понедельник, 21 марта 2016 г.

ТИЛЛАНДЕР




ТИЛЛАНДЕР.
Наша справка.
Фирма «А.Тилландер» - одна из лучших ювелирных фирм Санкт-Петербурна и России Алексанедр-Эдвард Тилландер (1837-1918) приехал в Петербург из Финляндии в 1848 году, учился у золотых дел мастера Фредрика Хольстениуса в Царском Селе. В компании с другими ювелирами в 1860 году основал фирму, которую возглавил в 1870 году. В 1881 году фирма имела 30 рабочих и годовой объем производства 70 т.р. Вместе с отцом, с 15 лет в фирме  работал его сын Александр-Теодор Александрович Тилландер (1870 -1943), купец 2 гильдии,  возглавивший фирму в 1895 году, в возрасте 25 лет. (Александр-Теодор  дед Уллы Тилландер). Годовой объем производства превышал 100 тыс. руб. Фирма неоднократно поставляла свои вещи к Высочайшему двору, и только невыполнения ряда формальностей не позволила ей получить звание поставщика Высочайшего Двора. Если бы не революция 1917 г., фирма получила бы искомое звание.  Мастерские и магазин размещались по адресу: Б.Морская, 28, в 1911 году магазин переехал по адресу: Невский пр., 26 (бывший магазин Карла Гана, помещение приобретено за 12 тыс. руб.)).  С того же года, А.А.Тилландер – представитель фирмы «Бушерон» в России. Он же – один из учредителей Общества петербургских ювелиров (декабрь 1911 г.), председатель Финского лыжного общества в Петербурге, яхтсмен и буерист.
1 сентября 1917 года  году фирма  в Петрограде была официально закрыта, а в сентябре 1918 года вновь открыта в Гельсинфорсе (Хельсинки), где существует и поныне, будучи одним из авторитетнейших ювелирных предприятий Скандинавии. Сын Александра Александровича,  Герберт Тилландер (род. в 1909 г. в Санкт-Петербурге) активно участвовал в делах фирмы, выдающийся геммолог-эесперт, автор книг, занесен в «Энциклопедию Финляндии». Его дочь, г-жа Улла Тилландер-Годенхиелм (род.1938 г.)  много лет работала  в семейной фирме, в 1977-1998 гг. – директор фирмы по менеджменту;   при этом занималась научной работой по истории петербургского и европейского ювелирного искусства, Автор многочисленных научных статей и монографий. Именно г-жа Улла Тилландер ввела в 1980 году (25 лет назад) в научный оборот сведения по биографиям мастеров фирмы Фаберже, включая фотографии из семейных архивов. Эти материалы теперь считаются классическими и цитируются новыми поколениями исследователей.
Г-же Тилландер принадлежит честь нахождения двух альбомов рисунков мастерской Г. Вигстрема, без которых трудно теперь представить историю фирмы Фаберже. Первая публикация этих рисунков была в каталоге выставки «Фаберже» в Эрмитаже (1993).

          Х         Х        Х

       22  октября 2005 года в актовом зале университета г. Хельсинки состоялась защита диссертации  на соискание степени доктора наук г–жи Тилландер-Годенхильм на тему «Русская императорская наградная система. 1895-1917 гг», итог пятилетнего труда г-жи соискатеотницы.. Защита вызвала большой интерес. Присутствовало более 200 чел., в том числе иностранные гости. Интерес публики  можно объясгнить несколькими причинами:
        - гносеологический аспект проблемы (научно-исторический)
        - интерес музейщиков
        - интерес антикваров
        - интерес государственных чиновников-практиков.
       Российская государственная наградная система до 1917 года работала как сложившая система. Эта система была столь же огромна и сложна, как  была сложна сама империя. Эту систему нельзя было развалить одним ударом. Она продолжала работать в каких-то ее элементах еще минимум полтора десятилетия. Так, Временное правительство, вовсе не собиралось уничтожать сложившуюся и хорошо работавшую систему. Термин «императорские» подарки поменяли на «государственные» и убрали короны с государственного герба. При Советской власти продолжали награждать часами из запаса бывшего Кабинета Его Величества. Появились новые, но необходимые подарочные вещи: «красные шаровары», патефоны, кожаные портфели.
       Подарки с изображением императорской символики большевиками уничтожались, ха хранение владельцам грозила тюрьма.  Массив этих вещей сохранился только на Западе. Этот момент позволил г-же Тилландер находит кабинетские вещи в зарубежных коллекциях коллекциях. Остались т.н. «дипломатические подарки», которыми  награждались граждане и подданные иностранных государств. Русские подарки на Восток были богаче, но практически эти вещи недоступны для обозрения. Западные державы, в отличие от восточных деспотий, ограничивали получение подарков. Англичане считали иностранные подарки предательствои интересов  Британской империи. Мало кабинетских подарков было в Австро-Венгрию, но много во Францию, Германию, Болгарию, Румынию, Грецию, Данию, Швецию и Финляндию. Именно, в двух последних странах г-жа Тилландер нашла интересные экземпляры русских кабинетских вещей и описала их в своей работе. Кроме того, г-жа Тилландер вавела в научный оборот документы по русским подаркам, обнаруженные ею в королевском архиве Швеции. При награждении соблюдались многие условия, совокупность которых выстроена диссертантом в систему. Одним из таких условий был принцип адекватности обмена подарками с зарубежной державой. Не все государства могли дарить русскому царю такие же богатые ювелирные вещи. Абиссийнский негус дарил в Россию африканских львов. Внутри страны подарки чиновникам оплачивались за счет соответствующих министерств. При этом стоимость подарка увеличивалась на 10%. Эта надбавка (порядок введен еще в 1829 г. императором  Николаем I) переходила в фонд Комитета помощи раненым.  Обратно, в Кабинет принимались подарки только с портретами  или с вензелями; этот порядок был введен в 1880-х гг., когда в Кабинет стали возвращать много старых подарков, которые уже нельзя было использовать по их прямому назначению. В то же время дарогостоящие подарки с вензелями и портретами часто меняли хозяев. Поэтому табакерок, например, в природе существовало гораздо меньше, чем награжденных.
       Основной массив документов по кабинетским подаркам хранится в Российском государственном историческом архиве. Надо отдать должное г-же Тилландер, которая, владея пятью европейскими языками мужественно осваивала русский язык, да не простой, а «русский канцелярит», на котором написаны документы рубежа XIXXX вв. Картотека учета подарков имеется в РГИА, но, но, к сожалению, не полная. Трудность чтения рукопаисных материалов, ошибки в написании фамилий. Не случайно, при последнем посещении РГИА, президент России В.В.Путин поставил задачу переноса документов на машинные носители. До сих пор даже картотека не имела фильмокопий! К сожалению Российский государствненный исторический архив закрыт с апреля 2005 года для переезда. Поэтому в ближайшие два-три года, повтористь научный подвиг г-ж Тилландер неврозможно. Не все сведения дают и журналы "Прихода-расхода кабинетских подарков". Некоторые подарки обезличены, то-есть нет фамилий получателей. Например: ПЕреданы Его Величеству", но неизвестно, кому вручил император конкретный подарок. Или: "Передано в Священный Синод 10 наперсных крестов".  В конце концов, в Архиве Синода можно найти, кому вручены эт» 10 крестов, но это невообразимый архивный поиск.  Таким образом, г-жа Тилландер открывает горизонты новых исторических изысканий. Казалось бы, какое это имеет значение, установление 10 фамилий священников, которые награждены из Кабинета. Не скажите! Помимо научного значения (установления истины) это имеет практическое значение для многочисленных генеалогических и биографических исследований. Ведь чиновник заслужил эту награду. Тот же священник был на государственной службе в ведомстве Священного Синода и получал государственные награды. Надо отметить, что раздел «Церковные вещи – подарки из Кабинета» - один из сильнейших в диссертации. С докладом по этому разделу г-жа Тилландер выступала в апреле 2004 года на конференции по церковной культуре, которая проходила в апреле 2004 года в Академическом институте живописи, ваяния и зодчества им. И.Е.Репина в Санкт-Петербурге. Тот доклад, свидетельствую, вызвал большой интерес собравшихся.
Анализ  позволил выявить и изъяны наградной системы. Выяснилось, что министры императорского двора, отец и сын графы Адлерберги, не забывали в первую очередь себя и свою многочисленную родню, включая свои фамилии  в наградные списки даже по самым незначительным поводам. Министр двора, граф Воронцов-Дашков, в этом смысле был значительно благороднее и скромнее.
     С годами ассортимент царских подарков значительно расширился. Ушли в легенду «шубы с царского плеча», наградными кафтанами 1-ой и 2-ой степени награждались только мастеровые казенных заводов(замечательная находка г-жи Тилландер). Меньше стало перстней и брошей, но больше портсигаров, запонок,  настольных часов, чернильниц, многочисленных ковшей и братин и кубков, появились портреты настольные в рамках (медальоны). Надо сказать, что ассортиментный аспект кпроблемы кабинетских подарков еще не исследован в должной мере, так же как и ценовая структура. Но это уже предмет исследования следующих поколений историков, надеюсь, российских.
        Работа проделана г-жей Тилландер колоссальная. На каком-то этапе массив превзошел мыслимые возможности  восприятия информации. Работа явно превысила рамки кандидатской (по российским критериям) диссертации. Объем книги – 571 стр. В российской кандидатской диссертации достаточно 150 стр. Нам кажется, достаточно было было бы сосредоточить внимание исследователя на проблеме "кабинетских подарков". Проблема «царских и императорских наград" достаточно освоена российскими учеными. Здест находок у диссертанта гораздо меньше. Но, как традиционно пишут в отзывах на авторефераты, "недостаки работы нисколько не умаляют заслуг диссертанта и он заслуженно достоин искомой степени». Совершенно искренне присоединяюсь к этой фразе-штампу.     

     

Комментариев нет:

Отправить комментарий