пятница, 16 сентября 2011 г.

ВОЙНА И ЗАДАЧИ НАШЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ


Небывалая военная гроза должна была вызвать подъем нашего общест­венного самосознания, и вот отовсюду послышались призывы освободиться от германского ига во всех его видах и проявлениях.
Один вид этого ига — это захват нашего художественно-промышленного рынка германскими и австрийскими фабрикантами. Помимо экономического ущерба, распространение германских художественных изделий в России при­носит еще неизмеримый вред развитию самобытного русского прикладного искусства тем, что навязывает русскому обществу и народу чуждые им по духу художественные вкусы и тенденции.
Некоторые из наших художественно-промышленных школ давно и упорно борются с этим злом, но русское общество оставалось к этому довольно равно­душным и почти не поддерживало их в этой борьбе. Поддержка эта между тем существенно необходима: отдавая предпочтение германским изделиям, мы ли­шаем сбыта нашу художественную промышленность и не даем ей возможность развиться.
Причины успеха германо-австрийской художественной фабрикации сле­дующие: во-первых, дешевизна; во-вторых, приспособленность к требованиям большой публики; в-третьих, реклама, широко поставленная агентура и, нако­нец, художественная неразборчивость публики, питающей особую слабость ко всему заграничному.
Девиз немецкого фабриканта: «Изготовлять как можно больше и как можно дешевле», и, выбрасывая затем на соседние рынки громадное количество дешевых изделий, задавить всякую конкуренцию. Художественным требовани­ям отведено последнее место: здесь царство машины, шаблона и плагиата. Последним немцы, впрочем, всегда отличались. Германия не создала ни одной эпохи, ни одного собственного стиля в искусстве. Готика — и та создана больше Фландрией и Францией; возрождение создала Италия; барокко и все стили Людовиков и  empire зародились во Франции. С художественной точки зрения, роль немецкой фабрики в настоящее время хищническая. Первая забота ее не создавать, а использовать созданное другими. Стоит только по­явиться у соседей новинке в области прикладного искусства, как германский фабрикант тотчас же ее перехватывает, перерабатывает на возможно деше­вую цену, портит и опошляет. Так поступил он с фарфором датской королев­ской мануфактуры, с резными стеклянными изделиями Галле, с изделиями Тиффани и др. Больно смотреть на эти бездарные подражания, на эти дешевые фарфоры и раскрашенные стекляшки «под Копенгаген», «Галле» или «Тиффа­ни». (Во избежание обвинения в огульном осуждении германского прикладного искусства, я оговариваюсь, что не отрицаю существования исключений из общего правила, но та масса художественных изделий, которая наводняет Россию в настоящее время, именно такова, как сказано выше.)
Хочется громко кричать нашей публике: «Оглянитесь! Что вы покупаете?! Какими художественно убогими вещами обставляете вы ваши квартиры? К какому художественному безобразию приучаете свои глаза!» Но тут во всякий момент можно услышать в ответ: «А где же те, доступные мне по цене и действительно художественные изделия, которыми я заменю немецкие?» — и приходится сознаться, что пока очень трудно ответить на этот вопрос.
Трудно, но не невозможно. Спрос рождает предложение, и если каждый из нас даст себе слово избегать по мере возможности германскую дешевку, то поверьте, это почувствует и наш русский художник, и русский фабрикант, и они воспрянут духом. Если даже не ради высоких художественных идеалов, то ради собственной выгоды они обновят свое производство и приспособятся к требованиям современной жизни.
Война и закрытие границ создали чрезвычайно благоприятные условия для наших производителей, упразднив заграничную конкуренцию и вызвав среди русского общества стремление бойкотировать германо-австрийские то­вары. Однако ни в закрытии границ, ни в бойкоте мы не можем еще видеть тех условий, которые необходимы для успешной борьбы с иностранной конкурен­цией. По окончании войны границы откроются, бойкот постепенно остынет, а мы снова станем лицом к лицу с прежней обстановкой.
Мы говорили выше, что одна из причин германского успеха заключается в дешевизне продуктов ее художественной промышленности. Дешевизна эта достигается рациональной постановкой производства и заменой ручного труда машинным. Первое достойно подражания, второе — с некоторыми оговорка­ми. Фабричное производство и связанная с ним работа машинами неизбежны, но они имеют смысл только как средство сделать произведения художника доступными по цене широкой публике. Рядом с этим производством или, вер­нее, посреди него должно стоять художественное творчество, создание тех моделей, которые, будучи уничтожены механическими способами, становятся общедоступными. Несоблюдение этого условия, рабское поклонение машине есть смертный грех всей германской художественной промышленности, а может быть, и культуры вообще.
Другим преимуществом германского производства является его приспо­собленность к требованиям потребителя и к современной обстановке жизни. Единственно ценное у нас направление в прикладном искусстве (я говорю о народном стиле) отличается полнейшей неприспособленностью к требованиям современной жизни и комфорта, и потому все усилия должны быть направлены к согласованию русских художественно-промышленных изделий с требования­ми современной жизни. Нельзя считать необходимой принадлежностью русско­го стиля грубость, аляповатость, нарочитую наивность, превращающую пред­меты во что-то невообразимо тяжелое, неудобное, нелогичное.
О постановке рекламы и агентуры мы не будем говорить, т. к. это вопросы чисто коммерческие, ничего общего не имеющие с задачами журнала.
:: Для успешной борьбы с германскими изделиями необходимо развить и воспитать, кроме того, вкусы нашей публики и самим производить изделия, носящие художественный отпечаток, отвечающие требованиям, современнос­ти и доступные по цене среднему классу потребителей. Дешевизна достигается постоянным усовершенствованием приемов производства, а последнее всеце­ло зависит от степени технического образования мастеров и рабочих.
Недостаток и неудовлетворительность нашего художественно-ремесленного образования отзывается самым пагубным образом на качестве и стоимости наших изделий. Необходимо поднять уровень как художественного, так и тех­нического образования открытием школ и вечерних курсов для ремесленни­ков; изданием художественных и технических брошюр по отдельным производ­ствам; устройством конкурсов на сочинение рисунков для прикладного искусст­ва, а также конкурсов по изготовлению самих предметов.
Осуществление этих мер представляет настолько сложную задачу, что говорить о них придется особо.
                                                                               «Искусство и жизнь». 1915. № 3. Петроград

Комментариев нет:

Отправить комментарий