суббота, 31 декабря 2016 г.

02. ЗОЛОТЫЕ ИЗДЕЛИЯ


Между чисто ювелирными работами, то есть такими, в которых играют роль исключительно драгоценные камни, и золотыми изделиями не существует резкой границы. Бриллиант, конечно, плохо уживается с золотом, слишком резко контрастирующим с ним, но цветные камни, наоборот, являются пре­красным к нему дополнением. Бее же, за исключением простых брошек, колец, цепочек и браслетов, золото мало применялось в женских украшениях. Глав­ное свое применение оно находило в мелких предметах обихода, в карманных несессерах, во флаконах для духов и солей, в разнообразных настольных безделушках и мужских предметах: папиросницах, мундштуках, тростях, печа­тях и т. д. Обработка золота очень разнообразна. К нему применяют резьбу, чеканку (репассе), гравировку, полировку,- оно покрывается эмалью, украшает­ся камнями. Так как в ювелирных работах моды менялись, были периоды, когда преобладали чеканные работы в разных стилях. Долгое время господ­ствовали стили Людовиков XIV, XV и XVI, а затем ампир. Последние по сухости своих деталей были мало применимы к чеканке, и она уступила место резной чеканке и гравировке. Последний по времени период отличался широким применением эмали. Эмали всегда с древнейших времен сопровождали золо­тые работы, но в виде клуазонне (перегородчатые) или шамплеве (выемчатые). Изделия XVIII века в коллекциях Эрмитажа побудили применять сквозящую эмаль на гравированном или гильотинированном золоте или серебре. Б этих работах, где эмаль занимает значительные площади, а иногда покрывает всю поверхность предмета, произведения фирмы не были превзойдены даже за границей. На Всемирной выставке 1900 года они имели большой успех благо­даря богатству тона и совершенству техники (5). Выставленные работы были все распроданы и привлекли ряд заказов и клиентов.

Производство золотых изделий распределялось между несколькими мас­терскими. Мастерская Коллина исполняла копии керченских древностей и ра­боты того же характера. Мастерская Перхина производила чеканные и гравер­ные работы, оправы нефрита и других сибирских камней. Производство это было очень значительное, лучшие золотые работы фирмы изготовлялись в этой мастерской. Владелец ее Перхин заслуживает, чтобы о нем было сказано несколько слов (4). Уроженец Олонецкой губернии, он прибыл в Петербург еще мальчиком без всякого образования, по всей вероятности даже безграмотным; упорным трудом и сметливостью сумел выбиться из подмастерьев в мастера, организовать с помощью фирмы мастерскую и привлечь к себе способных работников по всем специальностям производства. Соединяя в себе громадную трудоспособность, знание дела и настойчивость в преследовании определен­ных технических задач, он высоко ценился фирмой и пользовался редким авторитетом среди подмастерьев. За короткий сравнительно срок он нажил порядочное состояние, но не успел им воспользоваться и умер в больнице для душевнобольных в ... году (5). По смерти его мастерская перешла в ведение старшего его подмастерья и товарища по ученью Г. Вигстрема (6).

Эмалевые работы были выделены в особую мастерскую, руководимую Н. А. Петровым (7), и ему фирма во многом обязана известностью, которой пользовались ее эмалевые работы. Сын эмальера А. Ф. Петрова, он с детства освоился со сложным делом, изобилующим неудачами, причина которых то в металле, то в обжиге, то в самой эмали. Знакомому со всеми тонкостями техники, ему удавались задачи, перед которыми пасовали и очень известные заграничные эмальеры. Получи он в свое время художественное образование, он, без сомнения, превзошел бы многих из них. Работа была его стихия, в противность другим мастерам он все работы исполнял лично, нередко проси­живая над интересующей его задачей. Нередко бывало, что при ответственных заказал фирма, желая обеспечить себя от возможных неудач, заказывала одну и ту же работу ему и за границей, но очень редко случалось, чтобы заграничное исполнение заслужило бы предпочтение. После ликвидации мастерской он был приглашен на Монетный двор для исполнения эмалированных знаков для Крас­ной Армии. На этой лишенной всякого интереса работе ради куска хлеба он себя не пощадил. Плохое питание и нервное истощение его добили. Лучшего эмальера Петрограда, а может быть и России, не стало. Не стало также хороше­го честного человека и труженика.

Третья мастерская — Тилемана изготовляла почти исключительно юбилей­ные и другие знаки, жетоны, ордена. Производство этой работы было некото­рым образом вынужденным. Многие клиенты фирмы не удовлетворялись орде­нами и знаками казенного образца крайне грубой работы и обращались к фирме за таковыми более художественной работы. Этими частными заказами и иногда массовым производством жетонов была главным образом занята мас­терская. По смерти владельца мастерская перешла в ведение самой фирмы, и ею управлял мастер Б. Г. Николаев.

Комментариев нет:

Отправить комментарий