среда, 16 мая 2012 г.

История судьбы уникального подарка Царя Александра III-го Голландскому доктору Иогану-Георгу Мецгеру: Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий» Фаберже 1893г.


Автор: Мишель Камидиан, коллекционер, Париж.

Процесс «Мишель Камидиан – Коллекционер Русского Искусства, против страховой компании Ллойдс» войдет в историю искусства Фаберже как хороший пример для понимания происходящего за кулисами мира аукционов и проблем, связанных с экспертизой и страховкой произведений искусства. Театром событий станут такие страны как: Швйцария, Франция, Россия, Америка и Англия. И станет примером вопиющей не справедливости, где были использованы лже-эксперты и эксперты, которые бессовестно лгали, подделывали подпись, отказывались от своих ранее данных слов и своей же экспертизы. Они отрицали явные и исторические факты в угоду интересов страховой компании, искавшей пути от уклонения выплаты компенсации за поломку шедевра Карла Фаберже. Процесс также сконцентрировал в себе многие проблемы связанные с объективным пониманием творчества Карла Фаберже и с атрибуцией произведений фирмы. 

Всемирно известная Российская фирма Карла Фаберже была основана в 1842 году, в Санкт Петербурге, Густавом Фабержe. К концу 19-го века фирма достигнет высочайшего качества в продукции ювелирных и серебряных изделий и в 1882 году получит большую золотую медаль на Всероссийской Промышленно-Художественной Выставке в Москве.
В 1885 году Фаберже выполнит Императорский заказ – первое Пасхальное Яйцо «Курочка». В том же году Фаберже примет участие на выставке Изящных Искусств и Ювелирного Дела в Нюрнберге на которой удостоится золотой медали. 
     В 1888 году на Северной Промышленно-Художественной выставке в Копенгагене Фаберже, вне конкурса, получит почётный диплом.
     В 1896 году в Нижнем Новгороде, большую золотую медаль и титул Поставщика Двора Его Императорского Величества.
     В 1897 году в Стокгольме получит от Короля Швеции и Норвегии титул Придворного Ювелира.
Апофеозом славы Фаберже станет Всемирная Выставка в Париже в 1900 году, на которой мастера фирмы удостоятся наград, а Карл Фаберже,  как эксперт, получит Орден Почетного Легиона. На парижской выставке фирма представит миниатюрную копию царских регалий из платины и бриллиантов, а также императорские пасхальные подарки в виде яиц, в концепцию создания которых входили главные исторические и семейные события последних двух Российских Императоров, Александра III и Николая II.
     Из ювелиров Фаберже особенно отличался своей виртуозностью главный мастер Михаил Перхин, которому принадлежит авторство большинства шедевров Фаберже.
     Наряду с классической ювелирной продукцией, фирма будет производить «фантазийную продукцию», каменную пластику в виде зверушек и национальных типов, удивительные цветочные композиции в маленьких хрустальных стаканчиках в которых создавалась иллюзия будто они наполнены водой, маленькие пасхальные яички из разных сортов поделочных и драгоценных камней, металла и эмали, в которых дизайнеры фирмы воплотят их безграничную фантазию,  эмалевые рамки для фотографий, портсигары из многоцветного золота и многие другие фантазийные произведения, которые будут пользоваться большим успехом среди членов Российской императорской семьи и других королевских династий Европы и Азии.  Благодаря отменному художественному вкусу и высшему качеству продукции фирмы и своей элитной международной клиентуре Карл Фаберже получит всемирную признательность.
     Девизом фирмы было: «одинаковое качество и изящество, будь стоимость в один рубль или десятки тысяч рублей».





1.  История Подарка Императора Александра III Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий» Фаберже 1893 год.
 Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий» - это уникальное сплетение истории его создания с историческими фактами жизни императорской семьи, политической атмосфере в России и обстановки в Европе, растущей роли России на международной арене, развитии промышленности и роста частного капитала, растущей потребности в уникальных ювелирных изделиях, изысканного вкуса русской аристократии и соперничества за удовлетворение этого вкуса между известными ювелирными фирмами Санкт-Петербурга, развития фирмы Карла Фаберже - поставщика Императорского Двора и начало её мировой славы.



[Портрет Царя Александра III-го 1893г. ]





После крушения императорского поезда под  Борками в 1888 году, когда Семья Александра III-го получила ранения - ушибы, а сам Император чудом остался жив, для лечения семьи был приглашен  выдающийся голландский врач Иоганн-Георг Мецгер, основоположник современного массажа.  Доктор Мецгер, тогда практиковал свой уникальный метод лечения и был очень популярен среди европейской аристократии. Мецгер лечил Императорскую семью на протяжении нескольких лет. 
        В декабре 1893 года Доктор был приглашен в Санкт-Петербург для награждения Орденом Святого Станислава 1-й степени c бриллиантами.  Помимо ордена, Доктор Мецгер получил  из Кабинета его Императорского Величества вознаграждение в 30.000 рублей, золотые запонки с бриллиантами в 550 рублей, золотую брошь  с бриллиантами стоимостью в 1.500рублей для жены, обе вещи от придворного ювелира Болина а также негласный, личный подарок от Царя  «Яйцо-часы, "Букет жёлтых лилий" производства фирмы Карла Фаберже, в знак благодарности за лечение императорской семьи.  Подарок  был разработан для важного события в семейной жизни доктора и приурочен для ознаменования 25-ой годовщины – серебряной свадьбы Доктора Мецгера. 
       Подарок яйцо-часы «Букет Желтых Лилий» был результатом фантазии художников фирмы, а также целой команды высококвалифицированных мастеров-ювелиров.
Вероятно, подарок тщательно обсуждался в семье Александра III-го, а также с Карлом Фаберже, так как часы насыщены символикой, отражающей важные для доктора моменты его профессиональной и семейной жизни.
        Сюрприз удался!  Яйцо-Часы из лучших сортов нефрита и серебра с красно-жёлтой позолотой. Ваза сделана в виде урны – символизирующей чашу Жизни,  из которой, словно финальный букет фейерверка, завершает венок из роз и букет из жёлтых лилий, осыпанные цветочными листьями.
         Голова змеи, стилистически сплетённая в букву «М» (Мецгер) – символ медицины и мудрости, указывает на вращающийся циферблат,  в бело-синих тонах,   словно горизонт и напоминает нам о цикличности и быстротечности времени в нашей жизни,  а также на предстоящий путь и безграничное будущее. Два стебля переплетаются друг с другом и закрепляются венком из дубовых листьев - символом вечности и прочности супружеской пары,  связанные между собой узами любви. Ваза с цветочной композицией стоит на нефритовым пьедестале  - знак почтения, с обеих сторон которой, вызолоченные элементы орнамента в виде рогов изобилия, источают два цветочных бутона, один из которых,  бутон раскрывшейся жёлтой лилии. На основании вазы чередуются рельефные цветы и листья,  указывающие на хрупкость человеческих отношений. Языком цветов выражены чувства любви между супругами-юбилярами, а также знаки благодарности от признательных членов императорской семьи.
        Это произведение датируется последними днями декабря 1893 года. Для осуществления такого произведения мастерам Карла Фаберже потребовались многие месяцы работы, в которую вложили свою любовь и умение в создание этого шедевра, от которого исходит любовь и красота, а лилии кажутся живыми.
        «Букет желтых лилий» с венком из роз, это  поразительное произведение является первой цветочной композицией, разработанной дизайнерами фирмы Карла Фаберже.  Цветочная композиция впоследствии развивалась и пользовалась очень большим успехом среди членов императорской семьи, а позже в связи с редкостью и хрупкостью и небольшим количеством дошедших до нас экземпляров, среди коллекционеров произведений фирмы.


2.  Покупка Яйца-Часов «Букет Желтых Лилий» на аукционе Сотбис в Женеве в ноябре 1991 года.
Появление на аукционе Императорского Яйца Фаберже – это целое событие  для  крупных музеев мира и коллекционеров.
     Для Аукционного дома это гарантия большого успеха и рекламы, а для экспертов, участие на таком мероприятии, а тем более в описании такого экспоната, это гарантия оставить свой след в истории атрибуции Императорских Пасхальных Яиц Карла Фаберже.
      На сегодняшний день из 50-и пасхальных императорских яиц, известно местонахождение 42-х.  Об остальных восьми нет сведений.
       Всего с 1885 по 1917 год было изготовлено и вручено членам Императорской семьи 50 яиц заказанных у поставщика Императорского Двора Карла Фаберже.
        Последние два пасхальных яйца 1917 года не были вручены.
Одно – это  яйцо из карельской березы, (в коллекции Русского Национального Музея, Баден-Баден, Германия) был готов корпус, что касается сюрприза,  Слоника-автомата – он отсутствует, и о нём нет никаких сведений.
        Другое – «Созвездие Цесаревича» из синего стекла и горного хрусталя (коллекция Минералогического Музея, Санкт-Петербурга). Работа над яйцом «Созвездие Цесаревича» не была закончена.

ВОТ ОПИСАНИЕ УНИКАЛЬНОГО ШЕДЕВРА ФИРМЫ ФАБЕРЖЕ, ИМПЕРАТОРСКОГО  ПАСХАЛЬНОГО ПОДАРКА, ЯЙЦА-ЧАСОВ «БУКЕТ ЖЁЛТЫХ ЛИЛИЙ» АУКЦИОННЫМ ДОМОМ СОТБИС (1991 г. ЖЕНЕВА):
«ЧАСЫ, ПРОДАНЫЕ ЧЕРЕЗ ФИРМУ ФАБЕРЖЕ, БЕЗ КЛЕЙМ, ВОЗМОЖНО САНКТ ПЕТЕРБУРГ, МЕХАНИЗМ ЧАСОВ ПОДПИСАН МОЗЕР & КОМПАНИЯ, САНКТ ПЕТЕРБУРГ, КОНЕЦ 19 ВЕКА.
Высота яйца 29 см.
В оригинальном деревянном футляре, внутри на шёлке печать ПОСТАВЩИКА   ИМПЕРАТОРСКОГО ДВОРА: К. ФАБЕРЖЕ, САНКТ ПЕТЕРБУРГ, МОСКВА»
На основании футляра,  картонная бумага с тиснением К. ФАБЕРЖЕ, САНКТ ПЕТЕРБУРГ, МОСКВА ПОД ИМПЕРАТОРСКИМ ДВУГЛАВЫМ ОРЛОМ.
 ПРОВЕНАНС:
ПОДАРОК ДОВСТВУЕЩЕЙ ИМПЕРАТРИЦИ МАРИИ ФЕОДОРОВНЫ ДОКТОРУ ИОГАНУ ГЕОРГИЮ МЕЦГЕРУ(1838 -1909).
(дальше идёт описание  жизни ДОКТОРА)
 ….




Портрет доктора Иоганна-Георга Мецгера.



ДОКТОР МЕЦГЕР ОСНОВОПОЛОЖНИК СОВРЕМЕННОГО МАССАЖА БЫЛ ПРИГЛАШЁН В ПЕТЕРБУРГ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ЧЛЕНОВ ИМПЕРАТОРСКОЙ СЕМЬИ ПОСЛЕ ПОЛУЧЕННЫХ ТРАВМ ВО ВРЕМЯ КРУШЕНИЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ПОЕЗДА ПОД БОРКАМИ 29 ОКТЯБРЯ 1888 года …..
Во  время своего второго посещения Санкт-Петербурга 1892 году [1], доктор Мецгер, был награждён орденом святого Станислава 1-ой степени и этими часами.
ЧАСЫ ОЧЕНЬ СХОЖИ КАК ПО ДИЗАЙНУ А ТАКЖЕ ПО РАЗМЕРУ С ИМПЕРАТОРСКИМ ЯЙЦОМ ''БУКЕТ ЛИЛИЙ'' ПОДАРОК ИМПЕРАТРИЦЕ АЛЕКСАНДРЕ ФЕОДОРОВНЕ 1899 года работы МИХАИЛА ПЕРХИНА из Коллекции Оружейной Палаты Московского Кремля.
Оценка: 25000-35000 швейцарских франков.
Происхождение часов: из коллекции прямых наследников Доктора Мецгера».
          Необходимо заметить, что в книге о жизни Доктора Иоганна Георга Мецгера, опубликованной Лейденским Университетом в 1971 году, указывается на посещении доктором Санкт-Петербурга 23 Декабря 1893 года, где он получил многочисленные подарки, а также Орден Святого Станислава 1-й степени, который был эквивалентом получения дворянства.(в каталоге Сотбис указывается 1892  год, неверная дата для этого события).





Крушение императорского поезда под Борками в1888 году.

В описании данного лота заметна крайняя осторожность эксперта Аукционного дома Сотбис, ещё свежа была память о деле «Эскандер Арие против Аукционого дома Кристис» и иск в 37.000.000долларов. Аукционому дому Кристис, придётся всё-таки возместить за моральный, а также финансовый ущерб, семье Арье».
В отличие от всех императорских пасхальных яиц Фаберже,  Яйцо-часы «Букет Жёлтых Лилий», имели чистую историю, они покинули Россию в 1893 г, в виде подарка от благодарных членов Императорской семьи Александра III-го и миновали участи, которую ждала всех остальных 50-и пасхальных яиц, в трагические для России дни, связанные с большевистским переворотом 1917года.
      Аукционые дома в обязательном порядке должны быть застрахованы.
Брокеры-страховые агенты, при продаже страхового полиса, в свою очередь страхуются, на верху пирамиды стоит страховой сандикат "Ллойдс."
В данном случае, когда говорится, что заплатил Аукционый дом, на самом деле заплатила страховка, которой не нужна  лишняя реклама такого характера.
  



"Букет жёлтых лилий" 1893г.





Фрагмент: Змея сплетённая в стилизованую букву "М" на императорских яйце-часах "Букет жёлтых лилий"1893г.



Оригинальная коробка императорского Яйца-Часов «Букет жёлтых лилий»1893 г.



3.    Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий» на выставках «Блестящая Эпоха Фаберже» в Царском Селе в 1992 году и «Фаберже придворный ювелир и его мир» (Faberge Imperial Craftsman and his World) в Уилмингтоне 2000 году.

Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий» Фаберже участвовали на международной выставке «Блестящая Эпоха Фаберже» в Царском Селе в Екатерининском дворце в 1992 году стали «гвоздем» выставки и в первые были введены в научный оборот,  как императорское  Яйцо-часы и иллюстрировали обложку каталога.  На выставке также было представлено императорское «Стальное Яйцо 1916 года» из коллекции Оружейной Палаты Московского Кремля. Выставка имела большой успех и многочисленных посетителей.
В 1999 я получил от организаторов выставки Броутон Интернейшнл (Broughton International Ltd.) приглашение принять участие в выставке в США «Шедевры Фаберже» в Уилмингтоне. Запрос пришел от Александра Солодкова и Гезы фон Габсбурга – кураторов выставки.   
    Организаторы были очень заинтересованы получить на выставку Яйцо-часы, после того как был найден Валентином Скурловым, в личном деле Царя Александра III-го счёт, в Российском государственом историческом архиве, подтверждающий подарок от царя.
В 1995 году мной был обнаружен на яйце-часах нацарапаный инвентарный номер, который соответствовал периоду 1893 года декабрю месяцу.
    В каталоге выставки «Блестящая эпоха Фаберже», в статье «Квадратные Яйца» была доказана аутентичность произведения и его атрибуция Михаилу Перхину, выдающему главному мастеру фирмы Фаберже. В книге приведен документ под личной подписью царя Александра III-го «Заплатить». В документе значатся часы стоимостью 2000 рублей, с датой 22 Декабря 1893 года. Как известно из книги посвящённой жизни доктора МЕЦГЕРА, подарки и орден Святого Станислава I степени (в бриллиантах), он получит от царя на следующий день 23 Декабря.   
     В экспозицию выставки 2000 г. были включены такие шедевры Фаберже как императорское пасхальное яйцо «Курочка» (1885 год) из коллекции Малькома Форбса  (в настоящее время коллекция принадлежит фонду "Связь Времён"), «Память Азова» (1891 год) из коллекции Оружейной Палаты Московского Кремля, «Коронационное» (1996 года) - тоже из коллекции Малькома Форбса.
     Все шедевры были сгруппированы в отделе «Самые прославленные творения Михаила Перхина - главного мастера Карла Фаберже, а Яйцо-Часы «Букет Желтых Лилий» находились на почётном месте буквально в самом центре зала. 
     Помимо главного каталога было опубликовано два каталога-буклета, один из которых посвящался 20-и избранным шедеврам из 1143-х экспонатов, под руководством доктора исторических наук Роберта Стивена Бианки (Robert Steven Bianchi), местного куратора, другой являлся упрощённым каталогом выставки, в котором целую страницу посвятили Часам-Яйцу «Букет жёлтых лилий».



4.    Поломка двух стеблей и бутона в яйце-часах «Букете жёлтых лилий» Фаберже кураторами выставки в Вильмингтоне  в 2000 году.

В конце сентября 2000 года я получил заказное письмо от организаторов выставки, в котором сообщалось, что во время транспортировки яйцо-часы были повреждены. Один бутон цветка был сломан. За это ущерб мне предлагали денежную компенсацию в размере 10% от страховочной стоимости $2.500.000, то есть $250.000. Я согласился на предложение страховки. Но после этого  страховая компания потребовала от меня разрешения на реставрацию в Америке, на что я отказался, аргументируя, что факт поломки был от меня скрыт во время моего пребывания на инаугурации выставки.
    Мне сообщили, что я не имею права им отказывать в проведении реставрации в Америке, но я настоял на том, чтобы реставрация  была проведена по возвращению экспоната, в Англии. После долгих переговоров мне сообщили, что в таком случае выплата ущерба снизится до 5%. Во время распаковки полученных из Америки экспонатов присутствовали агент страховки Ян Ферлей, Солодков, а также персонал транспортировщика и я. Два стебля выпадут из футляра, как результат «новой поломки».
     Присутствующие профессиональные упаковшики будут поражены, каким весьма не профессиональным образом, была осуществленна упаковка такого дорогого  музейного экспоната.
    Яйцо-Часы находились в своём футляре, завёрнутые в "туалетную" бумагу, несмотря на многочисленные письменные утверждения, что для транспортировки экспоната, отдельно от футляра, будет специально разработан для перевозки ящик. 
     Для оценки нового ущерба, агент страховки попросит меня найти двух экспертов. Игнорируя эту, разыгранную Солодковым мизансцену, для быстрого решения вопроса я предложил на эту подходящую роль, экспертов выставки, которые также являлись экспертами страховки, то есть Габсбурга и Солодкова, которые согласятся  и примут на себя ответственность за проведения оценки. Габсбург, после долгих размышлений, оценит ущерб в 10-15%. Солодков, приехавший в Париж, по поручению страховки на переговоры со мной, оценит ущерб в 15-20%. Тем временем, как агенту страховки, Ян Ферлею, Солодков сообщит, что ущерб составит не менее 30-50%, а скорее всех 50%.
     Ян Ферлей – страховой брокер в своём письме Ллойдс, попросит приготовить чек на сумму 1 миллион двести пятьдесят тысяч долларов (об этом мне станет известно, только через семь лет, при раскрытии документов, по всей вероятности, Ферлей не был посвящён в этот сценарий).
     ЛЛОЙДС предложил мне заплатить 250.000 долларов, вместо полагающихся  1.250.000 долларов, расчёт был прост, сэкономить один миллион долларов.
     После этого страховая компания разыграла такой сценарий: Габсбург заявит, что при распаковке экспонатов в Америке, он обнаружил  поломку одного бутона, а Солодков подтвердит, что при отправки экспонат был в хорошем состоянии (полностью отсутствуют фотографии, обязательные при транспортировке экспонатов для подтверждения состояния их сохранности и необходимые страховке). На самом деле, помимо одного бутона были также сломаны ещё два стебля (страховка будет настаивать на проведении реставрации в Америке с целью скрыть поломку двух стеблей). За несколько дней до открытия судебного процесса Габсбург неофициально заявит моим адвокатам, что в поломке экспоната виноват только Солодков. На основании экспертизы, проведённой в реставрационной мастерской Плоуден энд Смит (Plowden & Smith) и найденных следов пайки на стеблях (неудачная попытка реставрации во время нахождения экспоната у хранителей выставки), страховка откажется от выплаты ущерба.
     Главный реставратор отдела металла, после моего посещения мастерской, извинится и переделает свой же рапорт, в которую внесёт поправки и укажет, что на самом деле, причиной поломки
является сильный шок, а следы пайки, на внешней стороне, (две микроточки), не являются причиной поломки, как это было указано им в своём первоначальном рапорте. Переправленный рапорт будет подписан им и секретарем реставрационной мастерской. Г-н Ферлей, аргументируя, что я не имел ни какого права обращается без их ведома в реставрационную мастерскую, страховка откажется от Plowden & Smith, которую ещё недавно хвалили и с которой они сотрудничали более 25 лет. Чтобы ускорить выплату, предложат провести экспертизу в хорошо оборудованной лаборатории по металлу Оксфордского Университета и обратиться к их хорошо знакомому, Доктору Гилмор, с которым они также сотрудничают на протяжении многих лет. Окажется, что нужные приборы не в исправности, потребуется месяцы, чтобы профессор Гилмор, написал, наконец два рапорта, на основании найденных следов оловянной пайки (в виде точки в несколько микрон) на внешних сторонах двух стеблей.
     На местах слома, не было малейшего присутствия какого то другого металла, то есть слом, был совсем новый.
     В своём заключении он претендовал, что найденные следы олова, это результат бывшей реставрации.  Маленькая оловянная точка меньше миллиметра, никак не могла бы выдержать тяжёлый стебель, тем более, что во время многочисленных транспортировок, экспонат был и выглядел в отличном состоянии. Даже Солодкову пришлось признаться и согласиться, что во время его тщательного обследования,  Яйцо-часы были в хорошем состоянии, только он не мог рассмотреть под слоем позолоты, возможные дефекты, не имея для этого под рукой микроскопа. Из этой декларации следует, что не было никакой пайки на внешних сторонах стеблей. И что экспонат был в хорошем состоянии.
     Присутствие олова указывало на попытку проведения реставрации (во время пребывания экспоната в руках кураторов и когда он был застрахован и сломан).
     Страховка претендовала, что поломка произошла на месте бывшей реставрации и на этом основании она отвергала страховой случай, несмотря на то, что экспертиза проведённая французско-немецкой лабораторией ASA  заключила (3 раза), что слом новый, к такому же заключению придут Бойс (Boyce) из компании Forensic KEY а также Доктор Ролинс из Англии.
     Ни эксперт реставрационной мастерской PLOWDEN & SMTH, ни доктор GILMORE (ОКСФОРДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ), ангажированные ЛЛОЙДОМ, не будут присутствовать на суде. Все их доводы будут опровергнуты  моими экспертами.
     Только в 2004 году страховка найдёт на конец, подходящего для них эксперта, но почему то с другим профилем. Их заменит новый эксперт из Бельгии доктор Беннетт, которая окажется экспертом по археологическому металлу. Также, во время суда выяснится, что на своём сайте она выдаёт себя за присяжного эксперта, кем она не являлась, несмотря на такие факты, судья полностью принял её сторону аргументов, которые были научно опровергнуты, как Boyce, так же Rollings.  Отсутствие олова на бутоне подтверждало, что слом новый и этого не отвергала страховка.

     Г-жа Беннет в конце 2007 года не постесняется и попросит у моего эксперта, доктора Роллинза недостающие ей фотографии, для иллюстрации своего рапорта 2004 года. По всей вероятности, не была проведена научная экспертиза с применением соответствующей аппаратуры, и сопровождающих фотоматериалов. В связи с этим попросит разрешения присутствовать при проведении экспертиз моими экспертами.
     Только в 2007 году страховка мне предложит выплатить за ущерб £6.000. Такое предложение я, естественно, не принял и выразил свое недоумение. Иск против ЛЛОЙДА уже был принят Верховным Судом Лондона в июне 2007 года, чтобы остановить судебный процесс мне будет подложена сумма в £75.000, от которой я отказался, аргументируя мой отказ тем, что только на разбирательства и экспертизы уже потрачено несколько сотен тысяч фунтов стерлингов.





5.    Процесс против страховой компании Ллойдс и против экспертов-кураторов выставки «Мир Фаберже» Уилмингтон 2000 по поломке двух стеблей и бутона в Яйце-Часах «Букете Желтых Лилий» 1893 г. Фаберже.


Яйцо-часы «Букет Желтых Лилий» будут в центре внимании на Королевском Суде в Лондоне в январе 2008 года. Дело № 2006 Folio 654: «Мишель Камидиан – Коллекционер Русского Искусства, против страхового синдиката Ллойдс». На этом процессе рассматривался страховой случай по поломке шедевра фирмы Карла Фаберже Яйца-Часов «Букета Жёлтых Лилий» – Императорского подарка Царя Александра III, лечащему врачу Императорской семьи доктору Иоганну Георгу Мецгеру.
    До начала процесса эксперт-куратор выставки г-н Солодков по поручению страховой компании приезжал в Париж для обсуждения возмещения ущерба. После того как я не согласился на предложенные им условия он мне начал угрожать и пообещал большие неприятности и разорение, в случае, если я начну процесс против страхового синдиката Ллойдс.

На процессе по поломке Яйца-Часов «Букета Жёлтых Лилий» на стороне страховой компании участвовали:
    Александр Солодков – эксперт-куратор выставки в Уилмингтоне, автор публикаций по Фаберже.
    Геза фон Габсбург – эксперт-куратор выставки в Уилмингтоне, автор публикаций по Фаберже.
    Андрей Ружников – торговец антиквариатом.
    Стивен Дейл – торговец антиквариатом.
    Анна Беннетт – от компании Консервейшен энд Текникал Сервисиз Лимитэд (Conservation and Technical Services Limited) - специалист по металлу. (Во время суда выявится, что она является экспертом по археологическому металлу, а не экспертом по современному металлу, а также выявится, что не является присяжным экспертом, за которого она себя выдавала.)
   Николь Шилей (Nicole Sheley) - Представитель фирмы Крафорд Техникал Сервисизез (Craford Technical Services), оценщик ущерба, ангажированный Ллойдс. 


На стороне коллекционера Мишеля Камидиана участвовали эксперты:
    Валентин Скурлов – эксперт по Фаберже и ювелирному искусству Министерства Культуры Российской Федерации, автор более ста публикаций по творчеству Фаберже, Главный редактор «Антикварного Обозрения», редактор журнала «Русский Ювелир», консультант аукционного дома Кристис, автора более десяти монографий о творчестве Карла Фаберже.
    Татьяна Фаберже – дизайнер ювелирного искусства, председатель Мемориального фонда Фаберже, правнучка Карла Фаберже, обладатель семейного архива Фаберже.
Эксперты по металлу:
    Д-р Виктор Роллинс – присяжной эксперт при судебных разбирательствах специалист по трещинам и коррозии на металле, с более чем 25-и летним стажем работы и проведения экспертиз для ведущих мировых фирм.
    Д-р Филип Бойс – присяжной эксперт при судебных разбирательствах, проводит экспертизу по металлу для Скотланд Ярда, обладатель Кей Форенсик (Key Forensic) - одной из лучшей оснащенной лаборатории в Великобритании для проведении судебной экспертизы по металлам.

Несмотря на простоту факта – поломки бутона и двух стеблей в букете цветов лилий и требования коллекционером компенсации за возмещения ущерба от страховой компании, процесс оказался намеренно усложнённым.
    Эксперты-кураторы выставки, которые также являлись экспертами страховки и организаторами выставки, застраховали произведение Яйцо-Часы «Букет желтых лилий» на два миллиона пятьсот тысяч долларов.
    На основании декларации о подлинности и стоимости яйца-часов от экспертов-кураторов, страховка приняла и застраховала данный экспонат.
Страховой полис был оплачен организаторами выставки.
    Ллойдс выдал страховой полис «Memorandum and certificate of insurance» за № HF00AA53 эксперту-куратору выставки г-ну Солодкову, на выбранные для участия в выставке 24 экспоната из коллекции Мишеля Камидиана. Выбранные 24 экспоната составили общую сумму страховки $3.831.000, полис покрывал все страховые случаи на 100%.

В последствии другой страховой полис под № HF00ABA9 будет выдан Антони Вархам Холт (Anthony Wareham Holt), от некоторых андеррайтеров синдиката Ллойдс, который также покрывал на100% все страховые случаи.

В страховом полисе предусматриваются случаи при которых контракт, может быть расторгнут если: обнаружены какие либо следы реставрации на экспонате, а также доказан факт умышленного обмана страховой компании.

Поскольку приглашение на включение в экспозицию выставки нескольких вещей из моей коллекции поступило от организаторов выставки – страховая сумма была подтверждена экспертами-кураторами выставки. Состояние всех экспонатов, включая Яйцо-Часы «Букет желтых лилий» было идеальным, без каких либо повреждений и реставраций, то для судебных разбирательств Ллойдс пришлось разработать специальный сценарий. Страховая компания, поставила себе цель доказать, что Коллекционер Мишель Камидиан, якобы сомневался в подлинности яйца-часов и умышленно ввел в заблуждение экспертов-кураторов, а также страховую компанию, в подлинности и принадлежности произведения к фирме Карла Фаберже. Таким образом, коллекционер не должен получить компенсацию по факту умышленного обмана. Уже сам подход к ведению дела противоречил тому, что Мишель Камидиан был приглашен к участию в выставке и любезно предоставил 24 экспоната из своей коллекции.

Чтобы уйти от объективного факта поломки экспоната и представить коллекционера виновным в умышленном вводе в заблуждение экспертов-кураторов по Фаберже и страховой компании. Согласно этому плану Ллойдс строились все ответы допрашиваемых на суде свидетелей и экспертов. Все участники процесса, ангажированные Ллойдс изменили свои ранее данные заявления и отрицали новые очевидные факты и результаты экспертиз, которые выявились и были предоставлены экспертами со стороны коллекционера во время процесса.


Экспертами ангажированными Ллойдс отрицались и ставились под сомнение следующие факты как:

– Происхождение произведения Яйца-Часов как подарка императора Александра III и Императрицы Марии Федоровны лечащему врачу Иоганну Георгу Мецгеру. (Описание происхождения из каталога Сотбис с описанием происхождения как подарок от царя Александра III в 1892 году).

– Отрицания изготовления часового механизма фирмой Мозер в Петербурге. Несмотря на гравировку по стали на корпусе часов фирмы Мозер, СПб. (Это был одним из основных фактов отрицания для выстраивания плана сомнения в принадлежности произведения к работе фирмы Фаберже. Это отрицание строилось на том, что не может часовой мастер Мозер, быть ассоциирован с подписью на механизме часов 1893 года – т.к. по утверждению эксперта г-на Габсбурга Мозер покинул Петербург в 1840-х годах. Это заявление эксперта было принято, хотя оно являлось заведомо ложным т.к. противоречило самому же Габсбургу, который неоднократно в своих публикациях писал, что «фирма Мозера в Санкт Петербурге снабжала часовыми механизмами фирму Фаберже до 1918 года». Это является общеизвестным фактом).

– Отрицался гравированный инвентарный номер № 46822. Этот номер соответствует продукции в регистрационной инвентарной книге фирмы Карла Фаберже на декабрь месяц 1893 года. (В описании Сотбис указывалось, что доктор Мецгер получил этот подарок от царя одновременно с наградой – орденом Святого Станислава 1-й степени с бриллиантами. Факт получения ордена и пребывания доктора в Петербурге 23 декабря 1893 год указан в книге о жизни доктора Мецгера, изданной Лейденским Университетом в 1971 году. «Эксперт» г-н Дэйл в своём первоначальном рапорте в 2004 году не указал на наличие инвентарного номера на произведении. Инвентарный номер был известен экспертам-кураторам с 1999 года, и значился в каталоге выставки в 2000 году. Но на основании того, что «эксперт», ангажированный Ллойдс не указал в рапорте 2004 года, страховка не примет этот факт.)

– отрицался Счет фирмы Карла Фаберже, представленный Казначеем Императорской канцелярией на подпись Александру III и его подпись красным карандашом покрытым воском согласно протоколу. (Счёт был найден Валентином Скурловым в личном деле Александра III в Российском Государственном Архиве  (РГИА) опись 32 дело 1619, за личной подписью царя «заплатить». Также на счету значится дата 22 декабря 1893 года, то есть накануне вручения. Данный счет оплаты является одним из прямых доказательств заказа Яйца-Часов Императором Александром III у фирмы Фаберже. Причем очень важно, что оплата личного подарка производилась с личного счета Александра III.)

– Отрицались клейма пробирной палаты Санкт-Петербурга «88» серебряной золотниковой пробы. (Клейма, которые, согласно технологии были поставлены до процесса золочения не принимались свидетелями со стороны страховой компании и назывались «вмятинами» - а цветные фотографии увеличенные в 50 раз и на которых четко видны клейма не принимались как доказательства. Присутствие клейма пробирной палаты Санкт-Петербурга «88» разбивали сценарий страховой компании, что яйцо-часы были произведены «в какой-то другой стране, но не в России, а значит не Фаберже».)

– Присутствие срезанного клейма фирмы Фаберже. На котором видны верхушки всех букв слова ФАБЕРЖЕ. (Сличение фотографий с клеймами того же периода, присяжным судебным экспертом Бойсом, подтвердили наличие клейма фирмы «ФАБЕРЖЕ». По технологии эти серебряные пластинки с орнаментом должны были пройти клеймение фирмой для подачи на клеймение в пробирную палату. После чего делалась выпиловка орнамента для установки на изделие.)

– Отрицалось наличие уникальной дубовой коробки Фаберже с золотыми и тесненными логотипами фирмы «К. ФАБЕРЖЕ». (Коробка с часами пришла из семьи доктора Мецгера в том виде, в которой она и находились у доктора со времен подарка Императора. Одновременно выдвигалась совершенно абсурдная версия, что «семья Мецгера подобрала к яйцу-часам возможно залежавшуюся коробку Фаберже». Отрицание факта принадлежности коробки к яйцу-часам «экспертом» со стороны Лойдса по наводящим вопросам судьи закончилось совершенно абсурдной формулировкой: «коробка оригинальная, но не родная»).

Превосходная обработка нефрита камнерезами фирмы К. Фаберже «эксперт» Ллойдс найдёт «весьма посредственной» как аргумент в пользу отрицания фирмы Фаберже как изготовителя произведения. (В начале данный «эксперт» попробует приписать происхождение нефрита, «какой-то другой неопределенной стране – но только не России».)

– Вручение Императором подарка доктору Мецгеру ставилось под сомнения из-за отсутствия «оригинальных фотографий сделанных при вручении подарка» (!) (Это сомнение было необходимо Ллойдс для опровержения принадлежности Яйца-Часов семье доктора Мецгера и факта подарка Императором часов заказанных у Фаберже).

– Целый день обсуждались совершенно несущественные элементы стиля Людовика XV и Людовика XVI– причем это обсуждение не противоречит факту подарка Императора.

– Ставились под сомнение мои знания как коллекционера купившего шедевр Яйцо-Часы Фаберже на основании абсурдных умозаключений. (Была сфабрикована версия «что если признанные эксперты и никто из находящихся в аукционном зале Женевского аукциона не смогли усмотреть и понять значимость этого уникального произведения фирмы Фаберже – то коллекционер Мишель Камидиан не мог быть прав в своей оценке». И даже это неопределенное умозаключение противоречит факту, что эксперты-кураторы выставки поместили Яйцо-Часы Фаберже в самом почетном месте в центре зала в секции «Самые Прославленные Пасхальные Яйца – работы выдающегося Мастера фирмы Фаберже Михаила Перхина».)

– Отрицались такие факты как сходство букета лилий Яйца-Часов, подарка доктору Мецгера 1893 года с букетом лилий Яйца-Часов 1899 года – Подарка Императора Николая II супруге Александре Федоровне. (Этот факт отрицался на основании «чувства кишками» г-на Габсбурга – «gut feeling»).

– Отрицался факт сходства букета лилий Яйца-Часов с букетом лилий на канделябре на фотографии из семейного архива Фаберже, приведенной как доказательство Татьяной Фаберже. Ранее этой фотографии никто из «экспертов» не видел.

– Целый день судья рассматривал вопрос принадлежности и собственности яйца-часов, несмотря, на то, что экспонат был принят от владельца и значился в контракте и в страховом полисе как собственность коллекционера Мишеля Камидиана.


В конечном итоге судья решил, что за нанесенный ущерб организаторы выставки должны заплатить всего лишь 1.000 фунтов. 

Что же о поломке? О поломке ничего нет – забыли? Нет не забыли, просто не сочли нужным рассматривать существенный факт присутствия страхового случая, ссылаясь на то, что реставрация, которая по словам экспертов, будет стоить лишь нескольких сотен фунтов стерлингов и не изменит стоимости произведения, которая в любом случае неправильно было атрибутировано и застраховано их же экспертами. Судебные разбирательства будут проходить не по существу, а по намеченному плану, чтобы любыми способами обвинить коллекционера в умышленном обмане и тем самым расторгнуть обязательства по страхованию. Причем было полностью проигнорирован факт подделки подписи Мишеля Камидиана под договором «О выдаче экспонатов на выставку». Подпись поставил г-ном Солодков, расписавшись волнообразно и неопределенно – по его признанию как-бы на арабском написав «Искандер».

Результатом слушаний, почему то продлившегося процесса (13 дней), явилось заключение судьи Томлинсона в 147 параграфах и на 143 страницах, где расплывчато, основываясь на показаниях экспертов со стороны Ллойдс судья пришел к заключению, что коллекционер Мишель Камидиан оказывается должен страховой компании 2.000.000 фунтов стерлингов для оплаты армии юристов, которые намеренно увели процесс от сути возмещения страхового случая – поломки, бутона и двух стеблей экспоната.

Судья сделал заключение, которое фигурировало в пресс-релизе страховой компании, процитированной газетами Телеграфом, Гардиен, Индепендэнт и другими, как ни странно только английскими: «я думаю, вряд ли г-н Камидиан в 1991 году полагал, что он знает лучше экспертов Сотбис и вообще лучше, чем все дилеры, посещающие женевский аукцион». Причем ни одна английская газета не взяла интервью у коллекционера.

В то же самое время появились статьи в международной прессе которые обсуждали явный беспредел вынесенного решения.

В Санкт-Петербургских Ведомостях, в статье «Лондонский заговор против Фаберже» автор статьи Александр Жабский пишет: «и вот, оказывается, смычка нечистоплотных антикваров и ложных экспертов типа Стивена Дэйла со всемирно известной и самой большой на планете страховой фирмой продолжает действовать!»

Ведущая французская газета Либерасьон в статье «Дело о Часах» («L’affaire de la pendule», Libération, от 6 августа 2008) нашла «запутанными решения судьи» и что у таккого всемирно признанного  эксперта как Татьяна Фаберже «нет ни малейшего сомнения в подлинности произведения и что вина коллекционера Мишеля Камидиана была только в том, что он слишком честен». Либерасьон также констатировала, что «кураторы выставки Александр Солодков и Геза фон Габсбург на вернисаже не нашли храбрости сообщить коллекционеру о поломке» и «после поломки вдруг поменяли свое мнение в атрибуции часов фирме Фаберже».





Канделябр, вызолоченное серебро, нефрит. Фотография из семейного архива Фаберже. Канделябр датируется 1899 г.



Счет из Архива Личного Дела Императора Александра III.
РГИА. Личное Делоа Императора Александра III, Подпись 32, Дело 1619.







6.  Случай коллекционера Фаберже Эскандер Арие.

В связи с процессом – хочется привести один пример из недалекого прошлого – процесс коллекционера Эскандера Арие против аукционного дома Кристис. Это также поможет понять атмосферу,  царившую в 70-80-ых годах 20-го века в мире Фаберже в отношении с Императорскими Яйцами и почему понадобилась такая  предосторожность в описании данного произведения «Часы-подарок Царя Александра III»,  экспертом Аукционого дома Сотбис, Гайден Вильямсом (Hayden Williams),  уместно напомнить случай,  который уже стал частью истории.
     В Женеве в 1977 году на аукционе Кристи (Christies), было выставлено на продажу «Императорское яйцо конная статуя Николая II»,  где г-н Габсбург выступал в роли эксперта. Яйцо купил за $250.000, Эскандер Арие (Eskander Aryeh), коллекционер из Нью-Йорка. Но после покупки, по приезду за долгожданным яйцом, Арие увидев предмет, отказался платить, поскольку яйцо, которое хотели ему навязать, он просто, принял за вульгарную подделку. Аукционому дому Кристис пришлось обратится в суд. В качестве эксперта был приглашён на процесс г-н Кеннет Сноуман,  хозяин Лондонского магазина Вартски (Wartski) поставщика двора Её Королевского Величества Елизаветы II, который должен был подтвердить подлинность «яйца». Сноуман, подтвердил «Яйцо», который описывал как один из выдающихся шедевров и опубликовал в своей книге о творчестве Карла Фаберже 1966 году, как императорское яйцо «Конная статуя Николая II 1913 года», приуроченное к трёхсотлетию Дома Романовых.
       На основании подтверждений аутентичности Сноуманом, господину  Эскандеру Арие, пришлось ещё заплатить за судебные издержки 150.000 долларов, итого 400.000 долларов.
       В 1985 году, желая выставить, «Яйцо» на продажу через, тот же самый Аукционный Дом Кристи, господин Эскандара Арие просто удивился от сюрприза, который его ждал. Ему по «джентельменски» объяснили, что «Яйцо», всё таки - подделка!  А как, тогда, на счёт всех аргументов выдвинутые экспертами, а тем более экспертизы господина Сноумана?  Ему всё - таки, сумели объяснить, что тогда он подтвердил, а сейчас не подтверждает, что каждый может ошибаться. По этой причине «яйцо» на аукцион не принимается! Такой наглый подход совсем не понравился Эскандарау Арие и это дело ему уже стоило $400.000 долларов, не считая ущерба нанесённым ему в упущенных коммерческих сделках из за плохой репутации, созданной в связи с этим делом. Он предъявит иск против Кристи в размере $37.000.000 долларов. Эскандар Арие не дожил до дня, когда Кристис пришлось, всё таки возместить, за моральный и финансовый ущерб. Денежную компенсацию получит семья.





7.  Судьба императорских пасхальных яиц ФАБЕРЖЕ.
Cписок местонахождения 42 Императорских Пасхальных Яиц Фаберже,  из 50-и известных:
Государственный Музей Московского Кремля                             10
Коллекция фонда «Связь Времён» - Бывшая коллекция «Форбса»        9
Коллекция Пратт - Музей искусства, штат Вирджиния США           5
Фонд Матильды Геддингс Грей Новый Орлеан  США                     3              
Её Королевское Величество Елизавета II Великобритания           3
Фонд Эдуарда и Мориса Сандоза, Швецария                               2
Коллекция Марджори Мерриветер Пост, Вашингтон США             2
Галерея Искусства Вальтерс, Бальтимор США                                     2
Коллекция Ёрли Индия Миншал, Кливеланд                                 1
Его Величество Принц Ренье III, Монако                                    1              
Частные Коллекции-США                                                                   4  
С событиями связанные с большевистским переворотом 1917 года и разбоями,  во время которых незаконно были конфискованы хозяевами новой советской власти, богатства и исторические культурные ценности царской семьи и русской  аристократии, связана также история императорских пасхальных яиц фирмы Карла Фаберже и их дальнейшая судьба.
    Тяжёлая финансовая ситуация в которой находилась Россия, принудила новую власть в погоне за волютой, для покупки заграничного сырья первой необходимости, прибегнуть к распродаже конфискованного имущества. Особым спросом за границей, а в частности в Америке, пользовались вещи бывшей императорской семьи такие, как ювелирные украшения и произведения искусства ювелирных фирм поставщиков двора его Императорского Величества:  Фаберже, Болина, Бутца, Бланка и  других. Через специальные учреждения такие как «Гохран» и «Торгсин», специально созданные для контроля над художественными ценностями и осуществления их продажи за  рубеж. Очень скоро большевики проявят свою полную некомпетентность и станут перед большой проблемой связанной с  оценкой награбленного, не имея на это  ни малейшего представления им придётся искать оценщиков-экспертов.
    Вот хороший пример; вспомнили, что в тюрьме у них, сидит человек по фамилии Фаберже, кем оказался Агафон, второй сын Карла Густавовича, эксперт Бриллиантовой комнаты, эксперт Ссудной казны (ломбарда),  часто замещавший отца в должности  оценщика Кабинета его императорского величества, приказали его освободить и доставить для  проведения оценки. Агафону также пришлось оценивать продукцию родной фирмы в том числе и императорские яйца то, что было оценено им в 20.000 рублей, чекисты были рады продать за 2.000 тысячи рублей своим заграничным партнёрам таким как Арманд Хаммер и многим другим, с доставкой на дом и с кредитом для выплаты.
    Таким образом императорские пасхальные яйца фирмы Фаберже найдут своих хозяев, новых торговцев антиквариатом во Франции, Англии и Америке,  которые в дальнейшем окажутся сосредоточенны в Америке. Будет очень престижно обладать личными вещами императорской семьи ,для этого предприимчивые коммерсанты будут зачастую выдумывать императорское происхождение. Так например, Хаммер в своём магазине,  специально открытым для продажи "этого товара" и на передвижных выставках по Америке всегда будет подчёркивать на их императорское происхождение, каковыми в большинстве случаев они не являлись.   
    Когда в связи с большим спросом настанет дефицит, то сообразят сфабриковать всё то, что будет востребовано, в том числе и «Императорские Яйца Фаберже». Хаммер будет «счастливым» обладателем набора клейм фирмы К. Фаберже, которые он получит от своих Российских партнёров  взамен на 10% от продажи.
    Игнорируя пробирные законы клеймения и о специализации мастеров фирмы, они ставились не в соответствии с традициями Карла Фаберже. До сих пор, можно встретить на ведущих аукционах примеры полного несоответствия нанесённых клейм и предмета.
      Хорошим примером может послужить фальшивое «императорское пасхальное яйцо конная статуя Николая II», 1913 года с клеймами Виктора Аарне  (Кристис, 1977 г.).





Заключение
Обсуждаемый в данной статье шедевр Фаберже послужил моделью для другого произведении – «Букет Белых Лилий» – изготовленный фирмой для подарка Императором Николаем II Александре Федоровне на Пасху 1899 года . В «Букете Белых Лилий» использована аналогичная композиция цветов, разработаная художниками фирмы Фаберже для подарка доктору Мецгеру.
    «Букет Жёлтых Лилий» является первой цветочной композицией в истории  фирмы Фаберже.  Аналогична композиция присутствует в вероятно потерянной работе Карла Фаберже – Канделябра «Букет жёлтых лилий» - фотография, которого хранится в личном архиве семьи у Татьяны Фаберже.

Комментариев нет:

Отправить комментарий