четверг, 5 февраля 2009 г.

«ЮВЕЛИРЫ Старого Петербурга».

«ЮВЕЛИРЫ Старого Петербурга». 

 М.Н.Лопато «Ювелиры Старого Петербурга». Издательство Государственного Эрмитажа, СПб, 2006. Редактор О.Э.Карпеева.

  Монография состоит из вступления, шести глав и трёх приложений. 163 иллюстрации.
  Приложения № 2 и № 3 занимают объём 60 стр. (всего в книге 272 стр.). Это выдержки из «Описи высочайшим указам и повелениям, хранящимся в С.-Петербургском Сенатском архиве за XVIII век». Составил П.Баранов. Т.1 – 3 (1720-1762). СПб, 1878. и выдержки из «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1828-1800 гг. Автор монографии использовала алфавитный указатель петербургских ювелиров, составленный в 1907 г. бароном А. Е Фелькерзамом (напечатано в журнале «Старые годы») и снабдила выборку газетных статей, справками из Фелькерзама.
  Глава 6 «Фирма Карла Фаберже» занимает 40 стр. (седьмая часть монографии и пятая часть основного текста). Впервые полностью публикуется ценный документ – письмо Евгения Фаберже , отправленное 5 августа 1941 года из Парижа (оккупированного немцами) в Лейпциг, с предложением исправить ошибки в статье «Фаберже» из XI тома «Всеобщего лексикона изобразительных искусств Ульриха Тиме» (1915). К сожалению, перевод содержит немало ошибок. Ни одной фирме не уделено в монографии столько внимания, как фирме Фаберже. Оценки деятельности фирмы вызывают некоторое недоумение.

  В работе фирмы Фаберже автор отмечает пять направлений ассортимента. Первое – это ювелирные украшения. Второе – изделия, которые в XVIII веке назывались «галантереей». Третье - камнерезные изделия, четвертое – серебряные работы. Наконец, пятое – императорские пасхальные яйца. «Однако доход фирмы (фирме ?-В.С.) приносила массовая продукция или, во всяком случае изделия, которые можно было тиражировать» (с.173) Хочется поспорить с таким предположением, поскольку отсутствуют статистические данные для такого смелого вывода, нет бухгалтерских документов. Нет данных об объёмах так называемой массовой продукции. В своих воспоминаниях дочь московского ювелира Артура Миткевича пишет, что в витрине Московского магазина вообще не было никакой продукции. Клиента ожидали шесть художников, которые по желанию заказчика разрабатывали и согласовывали нужный проект. Или мнение английского короля: «Король не должен иметь копий» - вот девиз одного из лучших английских клиентов Фаберже, короля Эдуарда VII. Вообразите ситуацию, когда две дамы приходят на бал в одинаковых украшениях от Фаберже. Отличительная черта фирмы Фаберже – это разнообразие, о тиражности не может быть и речи.
   
  Борьба с КИЧЕМ у Фаберже.
С.191 моногорафии:
«Одним из ярких образцов безвкусицы являются часы, заказанные в 1891 году по случаю 25-летия свадьбы Александра III и Марии Фёдоровны. Монументальные серебряные часы, стоящие на ониксовом постаменте, увенчаны двуглавым орлом с короной, у подножия помещён романовский грифон. Вокруг циферблата расположены 25 фигур летящих амуров. Форму часов и декор можно условно отнести ко времени Людовика XIV. На задней стороне перечислены имена 32 дарителей – членов императорского дома. Часы выполнены по проекту Леонтия Бенуа, модель скульптора Гуго Обера (надо Артур Обер – В.С.). Они отличаются претенциозностью, нелепостью замысла. Композиция нелогична и тяжеловесна, с нарушением пропорциональных соотношений. Дробное расчленение фасада производит неприятное впечатление какого-то месива, созданного многочисленными фигурами амуров. Музицирующие амуры странно сочетаются с довольно грозными фигурами грифона и орла, распростёршегося над всем этим мощные крылья.
  К явным произведениям кича можно отнести и серебряный шлем, который является коробкой для сигар. Прототипом ему послужил шлем, хранящийся в Оружейной палате, мастера XVII века Никиты Давыдова. Исполнение вполне мастерское и не вызывает претензий. Однако в снижении исторического образца, имевшего совершенно определённое назначение, до уровня бытовой вещицы – коробки для сигар – и заключается безвкусие. В связи с эти нельзя упомянуть и некоторые пасхальные яйца. Прежде всего, это яйцо «Московский Кремль» 1906 года, для которого в качестве основного компонента композиции выбран Успенский кафедральный собор. Яйцо-собор производит впечатление чего-то абсурдного (см. Словарь русского языка: «абсурд» - В.С.). Не менее страной выглядит идея изготовления яйца, поставленного на пушечные снаряды (1916). Она противоречит здравому смыслу и каноническому значению яйца как символа жизни. В данном случае не очень вразумительна мысль создателей. Идею можно понять двояко: жизнь под угрозой орудий смерти или жизнь защищена военными орудиями. Так или иначе, сочетание этих двух объектов вызывает неприятие, тем более, когда это касается радостного пасхального подарка.
  Можно привести ещё целый ряд примеров, где недостаток вкуса заказчиков или авторов не скрывает даже безупречное техническое исполнение. Однако в первую очередь Фаберже вошёл в историю искусства как создатель собственного стиля, который так и называется – «стиль Фаберже». В период, когда увлечение старыми стилями уходило в прошлое и они становились анахронизмом, ювелир намеренно стремился в своём творчестве наиболее точно их воссоздать, выбирая из старого арсенала самые характерные мотивы. Воспринятые через рацио художника XIX века, старинные формы и декор преобразовывались в НЕКИЙ ВТОРИЧНЫЙ ПРОДУКТ – РАФИНИРОВАННЫЙ, ХОЛОДНОВАТЫЙ И ПРИТЯГАТЕЛЬНЫЙ СВОЕЙ КРАСИВОСТЬЮ» (выделено нами – В.С.) 
  После такой большой цитаты, посмотрим определение «кича» в художественном словаре:
  КИТЧ (нем Kitsch, букв. – халтура, дурной вкус), к и ч – изделия или произведения, не отвечающие общепринятым представлениям о «прекрасном» и «изящном»; понятие «пошлости» является в данном контексте лучшим русским эквивалентом. Для К. характерны сентиментальность, выспренная патетика, крикливость цвета, нарочитый эклектизм, избыток декора, подделка под дорогие материалы. Это как бы дешёвый фантом прекрасного.
  Собственно китч как поток особого рода продукции, рассчитанной на удовлетворение «неразвитых вкусов», появляется в период промышленной революции XVIII – XIX вв., резко обозначившей социальную дифференциацию общества и соответственно контрастность художественных вкусов (хотя и до этого уже намечался подобный контраст, например, между «высоким искусством» иконы и «китчевой», дешёвой печатной картинкой с религиозным сюжетом). Искусство XX в бросает вызов китчу, сознательно и активно используя его в качестве одного из своих художественных приёмов (такова нарочито грубая «лубочность» ранних образов «Бубнового валета» либо же ироничность поп-арта, в игровой стихии которого творчески переосмысливаются предметы и мотивы массовой культуры). Современная культура показывает, что границы между высоким» и «низким» искусством, китчем и классикой условны и всякий раз зависят от конкретного контекста. (Терминологический Словарь АПОЛЛОН. Изобразительное и декоративное искусство. Архитектура. М.: 1997. НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ. С.254)
Валентин Скурлов, октябрь 2006 года.
  Читатель может соглашаться с утвержением автора монографии или выработать свою точку зрения. На наш взгляд, обвинение Фаберже в киче – по меньшей мере, неубедительно, а по большому счёту, ошибочно.

  Замеченные ошибки:
С.138: Роберт Кохун был содержателем магазина «Никольс и Плинке» до 1880 года (года смерти), а не до 1878 года.
С.137: В деле «Братьев Грачёвых» числилось восемь братьев, а не только Михаил, Григорий и Симеон.
С.138. Звание поставщиков двора «Братья Грачёвы» получили звание придворных поставщиков в 1896 году, в 1901 году звание подтверждено.
С.140: Андрей Рёмплер не был оценщиком Кабинета в 1790 году. Он стал оценщиком Кабинета только в 1823 году. Также Ремплер не был «придворным ювелиром императоров Павла I и Александра I». 
С.141: Ювелир Ян исполнил в 1831 году ожерелье за 169 601 руб. Надо указать, что эта сумма заплачена ассигнациями. В пересчёте на серебро это означает 55 000 руб. Фаберже исполнил в 1894 году ожерелье на 177 600 рублей серебром.
С.142. Один из братьев, Густав Болин умер в 1916 году. В 1916 году в Стокгольме открыл магазин Василий Андреевич Болин, двоюродный Густава и Эдуарда Болин.
С.144: Не было трёх братьев-ювелиров Зефтиген. Было два брата-ювелира , а третий брат (старший) Эдуард Карлович Зефтиген торговал в Гостином дворе мануфактурой. Не было Адольфа Леопольдовича Зефтигена, оценщика Кабинета с 1861 года, был ювелир-оценщик Адольф-Леопольд Карлович Зефтиген.
С.147: Карл Бланк оценщик Кабинета с 1911 года, а не с 1915 года.
С.147: Опечатка. Надо «проектант»
С.148. У автора: «В 1889 году в России действовали 55 ювелирных фирм и мастерских». У Лабзина «Колумбова выставка 1893 года» - 52 фабрики и ОТНОСИТЕЛЬНО КРУПНЫХ (выделено нами – В.С.) мастерских, которые произвели продукции на 2 800 000 руб. Всего ювелирных и золото-серебряных мастерских было около 4 000.
С.155: Опечатка. Художник Бодаревский, а не Бондаревский..
С.156: А.С. Брагин умер в 1911 году, а перед этим два года лежал в больнице, поэтому не мог исполнить в 1910-х годах сервиз.
С.161: Первое пасхальное яйцо, которое Карл Фаберже предложил Александру III быо исполнено в 1885, а не в 1883 году.
С.162: «Ургё Оллила» - надо: Юрьё Оллила.
С.162: «Джоанна» - надо: Иоанна Таммерман.
С.162: «В ней было занято – как деталь производства – около 700 работников всех видов». Как понимать: «занято – как деталь производства»?
С.163: Франц Бирбаум родился не в 1873, а в 1872 году.
С.163: «Хольмштрём», правильно «Хольмстрём» (см. «Весь Петербург»)
С.163: Сын Августа Хольмстрёма Альберт родился в 1876, а не в 1877 г.
С.163: «Вигштрём» правильно называть Вигстрёмом, он умер в 1923 году, а не в 1929..
С.163: «Эдуард Колин». Надо: Эрик Коллин.
С.163: Ювелирная выставка в Нюрнберге была в 1885 году, а не в 1884 году.
С.166: А. Леман был студентом Рисовальной Школы Императорского Общества поощрения художеств, но не ЦУТР бврона Штиглица.
С.175: «Шехтер», а надо: Шехтель.
С.175: Барон Н. А. Клодт не работал у Фаберже. Работали его братья: Евгений и Константин.
С.177: Табакерку 1913 года к 300-летию Дома Романовых не мог исполнить мастер М. Е. Перхин, который умер в 1903 году.
С.185: В книге Т.Фаберже, Л.Пролер и В.Скурлова, 1997 года опубликованы счета Фаберже на 42 пасхальных яица, а не на все 50 яиц. 
С.190: «Гуго Обер». Обера звали Артур (Артемий). Был художник фирмы Гуго Эберг
С.193: «Хранящийся в Эрмитаже портрет Евгения Фаберже, написанный С.Яремичем, также подтверждает его близость к этому кругу художников («Мир Искусства» - В.С.)». На самом деле, это автопортрет Евгения Фаберже.
С.196: Опечатка: «бругие работы». Надо: «другие». 
  Книга М.Н. Лопато – свершившийся факт. В части, посвящённой Фаберже, монография доказывает, сколь велико творчество великого российского ювелира, насколько он ещё не понят, не освоен, не изучен.

Комментариев нет:

Отправить комментарий