суббота, 11 октября 2014 г.

ПРОИЗВЕДЕНИЯ ФИРМЫ КАРЛА ФАБЕРЖЕ В СИСТЕМЕ ПРИДВОРНОГО БЫТА КОНЦА ХIХ – НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ

© Мунтян Т. Н., 2013
Т. Н. Мунтян
г. Москва
ПРОИЗВЕДЕНИЯ ФИРМЫ КАРЛА ФАБЕРЖЕ
В СИСТЕМЕ ПРИДВОРНОГО БЫТА КОНЦА ХIХ – НАЧАЛА ХХ
ВЕКОВ
Древняя Оружейная палата Московского Кремля – сокровищница
русских царей, в Средневековье «единственная в своем роде академия
художеств, обслуживавшая царские нужды», с давних времен хранит в своих
стенах богатые коллекции оружия, драгоценной посуды, государственных
регалий, экипажей, парадных одежд, а также старинного конского убранства.
Среди этих многочисленных и ценных собраний важное место занимает
коллекция произведений царского поставщика К. Фаберже,
демонстрирующая расцвет ювелирного и камнерезного дела императорской
России в эпоху, названную «Серебряным веком русской культуры». Это
культовые и фантазийные произведения, ювелирные украшения, посуда,
столовое серебро, изделия из цветного камня. Ценность коллекции Музеев
Московского Кремля в сравнении со многими другими, не менее
интересными и известными собраниями изделий прославленной фирмы в
том, что ее ядро – это драгоценные предметы, принадлежавшие членам
царской семьи и другим августейшим особам, иконографически связанные с
историей империи рубежа XIX и XX столетий.
Можно без преувеличения сказать, что произведения фирмы Фаберже
сопровождали царскую семью на протяжении почти всей жизни – от
рождения и до смерти. Не было, пожалуй, ни одного повода – важного и не
слишком, – который не сопровождался бы памятной вещицей с клеймом
великого мастера, официальным подарком или предметом государственного
значения. Фаберже создавал легкие и благодушные бибелоты и части
государственных регалий, как, например, навершие государственного
знамени к последней коронации 1896 года или же предметы личного
благочестия членов августейшего семейства. Но ни один художественный
проект своего времени не волновал членов фамилии больше, чем знаменитая
пасхальная серия, последовательно запечатлевавшая историю России на
протяжении тридцати лет – с 1885 по 1917 год.
В год четырехсотлетнего юбилея династии Романовых уместно еще раз
вспомнить яйцо «Трехсотлетие Дома Романовых», подаренное Николаем II
августейшей супруге на Пасху 1913 года.
Важнейшая политическая тема потребовала особо торжественного
художественного воплощения. Вряд ли найдется другой памятник из
блистательной череды императорских пасхальных яиц, столь насыщенный
элементами государственной символики. Основанием яйца стала миниатюрная копия Государственного щита, входившего в царские регалии с
конца XVII века и хранящегося в Оружейной палате Московского Кремля.
Щит сделан из дерева, обтянут красным бархатом и украшен декоративными
накладками из нефрита и горного хрусталя, инкрустированными
драгоценными камнями и эмалями. Копия щита изготовлена из ярко-
красного пурпуринового стекла. Искры внутренних включений в стекле
хорошо передают переливающуюся поверхность красного бархата. Золотая
«скорлупа» яйца украшена белой транспарантной переливчатой эмалью по
гильошировке и затянута золотой чеканной сеткой с рельефными
изображениями царских венцов, корон и двуглавых орлов, каждая деталь
которых отличается исключительной тонкостью и чистотой исполнения.
Ювелиры мастерской Г. Вигстрема блестяще использовали декоративный
прием, называемый специалистами «cagework» – каркас, сетка, решетка.
Главным украшением пасхального шедевра 1913 года служат
восемнадцать миниатюрных портретов всех царствовавших представителей
Дома Романовых в рамках из алмазов – «монарших камней», обрамляющих
изображения Высочайших особ на многих произведениях фирмы Фаберже.
На пасхальном яйце изображения представителей династии помещены в
хронологическом порядке, мастера отступили от него только раз: портрет
Николая II находится между портретами его отца Александра III и Петра I.
Можно только гадать, что заставило Фаберже поместить Петра Великого в
центре яйца, рядом с изображением царствовавшего монарха. Вряд ли это
было вызвано особым желанием самого Николая II: как известно, он
испытывал «антипатию к великому реформатору», которая, по мнению
современников, «гнездилась в природе царя». Николай II недолюбливал
своего предка «за его увлечения западною культурою и попирание всех чисто
русских обычаев» 1
. Но в глазах Карла Фаберже, как и многих тысяч других
потомков тех иностранцев, которые приехали служить России по зову царя-
реформатора, фигура Петра I обладала несомненной привлекательностью и
значительностью.
Миниатюрные портреты монархов отличаются изощренностью
технического исполнения, отточенностью и законченностью письма,
скрупулезностью в изображении костюмов и аксессуаров. Кладовая
камеральной части Кабинета Его Императорского Величества, ведавшего
имущественными делами августейших особ, располагала большим запасом
портретных миниатюр, особенно царствовавших императоров и членов их
семейств. Образцами для портретов служили официальные фотографии. Эти
миниатюры являлись идеальным дополнением драгоценных вещей и
главным атрибутом так называемых «кабинетских» изделий – официальных
царских подарков, которые жаловали подданным империи и иностранцам за
заслуги перед царем и государством, а также по случаю различных памятных
дат, торжеств и праздников, например, Рождества, Пасхи или тезоименитства
государя. На наш взгляд, именно широкое использование миниатюры для
украшения «кабинетских» произведений натолкнуло Фаберже на мысль
ввести их и в другие произведения: императорские пасхальные яйца, фантазийные предметы и настольные художественные украшения. В первое
время портретная миниатюра имела в изделиях Фаберже прикладной
характер и находилась на вторых ролях. Так, в более ранних яйцах
миниатюры украшали сюрпризы: сердечки, ширмочки, трех- и
четырехлистники, спрятанные внутри пасхальных подарков. Сначала нужно
было достать сюрприз и привести в действие механизм, после чего взгляду
открывались портреты, изображения царских дворцов и яхт. Но постепенно
миниатюра выдвигалась на первый план и становилась главным средством
художественной выразительности. Наиболее яркие примеры – яйцо
«Трехсотлетие дома Романовых» и яйцо «К пятнадцатилетнему юбилею
коронации» 1911 года 2
, поверхность которого также покрыта множеством
портретов и многофигурных повествовательных композиций, исполненных
художником-миниатюристом Василием Зуевым.
Сюрприз яйца «Трехсотлетие Дома Романовых» наглядно
иллюстрирует мысль о расширении и укреплении государства Российского
венценосными представителями правящей династии. Земной шар с двумя
изображениям страны – зримое и оригинальное воплощение идеи о том, что
за триста лет правления Дома Романовых государство Московское стало
обширной Российской империей, раскинувшейся на огромных просторах.
Яйцо, посвященное юбилею династии Романовых, является своеобразным
овеществленным политическим манифестом эпохи, когда Российская
империя находилась в ряду первых держав мира. Она осталась запечатленной
в виде многоцветного золотого узорочья на одном из пасхальных шедевров
великого мастера.
Император заплатил Карлу Фаберже за это яйцо 21 300 руб. –
колоссальную по тем временам сумму. Счет был опубликован в 1997 году в
книге Татьяны Фаберже, Линнетт Г. Пролер и Валентина В. Скурлова
«Императорские пасхальные яйца Фаберже» 3
, выход в свет которой стал
возможен благодаря знаменитому аукционному дому Christies.
Что же касается счетов за императорские яйца предыдущего, 1912 года,
как и следующих – 1914 и 1915 гг., то они были до сего времени не найдены
и, соответственно, не обнародованы. Для специалистов счета представляют
огромную ценность, поэтому поиском этих документов были заняты многие
историки и архивисты. Более 20 лет тому назад нами были опубликованы
счета на некоторые яйца, хранящиеся в Музеях Московского Кремля 4
. В
1997 году вышел уже упомянутый труд Т. Фаберже, Л. Пролер и В.
Скурлова, в основу которого были положены счета в Кабинет Его
Императорского Величества, что позволило точно датировать некоторые
императорские шедевры, понять их особенности, в том числе отсутствующие
ныне детали и части сюрпризов, и, наконец, обнародовать правильное их
количество. Но в этой книге не были опубликованы счета за 1912, 1914 и
1915 гг. Пользуясь такие прекрасным поводом, как сборник международной
научно-практической конференции «Династия Романовых в культуре и в
искусстве России и Западной Европы», прошедшей в Перми, нам хочется, наконец, опубликовать эти важнейшие документы и заполнить доселе
пустующие ниши 5
.
Итак, счет за яйцо, подаренное императрице Марии Федоровне сыном
– императором Николаем II 6
, датирован 24 марта 1912 года. В книге записей
царских и великокняжеских покупок у Фаберже также стоит дата 26 июня:
видимо, когда пасхальный подарок был оплачен царем. Cозданное по поводу
100-летней победы на Наполеоном, яйцо содержит внутри ширму с
изображениями тех полков, шефом которых была императрица Мария
Федоровна. Мы публикуем счет с сохранением орфографии и пунктуации, но
с нашими добавлениями и комментариями: «Большое яйцо ”Empire“
зол(отое), зел(еной), кр(асной) и опал(опаловой) эм(али) 2 брилл(ианта) 4556
роз, внутри шестистворная ширмочка с шифр(ом) Ея Величества и 6
миниатюр (работа В.И. Зуева) полков шеф под? (нечетко – Т.М.) ЕИВ Гос.
Имп. Мария Федоровна. 1) II Восточно-Сибирский стрелковый Ея В
ва полк
(имеется в виду 11-й Восточно-Сибирский полк – Т.М.) 2) II Уланский
Чугуевский Ея В
ва полк (имеется в виду 11-й Уланский Чугуевский полк –
Т.М.) 3) 2ой Драгунский Псковский Полк 4) Гвардейский Ея Величества
экипаж 5) Л.Гв. Кирасиский Ея Вва полк 6) Кавалергардский Ея Вва полк // 22
300 – ».
Как видно, это яйцо было чуть ли не в два раза дороже, чем яйцо для
Марии Федоровны предыдущего, 1911 года, за которое император заплатил
12 800 руб.
Что же касается яйца «Цесаревич», подаренного Николаем II в 1912
году супруге Александре Федоровне 7
, то оно стоило дешевле яйца ее
свекрови. Его описание выглядит следующим образом: «Большое яйцо в
ст(иле) L ХIV (Людовика ХIV – Т.М.) из лапис лазули, орнам(ент)
чек(анного) мат(ового) зол(ота). 1 брилл(иант) и 1 кр. роза, внутри двуглавый
орел платинов(ый) с 1871 роз(ами) и двусторон(няя) миниатюра ЕИВ.
Наследника Цесаревича работы Зуева». // 15.800».
Яйцо поступило в Оружейную палату в 1927 году, но уже в 1930 году
было изъято из собрания.
Яйца, сделанные к Пасхе 1914 года, были последними подарками
мирного времени. Подчеркнуто изысканные, они украшают коллекцию Ее
Величества королевы Великобритании Елизаветы II (яйцо Александры
Федоровны) и собрание Музея Хиллвуд в Вашингтоне (яйцо Марии
Федоровны).
Текст счета за яйцо для Александры Федоровны местами неразборчив:
«Большое яйцо плат(иновое), ажурн(ой) раб(оты) вышитое по канве (?
Неразборчиво. – Т.М.). из 7 медальонов и бортов в виде пестрой вышивки
состоящей из 5300 камней (1 адуляр, 329 брилл(иантов), 775 роз, 682 жемч.,
35I ?4 изумр(удов), рубин(ов) сапфир(ов) хризол(итов) топаз(ов) аметист(ов)
альмандин(ов) под адуляром шифр Ея В
ва Aθ и 1914. Внутри яйца на
золот(ой) подставке с эмалью овальная рамка из эм(алевых) листочков с 18
жемчугами, 2 брилл(иантами), 692 роз(ами) и 213 хризол(итами). Над рамой
Императ(орская) корона в рамке с одной стороны 5 портретов Их Импер(аторских) Высоч(еств). Работа «en grisaille» на розовом фоне, с другой
стороны на слоновой кости мотив (? – нечетко. – Т.М.) L ХVI (Людовика
ХVI. – Т.М.) с именами Их Высочеств под горн(ым) хрусталем».
Это чудесное яйцо, проданное из собрания Оружейной палаты в 1933
году, является одним из самых изысканных и необычных по дизайну. Его
автором была художница Альма Пиль, решившая его в духе дамского
рукоделия. Тончайшая, ажурная скорлупа яйца выполнена из платины,
представляя собой канву, как будто бы вышитую цветными нитками,
изображенными при помощи нескольких тысяч драгоценных камней.
Яйцо, подаренное Марии Федоровне в 1914 году, описано следующим
образом: «Большое яйцо чеканн(ого) золота «quatre couleurs»
(четырехцветного золота. – Т.М.) с арматурой в ст(иле) L XVI (Людовика
ХVI. – Т.М.) на эмалев(ом) фоне с 8 медальон(ами) работа «en grisaille»
(гризайль. – Т.М.) на розов(ом) фоне, сюжет наука и искусство, с 2
брилл(иантами), 1008 роз, 509 жемчуж(ин) под 1 брилл(иантом) шифр Ея
Вел. М.Ф. под другим брилл(иантом) 1914. Внутри яйца «сhaise porteurs»
(портшез. – Т.Н.) зол(отой) покрыт(ый) эмалью окна горн(ого) хруст(аля),
внутри эм(алевая) фигура Имп. Екатерины II «chaise porteurs» (портшез. –
Т.М.) держат 2 автоматически двигающихся арапа эмалев(ой) работы. 26 800
– ».
Это великолепное яйцо относится к числу избранных пасхальных
шедевров фирмы К. Фаберже, имеющих вынимающиеся заводные
механические сюрпризы (таких яиц среди 50 императорских и 10, сделанных
для других клиентов, – только 5). К сожалению, заводной движущийся
сюрприз, представляющий собой портшез с Екатериной II, который несут два
мавра, ныне разделен с яйцом и находится в другой коллекции.
Яйца следующего, 1915 года уже не были столь роскошны, как
предыдущие. Царская семья не считала для себя возможным в тяжелое
военное время обмениваться помпезными и дорогостоящими подарками, к
тому же свои личные средства она тратила на устройство госпиталей в своих
резиденциях и санитарных поездов. Многих мастеров фирмы К. Фаберже,
раньше выполнявших сложные императорские заказы, забрали на войну, что
тоже отражалось на работе царской фирмы. Яйца для Александры
Федоровны и Марии Федоровны были посвящены работе женщин семейства
Романовых сестрами милосердия, поэтому они оба так и называются –
«Красный крест» 8
. В счете от 19 июня 1915 года яйцо для супруги Николая
II описывается следующим образом: «Яйцо-складень бел(ой) опалов(ой)
эм(али) с 2 рельефн(ыми) крест(ами) кр(асной) эм(али) 2 миниатюры
Велик(их) Княжен Ольги и Татьяны и 3 образка (Воскр(есение) Хр(истово)
Св. Ольга и Св. Татьяна) работы Зуева, в футляре 3600 – ».
Яйцо, выполненное в виде трехчастного складня, в центре украшено
изображением Воскресения Христова, а на боковых створках – образами
святой Ольги и святой Татьяны – тезоименных святых старших царских
дочерей. Что же касается портретов Ольги Николаевны и Татьяны Николаевны в облачениях сестер милосердия, то они помещены на внешней
поверхности яйцо-складня, в середине накладных крестов красной эмали.
Несколько дороже стоило яйцо «Красный крест» для Марии
Федоровны, внутри которого находился сюрприз-ширмочка с пятью
потретными миниатюрами: «Яйцо – белой опалов(ой) эм(али) с 2 кр(асными)
крест(ами) и славянск(ою) …. (неразборчивое слово, скорее всего
«надписью». – Т.М.) на пояске, ширма (внутри яйца) бел(ой) опал(овой)
эм(али) и зол. отд. (неразборчиво, видимо, «золотая отделка». – Т.М.). 5
миниатюр Высочайших сестер милосердия, работы Зуева (Гос. Имп.
Александра Федоровна, Вел. Княжна Ольга Николаевна, Вел. Княжна
Татьяна Николаевна, Вел. Кн. Ольги Александровны и Вел. Кн. Марии
Павловны). 3875 – ».
Значение этих счетов трудно переоценить: в них не только приводится
стоимость знаменитых произведений, но и упомянуто имя знаменитого
художника-миниатюриста Василия Ивановича Зуева. В полном каталоге яиц
фирмы К. Фаберже 1997 года его имя в связи с этими яйцами не звучит.
К сожалению, ведение записи царских покупок заканчивается в
феврале 1916 года. Последним описана «каменная фигурка казака»
стоимостью в 2050 руб. Указан ее инвентарный номер – 25 014. Ценный
документ позволил нам пролить свет на историю создания одних из самых
совершенных произведений фирмы К. Фаберже – императорских пасхальных
яиц.
Еще два ценных мемориальных предмета из коллекции Музеев
Московского Кремля связаны с важнейшим событием в жизни империи и
царской семьи – священным коронованием 1896 года. Это ранее не
публиковавшийся «Корсунский крест», исполненный в московском филиале
фирмы К. Фаберже в 1896 году.
Выносной запрестольный крест выполнен из серебра и горного
хрусталя и имеет деревянное древко, обтянутое вишневым бархатом. На
основание древка надет золоченый цилиндр с гравированной надписью
старинной вязью: «В память Священного Коронования Их Императорских
Величеств Государя Императора Николая Александровича и Государыни
Императрицы Александры Федоровны в лето от Рождества Христова 1896 –
от общества хоругвеносцев Московского Большого Успенского собора».
Ветви креста выполнены из просверленных и надетых на металлический
стержень деталей из горного хрусталя в виде фигурных кринов и гладких
восьмигранников разного размера с более широкими лицевой и оборотной
стороной и более узкими боковыми гранями. В перекрестье – большая
двойная прямоугольная хрустальная пластина со срезанными углами.
Хрустальные части перемежаются с серебряными восьмигранными
обоймицами, на широких сторонах которых гравирован акант и пятичастный
лист на прямом стебле, от которого симметрично в стороны отходят листья-
завитки и схематически выполненные гроздья.
Крест с клеймом московского филиалы фирмы К. Фаберже повторяет
хранящийся в Успенском соборе Московского Кремля старинный хрустальный Корсунский крест (ДК-1866), запечатленный академиком Ф.Г.
Солнцевым 9
. Старинный Корсунский крест, ставший прототипом для креста
1896 года, участвовал во всех малых и больших крестных ходах. Название
«Корсунского» он, как и второй крест, чуть меньшего размера, русской
работы (ДК-1867), получил от соседства их в алтаре с другими
«Корсунскими» святынями – большим запрестольным крестом и двумя
запрестольными иконами (хрустальные кресты стояли по бокам от них). По
мнению научного сотрудника Музеев Московского Кремля Т.В. Толстой,
хрустальные части этого креста были выполнены в Европе в ХV веке, а
серебряные обкладки – в России на рубеже ХVI и ХVII веков 10. Кресты,
которые могут служить ему аналогиями, хранятся в собрании
Государственного Эрмитажа 11. Старинный Корсунский крест, ставший
прототипом для креста 1896 года, участвовал во всех малых и больших
крестных ходах.
Крест, созданный мастерами фирмы К. Фаберже, довольно близко
следует старинным оригиналам как в резьбе по чистейшему горному
хрусталю, так и в работе по серебру. Для Карла Фаберже, его мастеров и
художников, прилежно изучавших старинные памятники в национальных и
зарубежных музеях (Оружейной палате, Императорском Эрмитаже,
сокровищнице «Зеленый свод» в Дрездене), не существовало никаких
трудностей в воспроизведении приемов обработки твердых камней и
драгоценных металлов, которыми владели мастера прошлого. Фаберже стал
известен в России и затем за ее пределами именно как виртуозный копиист,
впервые выступив на Всероссийской художественно-промышленной
выставке в Москве 1882 года с коллекцией копий античного золота из
раскопок в Керчи, за что получил золотую медаль. С этой же коллекцией он
дебютировал за рубежом: на Международной выставке в Нюрнберге ему
была вручена золотая медаль. Затем следовали повторения старинной
шкатулки мастера Ле Руа из сокровищницы немецких курфюрстов, которую
Фаберже преобразовал в императорское пасхальное яйцо 1894 года,
фантазийного кубка с мавританкой из того же собрания, роскошной эмалевой
табакерки ювелира Блерзи, принадлежавшей императрице Екатерине II,
кувшина «Волынщик» из Всховы и целого ряда других памятников
минувшего.
Старинные хрустальные кресты – «4-х конечные... на железных прутах,
с серебряными обоймицами между хрусталем» 12 – находились в алтаре
Успенского собора, а повторяющие их кресты, один из которых выполнен
фирмой К. Фаберже, а вторй клейм не имеет, стояли в придельном храме Св.
Великомученика Дмитрия Солунского, в алтаре. Устроены и пожертвованы
Обществом хоругвеносцев, основанным в 1842 году. С 1867 года старостой
общества был А.С. Ильичев. Члены общества заказывали и жертвовали в
Успенский собор роскошную, богато декорированную утварь, например,
хоругви ценой в 4350 руб., пожертвованные в 1892 году в память
пятидесятилетия Общества и двадцатипятилетнего служения Обществу
старосты А.С. Ильичева, или хоругви, сооруженные в 1893 году в память события 17 октября 1888 года и «за чудесное спасение Наследника
Цесаревича 29 апреля 1891 года». Традиция заказывать хоругви и жертвовать
их в Успенский собор прослеживается с середины ХIХ века: в 1853 году
были сооружены хоругви в воспоминание 1812 года стоимостью в 1960 руб.
13
.
Подарком императора Николая II императрице Александре Федоровне
в день коронации 14 мая 1896 года был Сокращенный молитвослов,
имеющий собственноручную надпись царя: «1896. // For my own // beloved
sweet // Wify with // wery best wish // on this day // from her coe loving & devoted
// Nicky. // Moscow May 14/96». (1896. Моей любимой милой женушке с
наилучшими пожеланиями в этот день от ее любящего всем сердцем и
преданного Ники. Москва май 14/96.)
Сокращенный молитвослов в драгоценном окладе создан на лучших
российских предприятиях позапрошлого столетия – книгопечатном, во главе
с М.О. Вольфом, и ювелирном, под руководством К. Фаберже.
Петербургский издатель, типограф и книгопродавец М.О. Вольф (1825–1883)
впервые в России стал выпускать дорогостоящие подарочные книги – богато
иллюстрированные, превосходные в полиграфическом и художественном
отношении. Подобным изданием стал Сокращенный молитвослов, работа над
которым продолжалась в России и Европе в течение семи лет. Листы
молитвослова заключены в оригинальные орнаментальные
хромолитографированные рамки в неовизантийском стиле, созданные по
эскизам архитектора К.А. Леве. В книгу помещено также двенадцать
отдельных листов с хромолитографиями – изображениями святых,
созданными по рисункам академика живописи Ф.Г. Солнцева. Было издано
500 экземпляров, которые продавались в течение долгого времени. Образцы
ныне хранятся в Отделе редкой книги Государственного Эрмитажа, в
Государственной библиотеке им. В.И. Ленина (в кожаных, с золотым
тиснением переплетах), а также в ГМЗ «Царское Село» (в окладе с
серебряными и медными накладками).
Молитвослов задумывался Вольфом как «артистический и в высшей
степени уместный подарок в торжественные минуты семейной жизни» 14
.
Предназначение этого издания исполнилось в полной мере: он был подарен
императором Николаем II супруге Александре Федоровне в день самого
главного события их жизни – коронации, совершившейся в Москве 14 мая
1896 года.
Можно предположить, что ценный экземпляр был приобретен Карлом
Фаберже для создания драгоценных досок переплета. В пользу этой версии
говорит процарапанный на серебряном окладе фирменный инвентарный
номер – 50 953, относящийся к 1890-м годам (известно, что номера
проставлялись на магазинной продукции фирмы). Крышки, укрепленные на
досках переплета, обтянутых сафьяном бежевого цвета, выполнены в
мастерской ведущего ювелира фирмы Михаила Перхина. Они имеют вид
пластин из темно-зеленого нефрита в серебряной золоченой оправе. По краю
обрамлены вальцованным неоклассическим фризом, представляющим связки прутьев, поверх которых наискосок припаяны листочки. Верхняя пластина
декорирована по краям ажурным рельефным широким поясом в рокайльном
вкусе: симметрично расположенными завитками, веерообразными
раковинами, листьями аканта и мелкими розочками в листьях. Застежки
откидные, на шарнире, прямоугольной формы, из нефрита в серебряной
золоченой оправе с декором в виде завитков, роз и рокайлей. Николай II
приобрел молитвослов у Фаберже за три недели до предстоящего торжества
за 600 руб. для особенного подарка супруге в важный для нее день, когда
«она вступила в мистический брак с Россией» 15
.
Молитвослов хранился в Кленовой гостиной супруги императора
Николая II в Александровском дворце Царского Села. Он имел футляр
светло-желтой кожи на никелированной застежке. Экспонировался на
выставке художественных произведений К. Фаберже, старинных миниатюр и
табакерок из коллекций высочайших особ, состоявшейся в марте 1902 года в
особняке барона П.П. фон Дервиза на Английской набережной в Санкт-
Петербурге, о чем свидетельствует оригинальная фотография, хранящаяся в
Музеях Московского Кремля.
В 1941 году его эвакуировали в Новосибирск в числе других
экспонатов Александровского Дворца-музея, а после возвращения поместили
в Центральное Хранилище музейных фондов в г. Павловске, о чем
свидетельствует штамп 1948 года с буквами ЦХМФ в инвентарной книге
музея. В 1963 году молитвослов поступил в Музеи Московского Кремля,
пополнив ценную и редкую группу шедевров великого царского ювелира,
созданных им для последних Романовых.
Примечания
1 Мосолов А.А. При дворе последнего императора: Записки начальника канцелярии
Министра Двора. СПб., 1992. С. 81.
2 Находится в собрании Культурно-исторического фонда «Связь времен», основанного
российским бизнесменом Виктором Вексельбергом.
3 Faberge T., Proler L.G., Scurlov V.V. The Faberge Imperial Easter Eggs. Christies book.
London, 1997. С. 212.
4 Мир Фаберже. Москва – Вена, 1992. С. 26, 27, 30, 31.
5 Благодарю С. П. Балана за помощь в работе.
6 Владелец яйца – Matilda Geddings Gray Foundation Collection. Экспонировалось в
Новоорлеанском Музее искусств.
7 Ныне в Музее изящных искусств, Ричмонд, штат Виргиния, США.
8 Хранятся в Музее изящных искусств, Ричмонд, штат Виргиния, США (яйцо для Марии
Федоровны) и в Кливлендском музее искусств, США (яйцо для Александры Федоровны).
9 Древности Россiйскаго Государства, изданныя по высочайшему повелению Государя
Императора Николая I. М., 1849. Рисованы Ак. Ф. Солнцевымъ. Отделение I. Хромолитография Ф.
Дрегера. № 27.
10 Христианские реликвии в Московском Кремле / ред.-сост. А.М. Лидов. М., 2000. С. 184–
185.
11 «Навеки застывший лед» // Горный хрусталь в собрании Эрмитажа: каталог выставки.
СПб., 2006. С.65. Кат. № 51; Крыжановская М. Строгановы // Меценаты и коллекционеры: каталог
выставки. СПб., 2003. С. 287.
12ОРПГФ Музеев Московского Кремля. Ф. 4. Оп. 1918–1919 гг. Д. 109 а. Л. 6.
13ОРПГФ Музеев Московского Кремля. Ф. 4. Оп. н. р. 1900 г. Д. 108. Л. 127.14 Новый систематический каталог русского отделения книжного магазина М.О. Вольфа.
1830–1880. Т. 1. СПб. - М., 1881. С. 24.

15 Боханов А. Император Николай II. М., 1998. С. 165.

Комментариев нет:

Отправить комментарий