суббота, 17 сентября 2011 г.

КАМЕНЬ В ИСКУССТВЕ Популярная лекция с диапозитивами. Прочитана в Петрограде в октябре 1919 г.


Для всех ясно и каждому известно, что наличность в стране месторожде­ний драгоценных и цветных камней может служить источником богатств дня целого края. Но для этого камни нужно извлечь из недр земли, а затем их нужно обработать. Пока камень лежит в земле, он не есть богатство, а лишь возмож­ность богатства, пока он не обработан, качество его и цена настоящая неиз­вестны. Обработка добытых камней может создать в стране целую отрасль производства, следовательно, еще новый источник богатства. Если мы прода­дим эти камни б сыром виде, мы потеряем их настоящую стоимость п.. кроме тот, лишимся возможности создать у себя доходное производство. Это — экономическая, материальная сторона вопроса, но существует другая, может быть, более важная, это — сторона культурная. Цветные и драгоценные камни                                                                              
могут стать объектом художественного творчества, служить средством выявле­ния народных художественных сил и приобретают таким образом значение культурного богатства. В свою очередь, искусство является также и производи­тельной силой, двигающей разнообразные производства и тем способствую­щей народному благосостоянию.
Нам предстоит рассмотреть, что сделано в этой области в разные времена у разных народов, что сделано у нас и что может быть принято в оправдание увлечению ими человека.
Если в настоящее время, к стыду нашей культуры, большинство людей, которое ими владеет, видит в них лишь материальную ценность и способ удовлетворения своего тщеславия, то были времена, когда человек ценил их по своим благородным, эстетическим побуждениям, за их красоту, за блеск, за яркую окраску.
Для первобытного человека драгоценные камни были полны символического значения. Что такое блеск их, как не отражение того света, появление которого он ежедневно радостно приветствовал, с который исчезали дня него страхи и опасности ночного времени.
Что такое яркие их цвета, как не символы радостной жизни. Не без основания мы сделали все светлое символом добра, а все темное — зла. Мы говорим «радужные надежды», отождествляя яркую окраску радуги с радост­ным ожиданием. Черная краска, то есть отсутствие цвета, стала для нас симво­лом смерти.
Драгоценные камни, обладающие одновременно блеском и ярким цветом, должны были привлечь внимание человека, и он в доисторические времена составляет уже из них украшения в виде ожерелья, носит их как талисманы. Кроме внешней красоты, многие из этих камней должны были поразить его своей твердостью, превосходящей все другие известные ему материалы, это кремень, нефрит, послужившие ему материалом для изготовления оружия.
С тех пор твердые и драгоценные камни неразрывно связаны с историей культуры. Помимо широкого применения, которое они находили в искусстве, о них упоминает поэзия, религия, астрология, медицина и алхимия. Им приписы­ваются лечебные и магические свойства, они играют выдающуюся роль в преданиях и суевериях.
Раньше чем перейти к обзору художественных произведений из цветных и драгоценных камней, необходимо описать вкратце процессы их обработки.
Процессы эти просты и остались теперь почти те же, что и в глубокой древности.
Резьба, или, вернее, вытачивание камня, производится на станке, устрой­ство которого мало отличается от обыкновенного токарного станка. Разница заключается в том, что при токарной работе предмет утверждается на оси станка, а режущий инструмент находится в руках мастера. При камнерезной работе, наоборот, вещь находится в руках мастера, а режущий или шлифую­щий инструмент укреплен на оси станка. Маховое колесо станка приводится в движение педалью, движение передается оси посредством приводного ремня.
На переднем конце оси насаживается инструмент из мягкого железа, меди или олова, в зависимости от свойства камня и от рода работы. Инструмент этот бывает различных форм: в виде диска, шарика, иглы, трубочки, смотря по роду выполняемой работы.
Камень, предназначенный к обработке, если он небольших размеров, укрепляется на деревянную ручку посредством смеси из смолы, сургуча и толченого кирпича. Камнерез держит в руке укрепленный таким образом ка­мень и прижимает его к быстро вращающемуся инструменту. Чтобы следить за ходом работы, он часто удаляет камень из-под действия станка, обмывает его и рассматривает результаты обтачивания. Вслед за резьбою следует полировка. Она производится оловянными, деревянными или иными кругами, насаженны­ми на оси того же станка.
Для полировки употребляются, смотря по камню, крокус, трепел или дру­гие вещества, превращенные в порошок. Выдающаяся полировка античных произведений объясняется тем, что она производилась с помощью тех же инструментов, которыми была произведена резьба. Это давало возможность полировать мельчайшие детали.
Есть также некоторые основания предполагать, что древние исполняли мелкие детали от руки, без помощи станка. Для этой цели они могли применять инструмент, состоящий из железного стержня, на заостренном конце которого вколочен был осколок алмаза.
Художественные произведения из цветных и драгоценных камней могут быть разделены на четыре группы:
1.  Барельефная резьба, известная под названием глиптики.
2.  Скульптура.
3.  Мозаика.
4. Огранка.
Произведения глиптики называются геммами. Латинское слово «гемма» означает вообще драгоценный камень, но в настоящее время принято его употреблять специально для резных драгоценных камней. Геммы бывают двух родов. Первый — инталия, то есть резанная вглубь. Такие камни предназнача­ются для печатей. Оттиснутые на воске или сургуче инталии дают рельефные изображения. Геммы-инталии — первые по времени произведения глиптики.
Вторым родом гемм являются камеи. На камеях изображения рельефные. Для выполнения камей чаще всего берут камни со слоями разного цвета. Такими являются разновидности агатов и халцедонов. Из одного слоя выраба­тываются барельефные изображения. Другой слой служит ему фоном. Переход­ные тона и случайные пятна сохраняются на барельефе там, где они уместны, например на коричнево-черном фоне белое изображение бюста, волосы и часть одежды в переходных коричневых тонах.
К скульптурным работам относятся предметы, обработанные с обеих сто­рон, -г подвески, амулеты, рукоятки оружия, вазы, бокалы и др.
Скульптурные работы хотя встречаются уже в Египте в виде амулетов, но они приобретают значение лишь позднее — в римском искусстве, в эпоху Возрождения и в китайском искусстве. Эти работы исполнялись преимущест­венно из так называемых полудрагоценных камней: горного хрусталя, нефрита, ляпис-лазури, яшмы и т. д.
Мозаика. Для мозаичных работ используются почти исключительно непро­зрачные камни: ляпис-лазури, бирюза, разноцветные яшмы. Из тонких пласти­нок камня вырезаются отдельные части рисунка. Эти разнообразные части набираются на особую каменную плитку и плотно склеиваются друг с другом особым клеем-мастикой. Так исполнена древняя римская, флорентийская и современные мозаики. Б египетских мозаиках каменные пластинки часто ин­крустировались в металлических перегородках.
Огранка. Гранению подвергают лишь камни, отличающиеся особой игрой и чистотой цвета, то есть особенно ценные. Цель огранки —увеличить блеск и игру цветов. Последнее достигается таким расположением плоскостей фасет, при котором получается возможно полное отражение световых лучей. До XIV века огранка драгоценных камней была очень несовершенна. Огранка фасета­ми изобретена в XIV веке французом Людовиком Баркем и с тех пор постоянно усовершенствовалась до настоящего времени,
Драгоценные камни  в древнем  искусстве.
Мы имеем полное основание считать Индию родиной глиптики, как и первым месторождением драгоценных камней. Отсюда драгоценные камни, а также искусство их обработки распространялись на Запад, в Ассирию, Египет, Грецию и Рим, на Востоке — в Китай. Древнеиндийские геммы и драгоценные камни очень редки, вернее сказать, редко доходят до нас. Собственники лучших из них — индийские раджи — страстные ценители камней и считают для себя позором продать хороший камень. Были случаи, когда старые индийские камни, теми или иными путями попавшие в Европу, разыскивались и выкупа­лись их прежними владельцами или наследниками.
Самым распространенным видом гемм у всех народов древности были инталии, служившие печатями. Они носились в виде перстней. У ассирийцев преобладали печати в виде цилиндров, покрытых военными, охотничьими сценами или клинообразными надписями. У египтян преобладали печати в виде скарабеев. Этот тип перстня встречается впоследствии также у греков, этрус­ков и римлян.
Гемма представляет собой овальную пластину, на одной стороне которой рельефное изображение скарабея — эмблема вечности, на другой — иерогли­фы инталия. Гемма просверлена насквозь и укрепляется на шинке перстня с помощью проволоки, продетой сквозь это отверстие и намотанной затем на оба конца шинки. Таким образом гемма вертится на оси, что дает возможность применять инталию как печать.
Из Египта искусство глиптики распространилось через финикиян по всей Малой Азии, Этрурии и Греции и далее. Б Ветхом Завете мы находим упоминание о том, что евреи выписывали мастеров камнерезов из Финикии. Там же приведено описание нагрудного украшения первосвященников. Оно состоит из прямоуголь­ной пластинки, на которой расположены были, по три в ряд, двенадцать драго­ценных камней, соответствующих двенадцати коленам Израиля. Названия этих камней сохранились, но так как терминология древности далеко не соответст­вует современной, то довольно трудно восстановить их точное значение.
Можно предположить, что это были следующие камни: красный сердолик, топаз, изумруд, рубин, ляпис-лазурь, алмаз, гиацинт, агат, аметист, хризолит, берилл, яшма.
Весьма возможно, что из еврейских народов древности этруски первые показали поразительные способности в декоративных искусствах, особенно в ювелирном, где они часто не уступают грекам. Геммы их очень разнообразные по сюжетам, произведения первого периода носят следы египетского влияния, работы последнего периода — следы греческого. В коллекциях Эрмитажа хра­нится этрусская гемма из карнеола с изображением Ахилла, уносящего мертво­го Аякса, с надписью.
Греция. Занесенное в Грецию камнерезное искусство получило там наивысшее художественное выражение. Первые произведения относятся к VII веку до Р. X. и носят следы египетского влияния в сюжетах и в их передаче. Впоследствии греческая глиптика совершенно освободилась от подражания и создала в этой отрасли искусства такие же шедевры, как в остальных класси­ческих искусствах. Греки первыми ввели в глиптику геммы-камеи. Отличитель­ные черты греческих работ — ясность композиции, безупречность рисунка н фактуры. Они большей частью подписаны, и имена авторов их дошли до нас.
Из выдающихся произведений, дошедших до нас, нужно отметить пиршественную чашу, известную под названием «Чаши Фарнеза». Внутри изображение головы Горгоны, снаружи аллегорическая фигуры реки Нил, работа александ­рийского мастера. Профильные портреты Александра Македонского и его мате­ри, резанные на ониксе. Из длинного списка камнерезов греческой древности наиболее известны и продуктивны Диоскорид и Текрос. Некоторые их работы имеются в Эрмитаже.
Рим. Завоевав Грецию, римляне пригласили к себе греческих философов, ученых и художников. На юге Италии образовался новый мировой художест­венный центр. Перенесенная на новую почву и в новых условиях греческая глиптика, сохраняя свои художественные традиции, все же должна была обслу­живать новые потребности и расширить область своего применения. За время своих завоеваний римляне накопили несметные богатства, в которых драго­ценные камни играли не последнюю роль. Царившая среди римской знати роскошь предъявляла к камнерезному искусству новые требования. Гемма, печать, их уже не удовлетворяет, и исторические документы говорят о кубках, чашках и других изделиях, изготовленных из ценных камней и покрытых резными барельефами.
Предание говорит, что Нерон, узнав о своем низложении, разбил две чаши из драгоценного камня.
До нас дошли лишь редкие экземпляры этих работ, сравнительно значи­тельные размеры сделали их сохранность более затруднительной. Б своих нашествиях на Рим варварские племена частью увозили их, частью уничтожали.
В заключение обзора древней глиптики отметим, что геммы, бывшие вна­чале исключительно печатями, постоянно превращались в украшения. Это заметно уже в перстнях Египта, форма которых постепенно приобретает этот характер. Б дальнейшем перстень-печать сохраняется исключительно как муж­ское украшение. Появляется кольцо как предмет, приспособленный для ноше­ния драгоценных камней на пальцах. Геммы вводятся в ювелирных украшени­ях, в диадемах, в ожерельях и серьгах. Камнерезы древности, кроме гемм, изготовляли в громадных количествах талисманы, амулеты, которым приписы­вали особые чары, способность предупреждать болезни или излечивать их, предотвращать влияние дурного глаза и т. д.
Эти суеверия — смешанный продукт магии, астрологии, медицины и алхи­мии — проходят через всю историю человечества, вплоть до наших дней. Еще теперь каждому месяцу присвоен свой особый камень, который человек, ро­дившийся в этом месяце, должен носить как талисман, а опал пользуется дурной славой — приносит несчастье своему владельцу. Хотя все эти поверия представляют несомненный исторический и бытовой интерес, но более по­дробное изложение и исследование их заняло бы слишком много времени. Лиц, интересующимся вопросом, отсылаю к выставленным таблицам.
Начало христианской эры совпало с периодом упадка классического ис­кусства, следовательно и камнерезного. Немногие древнехристианские геммы, дошедшие до нас, не представляют художественного интереса. В геммах-печа­тях встречаются символы христианства, изображения рыбы и агнца, монограм­ма Христа, изображение Богоматери и святых.
После падения Западной Римской империи остатки классической художе­ственной культуры нашли себе приют в Византин. Мы увидим впоследствии, как искусство глиптики после завоевания Константинополя турками возвратится в замиренную Италию и вызовет там новый расцвет, известный под названием Квинтеченто, то есть эпоха XV века.
Византийские геммы, за редким исключением, посвящены религиозным сюжетам с соответствующими надписями. Известна камея с бюстом Иоанна Крестителя из гелиотропа, камея из сапфира с изображением распятия, боль­шой сапфир в 53 карата с изображением охоты императора Константина. Работы эти далеки от совершенства предыдущих периодов. Некоторые из них проникали и в Россию, где они вставлялись в панагии, в митры и в другие предметы религиозного культа.
В средневековом периоде камнерезное искусство совсем замерло. Единст­венные известные произведения этого времени — инталия с портретом Алариха на сапфире и две головы Аттилы, гравированные вместе на малахите, а также чаша из горного хрусталя романской эпохи.
Геммы, которые мы находим в средневековых оправах, — произведения греко-римской эпохи, о чем свидетельствуют их сюжеты. Так, печать короля Пепина носит изображение индийского Бааха, а печать Карла Великого — изображение Юпитера. Особенно много их сохранилось в сокровищах церков­ных ризниц.
Многие античные сюжеты принимались в те времена за библейские, на­пример Юпитер и Минерва под оливковым деревом считались изображениями Адама и Евы под деревом познания. Германика с орлом принимали за еванге­листа Иоанна. На ковчежец с мощами в Труа укреплена гемма, изображающая Леду с лебедем. Только благодаря этим толкованиям и применениям многие античные геммы дошли до нас.
XV век. Первые попытки возрождения глиптики в Италии относятся ко времени пап Мартина V и Павла II — первой половине XV века. Лоренцо Медичи привез во Флоренцию большое количество античных гемм из Греции и Азии. Он ознакомил с ними итальянских художников и поощрял посредством заказов попытки возрождения этого искусства. Под покровительством Медичи и пап целый ряд художников стал работать в этой отрасли. Отцами новой школы глиптики считают Битторио Пизано и Донателло, хота не найдено до сих пор их произведений. Из целого ряда художников и их работ упомяну лишь наиболее выдающихся: Джованни дель Карнеоле известен своим портретом Саванаролы. Доменико Кампаньи, прозванный «дель Камеи», — портретом Людовика Сфорза на рубине. Карадоссо из Павии — изображениями отцов церкви на алмазах, купленными папой Юлием II за 22500 крон. Пьермарше да Ресчиа, друг Микельанд­жело, продал последнему за 800 скудий печать «Праздник Диониса». Людовик XIV французский приобрел впоследствии эту гемму из карнеола за 80ОО ливров.
Белли изготовляет по заказу папы Климента VI ларец для подарка королю Франциску I, за эту работу ему выплачивают 2ООО скудий. Джакомо да Трезо исполняет дарохранительницу для Филиппа Н за 20000 дукатов. Мисерони известен разнообразными работами в виде ваз, бокалов из горного хрусталя и других ценных камней. Почти все эти предметы дополнялись ювелирной рабо­той в виде оправ из чеканного золота с эмалями и драгоценными камнями. Сложность, изысканность и богатство этих оправ не поддаются описанию, поэтому отсылаю к выставленным образцам и репродукциям.
Итальянские мастера приглашаются иностранными государями и распро­страняют свое искусство во Франции, Германии и Англии.
Возрождение камнерезного искусства, начавшееся в Италии, продолжа­лось в следующих столетиях по всей Европе. Бо Франции и Германии образо­вался ряд мастеров-граверов по камням: Фонтене, Энгельгард, Доллингер, Лукас, Киллиан и др. Иностранные мастера, появившиеся в России сравнитель­но поздно, во второй половине XVIII века, были итальянцами, например Марти-но, мозаика которого хранится на Петергофской гранильной фабрике, но преобладали немцы — Иоганн Наттер, умерший в Петербурге в 1762 году, многие работы которого остались в России. К. Лебрехт обучал камнерезному делу супругу императора Павла I императрицу Марию Федоровну. Из работ последней известна прекрасно выполненная камея с портретами ее семьи и несколько аллегорических сюжетов из русской истории,
В эпоху Наполеона I геммы и особенно камеи получили широкое примене­ние в ювелирных работах. Это естественно, так как стиль того времени есть не что иное, как второе издание греко-римского стиля.
Применение столь классической работы, какой являются камеи, направи­лось само собой.
Еще в древности глиптические работы исполнялись иногда на стеклянных пастах. Происходило ли это за редкостью цветных камней или красиво окра­шенное стекло в то время тоже высоко ценилось — трудно сказать.
В XIX веке стеклянные камеи, вернее подражание им, получили широкое распространение. Производятся они механическим способом — прессованием стеклянной пасты. Стоимость их ничтожна.
Нужно еще упомянуть о камеях, исполненных на раковинах. Эти работы преимущественно итальянские. Резьба иногда очень тонкая и не лишена худо­жественного интереса, например камеи в диадеме первой супруги Наполеона императрицы Жозефины. Благодаря мягкости материала эти камеи обходятся несравненно дешевле гемм.
Другая попытка удешевления производства сделана в последнее время в Германии. Резьба по камню производится механическим способом особой пан-тографической редукционной машиной, которая режет одновременно несколь­ко экземпляров одного рисунка. Цена этих гемм из агата не превышает 30—50 марок, но рисунок аляповатый и расплывчатый, детали не выработаны.
Целый ряд художественных техник берет свое начало от камей. Так, миниатюрная живопись на слоновой кости и на эмалях, известная под названи­ем камайе. Б барельефных работах фарфора Веджвуда легко усмотреть то же происхождение, и, наконец, те же резные стеклянные изделия китайцев и европейские Галле берут свое начало из того же источника.
Б продолжение всего XIX века камнерезные работы продолжали появлять­ся, но в значительно меньшем количестве. Они вытесняются бриллиантом и гранеными цветными камнями. Художественная ценность уступает место стои­мости самого камня.
Б последних десятилетиях XIX века пробудился новый интерес к геммам и камнерезному искусству вообще. Ряд художников-ювелиров с Паликом во главе вводят резные камни в своих произведениях.
Б заключение я хочу отметить одно заблуждение, разделяемое многими, будто бы отсталое оборудование производства является чуть ли не главной причиной низкого уровня изделий. Поскольку это касается художественных произведений, такое мнение крайне ошибочно. Китайские камнерезные произ­ведения — высокие образцы этого искусства, а между тем оборудование произ­водства крайне примитивное, оно стоит всего 180 франков. Точно так же камнерезы древности н XV века обрабатывали свои камеи самыми первобыт­ными приспособлениями, что, однако, не помешало им создать шедевры. Этим я не хочу сказать, что нужно игнорировать завоевания техники, но раз мы говорим об искусстве, то во главу угла нужно поставить вопросы художествен­ные, а они сводятся к распространению графического образовании и художе­ственной культуры.
Едва ли какая-нибудь страна может сравниться с Уралом и Сибирским краем по богатству и разнообразию твердых каменных пород, как будто приро­да передала минералогическому царству то, в чем она отказала царству расти­тельному. Одних сортов яшмы насчитывается несколько десятков, также и кварцев. Прибавьте еще к этому орлец, нефрит, порфиры, ляпис-лазури, змее­вики и перед вами пройдут все окраски, все узоры и сочетания.
Это ли не богатство для творца-художника? От одного взгляда на эти прекрасные камни зарождаются новые художественные замыслы. Одни, как орская яшма, дают готовые декоративные мотивы, и художнику остается толь­ко их выбрать и дать им соответствующую рамку. Другие в ровных прекрасных тонах являются богатым материалом для скульптуры.
Я уже говорил, что кустарные работы не представляют художественного интереса, но если мы бегло рассмотрим список изделий, изготовляемых ураль­скими кустарями, то мы увидим, что для того, чтобы эти изделия стали художест­венными, недостает только работы художников некоторого художественного образования мастеров-камнерезов. Громадную роль мог сыграть даже музей камнерезных произведений. Кустарь мог бы там ознакомиться с художественными образцами, расширить свой кругозор, освежить свой запас форм и сюжетов.
Возьмем для примера предмет, имеющий постоянный широкий сбыт, — бусы. Как однообразны эти шарики из какого-нибудь камня. Неужели так было бы, если бы кустарь хоть бы один раз видел разнообразные работы этого рода, исполненные во все времена начиная с древних, неужели это не толкнуло бы его на новый тип ожерелья, на новые комбинации камней.
Многие кустарные работы свидетельствуют о довольно посредственной технике, например, всем известно пресс-папье из фруктов и ягод из разнооб­разных яшм, аметиста и других камней. Но беднота замысла, шаблон всех этих предметов убивают достоинства самой работы.
Расширьте кругозор этого мастера, покажите ему работы мастеров Воз­рождения и Китая, и поверьте, он сумеет извлечь недостающие ему художест­венные элементы композиции.
Но музеи не могут быть устроены повсеместно, находиться под рукой у каждого кустаря. Дополнением к ним должны быть общедоступные репродук­ции с музейных образцов, художественные и технические руководства (пропу­щен кусок рукописи. — Ред.-сост.).
...можно было ожидать, что вокруг императорских гранильных фабрик зародится частное производство и что они станут художественно-показатель­ными центрами и популяризаторами камнерезного искусства.
Однако этого не было. Наоборот, захватив весь каменный материал от Каспийского моря до Ледовитого океана, они жили своей замкнутой жизнью, занятые обслуживанием исключительно Двора, и ревниво следили за тем, чтобы изделия не копировались другими производителями.
Не оправдали они свое дорогостоящее существование ни перед народной промышленностью, ни перед национальным искусством.
Между тем, в Екатеринбурге и в окрестных заводах были все данные для развития камнерезного и гранильного дела, обилие каменных пород и рабочих рук, но не было у кустарей художественных и технических знаний и недоставало инициативы и финансовой помощи государства (пропущено. — Ред-сост.).
... прибавим еще, материалом вечным, так как благодаря своей твердости они не боятся разрушения, причиняемого временем.
Но это еще только полудрагоценные камни, венцом этого царства являют­ся драгоценные камни, за исключением алмаза, нахождение которого еще под знаком вопроса, имеются топазы, аметисты, изумруды, шпинели, сапфиры, бериллы, хризолиты — все краски палитры.
Богатства эти ждут, чтобы протянулась к ним рука художника, извлекла бы их из первобытного состояния и претворила в прекрасные произведения ис­кусства.
Камнерезное дело имеет несомненно большую будущность в России, осо­бенно на Урале и в Сибири. Надо отметить, что обработка твердых пород, обычная на Урале и поставленная в таких крупных масштабах на гранильнях Петергофа, Екатеринбурга и Колывани, несравненно реже практикуется в За­падной Европе, где продукты ее очень высоко ценятся. Как только наше производство достигнет необходимого художественного уровня, изделиям его будет обеспечен широкий сбыт за границей. Для достижения этого культурного уровня необходимо привлечь художественные силы к производству.
Художники должны отдать себе ясный отчет о своеобразных условиях производства. Для этого недостаточно посетить раз-другой выставки, музеи и гранильные фабрики, необходимо личное участие в работе, как то делали в свое время мастера эпохи Возрождения, а в наши дни Лалик и другие.
Только таким путем создастся ряд мастеров и предприятий, которые ис­пользуют богатейший материал и внесут художественную культуру в камнерез­ную промышленность России.

                                    Архив Российской академии наук, ф. 544, оп. 7, д. 58, л. 211—220

Комментариев нет:

Отправить комментарий