четверг, 15 сентября 2011 г.

ИСКУССТВО И КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ


Взаимоотношение искусства и коллекционерства, взаимодействие их друг на друга представляет вопрос чрезвычайно интересный и гораздо более важ­ный, чем это кажется на первый взгляд.
Было время, когда коллекционирование художественных произведений и предметов старины было делом бесспорно полезным и даже действительно важным для искусства. Художественные произведения лежали в то время в таких местах, где невежественные люди лишь помогали всесокрушающему времени в деле их разрушения.
Неустанным поискам и трудам собирателей старины, их любви и знаниям мы обязаны сохранением многих старинных художественных произведений.
В последнее время число собирателей старины в России сильно увеличи­лось. Явление это в высшей степени отрадное, ибо ни в одной культурной стране не проявляли такой преступной небрежности к памятникам старины и былого искусства. К сожалению, коллекционерство вместе с тем все более и более приобретает характер модного спорта.
Большинство собирателей не обладает художественным чутьем и нужными знаниями и собирает все старое и старинное, не обращая внимания на художе­ственную ценность собираемого. Такой способ собирания влечет за собой очень нежелательные последствия: затрачиваются большие средства на приоб­ретение и сохранение якобы «художественных» произведений и предметов ничего общего с художественностью не имеющих. Кроме того, усиленный спрос при недостаточной компетентности коллекционеров увеличивает не только цену, но и выбрасывает на рынок большое количество подделок. Между тем значительные суммы, уплачиваемые за старинные произведения, частью не представляющие художественной ценности, частью поддельные, могли бы быть затрачены с большей пользой на приобретение современных художественных произведений и тем самым служить делу развития современного искусства.
Б области живописи и скульптуры, а также прикладного искусства есть немало художников, которые ради высокой оплаты не устояли против предло­жений разных мошенников-антиквариев подделывать старых мастеров.
Лет 15 тому назад мне привелось видеть художественной работы желез­ный щит, чеканка и инкрустация которого не уступали по исполнению лучшим образцам эпохи Возрождения. По словам автора-художника, на эту работу было затрачено несколько лет.
Щит этот продавался за сравнительно невысокую цену. Если не ошибаюсь, за 25 тысяч рублей. Покупателей не нашлось, и он, вероятно, был впоследствии уступлен за бесценок. Автор Этой работы был не кто иной, как Рахумовский, знаменитый впоследствии подделкой тиары Сайтаферна (Сайтаферниса. — Ред.-сост.), проданной за античное произведение каким-то ловким антикварием Луврскому музею.
Неизвестно, знал ли Рахумовский, какие цели преследовало лицо, поручив­шее ему эту работу, но несомненно, что она ему доставила больше дохода, чем его прекрасные самостоятельные работы, не претендующие на старинное про­исхождение.
Мы часто читаем в газетах объявления о приезде заграничных антиквари­ев, покупающих старинный фарфор, серебро, бронзу, золотые и другие худо­жественные вещи. Господа эти извлекают из своих поездок двойную выгоду: во-первых, они сбывают нашим местным коллекционерам свои сомнительные товары; во-вторых, увозят от нас подлинно старинные вещи. Подлинны они потому, что производство подделок у нас еще не существует; да, кроме того, эти господа, надо отдать им справедливость, являются действительно знатока­ми своего дела, каких редко встретишь среди наших коллекционеров.
Что эти гости «из Гамбурга" награждают наших коллекционеров своими гостинцами — беда еще не веника, но увоз за границу нашей старины — потеря уже непоправимая, и чрезвычайно желательно, чтобы этому был положен предел всякими мерами, вплоть до запрещения вывоза этих вещей за границу. Из деятельности этих германских «братьев-разбойников» мне рассказывали сле­дующий характерный эпизод.
Зайдя однажды в магазин известного петроградского ювелира, они облю­бовали золотую табакерку в стиле XVIII века и предложили фирме исполнить за какую угодно цену несколько экземпляров подобных работ, но под условием, чтобы на них не было клейм и проб мастера. Зная хорошо цепь, преследуемую подобным предложением, и будучи сам собирателем старины, ювелир наотрез отказался от подобного заказа.
Как мы уже говорили, заграничные торговцы-антикварии увозят из России значительное количество старинных произведений искусства. Бот один из маневров, которые они применяют для извлечения из домов наших патрициев различных старинных предметов, не останавливаясь даже перед порчей этих предметов, лишь бы заполучить их в руки.
Дело происходит следующим образом: завязывая сношения с многочислен­ной челядью, они указывают одному из лакеев на нужную им вещь. Б скором времени с этой вещью случается несчастье. Если это фарфор, она «осторожно падает, причем отбивает себе ручку. Если это мебель, то она рассыхается или расшатывается. После более или менее строгого выговора виновнику вещи идут в починку. Починка затягивается, владелец вспоминает о ней раза два, но затем окончательно ее забывает. Торговец, уплативший приличное вознаграж­дение «неосторожному» лакею, увозит вещь за границу.
Грех большинства наших коллекционеров •— их пристрастие ко всем> иностранному, пристрастие тем более непонятное, что именно при покупке иностранных старинных произведений они чаще всего подвергаются риск> приобрести подделки. При собирании же нашей русской старины этой опас­ности нет (пока подделок ее почти не существует), и, приобретая наши старин­ные художественные произведения, они предупредили бы вывоз их за границу.
В заключение скажем несколько слов о тех условиях, при которых коллек­ционирование может принести пользу искусству, спасти от гибели действитель­но старинные и художественные произведения.
На своем пути коллекционер встречает немало помех и врагов.
Первой помехой часто является полное незнакомство с техникой тех производств, изделия которых он собирает. По моим многолетним личным наблю­дениям, этим недостатком страдают даже собиратели, пользующиеся больная авторитетом. Оно, впрочем, и понятно. Знание приемов техники гораздо труднее приобрести, нежели уменье различать стили и эпохи. Технические приемы, особенно старинные, часто остаются достоянием мастеров, ремесленников и ни в каких книгах не излагаются. Необходимо поэтому собирателю заручиться этими знаниями у опытных ремесленников.
Врагов у собирателей главным образом два. Первый — это соревнование, жадность, та дрожь, которая его охватывает при виде заинтересовавшего его предмета, боязнь, что он достанется другому. Жадность эта прекрасно учитыва­ется продавцами «старинных» вещей, и они мастерски умеют ее разжигать. Торговец при этом обыкновенно говорит: «За двадцать лет, что я занимаюсь этим делом, я еще не встречал подобной вещи; это — уника по работе и по сохранности. Никому еще не показывал, кроме графа X. и вас. Граф в восторге и непременно купил бы, но деньги большие, а он в настоящее время не располагает свободной суммой». Чувствуете ли вы весь яд этого искушения? Виден граф X., коллекции которого знамениты за пределами России. А тут случай приобрести поразительную вещь, да как бы перехватить ее у него. За это двойное удовольствие можно и подороже заплатить. Не думайте, однако, что продавец с начала до конца все сочинил. Вещь он, возможно, показал графу. Последний, узнав или почуяв подделку, все же виду не подавал: пусть, мол, другие попадутся. Провал другого доставляет коллекционеру почти столь­ко же наслаждения, сколько собственное удачное приобретение.
Бороться с этой жаждой приобретения можно только выдержкой. С этой цепью один известный коллекционер держал на видном месте самую обидную из своих покупок: «Смотри, мол, и помни».
Но самые лютые враги собирателя все же — подделыватель и его пособ­ник — торговец-антикварий. Борьба с ними неимоверно трудна, и лучшим спо­собом приобрести опыт остается подробное изучение достоверных образцов в музейных коллекциях, так как путем сравнивания легче всего установить под­линность данного произведения.
                                                  Архив Российской академии наук, ф. 544, оп. 1, д. 72

Комментариев нет:

Отправить комментарий