четверг, 5 февраля 2009 г.

ЦВЕТЫ.

ЦВЕТЫ.

   

ЦВЕТОФИЛИЯ и ФАБЕРЖЕМАНИЯ. 
29.06.2003

  Уважаемая г-жа Marilin Pfeifer Swezey !

  Мне сложно было что-то найти новое по цветам Фаберже. Мне кажется, уже все написано. Некоторые замечания Вам посылаю и какие-то дополнительные материалы, не главного характера.

  Больше всего сведений о цветах великой княгини Марии Павловны (34 изделия). И все - от Фаберже. Не исключено, что Мария Павловна покупала также цветы у Картье. Один из мастеров, работавших на Картье - Фурнье, также работал для Фаберже. Об этом есть сведения в Архиве г-жи Татьяны Фаберже. Федор Агафонович пишет в 1954 году, что в Париже, у сына мастера остались еще незаконченные в работе цветы (каменные), которые исполнялись по заказу и по рисункам Фаберже. 
  Возможно все цветы из дворца великой княгини Марии Павловны, после Октябрьского переворота 1917 года перешли во владение известного дореволюционного антиквара, бывшего ротмистра (кавалерийского майора) Аркадия Константиновича Рудановского (род. в 1872 г.). В мае 1919 года Рудановский был арестован вместе в Агафоном Карловичем Фаберже по обвинению в спекуляции антиквариатом. Агафон Фаберже просидел в тюрьме 16 месяцев. Судьба Рудановского долгие годы оставалась неизвестной (недавно выямнилось, что он умер в эмиграции), но в Архиве Эрмитажа список изъятых у него вещей. В Списке числятся 34 цветочных композиции. Также известен сейчас «Нарцисс» в собрании Эрмитажа, как указано - из собрания Рудановского. Но где же остальные 33 цветка ?
  Вообще, «цветов от Фаберже» не должно быть много. До приезда в Петербург екатеринбургских мастеров Петра Кремлева и Дербышева, в 1897- 1907 гг. было исполнено фирмой для императриц: Марии Федоровны, Александры Федоровны и императора Николая Второго и великого князя Михаила Александровича только 6 цветков. И только заметно, увеличение количества цветов, после 1908 года. В 1908-1915 гг. исполнено для этой группы клиентов еще 8 цветков, и 2 проходили реставрацию. Об этом я уже писал в журнале «АНТИКВАРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ», № 3, 2001 г., с. 21. Этот номер у Вас есть. Но там надо сделать дополнения:
30.03.1906 ЦВЕТОК, императрица Мария Федоровна, 275 руб.
22.03.1914 Цветок ЛАНДЫШ - императрица Мария Федоровна, 275 руб.
  Исключить из списка:
18.02.1906 КОЛОКОЛЬЧИК горного хрусталя с гравировкой, 90 руб. - Государь Император. - Это действительно колокольчик, который звенит, но не Цветок.

  Где-то Евгений Фаберже на письмах Бейнбриджу в 1930-х годах упомянул, что именно Кремлев выполнял цветы, причем многие цветы он делал самостоятельно. Это интересный факт. Я объясняю это хорошей подготовленностью Кремлева к изготовлению именно цветов. Эти традиции «каменного цветоводства» идут от Императорской Екатеринбургской фабрики и от Николая Лагутяева. До сих пор на «Кристи» и на «Сотбис» встречаются работа Екатеринбургских мастеров. Делал ли кто еще цветы, такие как Фаберже ? Академик Ферсман называет только четыре настоящие камнерезные фирмы: Верфеля, Сумина, Денисова-Уральского и Фаберже. Бирбаум пишет, что больше не надо - достаточно для удовлетворения спроса.. В Москве, Киеве и Одессе не было мастеров по каменным цветам, или вообще по группе «каменных вещей». Очевидно, это - особое, тонкое искусство. Я никогда не видел цветов от Сумина или Денисова.
  Несомненно, у Фаберже были художники, специализирующиеся на цветах. Это Клара Цейдлер, преподававшая «рисование цветов» в Смольном институте. (был такой предмет у дворянских девушек, и многие выпускницы недурно рисовали цветы и вышивали их на подушках своего приданого). Отмечу также художника Ивана Комаленкова, который жил в доме мастера-эмальера Петрова, вместе с Францем Бирбаумом. Он еще в Училище Штиглица специализировался на рисовании цветов для тканей. В России было сильное текстильное ситцевое производство и рисование на ткани и было много художников-флористов. Отмечу также двух художниц по эмали: Эву Кордес и Марту Рафаэль, которые работали на Императорском Фарфором заводе и отличались в рисовании цветов. Но главное было в ремесленном воспроизведении цветочных композиций - не хватало мастеров.
  Эмалевые и каменные цветы хорошо исполняли в Петербурге еще во времена Екатерины Великой. Об этом нельзя забывать. Такие вещи есть в Эрмитаже. Но нет традиций китайского камнерезного искусства. Эти традиции, по Бирбауму, были вывезены в Петербург, во время экспансии России в Северный Китай, в конце 19-го века.
  Итак, по Бирбауму, спрос на каменные цветы возник в конце 19 века. Спрос этот был предопределен общей культурой восприятия цветов в среде аристократии, как родовой, так и финансовой и капиталистической. Но мы ничего не знаем о цветах, которые покупали у Фаберже такие его знаменитые клиенты как Нобель, Елисеев, Нейшеллер, Кениг или Кельх. Зато, в среде аристократии умение разбираться в цветах считалось вполне естественным и неотъемлемым признаком воспитания, наряду со знанием музыки, иностранных языков, скачками и танцами. Считалось хорошим тоном, если аристократ сам подстригает розы. Знание цветов предполагает и хорошее знание парфюмерии. Например, императрица Александра Федоровна предпочитала цветочные ароматы. 
  Помимо аристократии большими любителями и знатоками цветов были артисты. Это в первую очередь балерины. В мемуарах Матильды Кшесинской, Анны Павловой, Карсавиной, Преображенской, Вязем, Гельцер, Марии Горшковой (жены скульптора Бориса Фредмана-Клюзеля) встречается немало строк, посвященных цветам. Цветы в жизни этих женщин занимали весьма почетное место. Фотографии интерьеров Матильды Кшесинской или Анны Павловой подтверждают это наблюдение.
  Марию Горшкову, при посещении квартиры Анны Павловой поразило обилие живых цветов, заполнявших все комнаты. Особенно ее удивил «корабль» с цветами. Такие «корабли» выносили на сцену во время бенефиса балерины. «Трудись, и тебе будут приносить такие корабли», учила Анна Павлова молодую балерину, с которой была дружна.
  Матильда Кшесинская на Пасху 1911 года получила от великого князя Андрея Владимировича «большое соломенное яйцо, дешевого вида, а в нем была уложена масса разных пакетиков, завернутых одинаково в бумагу. Среди этих пакетов были простенькие вещи, как-то: карандаши, пепельницы и другие пустяки, а потом я нашла чудесные вещи от Фаберже...». И еще: «Великий князь Владимир Александрович... на Пасху всегда присылал огромное яйцо из ландышей с привязанным к нему драгоценным яичком от Фаберже» (Кшесинская М.Ф. Воспоминания. М., 1992, С.128, 95).
  Хочется отметить, что многие исследователи считают, что стаканчики для цветов (вазы) исполнялись исключительно из горного хрусталя. На самом деле, мы встречаем цветочные горшки из поделочных камней. Так, у великой княгини Марии Павловны в коллекции (34 цветка, 1917 год) встречается вазочка «Тиффани», вазочка из нефрита , 4 вазочки из яшмы, одна из которых к тому же на скамеечке из жадеита. На фотографиях цветков из альбома фирмы, хранящегося в Минералогическом музее им. академика А.Е.Ферсмана почти половина цветов в вазочках не из горного хрусталя.
  Многие авторы, говоря о цветах, цитируют знаменитое интервью Карла Фаберже, данное им корреспонденту журнала «Столица и Усадьба». В этом интервью корреспондент утверждает, что цветы стоят 2000 рублей. На самом деле это явное преувеличение, едва ли не на порядок. Большинство цветов, которые проходят по счетам императрицы Марии Федоровны, императора Николая Второго и Александры Федоровны, а также Лондонского отделения, показывают, что цена таких цветов была 250-350 руб., редко когда 500 руб. Конечно, 500 руб. - это большие деньги. Один рубль равен сегодня 8 долл. 30 центам., то есть 500 руб.., это 4300 долл. В начале 1990-х годов «Сотбис» несколько раз предлагал группу камнерезных цветов за цену в 1500-2500 долл. В том же интервью 1914 года подмечена одна важная деталь. Каменные цветы помогали решить проблему подарка. «Иногда неудобно дарить бриллианты, а такая вещь подходит», считал Карл Фаберже. В композиции - главное - это не цена материалов, а эстетическая ценность и величайшая квалификации ручного труда.

  Цветы в императорских пасхальных яйцах. 

  Первым императорским пасхальным подарком от Фаберже, с темой цветов было яйцо «Бутон розы», 1895 года для молодой императрицы Александры Федоровны. Затем последовали «Букет ландышей» (1898 год, Александра Федоровна), «Анютины глазки» (1899, Мария Федоровна), «Букет белых лилий» (1899, Александра Федоровна), «Букет полевых цветов» - (1901, Александра Федоровна), «Клевер» (1902, Александра Федоровна), «Трофей любви» (1907, Мария Федоровна), «Букет роз» (1907, Александра Федоровна), «Лавровое дерево» (1911, Мария Федоровна) и наконец, «Зимнее яйцо» (1913, Мария Федоровна). 
  Итак, из 52 известных в настоящее время императорских пасхальных яиц (включая последние находки яиц 1917 года), тема цветов использована в 10 случаях, с 1895 по 1913 годы.
  Долгие годы яйцо «Букет полевых цветов» (1901) считали произведением Бушерона, а в Списках Оружейной палаты 1922 года оно числится как работа Болина. (Это к вопросу об авторстве работ Фаберже). Можно отметить также, что в яйце «Павлин» (1908, Мария Федоровна), сама птица сидит на цветущем яблоневом дереве.
  Нельзя обойти вниманием выдающее яйцо «Цветущая яблоня», исполненное в 1901 года для Варвары Кельх и яйцо-часы д-ра Метцгера, исполненные в 1893 году Нетрудно заметить, что яйцо-часы д-ра Метцгера предвосхищают идею яйца «Букет белых лилий» 1899 года.
  Из других выдающихся произведений, естественно упоминают «Корзину с ландышами» - подарок от нижегородских купцов на Коронацию 1896 года.
  Могу добавить также «Стакан горного хрусталя с « pensee» , с открывающимися лепесками, ценою 700 руб. и к нему 5 миниатюр, ценою 375 руб.». Общая цена цветка: 1075 руб. Сейчас он в коллекции Оружейной Палаты. Эту покупку оплатил 11 ноября 1904 года император Николай, предназначая цветок в подарок своей супруге. (РГИА, Ф.468, оп.32, д.1652, л.30).
  Просматривая еще раз счета великого князя Александра Михайловича я обнаружил недавно: 
  04.11.1899 Вазочка с фуксиями, 350 руб., инвентарный № 5939.
  В записных книжках императрицы Марии Федоровны обнаружена запись:
25.05.1907 № 14335 Glass mit Blume, 325 руб. (себестоимость 170 руб.).
 Информация:
  В счетах Фаберже для вел. княгини Марии Павловны:
07.11.1915 Починка листика у цветка, 5 руб.
   
  Р А З Н О Е:
  15.05.1984, КРИСТИ, Женева, лот 332 Цветы НЕЗАБУДКИ в стакане горного хрусталя, инвентарный № 13721
  В 1980 году на выставке ФАБЕРЖЕ в Хельсинки, под № 2 демонстрировали цветы из коллекции Юсупова, с инвентарным № 13353
  11.06.1998, СОТБИС, Нью-Йорк, лот 332 Цветок, инвентарный № 15414
  16.11.1988, КРИСТИ. Женева, лот 175 Цветы-анемоны, от леди Сакквилл, инвентарный № 416103 . Неверно: надо № 16103. Под этим номером 16.03.1908 в Лондоне г-жа Сэкквилл Уэст купила «Цветок японский лотос, цветы - белая эмаль, листочки - нефрит, стебли - золото. Ваза - коричневый орлец и горный хрусталь». Цена 35 фунтов стерлингов.
   
  Всего наилучшего, уважаемая Мэриллин. Успеха в Вашей нелегкой работе,

  Валентин Скурлов..

1 комментарий: