понедельник, 11 декабря 2017 г.

Изделия фирмы Фаберже были хорошо известны и любимы на Западе. Их продавали, коллекционировали, выставляли, писали о них книги. Однако исследования, которые велись в Европе и Америке, имели один ключевой недостаток: проведенные на основе собственных воспоминаний (Чарльз Бэйнбридж) или искусствоведческого анализа предметов и огромного опыта практической работы (Кеннет Сноуман, Геза фон Габсбург, Александр Солодкофф, Улла Тилландер-Годенхильм), они были лишены документальной базы. Советские архивы были закрыты для исследования, только архив лондонского магазина Фаберже сохранился в Великобритании и частично стал  доступен для изучения.
В Советском Союзе большинство изделий этой фирмы оказались спрятаны в фондах музеев, да и осталось их совсем немного, поскольку в 1920-е годы, в период музейных распродаж, эти вещи воспринимались просто как подержанные предметы старого быта. Музейные работники их даже не пытались защищать, а уж тем более исследовать всерьез. В результате история фирмы Фаберже в нашей стране была почти забыта, работы его рассматривались как проявление «упадочного» искусства буржуазной эпохи.
С конца 1980-х гг. под влиянием либеральных веяний перестройки значительная часть отечественной истории и, в частности, целые пласты художественного наследия стали открываться в нашей стране заново, проводились выставки забытых художников, постепенно возник интерес к коллекционированию. Падение «железного занавеса» и включение российских исследователей в общемировой научный процесс создали предпосылки для выхода творчески-мыслящих людей за рамки советской официальной культуры.  К одним из таких людей, несомненно, можно отнести и Валентина Васильевича Скурлова. В новой ситуации скромный сотрудник умирающего НИИ Росювелирпрома увидел для себя невиданные возможности. «Открытие» архивов позволило ему проявить профессионализм исследователя, что, вкупе с неподдельным интересом к творчеству Фаберже, очень скоро создали В.В. Скурлову славу выдающегося знатока и признанного эксперта работ российских ювелиров. Благодаря его непреходящему интересу, уникальной работоспособности и научной добросовестности оказались изучены неизвестные ранее аспекты деятельности знаменитой фирмы, найдены и опубликованы огромные массивы документов о жизни и творчестве Франца Бирбаума, Михаила Перхина, Василия Зуева и других сотрудников Фаберже. Много сил В.В. Скурлов потратил на поиск  потомков знаменитых фамилий, воспоминания которых расширили наши знания о лучших традициях русского ювелирного дома. Особенно хочется отметить его вклад в исследование инвентарных номеров, проставлявшихся на многих изделиях фирмы. Обилие разных систем учета и отсутствие первоисточника – самих учетных книг – создает известную сложность для специалистов, однако В. В. Скурлов, благодаря анализу собранного им огромного массива этих номеров, успешно решает эти задачи. Остается только пожелать ему найти сами эти книги.
При всей своей занятости, Валентин Васильевич всегда открыт доброжелательному общению. Мое заочное знакомство с ним произошло в 1990-е гг., с выходом первых его книг, посвященных истории фирмы Фаберже, личное же знакомство состоялось несколько позже. В его лице я встретил человека с поистине энциклопедическими знаниями, искренне любящего свое дело, готового делиться своим знанием с заинтересованными людьми.


Иван Твердюков (Санкт – Петербург), частный исследователь, коллекционер.

Октябрь 2017 г. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий