понедельник, 11 декабря 2017 г.

ЧЕЛОВЕК ЭПОХИ ЭНЦИКЛОПЕДИЗМА

С Валентином Скурловым я познакомился в самом начале 1990-х годов. Это было время «перестройки», которая открыла новые, тогда еще не вполне ясные перспективы для всей нашей страны. Многие из нас тогда рискнули круто изменить свою жизнь и освободиться от рутинной службы на государственных предприятиях, стоявших в большинстве своем на грани краха. Кто-то ушел в бизнес, заново постигая основательно забытые в России правила капиталистической экономики. Иные же воспользовались открывшимися новыми возможностями, чтобы дать волю своим творческим интересам и осуществить давно вынашиваемые планы.
Я расстался тогда со своей инженерной специальностью и открыл скромный художественный салон в павильоне Шарлеманя (Чайном домике) Летнего сада, который имел тогда запущенный диковатый вид, но зато обладал той романтической притягательностью, которая теперь, после «реконструкции», оказалась навсегда утраченной. Искусство с детства было моей страстью, и профессия галериста вполне соответствовала давним эфемерным мечтаниям. Главной же моей творческой программой было в то время завершение большого биографического словаря «Художники русской эмиграции», работу над которым мы с моим другом Олегом Лейкиндом начали еще в брежневские времена. Первая публикация этого словаря состоялась в самиздате в середине 1980-х годов, а теперь нам предстояло основательно переработать этот труд и довести его до научного «книжного» уровня. Признаюсь, мы ощущали себя первопроходцами, открывающими целый материк неведомых в нашем отечестве знаний о русском зарубежье, изучение которого в СССР находилось под негласным запретом и было вытеснено в сферу неофициальной культуры.




«Перестройка», снявшая множество устоявшихся идеологических рамок, обрушила на всё наше просвещенное общество множество ранее недоступных знаний, и мы переживали тогда новую «эпоху энциклопедизма», созидателями которой, как ни странно, зачастую оказывались лица, далекие от академических сфер. Именно в эти годы создавались такие энциклопедические по своей сути проекты как «Святыни Санкт-Петербурга» Виктора Антонова и Александра Кобака, «Исторические кладбища Санкт-Петербурга» Александра Кобака и Юрия Пирютко, многотомный труд Андрея Крусанова «Русский авангард», коллективная историческая энциклопедия «Благотворительность в Санкт-Петербурге».
К числу энциклопедистов-первопроходцев этого поколения, несомненно, принадлежит и Валентин Скурлов – неутомимый историограф фирмы Фаберже, глубокий знаток и пропагандист русского ювелирного и камнерезного искусства. Его книга «Фаберже ипетербургские ювелиры», впервые увидевшая свет в 1997 году, стала бесценным настольным справочником, для всех, кто углубленно занимается изучением русской художественной культуры. С большим интересом мы знакомились и с последующими трудами Валентина Скурлова, список которых на сегодняшний день выглядит весьма внушительным. Каждая работа этого ученого является плодом энтузиазма, исследовательского азарта и того особого типа «знаточества», которое вырабатывается годами вдумчивого труда. Наши исследовательские интересы всегда пересекались, мы часто по возможности консультировали друг друга, обменивались «знаточескими» вопросами, причем каждый из нас испытывал искреннюю радость, если удавалось хоть чем-то помочь другу. Мы вовлекли Валентина Скурлова в наш проект, посвященный русскому художественному зарубежью, справедливо рассчитывая на его знания и исследовательский опыт.



Благодаря его участию и авторству в нашей энциклопедии – как в книжной версии (1999, 2000), так и в расширенной электронной версии, работа над которой теперь завершается, – появились десятки биографических статей, посвященных художникам-эмигрантам, в той или иной степени связанным с ювелирным и камнерезным искусством.
Сотрудничество с Валентином Скурловым никогда не ограничивалось рамками упомянутого проекта. Помню, что в 2006 году я привлек его к работе над многотомной энциклопедией «Три века Санкт-Петербурга». В свою очередь, несколькими годами ранее он пригласил меня к сотрудничеству в журнале «Антикварное обозрение», благодаря чему мне удалось опубликовать свыше тридцати своих статей, посвященных различным аспектам истории старого и нового отечественного искусства, в том числе ряд материалов по вопросам художественного рынка. Тема художественного рынка надолго захватила меня, и здесь наши интересы вновь тесно переплелись, побуждая к перекрестным вопросам и уточнениям. В 2009 году нам довелось поочередно стоять на почетном подиуме в Аничковом дворце по случаю вручения почетной Анциферовской премии по краеведению: Валентину Скурлову с соавторами В.А. Толмацким и А.Н. Ивановым – за фундаментальное исследование «Антикварно-художественный рынок Санкт-Петербурга», мне – за книгу «Старый художественный Петербург: Художественный рынок и самоорганизация художников». В 2014 году из дружественных рук Валентина Скурлова я получил орден «Карл Фаберже – Придворный ювелир», что, на мой взгляд, было знаком плодотворности нашего научного сотрудничества, которое, надеюсь будет еще долго продолжаться.

Дмитрий Яковлевич  Северюхин, доктор искусствоведения,  Санкт – Петербург. – Октябрь 2017 г.


Комментариев нет:

Отправить комментарий