суббота, 17 января 2009 г.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРЕДПОЧТЕНИЯ ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ ФЁДОРОВНЫ, СУПРУГИ АЛЕКСАНДРА III (На примере ювелирный изделий).

Валентин Скурлов, историк ювелирного искусства

  За последние 15 лет стали возможны исследования, касающиеся российской императорской семьи. Появилась литература, посвящённая личности императрицы Марии Фёдоровне, урождённой датской принцессы Дагмар, супруге императора Александра III, матери последнего русского императора. В Копенгагене в 1997 году была проведена выставка, посвящённая 150-летию со дня рождения императрицы, в 2006 году в Москве и Санкт-Петербурге прошли исчерпывающие выставки, посвящённые возвращению праха императрицы в Россию. В каталогах выставок упоминаются ювелирные изделия, принадлежащие Марии Фёдоровне, в первую очередь, императорские пасхальные яйца работы фирмы Фаберже, однако отсутствуют комплексные исследования ювелирной коллекции императрицы. Отмечается, что Мария Фёдоровны всю жизнь любила ювелирные изделия и драгоценные камни. В Англии неоднократно переиздавалась книга, посвящённая британским коронным ценностям, проводились выставки вещей, в первую очередь Фаберже, которыми владеет английская королевская семья. Среди этих вещей – бывшие драгоценности российской императрицы.
  Датская принцесса Дагмар стала получать в подарок ювелирные изделия от российского императорского дома, ещё будучи невестой цесаревича Николая Александровича. Цесаревич неожиданно умер, и в 1866 году датская принцесса стала супругой его брата цесаревича Александра Александровича, будущего императора Александра III. В соответствии с заведённым порядком цесаревне выделялась ежегодная сумма на содержание, в которой существовала графа расходов на «ювелирные изделия». Формирование ювелирной коллекции императрицы (цесаревны) шло из нескольких источников:
1. Приданное из датского королевского дома, включая подарки полученные в детстве и юности.
2. Подарки мужа. Информация из фондов 1340 и 469 РГИА.
3. Подарки российской императорской семьи, в первую очередь свёкра, императора Александра II. Фонд императора Александра II отсутствует в РГИА и ГАРФ, есть косвенная информация.
4. Подарки родителей. Датские архивы.
5. Подарки родственников, в том числе из европейских владетельных домов. Косвенные данные; основной массив информации в европейских архивах.
6. Собственные покупки. Фонд 544 РГИА.
7. Подарки прочих лиц. Фонд 472 РГИА.
  В российских архивах РГАИ и ГАРФ есть специальные фонды императрицы Марии Фёдоровны, где отложился массив подлинных счетов ювелирных фирм, оплаченных императрицей. Отдельно рассматриваются предметы, национализированные ещё Временным правительством весной 1917 года и отправленные в сентябре того же года из Петрограда в Москву. Этот массив вошёл затем в состав имущества Гохрана, распродавался через систему Всесоюзного объединения «Антиквариат». Вот почему достаточно много предметов из бывшей коллекции Марии Фёдоровны оказались на антикварном рынке. Интерес предстьавляет анализ расхода кабинетских вещей. Ежегодно, иногда два раза в год, императрица отправлялась в зарубежные поездки. При этом из Кабинета его величества выбирались подарки в количестве 100-200 предметов. Более половины вещей находили своих получателей. Мария Фёдоровна предпочитала кабинетские подарки «от Фаберже». Это было замечено, и чтобы создать равные условия для других ювелиров-поставщиков Двора, было приказано подарки обезличивать, то есть из фирменных футляров перекладывать в «кабинетские» футляры с государственным гербом на крышке.
  Жизнь Марии Фёдоровны и генезис потребления ювелирных изделий – это раскрытая книга истории ювелирного искусства России 1865-1917 гг. Статус Марии Фёдоровны претерпел четыре метаморфозы. Этап 1865-1881 годов: невеста и цесаревна. 1881-18934 годы – императрица. 1894- февраль 1917 – вдовствующая императрица. Март 1917 – 1928 гг. – «гражданка Романова» в России, и «бывшая императрица» - в Европе. В соответствии со статусом императрицы денежное годовое содержание Марии Фёдоровны увеличивалось в 10 раз и составляло 2 млн. руб. император Николай II сохранил денежное довольствие матери на прежнем уровне. Помимо количественно-суммовых характеристик потребления, научный интерес представляет анализ стилистических особенностей ювелирной коллекции императрицы. Сама коллекция рассматривается в широком смысле как все предметы ювелирного, золото-серебряного и камнерезного искусства. Собственно «ювелирные изделия», то есть предметы из драгоценных металлов и камней, занимали менее половины совокупной коллекции. Большинство их кануло в вечность, поскольку переделывались, обезличивались ещё при жизни Марии Фёдоровны, а при советской власти разламывались и переплавлялись в системе Гохрана. Печальна судьба предметов религиозного культа, которые были невозможны при советской системе, даже в качестве музейных предметов. Лучшая судьба выпала на долю так называемых фантазийных предметов функционально-декоративного назначения, которыми славился Фаберже, и подарочных педметов, в том числе императорских пасхальных яиц и подарков из Кабинета его величества.
  Через коллекцию Марии Фёдоровны прошли предметы, исполненные придворными ювелирами и фабрикантами, такими как Болин (весь период, с 1865 по 1916 годы), Зефтиген (до 1895 года), Бутц (до 1912 года), «Никольс и Плинке» (до 1880 года), Сазиков (до 1886 года), Ганн (до 1911 года), Овчинников, Хлебников, Бок, «Братья Грачёвы», Генрихсен, Любавин, «И.Е.Морозов». Московские фирмы специализировались на окладах икон. Интересна история взаимоотношений с фирмой фабриконтов Грачёвых. До 1885 года Грачёвы поставляли изделия с эмалью, но затем Фаберже вытеснил их с этого сегмента рынка и на долю «Братьев Грачёвых» остались серебряные столовые приборы. Есть св коллекции Марии Фёдоровны серебряные изделия нетитулованного мастера Аксёноава (Невский, 31 и Гостиный двор). Среди камнерезных фирм на первом месте среди придворных поставщиковфирма Верфеля, с конца 1890-х гг. появляется Авенир Сумин, а в начале 1900-х гг. – Денисов-Уральский. Много поставлял императрице ювелир Константин Никольс-Юинг, так и не ставший придворным поставщиком. Придворным ювелиром, но не Высочайшим поставщиком императрицы Марии Фёдоровны был ювелир Кёхли. Помимо Фаберже, любимым ювелиром Марии Фёдоровны, быо Карл Ганн. Среди поставщиков императрицы датские ювелиры Михельсонн, фирмы «Бирк и Расмуссен», «Драгстед». К сожалению, изделия этих фирм практически не представлены в российских музеях, как и предметы английских фирм «Бенсон», «Айчисон», «Каррингтон», «Томас», немцев «Роберт Кох», «Братья Левенштейн», французов Демонье, Одье, американца Тиффани. Все эти фирмы – придворные поставщики. По личному настоянию Марии Фёдоровны получил звание поставщика Высочайшего двора Картье в 1907 году, несмотря на возражения Министерства двора.
  Отдельного рассмотрения заслуживает коллекция Фаберже. Мария Фёдоровна в 1883-1917 годах лично приобрела около 2400 предметов Фаберже. Это был её любимый ювелир, в частном письме она характеризовала его как «несравненного гения». Совершая у Фаберже покупи, императрица способствовала развитию отдельеных направлений творчества, в том числе новых стилей. Просматривается сложная парадигма взаимоотношений художника и клиента-покупателя-потребителя. Часто «ювелир-художник» (именно так аттестовал себя Фаберже, в отличие от коммерсантов Тиффани, Бушеорона, Картье) предлагал на выбор императрице несколько предметов, из которых «самая важная и самая главная покупательница» делала свой эстетический выбор. Отметим, что только четыре предмета от Фаберже, приобретённые Марией Фёдоровной, имеют цену 800 рублей и выше. Александр III, будучи цесаревичем и императором, не поощрял значительных трат на ювелирные украшения. Эти ограничения, с немалым сожалениеи, но неукоснительно соблюдала его супруга. В то же время, императрица Мария Фёдоровна не всегда понимала истинную стоимость жизни, рост цен, в том числе на ювелирные вещи.
  Существует некоторое различие меду выбором Марии Фёдоровны и «молодой императрицы» Александры Фёдоровны, что вполне естественно, поскольку «молодая» было на 25 лет молое свекрови. «Обладая ничтожным вкусом, Александра Фёдоровна была ещё и скупа. Она присылалв фирме эскизы изделий с указанием цены. Исполнить за такую мизерную цену ювелирное изделие было невозможно. Фирма шла на убыток, не желая терять венценосную клиентку» (Франц Бирбаум, главные мастер фирмы Фаберже, «Воспоминания»). Вкус Марии Фёдоровны был привит её сыновьям и дечерям, вот почему у веценосных детей главным ювелиром юыл тот же Фаберже. Николай II, по примеру своего отца, предпочитал всё русское и предоставлял Фаберже полную свободу в выборе сюжета пасхальных яиц. «Ваше Величество будет довольно», отвечал ювелир и никогда не обманывал ожиданий царя. 31 пасхальное яйцо исполнил Фаберже для Марии Фёдоровны. Это 10 подарков от мужа и 21 ятцо – пасхальные подварки от сына. Мария Фёдоровна не участвовала в выборе – это были подарки.
  Исследование всего комплекса предметов, приобретённых Марией Фёдоровной в 1865-1917 гг., имеет, помимо гносеологического, ещё громадное практическое значение. Становится возможной атрибуция ювелирных изделий, приписываемых Марии Фёдоровне в коллекциях российских и зарубежных музеев, и предметов, появляющихся на антикварном рынке. Сама принадлежность предмета императрице (ранее цесаревне) резко поднимает его антикварную ценность. Становится возможным и решение некоторых юридических вопросов наследования предметов из ювелирной коллекции Марии Фёдоровны, вокруг которых до сих пор не утихают споры. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий