четверг, 15 января 2009 г.

Бриллианты у Фаберже.

Применение бриллиантов и алмазов в ювелирных изделиях имеет богатые традиции. Алмазная палата существовала в Москве ещё при Иоанне Грозном.
Империя при Петре Великом и следующих императорах, подчеркивала свой блеск бриллиантами. Особенно много было бриллиантов при Екатерине Великой. Об этом хорошо пишет Иван Пыляев.

Из мемуаров главного мастера фирмы Ф.П.Бирбаума (1919 год):

(Вторая половина 80-х гг.). Третья, исключительно ювелирная (мастерская – В.С.) управлялась Гольмстрёмом-отцом, а по смерти его – сыном. Работы этой мастерской отличались большой точностью и безупречной техникой. Такая безукоризненная закрепка камней не встречается даже в лучших парижских работах. Вообще можно сказать, что если ювелирные работы Гольмстрёма иногда уступали в художественном отношении парижским, то в технике, прочности и законченности они их превосходят. За более полувека существования этой мастерской характер ювелирных работ существенно менялся. Вначале бриллианты и цветные камни являлись дополнением к золоту – то был период 60-х годов прошлого века, появились работы, исполненные исключительно из бриллиантов, закреплённых в серебре, закрепки были прежде всего рассчитаны на эффект, ярко полированные шатоны были отлоги, чтобы камень казался большего размера. Вскоре этот обман надоел, тем более, что серебро темнело и не обманывало глаз насчёт истинного размера камней. Тогда стали, наоборот, делать закрепку возможно незаметную, оставляя лишь крайне необходимую толщину металла. Любимыми мотивами были ветки цветов, колосья, искусственные банты, лепка лепестков и листьев получалась посредством ковки и закрепкой бриллиантов. Последние тщательно подбирались, заканчивая своим собственным рельефом детали лепки. То была лучшая пора бриллиантовых работ. Изделия этого рисунка отличаются сочным рисунком, ясно читаемым даже на расстоянии. В моде были крупные диадемы, эгретки, колье в виде ошейников, пластроны для корсажа, пряжки и крупные банты. Следующий период прошёл под влиянием стиля ампир и появилась присущая этому стилю сухость; строгие линии меандр и волют не допускали применения рельефов, бриллианты, находившиеся в одной плоскости, теряли часть своей игры, уничтожая друг друга свом блеском. Появившись в конце XIX века, стиль модерн не получил широкого распространения в ювелирных изделиях фирмы: распущенность форм, разнузданность фантазии, не останавливающиеся перед абсурдами, не могли прельстить художников, привыкших к известной художественной дисциплине. Признавая художественную ценность произведений отдельных личностей, как Лалик, тем не менее подражать ему считали бесполезным занятием и были правы. Подражатели не оставили ничего равного его работам, а лишь потеряли свою собственную физианомию. За исключением нескольких вещей, исполненных по особым заказам, фирма не выпустила ни одной значительной работы в этом роде. Вскоре, впрочем, увлечение стилем модерн пошло на убыль, пошлость бесконечных повторений и отсутствие содержания… (Фраза не окончена, так по тексту. – Ред.сост.). На смену пришло увлечение мелкой орнаментацией, закреплённой столь мелкими бриллиантами и алмазами, что эти работы уже на близком расстоянии производят впечатление серой компактной массы. Такая работа применима лишь в небольших предметах, в кольцах, браслетах, брошках и подвесках, в которых глаз может различить и оценить богатство рисунка, законченность деталей. Большинство этих работ исполнялось из чистой платины или из сплава её с серебром. Применение платины можно считать шагом вперёд, так как она не темнеет и красивый серый её оттенок подчёркивает белизну бриллианта. Обилие прямых параллельных линий и концентрических кругов придаёт этим вещам сухость, которая не искупается никаким богатством деталей.
  Удачной новинкой в работах этого времени является применение цветных камней прямоугольной формы с одним фацетом. Такие камни крепятся ровной узкою лентой, не оставляя металла в промежутках между ними. При ровном подборе камней эти цветные полоски, помещённые между бриллиантами, производят прекрасное впечатление. Чрезмерное применение мелких бриллиантов – грубая ошибка во всех отношениях, вещи теряют в игре, то есть в главном достоинстве бриллианта. А затем, обилие мелких камней снижает материальную ценность предмета, увеличивая в то же время значительно стоимость работы. Можно быть уверенным, что мода эта будет кратковременна, и ювелирное искусство вернётся к более здоровым традициям». 

Фаберже, как и все придворные ювелиры, активно использовал бриллианты. Наверное, он мог их использовать ещё больше. Г.Ч. Бэйнбридж, первый биограф Фаберже, пишет, что его всегда удивляло, как много Фаберже разрабатывает новых «фантазийных» моделей, «Достаточно было взять несколько моделей, удешевлять их производство – и хватило бы на хороший кусок хлеба с очень хорошим куском масла. Например, продолжает, Бэйнбридж, в те годы, очень большим спросом пользовались изделия с бриллиантами».

  Ещё одна особенность, которую подметил Г.Ч.Бэйнбридж. Западные ювелиры становились ростовщиками. Они брали в залог бриллианты своих высокопоставленных клиентов (аристократия в Англии, миллионеры о Франции). Ростовщические операции приносили больший доход, чем работа по совершенствованию ассортимента. Вот почему, работа русских ювелиров по творчеству ценилась больше.

  Кроме Фаберже, были другие знаменитые бриллиантщики. Как пишет Франц Бирбаум, «ювелирная часть приданого членам императорской семьи поручалась Болдину, а серебряную часть делали мы». В 1856 году дл коронации, корону императрице Марии Александровне делал ювелир Зефтиген. В 1896 году корону для императрицы Александры Фёдоровны исполнил ювелир Ганн. У него были помощники: Карл Бланк, Михаил Аникин, Александр Вальберг 

  Кабинет. 
Для Кабинета его величества поставляли драгоценные камни купцы Моисеев (до 1866 года), Марголин, братья Кадинский. Много бриллиантовых вещей приобреталолсь у награждённых, поэтому количество самих бриллиантовых предметов значительно меньше, чем количество награждаемых. Вещи обращались по второму, по-третьему разу.
 
  1898 год.
Агафон Карлович Фаберже назначается оценщиком Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца. В его обязанности входит контроль за условиями хранения коронных бриллиантов. Когда в 1914 году бриллиант «Орлов» выпал из скипетра, Агафон Фаберже организовал его новую закрепку.
  1911 год.
Диссертация А.Е.Ферсмана «Диаманты» (на немецком языке).
  1912 год.
Организована компания «Де Бирс».Цель – монополизация продажи алмазов и бриллиантов.
  1917 год. 
Бриллианты в Петрограде. Массовый грабёж. Бриллиант переходят к кухаркам. Бегство буржуазии. Бриллианты – любимый камень беглецов. Матильда Кшесинская в Кисловодске прячет свои бриллианты в ножке кровати. Многие барыни прячут бриллианты в баночках с кремом. Матросы знают эти уловки и сразу лезут в эти баночки.

  1918 год. 
Чемодан с бриллиантами Фаберже, изъятый из Норвежской миссии. Изделий на 1,6 млн. рублей.

  1922 год. 
Комиссия акад. А.Е.Ферсмана по организации Российского Алмазного Фонда, на базе коллекции Коронных бриллиантов. В составе комиссии петербургские ювелиры: А.К.Фаберже, А.Ф.Котлер, А.К.Бок, Х.Масеев.

Изъятие бриллиантов из церквей. Розовый бриллиант в Исаакиевском соборе.

  1930 год. 
Инфляция. Бриллианты имею 15-20% своей цены. Евгений Фаберже придерживает свои бриллианты.

  1949 год. 
Арест певицы Лидии Руслановой. У неё изъяты картины (126 штук) и коллекция бриллиантов, закопаны на даче в Крюково. Русланова даёт показания на других обладтельниц коллекций драгоценностей: певицу Надежду Нежданову, Эдит Утёсову, балерину Гельцер.

  1990 год.
Клад на Солянке, 13. Бриллиантовые вещи Фаберже в двух коробках из под конфет фабрики Абрикосова. 20 предметов. 13 отданы Оружейной палате, 7 – Гохрану. Клад нашли двое рабочих, в стене, под подоконником. В особняке, где проживал бывший директор Московского отделения фирмы Фаберже присяжный поверенный Аверкиев.

  2007 год. 
Бренд «Фаберже» перешёл от фирмы «Юнилевер» к фирме «Паллингхёрст», владелец Брайан Гильбертсон, бывший совладелец (вместе с Виктором Вексельбергом) СУАЛа. Цена сделки, по мнению газеты «Коммерсантъ» составила 30-40 млн. долл. Новые владельцы зарегистрировали имя «Фаберже» более чем в 100 странах и намерены выпускать под этим брендом только эксклюзивные вещи.
 
  А в это время в России выпускают свои «бриллиантовые коллекции» певицы Наташа Королёва и певица Валерия. На Невском проспекте, 31 в бывшем магазине Андрея Ананова открыт ювелирный магазин «Хлебников» (без «ъ» знака на конце, так что непонятно, имеет ли отношение к знаменитой фирме Ивана Павловича Хлебникова). Фирма «Привалов» - придуманная товарная марка также работает. В ГУМе открыт бутик «Тэо и Сары Фаберже».

ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

  Наилучшим бриллиантовым брендом для России является бренд «Фаберже». 
Есть другие дореволюционные ювелиры: Позье, Адор, Дюваль, Болин, Ган, Зефтиген, Кёхли, но их фамилии иностранные и известны только специалистам. Из русских фамилий надо делать ставку на фамилии САЗИКОВ. Он делал бриллианты. Овчинников Павел Акимович – хороший бренд, но слишком распространённый и, кроме того, Овчинников известен своими эмалями, но не бриллиантами, хотя его оклады к иконам бывали и с бриллиантами. 
  В принципе, раскрутить можно любую фамилию, но надо брать такие фамилии, где эта «раскрутка» делается без насилия, а на основе исторического материала. В современной России уже продаются «Бриллианты Коллекции Наташи Королёвой» (певицы), «Коллекция певицы Валерии». Но с таким же успехом можно продавать коллекцию детских вещей «От Валерии», учитывая, что певица – мать троих детей.
  Современный бренд «Майя Плисецкая». Но дама очень капризная, потребует много денег.
  Для расширения знания о Фаберже необходим мощный фильм. История Фаберже очень интересна. В фильм можно вставить эталонные работы современных ювелиров.
  Интересна также фамилия Василия Коноваленко (1929-1989). Он более известен своими камнерезными фигурками, но возможны и бриллиантовые вещи «От Коноваленко». Художник он был замечательный. С 1981 года в эмиграции в США.
  Компания «АЛРОСА» может финансировать создание эксклюзивных коллекций (серий, «линий») фантазийных ювелирных изделий под брендами «Коллекция Романовых», коллекции великих князей», «Коллекция Матильды Кшесинской», «Бриллианты Шереметьевых», «Граф Орлов», «Коллекция Шуваловых», «Алмазы князя Потёмкина-Таврического» и т.д. Например, «Таврическая коллекция князя Потёмкина», «Коллекция Иды Рубинштейн». «Перстень Нижинского», «Коллекция Тамары Карсавиной», «Изумруды балерины Гельцер» (балерина обожала бриллианты с изумрудами).
  Бренд «АЛМАЗНАЯ ПАЛАТА Ивана Грозного». 
  Бренд «Художник ДЕНИСОВЪ-УРАЛЬСКIЙ». Есть логотипы по-русски и по-французски. Работал в Санкт-Петербурге в 1902-1917 гг. Магазины: набережная реки Мойки, 42 (до 1911 года) и Морская улица, 27 (1911-1917 гг.). Монополист уральских аквамаринов. Исполнял изделия с аквамаринами и бриллиантами для императрицы Александры Фёдоровны, начиная с 1895 года. 
  Русский балет и Фаберже – это очень сильные, неумирающие русские бренды. «Коллекция Дягилева» - хороший повод к 2009 году, к 100-летию Дягилевских сезонов в Париже.
  Очень интересно было бы восстановить «Коллекцию Варвары Базановой-Кельх». Г.Ч.Бэйнбридж пишет, что у Варвары был легендарный синий бриллиант. Но синий бриллиант, по сведениям акад. А.Е.Ферсмана был у Агафона Карловитча Фаберже. Вообще Агафон Карлович Фаберже сам является носителем прекрасного бренда. «Бриллианты Агафона Фаберже». Он был геммологом Гохрана и когда бежал в декабре 1927 года в Финляндию, у него в Хельсинки была хорошая подборка бриллиантов на сумму 3-4 млн. царских рублей.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий