суббота, 31 декабря 2016 г.

Проблема стиля

Проблема разработки современного стиля волнует современных художников. Они стремятся выразить свои чувства и переживания. Идёт поиск творческого языка, видны попытки вырваться, выразить себя, свое понимание мира, стремление нащупать дорогу. Мысли художников, отражённые не только в произведениях, но и в статьях, показывают, насколько мучителен процесс творческого поиска.
          Беспокоясь о развитии направления, авторы пытаются вырваться их границ традиционного жанра. Антон Ананьев пошёл по пути, успешно претворённому Карлом Фаберже. Игрушки-безделушки он превращает в функциональные предметы - часы. Михаил Комаров исповедует "малый функционализм". Его фигурки, всего-навсего с секретом, служат в качестве шкатулок. Ярослав Ксенофонтов и его последователь Антон Ге влекут нас в западноевропейский сказочный мир, гофманиаду, эпоху "Гебрудер Гримм". Александр Веселовский образовывает зрителя, погружая его в мифологию и философию. Обыгрываются два основных комплекса, открытых Зигмундом Фрейлдом: "Страх" и "Эрос". Тему "Страха" успешно отражает Веселовский, тему красивого "Эроса" - талантливые Александр Корнилов и Наталия Бакут. Тот же "Вещий Олег" Антона Ананьева - это сублимированная Смерть, а "прогулки по Каменному острову" Сергея Фалькина - это сублимация Любви. В каждоми городе есть такие "острова любви"…
Фигурки "Бабы Яги" Ирины Пролыгиной, "Леший" и "Кикимора" Павла Потехина - это мифологизированные детские комплексы, упрятанные в камень статуэток (см. выше определение архетипа). И даже у Василия Коноваленко - его "Заключённые" и "Царёво Око" в виде творческого портрета боярина Ромодановского - это сублимация Страха. Художник заключает свой страх в фигурке, освобождаясь для здоровой игры творческих сил.
    "Малыши" и "Малышки" - тема, удачно найденная камнерезами "Русских самоцветов" (художник Марина Никольская). В лес тянет Светлану Седых. Тема деревни, по её мнению - неисчерпаема. Есть и направление чуждой России философии ухода в мир придуманного, в мир Толкиена. Но есть и чисто русские группы. Фигурки объединятся в композицию (Он, Она, ребёнок), всё это на объединяющей, сложно разработанной подставке. Таква серия "Купеческая семья" скульптора Алексея Баранова. Уральские мастера выстраивают целые комнаты, по примеру "Кукольного театра" Динглингера. Таких комнат не было у Фабберже. Фигурки перестают играть роль талисмана. Одна американская миллионерша всегда возила свою фигурку в качестве таолистмана, но груапппу из ттрёх и более фигур, на огромой плащадке-плдставке не упрячешь в сусмочку - это уже каминный вариант украшения интерьера.
       Заметна политическая конъюнктура. Иначе чем объяснить появление фигур  "Теннисиста"и "Гольфиста" - портретов московского мэра. Чувствуется влияние тонкого конъюнктурщика Зураба Церетели, изваявшего "Лужкова-Дворника". В расчёте на американского покупателя появились уральские работы "Ковбой", “Негр-саксофонист". Василий Коноваленко ни сном ни духом не ведал о политике, но политика ведала о нём м его СССР за "Бражников" предали остракизму. В Америке Коноваленко отыгрался, создав "Заключённых"
     И вновь о проблеме заказчика. Прав Сергей Фалькин. Нужнызаказчики на серии фигурок. Такими заказчиками были царь (серия "Солдаты м офицеры") и Эммануил Нобель (серия "Городские типы"). Есть государственные заказы на объекты  декоративно-прикладного искусства. Но почему бы не иметь заказ для Исторического музея, Оружейной палаты или Русского музея - на серию "Русские типы" из камня? Продолжить незаконченную серию Фаберже. Почему бы Управлению делами президента не заказать комплект фигурок в форме всех родов войс для Верховного главнокомандующего? Это будет продолжением традиций, зародившихся 200 лет назад. Неглупы были фугнкционеры в Идеологическом отдкеле партии, когда приказывали Василию Коноваленко исполнять каменные скульптуры на советскую тематику. Нет государства без идеологии. Идея должна быть упакована в привлекательную оболочку. В 1930-х годах 90 % агитационного фарфорап продавалось через Торгсины, а сейчас английская фирма "Доултон" продаёт фарфоровые фигурки Черчилля и папы Иоанна-Павла II.
      Лучи поисков напрвлены в разные стороны. Как сказал философ Бюффон, "наука закрывает один вопрос и открывает десять новых". Некоторые пути тупиковые, но кто укажет правильную дорогу? Свободное творчество… Какой-то из лучей пробьёт облака  осветит путь.
       Типы и архетипы. В философских словарях слово "архетип" происходит от arche - начало и  typoz- образ и означает "прообраз. первоначальный образ, идея". В философии Платона под архетипом понимается умопостигаемый образ, "эйдос".
      Архетипы - в аналитической психологии К.Г.Юнга  это универсальные изначальные врождённые психические структуры, составляющие содержание "коллективного бессознательного", распознаваемые в нашем опыте и являемые в образах и мотивах сновидений. Те же структуры лежат в основе общечеловеческой символики мифов, сказок, художественных текстов.  Вот почему так устойчивы «сказочные» и типы в творчестве Ярослава Ксенофонтова и его апологетов, «мифологические» типы у Павла Потехина и Александра Веселовского. Детское воображение и фантазия воспроизводят глубокие "архетипы бессознательного", которые преобразуют их в мифологические образы.
       Основная группа фигурок Фаберже - это "Уходящие типажи". Фаберже - певец "Уходящих типов". Попытки приписать фигуркам какую-то идеологию, философское звучание самого Карла Фаберже наверняка бы рассмешили: "вы слишком многого от меня хотите. Я художник, а не пророк".
       Современные художники, в первую очередь уральские (Екатеринбургская камнерезная школа), так и петербургские (Алексей Баранов) проявляют интерес к городскому жанру. Из городского быта позапрошлого столетия появляются "Всадники" и "Кормилицы". Весьма упрощённые типы, движение персонажей, соответствующая одежда сохраняют условность, идущую от старой игрушки, но очень точно передают типажи. Стремление к характеристике, расширение круга тем всё более ведёт современных мастеров к переводу их работ в декоративную скульптуру. Это отражается на увеличении размеров скульптурных изображений, на некоторой повествовательности, входящей в трактовку темы. Так, три фигуры "Бражников" по известной гарднеровской композиции - весьма декоративной по своей окраске "Троицы" становятся в работе Василия Коноваленко откровенно декоративной скульптурой, которая совершенно неудобна для игры и потому должна занимать конкретное место уже в "горке" или на прикроватной тумбочке, в убранстве интерьера, например, на камине.

Комментариев нет:

Отправить комментарий