среда, 15 ноября 2017 г.

Лобацкая Раиса Моисеевна,

В поисках истинного Фаберже - сюрреалистическая судьба в науке. К 70-летию Валентина Васильевича Скурлова

Лобацкая Раиса Моисеевна,
доктор геол.-мин. наук, профессор, член Союза дизайнеров России, зав. кафедрой геммологии ИРНИТУ, Иркутск


Как невероятно порой попадают в самую сердцевину расхожие метафоры? «Характер – это судьба!» Точнее о личности и судьбе Валентина Васильевича Скурлова -  признанного эксперта творчества К. Фаберже и других великих ювелиров эпохи русского модерна,  сказать невозможно.
От самой первой встречи с ним много лет назад у меня осталось странное впечатление, которое лишь слегка начало стираться с годами. Это было легкое  ощущение, замешанное на восприятии какой-то едва уловимой несовременности, сквозившей в его образе: чуть более медлителен, даже немного церемонен, чем это укоренилось в наш стремительный век, чуть более обстоятелен, чем этим же веком оказалось востребовано. И все же что-то в моем сознании тогда не склеивалось в целостную картину. Лишь много позже, когда за первой встречей последовали иные, затем переписка, а, главное, мною одна за другой были прочитаны его многочисленные  книги, заметки из архивов, присылаемые мне по случаю, я отчетливо поняла, с каким необычным человеком переселись мои пути.
В каком-то смысле Валентин Васильевич разминулся в пространстве Санкт-Петербурга со временем, шагнув, устремляясь в дали научного поиска, из рубежа ХХ-ХХI века на сто лет назад.
Редко кого из исследователей, даже бесконечно влюбленных в профессию и предмет своего научного притяжения, настолько затягивает водоворот давно ушедшей жизни, что люди, события той поры, их манера общения, увлечения, любови и ненависти, становятся близкими, своими, а собственная жизнь осязаемой частью чужой. Это совсем не редкость в среде актеров, когда работая над ролью, гении сцены отрешаются от реалий и уходят в жизнь своих героев. Среди исследователей мне с подобным феноменом случилось встретиться впервые.
С трогательными деталями, казалось бы, иногда даже малозначимыми, открывает Валентин Васильевич мир семьи Фаберже слушателям на своих блестящих лекциях. Мои иркутские студенты, с которыми он встречался дважды, оба раза воспринимали его рассказ так, словно бы он был реальным  персонажем тех, канувших в лету, событий. Нет, возраст здесь абсолютно ни при чем!
Это почти сюрреалистический мотив наяву. Так, глядя на старую, изрядно выцветшую фотографию, где в интерьере комнаты, каких сейчас нет, расположилось большое семейство, он поясняет зрителям не только сиюминутную сцену, но и обращается к почти интимным подробностям судеб персонажей, закрученных драматическим водоворотом истории. Да и сама комната  представляется невероятно знакомой раскрасчику, поскольку он упоминает предметы интерьера и другие уголки дома, оставшиеся за кадром.
Наблюдая за Валентином Васильевичем во время его лекций, я постоянно ловлю себя на мысли, что нет вопроса, на который он не сможет дать обстоятельный, не поверхностный ответ. При этом я хорошо знаю, что поиск новых деталей, фактов биографий, не атрибутированных вещей, да мало ли  еще чего, связанного с эпохой и именем К. Фаберже продолжается постоянно, никогда не  прерываясь. Жизнь подвижника? А почему нет, если речь идет о «штучном» ученом?
Семь лет назад Валентин Васильевич с моей легкой руки даже решился на поездку в Китай почти без колебаний. Веские причины: возможность узнать немного больше того, что уже известно о связях фирмы Фаберже с  этой восточной страной, занимавшей когда-то умы художников модерна. Вряд ли он тогда добрался до настоящих уникальных документов и фактов, но для человека, дышащего воздухом иной эпохи, сама аура места – глоток бальзама, за которым стоило преодолеть расстояния.
Спустя годы я поняла, насколько неоправданным оказалось то первое ощущение от «медлительности».  О чем это  я подумала?  О какой медлительности  может идти речь,  когда том за томом из под его пера выходят объемные книги - содержательные, фундаментальные, с уникальными фактами и фотографиями? Список публикаций убористым шрифтом на 15 страниц? Все это зримое свидетельство его неудержимой работоспособности и фундаментальности ученого, с юности и до своего 70-летия идущего единственным выбранным путем.
С Юбилеем Вас, Валентин Васильевич! Многие лета во славу Фаберже и истории искусствознания!




Комментариев нет:

Отправить комментарий