но он принимал участие в изготовлении царских пасхальных яиц и других прекрасных вещей. Я видел его инициалы на некоторых из яиц, которые появились в Лондоне некоторое время тому назад.
    Было бы хорошо, если бы Вы прислали мне список всех мастеров, которых Вы помните, их имена и НАЦИОНАЛЬНОСТЬ (многие из них финны и я помню, что 2/3 из работников Дома Фаберже были финнами), а также вещи, которые они делали  в порядке значимости.
Затем о студии и художниках.
Бирбаум был швейцарцем (я думаю) и работал над проектами самых лучших предметов. Ивашев? Национальность. Оскар Май? Англичанин? Якобсон? Национальность.
Василий Зуев. Были ли он автором миниатюр на пасхальном яйце – 300-летие Дома Романовых, где на наружной стороне расположены портреты всех императоров, и на яйце в память 200-летия со дня основания Санкт-Петербурга.
Я помню Фредман-Клюзеля как скульптора. Конечно, были и другие?
       Петров – эмальер, довольно значительный и я думаю, что до него в мастерской работал его отец. Какие инициалы у этих мастеров. Может быть, были и другие?
       Некоторые газеты, ежедневные и другие, просили меня написать о Фаберже, но я не делал этого, так как это слишком «дешево», я ограничил себя самыми лучшими периодическими изданиями по искусству. Я написал две статьи о царских пасхальных яйцах, многие их них попали в Англию из Советского Союза. Я вышлю их Вам, как только они выйдут в свет.
     Чтобы сделать свою книгу полной, я, если найду достаточно материала, напишу что-нибудь о животных и о цветах. Пожалуйста, помните, что именно в Англии Фаберже ценят более, чем где-либо, что я постоянно контактирую с торговцами и частными лицами, которые интересуются Фаберже. Поэтому, если у Вас есть фотографии царских пасхальных яиц, животных, цветов или других фантазийных изделий , пожалуйста, по возможности, скорее пришлите мне их с описаниями, чтобы я смог должным образом  использовать их.
    Но, пожалуйста, не откладывайте это надолго.
    Вчера видел г-жу Николас, и вчера вечером я получил письмо от Алика Фаберже, которого я собираюсь увидеть. Всего наилучшего Вам всем.
       Искренне Ваш
       Бэйнбридж.
P.S. Я полагаю, что последнее пасхальное яйцо, было сделано в 1914 г., и в нем в качестве сюрприза было 5 миниатюр.
     В яйце, изготовленном в 1897 г. была карета. Это императорская коронационная карета?

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

         16 марта 1934 г.

      Дорогой Евгений,

   Я прилагаю (к письму) каталог с ценами с аукциона Кристи (который состоялся) вчера. Некоторые цены удивили меня. Рад, что достал еще (несколько) каталогов, о которых Вы просили. Я пишу второпях, чтобы Вы (скорее) узнали результаты аукциона. Как я уже говорил, именно в Лондон (живет) настоящий интерес к произведениям Фаберже и если у Вас есть они, то есть возможность купить их. Я снова напишу через месяц-другой.
        Искренне Ваш
        Бэйнбридж.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

68.High Street. Hampstead. London. N.W.3
20 марта 1934.

Дорогой Евгений,

В добавление к моему предыдущему письму, я надеюсь, что Вы получили каталог. Две моих статьи, которые скоро появятся в «Connoisseur» помогут поднять цены на изделия Фаберже; издатель сказал мне вчера , что это случается неизбежно. Репродукции, которые они изготовили – первоклассные и Вы будете довольны, когда увидите их в номере, который я Вам вышлю.
       Королева дала мне разрешение воспроизвести одно из царских пасхальных яиц, которые она недавно купила под ее именем. Если у Вас есть какие-нибудь изделия для продажи, то придайте их после появления в «Connoisseur». Если Вы дадите мне знать, с какими вещами Вы собираетесь расстаться, то я смогу помочь Вам советом. Лондон – хороший рынок.
Я жду Ваших писем и остаюсь искренне Ваш, Бэйнбридж.
xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx
       30 мая 1934 г.
     Дорогой Евгений,
(Продолжение моего письма [ От 27.05.1934 ? – В.С.]

……возможно. Это кажется, заинтересует любого из литературной среды начать книгу о Вашем отце, Так как другой работы не было. Я был обескуражен, так как (мне) казалось правильным. Чтобы такая книга (мемуары) была написана.
……….как-то я встретил одного из ведущих издателей, и он спросил у меня, не хотел бы я написать эту книгу, книгу о пережитом..... Его фирма могла бы опубликовать ее и взять на себя все расходы.
    Сначала эта идея казалась мне странной, так как я по профессии не писатель. Однако  я продумал (это предложение) и, в конце концов, начал и кончил книгу. Книга под названием «Дважды семь» была готова в ноябре прошлого года, а  затем произошло чудо. Книжное общество первое сделало отзыв о книге в декабре.  Как только книга была опубликована интерес к Фаберже возрастал как на дрожжах и все достигло кульминации на аукционе Кристи.
 ……Я был счастлив, хотя я сделал это (усердно) работая……….. Так или иначе, я осуществил свое желание……почтить…… и отразить ту доброту, которую я всегда встречал в семье Фаберже.
(Я был уверен), что Вы все читали эту книгу, но я ничего не получил от Вас и начал думать. Что Вы более не хотите иметь никаких дел со мной. Однако Ваше следующее письмо рассеяло  это впечатление.
      Я просил издателей выслать Вам копию книги, и я вкладываю обзорную статью, которую написал один из наших ведущих писателей Уолпол.
     С наилучшими пожеланиями всем Вам
Искренне Ваш Ч. Бэйнбридж.

Приписка  Евгения Фаберже на письме :
    Кремлев мог делать из камня даже тонкие стебельки цветов, он был уникален в своем мастерстве. Другие стебли изготовлялись из металла, покрытого эмалью. Другим превосходным камнерезом был Дербышев, который, к несчастью, был убит на войне. Его следует назвать.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx
Париж, 5 июня 1934 г.

      Дорогой Бэйнбридж,

      Я получил Ваше письмо от 30 и 27 мая, а также вашу книгу «Дважды семь», я также получил вчера номер журнала «Connosseur» и я благодарю Вас за все. Я прочел Вашу статью в «Connoisseur» и нашел ее безупречной и абсолютно правильной. Я был тронут  тем, как Вы говорили о деятельности моего отца, особенно я благодарен за все ваши добрые описания. Я думал, что профессиональный писатель не сделал бы этого лучше.
    Есть только одна ошибка: первое яйцо из ляпис-лазури содержало не модель крейсера «Память Азова», а рамку в виде двуглавого орла с миниатюрным портретом наследника Алексея. Миниатюра с двух сторон была защищена горным хрусталем. Можно было увидеть и лицо и затылок наследника. Конечно, орел был украшен алмазами.
     Это яйцо сейчас экспонируется на Чикагской выставке. Конечно, Вы знаете эту фотографию. Яйцо, которое содержало «Память Азова» было из яшмы с золотыми украшениями в стиле Людовика XV с бриллиантами в волютах, яйцо было выполнено стариком Хольмстремом, который вложил все свое искусство в крошечный кораблик, чтобы он был как можно более естественным, пушечки двигались, вся оснастка была точной копией с натуры. Это яйцо (вернее, его фото) было в альбоме Лондонского филиала, сейчас он у нас...... якорные цепи - подвижные.
       Другие описания – правильные. Не находите ли Вы, что ужасно жалко и грустно, что все эти красивые творения моего отца попали в руки евреев, и они наживаются на них? Это величайшая трагедия. Как они достали эти вещи? Конечно, они закупили их у большевиков. Конечно, я думаю, английские евреи люди другого стиля, чем русские или польские евреи, многие из которых стали американскими гражданами, но даже – жаль…. Как Вы думаете?
     Так, я понял, что братья «Х» [Хаммеры – В.С.], которые навестили нас недавно – очень хорошие и симпатичные люди.
     Возможно, в следующем номере «Connoisseur» Вы опубликуете (статью) о красивом яйце с глухой сиреневой эмалью, с Лебедем, о котором Вы писали в Вашей книге.
     Я посылаю Вам проспект Нью-Йоркской коллекции Хаммера.  Хаммеры экспонировали в Чикаго царские и другие драгоценные украшения. Здесь Вы видите Орла с миниатюрным портретом наследника. Это яйцо было сделано из ляпис-лазури в 1912 г. – в это время царь пребывал в Ливадии, около Ялты, на Южном Берегу Крыма. Мой отец поручил мне лично отвести его [яйцо] Его Величеству. Итак, я совершил путешествие по всей России в сопровождении моего хорошего друга, финна. Из Севастополя нас отвезли на царском автомобиле через красивую Байдарскую долину и по прекрасному шоссе в Ялту; эта поездка длилась, как я помню, около 4-х часов. После того, как я переоделся, на этом же автомобиле меня отвезли в Ливадийский дворец. Камергер провел меня к Его величеству, который очень тепло принял меня.. Мы остались тет-а-тет; он был восхищен очаровательной идеей отца, и ему очень понравилось яйцо. Затем он взял меня под локоть и повел к окну, чтобы показать самый красивый вид Ялты и Черного моря и объяснял различные достопримечательности. Затем он попросил меня передать благодарность отцу с самыми искренними пожеланиями и я уехал, чтобы встретиться со своим другом и пообедать в гостинице. После аудиенции с Его Величеством я в этом же дворце встретился с князем Владимиром Орловым, который был личным шофером царя, он обещал мне отвезти меня на следующее утро в царском автомобиле из Ялты в Севастополь. Путешествие (дорога) было очень красивым. Накануне той же Пасхи мой отец преподнес от имени царя пасхальное яйцо [«Наполеоновское» - В.С.] императрице Марии Федоровне, которая находилась в Санкт-Петербурге.
     При этом я посылаю Вам ответы на Ваши вопросы, надеюсь, вы будете удовлетворены. Если Вам нужны еще какие-либо подробности, напишите мне, пожалуйста. Я постараюсь удовлетворить Вас, как смогу. Я тоже не писатель, я не умею писать интересно; я привожу лишь голые факты. Еще раз благодарю, искренне Ваш  [подписи нет – В.С.].
      Г-н Хаммер-сын навестил нас несколько месяцев назад, он прислал мне несколько фотографий наших пасхальных яиц. Если хотите, я могу прислать их Вам. Он прожил в Советской России 7 лет и хорошо выучил язык. Конечно, он использовал возможности купить возможно больше произведений искусства, икон, изделий Фаберже и т.п., которые он продает…….

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx
10 июня 1934 г.

Дорогой Евгений,

    Большое спасибо за Ваше письмо от 5 июня с моими вопросами. Я, конечно, буду очень рад получить фотографии у……… с Вашими комментариями на обороте, если возможно.
     Есть и другие, которые Вы пришлете мне – один из портсигаров, царские пасхальные яйца, животные, цветы помогут мне написать новые статьи.
      Хольмстрем - старший. Был ювелиром и очевидно делал ювелирные украшения и изделия, как яйцо «Память Азова». Яйцо, без сомнения, было вырезано Верфелем или другим камнерезом.
     Тилеман. Многие вещи, продававшиеся на аукционе Кристи. Имели клеймо «А.Т.» и, конечно, они были сделаны Тилеманом.
    Могло бы показаться, что эти ювелиры все-таки изготовляли украшения время от времени. Я хочу быть, по возможности, точным.
    «R.A.". Такое клеймо было на некоторых вещах на аукционе Кристи. Может быть это Афанасьев? [Приписка Евгения Фаберже на письме: «Конечно нет» - В.С. Очевидно, это клеймо «A.R.» - Анна Ринге].
     Нюкканен. Во всяком случае, его последний инициал, кажется, «N»?
     Я получил несколько писем из Америки [? – В.С.] от торговцев, имеющих вещи Фаберже, кажется, есть много интересного, помимо коллекции Хаммера.
      Упомянутая  выше так очаровательна в данный момент. Я был бы рад услышать что-либо от Вас. Во всяком случае, меня интересуют фотографии.
    Большая благодарность всем Вам за все хлопоты, которые Вы приняли.
   Искренне Ваш
Ч. Бэйнбридж.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

                          10 июня 1934 г.
          
        Дорогой Евгений,

   (Продолжение ответа на Ваше письмо от 5 июня).
    Время от времени я вижу Чарльза Боу. Я не думаю, что у него все в порядке. Я….. и  (?)   от чувствовал себя довольно плохо некоторое время тому назад. Я думаю. что Артур уже вернулся из Австралии, но я не видел его.
Уортски очень приятные люди и мы иногда ……. Фаберже, хотя все их них….. финансовые преимущества продать их. Эмм. У.Сноуман часто ездит в Париж и, если Вы захотите, встретить его когда-нибудь. Я дам ему рекомендательное письмо.
      Недавно я разговаривал с….. Он посещал здешнюю выставку. Он привел экс-королеву Испании с Уортски посмотреть на вещи Фаберже. Удивительны те чувства, которые возникают к Фаберже. Когда видишь его вещь, они смотрят на эту вещь, как на что-то, что способно защитить их лично.
    Конечно, когда видишь царские пасхальные яйца, в мозгу возникает трагедия царской семьи. Кажется. Что их участь лучше, когда им иногда удается подержать их в руках, они делают это с осторожностью и гордостью.
Часы-яйцо с фиолетовой эмалью, в которых Петух…. И кричит, например, были куплены друзьями для шотландского врача. Они преподнесли ему этот подарок и он чувствует ответственность обладать таким предметом.
      Меня посещают многие люди, они показывают свои работы Фаберже, портсигары и проч. У. Леопольд Ротшильд написал мне несколько строк и…… привез мне все портсигары Фаберже и объяснил это его…….. что происходит. Он понимает, что он очень далеко от……
    Я сожалею по поводу Хольминга, напряжение становится почти невыносимым – так много людей умирает.
    Мои добрые пожелания всем.
Искренне Ваш
Ч.Бэйнбридж.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

Париж, 19 июня 1934 г.

      Уважаемый Бейнбридж,
    Я получил Ваше письмо от 10 июня и я высылаю Вам хаммеровские фотографии царских пасхальных яиц:
    1. Золотое яйцо с Пеликаном и восьмью институтами благородных девиц
    1а. Оно же, закрытое
    2. Розовое яйцо с миниатюрами: 8 замков-дворцов и 2 яхты.
    3. Нефритовое яйцо с сердцем на мольберте и 11 миниатюрами.
   4. Яйцо с красным крестом и пятью миниатюрами.
     У меня нет дубликатов, и я надеюсь, что Вы будете аккуратно обращаться с ними и вернете их мне, когда используете. Я не знаю, как это принято, но я полагаю, что следует упомянуть имена фотографов, не так ли?
       Затем я высылаю фото набалдашника трости из золота с очень тонкой гравировкой, который находится у нас, также фотографию очаровательного флакона для духов из золота с белой эмалью и еще фотографию золотого портсигара с белой эмалью. Эти предметы находятся у нас.
     Больше ничего нового, поэтому заканчиваю.
    С наилучшими пожеланиями
     Преданный Вам
     (подписи нет – В.С.).
     Я нашел небольшую ошибку в «Дважды семь». - Вы пишите, что мой отец бежал из Берлина во Франкфурт, затем в Гамбург и, наконец, в Висбаден. Так вот. Это не Гамбург, а Гомбург около Франкфурта, где он жил в течение какого-то времени. Официальное название : «Homburg vor der Hohe», это курорт, хорошо известный знати, там горячие источники у подножия гор Таунус.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

Париж, 8 января 1935.

    Дорогой Бэйнбридж,

     Снова давно не слышал о Вас, я не знаю, опубликована ли Ваша статья во втором номере «Connoiseur». Я посылаю Вам последнюю фотографию отца, снятого на пароходной пристани Лозанны моим аппаратом   Vest Bosket KODAK и увеличенную мною. Я надеюсь, что она может заинтересовать Вас. Это было в июле 1920 г., когда я катал его в коляске. Даже когда он был в мае 1920 г. в Висбадене. Его возили в этом же кресле, он грустно воскликнул: «Никогда не думал, что меня будут возить в коляске». Он очень огорчался из-за этого.
     Что касается дела, то, к сожалению, дела идут все еще плохо, но мы не теряем надежды на улучшение, соглашение между Муссолини и Лавалем даст гарантии устойчивости и мира, по крайней мере, на ближайшие годы.
     Мы здоровы, а это очень важно. Надеюсь, что Вы тоже здоровы.
     Я надеюсь, что Вы получили письмо от 19 июня с фотографиями «пасхальных яиц» и других изделий, я давно не получал Ваших писем. Вы пишите о нашей старой фирме. Не могу ли я еще чем-нибудь быть полезным Вам.
    Надеюсь скоро получить Ваш ответ. С наилучшими пожеланиями.
   Искренне Ваш
[Евгений Фаберже – подписи нет].

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

10 марта 1935 г.

    Дорогой Евгений.

    Теперь моя очередь рассказать Вам, если Вам интересно. Что случилось со мной. В прошлом году я почувствовал себя плохо и был вынужден на некоторое время уехать в Шотландию. В самом начале у меня было несколько серьезных приступов печени – одно за другим и все завершилось приступом флебита, который свалил меня на несколько недель и не позволял шевельнуть ни одним мускулом. Однако все снова хорошо. Я снова хожу, как обычно.
     Я просил (редакцию) «The Connoisseur», послать Вам вторую статью, если Вы не получили ее, я прослежу за этим. Дайте мне знать.
     Было очень любезно с Вашей стороны прислать мне фотографии Вашего отца в кресле-коляске. Он не был старым, но чем больше я думаю об этой катастрофе и о том, как она отозвалась на нем, тем больше я понимаю, каким ужасным ударом было для него все это.
      Я больше не писал, но комбинировал и при первой же возможности воздам должное Вашему отцу. На днях на выставке Русских вещей, на которой были также показаны произведения Фаберже (эта выставка была открыта леди Джульеттой Даф, дочерью…..), леди де Грей, которую Вы помните, попросила меня выступить. По ее же предложению я позднее буду выступать еще на одной выставке, где также будут показаны вещи Фаберже, и я могу написать что-либо о выставке. Все важные (сведения), которые Вы прислали, мне помогут мне сделать авторитетные суждения.
     Большое спасибо за фотографии пасхальных яиц и других вещей, не можете ли Вы прислать их мне. Я сохраню их и (использую) в подходящей ситуации.
Кстати, помните ли Вы ПОСЛЕДНЕЕ яйцо, преподнесенное царице. Каким оно было – то яйцо, которое Вам разрешили доставить в 1917 году. Возможно, оно было также из (материала), как яйцо 1916 года.
     Когда будете писать мне, дайте знать, хотите ли Вы, чтобы я упомянул Вас, когда буду говорить в …., что Вы сейчас в Париже?
    Мои добрые пожелания Вам всем. Я видел Алика Фаберже на….. аукционе Сотби. Недавно я видел его,  он выглядит хорошо и был заинтересован своей работой.
      Искренне Ваш
     Ч. Бэйнбридж.

xxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxxx

      Март 3/36 ( 3 марта 1936 года)

      Дорогой Евгений,
     Большое спасибо за письмо и фотографии. Я думаю, что коробка из горного хрусталя понравилась королеве Марии и это можно выслать мне заказной почтой. Я приложу все усилия, чтобы показать это Королю и другим. Но это может быть сделано только, если вещь будет у меня в руках. Это же можно сделать и с портсигаром, если Вы его вышлите.
    Теперь о книге, о которой Вы писали мне «Дважды семь». Я написал другую для Вас. Королева, как я уже говорил Вам, сделала для меня много, и я не могу больше обращаться к ней. Если княгиня Николас из Греции не видела это. Я напишу ей, если Вы дадите мне ее адрес. Потом, возможно, Вы будете так добры, что поговорите с ней, а она поговорит с другими.
    От Агафона пока ничего нет.
С наилучшими пожеланиями,
     Искренне Ваш 

     Ч. Бэйнбридж.

Комментариев нет:

Отправить комментарий